Размер шрифта:     
Гарнитура:GeorgiaVerdanaArial
Цвет фона:      
Режим чтения: F11  |  Добавить закладку: Ctrl+D
Смотреть все книги жанра: Эпическая фантастика
Показать все книги автора:
 

«Стракен», Терри Брукс

Глава 1

— Пен Омсфорд! — выкрикнула ему фигура в черном плаще через пропасть, отделявшую остров тейнквила от остального мира. — Мы тебя заждались!

Друид. Он сделал вперед несколько шагов, откинув капюшон, чтобы показать сильное и мрачное лицо. Пен раньше его никогда не видел.

— Перейди мост, чтобы мы смогли поговорить, — произнес друид.

Отсвет костра отбрасывал его тень через каменную арку на темное пятно, которым казалась пропасть, и это знамение представлялось совершенно ясным. Пен желал, чтобы он не так быстро оказался на свету, чтобы он был более осторожным. Ведь он считал, что самое худшее уже позади. Он пережил встречу с тейнквилом и получил в дар темный жезл, талисман, который даст ему доступ в Запрет. За это он потерял два своих пальца, но он пришел к выводу, что эта цена оказалась малой. Гораздо большей ценой стала потеря Синнаминсон, но он принял и ее, потому что ничего не смог сделать до тех пор, пока в целости и сохранности не вернется его тетя; он пообещал себе, что потом вернется за ней. И наконец, он избавился от монстра, который преследовал их всю дорогу от Аначере, зная, что тот точно погиб, сметенный в пропасть и разорванный на куски.

А теперь это.

Его пальцы еще крепче сжались на темном жезле, пока он рассматривал лица взятых в плен троллей. Все на месте, заметил он. Никого не хватает. Никто даже, кажется, не ранен. Должно быть, их застали врасплох, поэтому не было никакой борьбы. Он смутно гадал, как такое могло случиться, как вообще друиды их нашли, если уж на то пошло, но решил, что это все бессмысленное занятие.

Несколько троллей подняли на него глаза, среди них и Кермадек. На его лице со всей очевидностью были видны злость и досада. Он подвел Пена. Все они. Мальчик также увидел Тагвена, почти невидимого за массивными телами его компаньонов.

Однако нигде не было видно Хайбер.

— Пройди через мост, Пен, — повторил друид, в его голосе не было недоброжелательности. — Не создавай себе сложностей.

— Я думаю остаться здесь, — ответил Пен.

Друид кивнул, как будто прекрасно его понимая.

— Ну, если хочешь, можешь оставаться там. Я прочитал предостережение на камне и знаю, что лучше не стоит пытаться идти на ту сторону к тебе. — Он немного помолчал. — Скажи мне. Если эта опасность действительно есть, то как ты смог пробраться туда невредимым?

Пен ничего не ответил.

— И вообще, что ты тут делаешь? Пытаешься помочь своей тетке? Ты думал, что сможешь найти ее здесь?

Пен продолжал молча смотреть на него.

— У нас твои друзья. Все. Ты сам видишь. А также у нас твои родители, запертые в Параноре. — Его голос был терпеливым, спокойным. — Нет никакого смысла оставаться там, когда все те, о ком ты беспокоишься, здесь. Ты не сможешь им помочь, отказываясь от своих обязательств.

Моих обязательств, молча повторил Пен. Что этот человек знает о его обязательствах? Почему его это так волнует, кроме того, что, как он считал, сможет остановить Пена от их выполнения?

Рядом с первым друидом появился второй, выйдя на свет из темноты. Это был гном, худее и поменьше ростом, с хитрым лицом, напоминавшим хорька, его глаза стремительно перескакивали с первого друида на Пена и обратно. Он что-то пробормотал, и первый друид бросил на него быстрый, недовольный взгляд.

— Откуда мне знать, что вы не лжете насчет моих родителей? — вдруг спросил Пен; он уже не в первый раз слышал подобные утверждения. И до сих пор не хотел в них верить.

Первый друид повернулся к нему:

— Ну, да, ты прав. Я могу сказать тебе, что они прилетели на корабле «Стремительный», когда мы привезли их в цитадель. Они помогли найти тебя. Твой отец был весьма обеспокоен исчезновением своей сестры, но еще больше он тревожился за тебя. Именно так мы и нашли тебя, Пен.

