Размер шрифта:     
Гарнитура:GeorgiaVerdanaArial
Цвет фона:      
Режим чтения: F11  |  Добавить закладку: Ctrl+D
Смотреть все книги жанра: Полицейский детектив
Показать все книги автора:
 

«Кошки-мышки», Стивен Брок

1

Берт Норден вытянул длинные ноги и скептически посмотрел на босса.

— Честно говоря, даже не знаю, хочу я браться за это дело или нет.

— Клиент обещает хорошо заплатить, — объяснил босс. — Он знает, что ему нужно, и готов хорошо заплатить за твои услуги.

По лицу Нордена пробежала улыбка.

— Значит, клиент — мужчина.

Босс махнул рукой и произнес:

— Ничего это не значит. Просто я так выразился. Сам ничего не знаю.

— Черт побери! — пробурчал Норден. — Если я соглашаюсь на кого-то работать, то должен знать, по крайней мере, кто это.

Босс положил маленькие ладони с ухоженными наманикюренными пальцами на стол и хмуро уставился на них. Через пару секунд он поднял голову и посмотрел на Нордена. Детектив увидел, что из его глаз исчезли последние остатки терпения.

— Я терплю твою наглость только потому… — начал он.

— Знаю, — прервал Норден. — Вы терпите мою наглость потому, что я лучший сотрудник в нашем агентстве.

Берт даже не пытался скрыть плохое настроение, вызванное неважным самочувствием. Сегодня он чувствовал себя не самым лучшим образом. Сейчас ему хотелось приложить к затылку лед, а не спорить с этим хитрым коротышкой.

Босс кивнул.

— Да, ты лучший оперативник в нашем агентстве. Обычно ты справляешься с порученными заданиями с помощью своих немного необычных методов, но на этот раз условия меняются. Сейчас тебе придется держаться подальше от бутылки с твоим любимым ромом и женщин.

— Я хочу знать, на кого мне предстоит работать, — упрямо повторил Берт Норден.

— Формально, ты будешь работать секретарем Джонатана Декера. Это все, что тебе следует знать. Я уже обо всем договорился. Декер думает, что берет секретаря с большим опытом.

— Все верно, — самоуверенно вставил Берт Норден. — У меня действительно большой опыт секретарской работы.

— Ты работал секретарем, но это было давно, — исправил его босс. — И сейчас тебе придется вспомнить секретарское ремесло. Только на этот раз ты не должен напиваться со слугами и приставать к служанкам.

— Ну, и что мне придется делать у этого Декера? — почти робко поинтересовался Берт.

— Я же тебе говорил: ничего особенного. Будешь работать секретарем и… раз в неделю предоставлять мне письменный отчет. Декер — богатый старик, и ему требуется секретарь. В этом и заключается твоя работа.

— Ага, — многозначительно кивнул Норден и недоверчиво развел руки в стороны. — Значит, в этом и заключается моя работа. И за это я буду получать жалованье и от вас, и от Декера, и еще премиальные. Если мне не изменяет память, вы что-то говорили о премиальных, да?

По лицу босса промелькнуло выражение, будто он вот-вот сдастся и улыбнется.

— Если твоя работа устроит клиента, то будут и премиальные. — Он дождался, когда детектив дойдет до двери, потом спросил: — Теперь все понял?

— Все… — кивнул Берт и добавил после небольшой паузы: — Все, что мне следует знать.

В приемной Берт остановился у стола, за которым печатала рыжая секретарша босса.

— Как дела, Эми? — с улыбкой поинтересовался он.

— Совсем неплохо, если принять во внимание, что я провела ночь не с кем-нибудь, а с тобой.

Норден весело подмигнул.

— Босс отправляет меня на многообещающее задание. Когда вернусь, прогудим мою премию, договорились?

— Лучше я пущу себе пулю в лоб, чем еще раз встречусь с тобой, — сердито ответила девушка и затарахтела на пишущей машинке.

Берт Норден вышел из частного сыскного агентства. Его машина стояла в подземном гараже этого же здания. Собранные чемоданы уже лежали в багажнике. Он хорошо знал босса и поэтому приехал на работу, приготовившись, на всякий случай, к отъезду. Его начальник отличался особым талантом — он приводил неотразимые доводы, и с ним невозможно было спорить. Хотел Норден эту работу или не хотел, не имело никакого значения. Главным всегда были деньги. Клиент хорошо платил, и это перевешивало все остальные доводы. Кроме денег, коротышку вообще ничего не тревожило. В ожидании лифта Берт в последний раз посмотрел на приблизительную карту местности, которую набросал ему босс. Если бы он был какой-нибудь вороной, то ему нужно было бы пролететь миль пятьдесят. К сожалению, он не был вороной. Ему придется ехать по шоссе, переправляться на пароме через залив, и на все это уйдет часа четыре, не меньше.