Похолодев до мозга костей, Пен уставился на него. Это вполне все объясняло. Его отец мог им помочь, не понимая до конца, что он делает, считая, что поступает правильно, что они так же были обеспокоены из-за его тети, как и он. Король Серебряной Реки должен был предупредить его родителей о друидах, но, по-видимому, не успел. Если так, то его отец не знал об их предательстве. Откуда он мог бы это узнать?

Пен откинул назад растрепанные рыжие волосы, пока пытался придумать, что делать.

— Позволь мне объяснить тебе по-другому, — сказал более высокий друид, входя немного вперед своего коллеги. — Мой товарищ не так терпелив, как я, хотя он тоже не станет по доброй воле пересекать этот мост. Но когда наступит утро, мы возьмем один из воздушных кораблей и перелетим на нем овраг, и тогда ты будешь у нас, так или иначе. Конечно, ты сможешь спрятаться. Это будет огромной тратой времени, но в конечном итоге все закончится так, как мы предполагаем.

Пен знал, что это правда. Однако, его свобода, пусть и временная, была единственной разменной монетой, которой он обладал.

— Вы освободите моих друзей, если я соглашусь перейти мост?

Друид кивнул:

— Даю свое слово. Всех освободим. Они нам будут не нужны, если удастся убедить тебя прийти к нам. Как только ты перейдешь по мосту, они будут свободны.

— А мои родители?

Друид снова кивнул:

— Когда мы вернемся в Паранор, они тоже смогут уйти. На самом деле, как только ты расскажешь нам то, что мы хотим узнать, какова твоя цель прийти сюда, ты тоже сможешь уйти.

Он лгал. Он старался, чтобы это звучало правдоподобно, источая столько искренности и рассудительности при выборе слов и интонации, но Пен сразу же понял суть вещей. Лучше друиду стоило сказать ему что-то менее успокаивающее, но он полагал, что этот человек видел в нем только мальчика и думал, что Пен скорее поведется на ложь, а не на правду.

Он замолчал, раздумывая над тем, что ему делать дальше. Он задал вопросы, которые нужно было спросить, и получил те ответы, которые ожидал. Это подтвердило его опасения о том, что случится, если он пересечет мост, чтобы сдаться им в руки. С другой стороны, если он останется там, где находился, они рано или поздно его поймают, даже если он спустится в пропасть, что, как ему казалось, он вряд ли сможет сделать. Хуже того, он ничего не сделает для того, чтобы помочь своей семье и своим друзьям. Если он был так обеспокоен своими обязательствами, как ему хотелось думать, он должен сделать нечто большее, чем просто уйти и спрятаться.

Решение оказалось принять гораздо легче, чем он думал. В любом случае, ему нужно попасть в Паранор, где он должен использовать темный жезл, чтобы добраться до своей тети. Спасти Ард Рис — вот что ему надлежало сделать, а этого ему не удастся, если он не окажется в Крепости друидов. Эти друиды, которые пришли за ним, предлагали ему шанс это выполнить. Он бы предпочел, чтобы это произошло как-то по-другому, но все закончилось бы точно так же. Хитрость состояла в том, чтобы темный жезл оставался в его руках до тех пор, пока он не окажется в покоях Ард Рис.

Он понятия не имел, как собирался это сделать.

— Я хочу поговорить с Тагвеном, — выкрикнул он. — Пришлите его к началу моста, а сами отойдите назад, чтобы я мог спокойно перейти по мосту.

Друиды обменялись неуверенными взглядами.

— Если ты сдашься, то мы позволим тебе поговорить с Тагвеном, — сказал высокий.

Пен покачал головой:

— Если вы хотите, чтобы я сдался, то должны разрешить мне сначала переговорить с Тагвеном. Я хочу услышать от него, что он думает о ваших обещаниях. Я хочу услышать, насколько он доверяет вашему слову. Если вы не дадите мне с ним поговорить, я останусь здесь.

Он смотрел, как они склонили друг к другу свои мрачные лица и посовещались шепотом. Он мог сказать, что им не нравилась его просьба и они пытались придумать способ отказать ему.

— Если вы думаете, что, когда наступит утро, меня будет легко найти, то вам придется подождать до утра, чтобы попытаться это выяснить, — вдруг сказал он. — Это может оказаться не так легко, как вы полагаете. А то паукообразное существо, которого вы послали, чтобы схватить меня? Или он должен был убить меня? Вы его послали, не так ли?

В порыве он задавал эти вопросы, не зная, как они отреагируют, но рассчитывая на их реакцию. И он не ошибся. Оба друида с изумлением уставились на него. Тот, который вел с ним разговор, сложил свои руки под плащом:

— Мы его не посылали. Но знаем, кто это сделал. Мы думали, что он погиб, что его убили в Шлаках.

Пен замотал головой, бросив взгляд на Тагвена, который теперь настороженно наблюдал за ним, понимая, что он что-то затевал, и желая узнать, что же это было.

— Он? Не оно?

— Афазия Вай. Он человек, но согласен с тобой, что выглядит он скорее насекомым, а не человеком. Так ты говоришь, что он не умер? Где же он?

— Нет, он мертв. Но умер он не в Шлаках. Он преследовал нас всю дорогу сюда. Прошлой ночью он пересек мост. Точно так, как вам хочется сделать. За исключением того, что он нашел способ. Потом он нашел меня, а также и кое-что еще, что его и убило. Если хотите увидеть, что это такое, перелетайте на своем воздушном корабле. Я подожду вас.

Это был блеф, но он стоил того. Афазия Вай был хищником высшего ранга — им стоит хорошенько подумать, прежде чем выступить против того, что расправилось с ним. И это проявило Пена в совершенно другом свете, придавая ему более грозный вид, поскольку он жив, а его преследователь нет. Он должен был заставить их остановиться и поразмыслить о том, стоит ли отказывать ему в его просьбе.

Более высокий друид, закончив совещаться со своим коллегой, поднял голову:

— Хорошо, Пен. Мы позволим тебе поговорить с Тагвеном. Но, пожалуйста, без фокусов. Все, что покажется нечестными действиями с твоей стороны, подвергнет опасности твоих друзей троллей и твоих родителей. Не выходи за границы. Поговорите, а потом делай то, что считаешь необходимым, и сдавайся нам.

Пен не знал, поможет ему это или нет, если он сначала поговорит с Тагвеном. Он наблюдал, как дворф поднялся по команде высокого друида и направился к мосту. Он смотрел, как друиды отошли подальше, делая знак гномам-охотникам сделать то же самое. Пен подождал, пока на площадке перед мостом не останется никого, кроме дворфа, а потом шагнул на каменную арку и пошел по ней. Он воспользовался темным жезлом, как тростью, опираясь на нее, как будто был ранен и этот жезл именно для этого и был предназначен. Может быть они разрешат ему его сохранить, если будут считать, что он нужен ему для ходьбы. Может, и свиньи научатся летать. Он внимательно следил за любым неожиданным движением, за непонятными тенями, за звуками, которые исходили из странных источников. Он раскинул свою небольшую магию, чтобы проверить, нет ли какой опасности, которую он не смог увидеть. Но ничего не обнаружилось. Он беспрепятственно пересек мост; пленники и их захватчики оставались за костром в садах, вдалеке от края оврага.

Когда он оказался на дальней стороне, то присел на корточки, используя контрфорсы моста в качестве укрытия. Он не думал, что они попробуют его убить, но и не мог им доверять.

Тагвен подошел поближе.

— Они застали нас врасплох, юный Пен. Мы высматривали тебя, а стоило бы повнимательнее смотреть во всех направлениях. — Его грубовато-добродушное лицо сморщилось от неудовольствия. — Они нацелили на нас копья и стрелы прежде, чем мы смогли занять оборону. Мы ничего не могли сделать, иначе бы нас всех убили. Мне жаль.

Пен положил свою руку на крепкое плечо дворфа:

— Вы сделали все, что могли, Тагвен. Все вы.

— Возможно. — Но его голос звучал неубедительно. Глаза дворфа бегали по лицу мальчика. — С тобой все в порядке? Ты сказал правду о той твари, что выслеживала нас? Она действительно оказалась там с тобой? Я думал, мы навсегда избавились от нее, когда вошли в горы. Она, наконец-то, мертва?

Пен кивнул:

— Тейнквил убил ее. Это долгая история. Все, что пересекает этот мост, оказывается в настоящей опасности. Я жив благодаря этому.

Он кивнул на темный жезл, который лежал в тени рядом с ним на каменной поверхности моста.

Дворф посмотрел на жезл, потом перевел взгляд на поврежденную руку Пена и быстро поднял глаза:

— Что случилось с твоими пальцами?

— Дерево взяло их в обмен на этот посох. Кровь за сок, плоть за кору, кости за древесину. Это было необходимо. Не думайте об этом.

— Не думать об этом? — Тагвен был возмущен. Он быстро взглянул мимо Пена в темноту острова Тейнквила. — А где же Синнаминсон?