Берт Норден углубился в горы и с наслаждением поглядывал по сторонам. Дорога проходила по очень красивой и слегка таинственной местности. Это первое, что бросилось в глаза Нордену, когда он преодолел последний крутой подъем. Какая-то таинственность окружающих гор. Берт нажал на тормоз, чтобы в последний раз полюбоваться видом. Задние колеса заскользили по утрамбованному снегу, и двухместный автомобиль сполз на пару футов.

Норден оглянулся. День выдался ясный, видимость была прекрасной. Зеленый хвойный лес спускался к голубым водам Худ Канала. За каналом протянулся полуостров, с трех сторон окруженный океаном. Океан сверкал под лучами солнца. Оно уже начинало садиться, но света было еще достаточно, чтобы разглядеть раскинувшиеся на востоке Каскады. На юго-востоке из грибообразных туч торчал Рейниер.

Он словно парил в воздухе, похожий на розовую еловую шишку мороженого. Берт неохотно отвернулся, снял ногу с тормоза и поехал дальше. Дорога поднималась в гору. Скоро показались широко распахнутые ворота, висящие на двух массивных каменных столбах. Он проехал мимо елей и кедров и увидел огромный двухэтажный дом, построенный из камня и бревен. Дом был с крутой крышей, как альпийское шале, и множеством пристроек. Из многочисленных труб в небо почти вертикально поднимались тонкие струйки дыма. Дом тоже таинственный, — подумал Норден, под стать окружающим горам.

Когда он остановился на площадке перед домом, из широкой парадной двери вышел высокий мужчина. Он подошел к машине, и Норден опустил стекло с правой стороны.

Незнакомец нагнулся и заглянул в салон.

— Вы надолго, сэр?

— Может, на пятнадцать минут, а может, и на пятнадцать лет, — с широкой ухмылкой ответил Берт и после секундной паузы представился: — Я — Норден.

— Да, сэр. Меня зовут Бойль, сэр.

Во всем поведении Бойля сквозило сдержанное почтение. Как будто еще не решил, как ему со мной держаться, подумал Берт. Он внимательно посмотрел на длинное худощавое лицо Бойля, отметил про себя, как тому пришлось нагнуться, чтобы заглянуть в салон, и решил, что едва ли этот долговязый тип относится к людям, которые готовы принимать гостей хозяина с искренним почтением.

Этот факт заслуживал внимания. Босс сообщил Нордену, что ему здесь придется выполнять только обязанности секретаря, но за годы, проведенные в сыскном агентстве, он научился не очень-то доверять такого рода заверениям хитрого начальника.

— Вы не могли бы, — вежливо проговорил Бойль, — отогнать машину к парковочной стоянке, сэр? Она расположена сбоку от дома.

Берт Норден кивнул и поднял стекло. Парковочная стоянка, как он обнаружил через минуту, находилась за дальним южным углом дома. Она была просторная и могла вместить несколько десятков машин. С юга к дому был пристроен гараж, практически весь второй этаж которого был освещен.

Норден поставил машину и двинулся навстречу дворецкому. Они пошли по обсаженной кустами тропинке к парадному входу.

Входя в дверь, Берт автоматически нагнул голову. Бойль, который шел в шаге за ним, заметил:

— В этом нет необходимости, сэр. Дом строили специально под хозяина. Мистер Декер тоже высокий мужчина, сэр.

— А кровати в доме длинные? — с надеждой осведомился Норден.

— Если вам нужна длинная кровать, сэр, это можно легко устроить.

— Ого, — радостно улыбнулся Берт Норден, — кажется, мне здесь понравится.

С домом все было в порядке, но вот насчет Бойля у него сразу возникли серьезные сомнения. Чопорность и строгая официальность дворецкого уже начали действовать ему на нервы.

Они прошли пару десятков футов по коридору, стены которого были обшиты сосновыми панелями, и очутились в просторном холле, расположенном в передней части дома. Норден решил, что ему еще не приходилось бывать в богатом особняке со столь бестолковой планировкой. Расположенные на большом расстоянии друг от друга три закрытые двери вели в разных направлениях, узкая винтовая лестница скрывалась в полумраке. Бойль направился к двери, расположенной ближе всех к той, через которую они вошли.

На стене рядом с дверью находилась кнопка с маленькой лампочкой и висел телефон. Бойль нажал кнопку, дождался, когда загорится лампочка, и снял трубку телефона.

— Джентльмен прибыл, сэр… Да, сэр. — Он повесил трубку и сказал: — Входите, пожалуйста, сэр.