Пен замялся:

— Осталась там. Она в безопасности. Тагвен, послушайте меня. Я должен сделать то, что они хотят. Я должен отправиться с ними в Паранор.

Тагвен вытаращил на него глаза:

— Нет, Пендеррин. Ты уже не выйдешь оттуда живым. Они не позволят тебе уйти. А также и твоим родителям. Ты попадешь в руки Шейди а'Ру. Она стоит за всем, что случилось с Ард Рис, и как только она допросит тебя о том, что ты делаешь, и ты ей расскажешь — не сомневайся, расскажешь, — с тобой и твоими родителями будет покончено. Уж поверь мне.

Пен кивнул:

— Верю, Тагвен. Однако посмотрим, как обстоят дела. Все мы здесь в ловушке. Даже без друидов, мы бы застряли в этих руинах, окруженные урдами. А я должен выбраться отсюда, чтобы помочь своей тете, и чем быстрее, тем лучше. И так уже все затянулось. Если я вскоре не попаду в Паранор и не воспользуюсь темным жезлом, то будет слишком поздно. А теперь у меня есть такая возможность. Друиды доставят меня туда гораздо быстрее, чем я смог бы добраться собственными силами. Я понимаю, что это опасно. Знаю, что они готовят для меня. И для моих родителей. Но я должен рискнуть.

— Ты рискуешь слишком многим! — воскликнул дворф. — Туда ты попадешь довольно быстро, это так. А что потом? Они не позволят тебе попасть в покои Ард Рис. Они не позволят тебе воспользоваться этим талисманом. Шейди увидит в тебе угрозу и разберется с тобой прежде, чем у тебя появится шанс что-либо предпринять!

— Может, да. А может, нет. — Он посмотрел в сады, на их бледную ночную окраску, на дрожащие тени друидов и гномов-охотников от тлеющего костра. — В любом случае, это единственный вариант, в котором есть смысл. — Он снова посмотрел на Тагвена. — Если я соглашусь отправиться с ними, сдержит ли свое слово тот высокий друид и отпустит вас? Можно верить его слову? Он лучше остальных?

Тагвен на мгновение задумался:

— Траунт Роуэн. Он не так плох, как другой, Пайсон Венс, и, естественно, лучше Шейди. Но он все-таки вступил с ними в заговор против твоей тети. — Он покачал головой. — Она всегда считала его принципиальным, но заблуждающимся в своей антипатии к ней. Он держит свое слово.

Пен кивнул:

— Я должен рискнуть.

Дворф дотянулся до него своими сильными руками и сжал за плечи:

— Не делай этого, Пендеррин, — прошептал он.

Пен выдержал его взгляд:

— А если бы вы были на моем месте, Тагвен? Чтобы спасти ее из Запрета, чтобы дать ей шанс, разве вы бы не поступили так, как я? — Тагвен молча смотрел на него. На губах Пена промелькнула улыбка. — Конечно, вы бы так и поступили. Больше ничего не говорите. Я уже все сказал себе сам. С самого начала мы знали, что мы сделаем все необходимое, чтобы добраться до нее, невзирая на риск. Мы это понимали, хотя и не говорили об этом. Ничего не изменилось. Я должен попасть в Паранор. А потом в Запрет.

Он закрыл глаза, поддавшись внезапной панике, которую вызвали эти слова. Чудовищность того, что он собирался сделать, казалась непреодолимой. Он был всего лишь мальчиком. У него не было ни опыта, ни таланта, ничего полезного. Он оказался здесь только потому, что больше никого не было.

Он глубоко вздохнул:

— Вы придете за мной? В случае, если я не смогу найти способ пробраться туда? В случае, если меня бросят в застенки и я не освобожу своих родителей? Вы попытаетесь что-нибудь сделать? — Он резко выдохнул. — Даже если я смогу пройти в Запрет и найду ее, друиды будут ждать нас, когда мы вернемся. Нам нужна будет помощь, Тагвен.

Дворф посильнее сжал его плечи:

— Мы придем за тобой. И неважно, сколько времени это у нас займет, и где бы ты ни находился. Мы найдем способ добраться до тебя. Мы будем там, когда тебе потребуется наша помощь.

Пен положил свои руки на руки дворфа:

— Выбирайтесь отсюда любыми путями, Тагвен. Не останавливайтесь ни перед чем. — Он немного помедлил. — Не пытайтесь добраться до Синнаминсон. Она будет ждать меня. Она не сможет уйти, пока я не вернусь за ней. — Он быстро замотал головой, борясь со слезами. — Не просите меня объяснить. Просто скажите, что сделаете то, о чем я вас просил. Хорошо?