— Неужели вам еще не надоело говорить «сэр»? — недовольно поинтересовался Норден.

В полумраке холла на него бесстрастно посмотрели бесцветные глаза Бойля.

— Это входит в мои обязанности… сэр, — пожал плечами дворецкий, открыл дверь и в ожидании замер.

— Спасибо, — поблагодарил Берт Норден и прошел мимо дворецкого.

Переступив порог, он растерянно замер и попытался сориентироваться. Первое, что он почувствовал, была ужасная жара. Второе — сильное ощущение того, что он оказался в прошлом.

Сначала ему показалось, что он попал на очень дорогую съемочную площадку.

Огромная комната с высоким потолком уходила вдаль. В дальнем конце виднелся громадный камин, в котором пылал яркий огонь. На красивом резном столике в центре комнаты стояла одинокая лампа. Лампа отбрасывала вокруг себя круг света, в котором Норден разглядел массивную викторианскую мебель.

Старика он заметил только тогда, когда тот заговорил.

— Ну? — послышался резкий и довольно громкий голос.

Владелец голоса сидел под бронзовой лампой в кресле-каталке у камина. Если бы Берт сначала увидел его, а потом услышал, то очень удивился бы, что такой громкий и сильный голос принадлежит такому дряхлому старику.

Скорее всего, это и есть знаменитый Джонатан Декер. Декер показался ему невероятно старым. На руках, под тонкой, похожей на пергамент, кожей проступали синие бугристые вены. Такая же тонкая кожа и на лице, голова была увенчана белоснежной шевелюрой. Под густыми старомодными усами виднелись тонкие губы.

Ярко-синие глаза, как и голос, были полны энергии и жизни.

— Мистер Декер?

— Джонатан Декер, — представился старик. — А вы Норден. — Эти слова Декер произнес таким тоном, что сразу становилось ясно: больше Берту некем и быть.

Несомненно, он ждал приезда Нордена.

Берт Норден кивнул. На какую-то долю секунды синие глаза вспыхнули. Старик поднял с колен руку и показал на стоящий поблизости стул. Другая рука продолжала неподвижно лежать на открытой книге.

Норден уселся на старинный стул с прямой спинкой и сиденьем, набитым жестким конским волосом, и принялся молча ждать.

— Если хотите, можете курить, — милостиво кивнул мистер Декер.

Норден закурил сигарету и метко бросил спичку в огонь. Сейчас, лучше разглядев Джонатана Декера, он обратил внимание еще на одну деталь его лица. Крючковатый нос навис над тонкими губами, как клюв хищной птицы, а решительный подбородок, торчащий вперед, только добавлял ему суровости.

Молчание явно затянулось, и Норден неуютно поежился.

— Вас рекомендовали мне, как превосходного секретаря, — неожиданно заявил старик. — Что вы умеете делать?

— Я окончил бухгалтерские курсы, — ответил Норден. — Печатаю на машинке, стенографирую.

— Ба! Печатать и стенографировать умеет любой клерк.

— А что вам нужно от секретаря? — не скрывая небольшого раздражения, поинтересовался Берт.

Джонатан Декер довольно улыбнулся, и Нордену показалось, что старику нравится злить гостей.

— Осмотрительность, наблюдательность, преданность.

— Все это у меня есть, только с одной маленькой оговоркой. Они не должны вступать в конфликт с моей… совестью.

— Хорошо, — кивнул Декер. — Мне не нужен секретарь, который бы пресмыкался передо мной… Пьете?

— Пью, — пожал плечами Норден.

Старик вновь неторопливо поднял худую длинную руку.

— С вами будут обращаться, как с членом семьи. Я уже сообщил об этом своим родственникам. Вы будете занимать такое же положение, как они. Запомните это.

Если кто-то будет вести себя с вами высокомерно, немедленно докладывайте мне.

Норден внезапно встал.

— Донесение о семейных ссорах не должно входить в круг моих обязанностей. Я не шпион и не собираюсь здесь ни за кем следить.

Джонатан Декер резко опустил руку.

— Только не надо строить из себя Дон-Кихота. Единственная слежка, которую я вам предлагаю, нужна для вашей же защиты. Я — богатый человек, Норден. Это я вам говорю для того, чтобы удовлетворить ваше любопытство, если оно у вас, конечно, есть. Было время, когда я управлял из этого дома целым городком лесорубов. А когда понадобилось перенести лесопильный завод, то вместе с ним я перенес на новое место и сам город. Я перенес все, кроме своего дома. Через много лет продал дело и остался здесь. Дом я строил специально для себя… За свою долгую жизнь я заработал больше денег, чем это положено Богом простым людям. Единственное исключение составляют те, кто заслуживает больших денег. Так вот, я их заслужил. — Джонатан Декер неожиданно нагнулся вперед и поинтересовался: — Как, по-вашему, сколько мне лет?