Дворф кивнул:

— Хорошо.

— Я могу это сделать, — прошептал Пен, с трудом сглотнув. — Знаю, что могу.

Тагвен сжал свои пальцы:

— Я тоже это знаю. Ты уже сделал все остальное. Все, о чем любой мог тебя попросить.

— Я найду способ. Как только окажусь там, я найду способ.

— Там есть несколько все еще лояльных к твоей тете. — сказал Тагвен. — Будь внимателен. Один из них может прийти к тебе на помощь.

Пен снова взглянул на темный жезл:

— Что же мне делать с этим посохом? Он слишком большой, чтобы его спрятать, но я должен взять его с собой. Я знаю, что они не разрешат мне его оставить, если увидят. А также, я не могу допустить, чтобы он оказался у них в руках.

Из темноты раздался голос высокого друида:

— Ты должен уже сказать все, что хотел, Пен. Пора заканчивать и сдержать свое обещание. Скажи Тагвену отойти, а потом идти к нам!

Пен посмотрел на костер, на группу пленных троллей, которые прижались друг к другу, на темные фигуры окружавших их гномов-охотников, на облаченных в плащи друидов. Казалось, что все это из другого мира, другого места и времени, которые он едва мог себе представить. Он все еще находился во власти мира тейнквила, листьев с оранжевой каймой и пестрой коры, массивных ветвей и корней, живого существа, который был гораздо старше Человека. Воспоминания последних двух дней по-прежнему были настолько мучительно свежи, что подавляли его настоящее и угрожали подавить его хрупкую решимость.

Он терял надежду.

— Довольно хорошая работа, — вдруг произнес Тагвен, кивая на темный жезл. — И будет лучше, если он не будет так блестеть.

Он опустился на корточки и собрал горсть влажной земли, затем обмазал ею весь посох, скрыв руны и загрязнив всю его поверхность. Делая это, он тщательно скрывал свои движения от друидов.

— Если они отберут его у тебя, — сказал он, закончив с посохом, — расскажи им, что ты нашел его в руинах. Скажи им, что не знаешь, что это такое. Если они подумают, что он был дан тебе, чтобы помочь Ард Рис, то ты его больше никогда не увидишь. Ты сможешь достаточно долго им пользоваться, если они не догадаются, для чего он.

Пен кивнул. Он стоял, одной рукой сжимая посох, и снова оперся на него, как будто нуждался в его поддержке.

— Возвращайтесь к ним. Скажите Кермадеку, чтобы он был готов. Хайбер все еще где-то там. Я видел ее, когда возвращался к вам. Сейчас она должна находиться здесь. Она, наверняка, наблюдает за всем этим, и я не знаю, что она сделает.

Дворф быстро огляделся, как будто мог ее увидеть в темноте, затем кивнул и поднялся на ноги. Ничего не говоря, он с поникшей головой вернулся к гномам-охотникам и окруженным горным троллям. Тролли смотрели, как он дошел до них, но не сделали ни одного движения. Пен подождал, когда он вновь усядется среди них, потом посмотрел на друидов, которые стояли в стороне.

— Вы обещаете, что мои друзья не пострадают? — снова спросил он.

— Не от нас или тех, кто с нами, — ответил высокий друид, делая шаг вперед. — Мы оставим их здесь, когда улетим отсюда. Что будет с ними после — это их дело.

Это было лучшее, на что мог надеяться Пен. Ему хотелось найти способ вернуться всем вместе в Таупо Руф, но у него не было такой возможности. Кермадек весьма находчив. Он найдет дорогу.

Пен взглянул на темный жезл. Грязь, которая покрывала его по всей длине, скрыла руны. Его гладкая поверхность стала матовой. Если ему повезет, они не обратят особого внимания на него. Если же они заберут его, то позднее он найдет, как вернуть его обратно.

Его взгляд переместился на остров тейнквила, на темную молчаливую стену леса, которая скрывала то живое дерево. Он понимал, что оставлял здесь незаконченное дело и мог больше никогда не вернуться, чтобы довести его до конца. Желание действовать немедленно угрожало одолеть его, свернуть с дороги, ведущей к Ард Рис. Ее он едва знал, не то что Синнаминсон.

Он сделал еще один глубокий, успокаивающий вдох и обернулся к ожидавшим друидам.

— Я готов, — выкрикнул он, как ему показалось, храбрым голосом.

Потом, используя посох в качестве костыля, он направился к ним.

Глава 2