Берт Норден никак не мог ответить на вопрос, который не давал ему покоя с первой минуты разговора. Он до сих пор не решил, какие чувства у него вызывает Декер: приятные или неприятные? Одно обстоятельство несомненно говорило в его пользу: старик ничего не скрывал и говорил начистоту. Честность и откровенность всегда пользовались у Нордена большим уважением, поскольку он сам был честным и прямым человеком.

— Между восемьюдесятью и ста.

Декер рассмеялся, и его смех напомнил Берту шелест промасленной бумаги.

— Восемьдесят семь, но это не имеет никакого значения. Дело в том, что человек моего возраста может в любую минуту умереть.

— Десять против одного, что вы не умрете, — покачал головой Норден.

— Моя дочь часто говорит, что я переживу ее, — кивнул старик, попыхивая сигарой. — Может, и переживу… Для информации, Норден, моя дочь — страшный человек. Такие люди вызывают у окружающих ужас. Она откормлена, обладает вежливыми манерами и верит в Бога. Короче, типичная представительница породы самоуверенных людей, порождение вашей цивилизации. Этакий несгибаемый борец за равноправие мужчин и женщин!

Берт Норден хмыкнул про себя. Судя по всему, Декер не считал своей существующую сейчас цивилизацию. Комната, в которой они находились, доказывала эту мысль. Конечно, Декер не отказывался от некоторых благ цивилизации, которые могли бы нарушить его комфорт, типа электричества и автомобилей, но в остальном явно предпочитал жить в прошлом.

— Мой зять, — неожиданно сообщил старик, — самый настоящий дурак. Отец оставил ему состояние, и он потерял его. Сейчас же никак не может взять в толк, почему я не позволяю ему проделать тот же самый фокус и с моими деньгами. И дочь, и зять полностью зависят от меня и моих капризов. Мои внук и внучка, — отчетливо выговаривая слова, продолжал Джонатан Декер, — избалованы и испорчены до крайней степени. В полном и абсолютном смысле этого слова… Артуру уже двадцать пять, но он до сих пор не жил самостоятельно, и очень сомневаюсь, что когда-нибудь сможет. Его жена — единственный приличный человек во всем доме.

— А мне понравился Бойль, — пожал плечами Берт Норден.

Декер слабо улыбнулся и ответил, не разжимая губ:

— Бойль — слуга.

Норден понял, что перед ним сидит человек, который не может не вызвать восхищения своей энергией и откровенностью, но к людям, вызывающим расположение, он явно не относится.

— Если жена вашего внука такая приличная девушка, то почему же она вышла за него замуж?

Глаза Декера широко раскрылись, и Норден поспешил объяснить равнодушным голосом:

— Если я займу место вашего секретаря, мне хочется знать хотя бы в общих чертах отношения, существующие между вашими родными. Я уже говорил, что не намерен вмешиваться ни в какие семейные ссоры. Но для того, чтобы осуществить это намерение, сначала мне нужно знать, чего следует избегать. Я не люблю бродить в темноте.

— Вижу, вы самый настоящий диктатор и вдобавок сукин сын, — пожал плечами Джонатан Декер, но в его голосе не чувствовалось никакой злобы. — Линда… жена моего внука… была моим секретарем. Я ее нашел в ночном клубе, где она пела. Привез ее сюда и научил приличным манерам и умению держаться в обществе. Все это вместе с умом в ней было заложено с детства. Время от времени она, правда, вспоминает старую жизнь и говорит грубости, но это бывает настолько редко, что не может вызывать беспокойство. Я надеялся, что она сделает из Артура человека, и приказал им пожениться, но эксперимент, к сожалению, не удался. Мать Артура, естественно, возражала против этого брака, но быстренько согласилась после того, как я поговорил с ней. Моя внучка, Ален, глупая ветреная девчонка, и, боюсь, уже не изменится. Ей еще нет двадцати одного года, и она вбила себе в голову, будто с помощью внешности может добиться всего, чего захочет. Она читает слишком много журналов, смотрит слишком много картин и слишком мало работает.

Берт устал от этой не очень оригинальной, но язвительной характеристики обитателей огромного дома. Он облегченно вздохнул, когда старик сделал паузу, чтобы нагнуться вперед и стряхнуть пепел в камин. Но, к огорчению частного детектива, Джонатан Декер тут же возобновил рассказ.

— Ален, — равнодушно произнес чудаковатый миллионер, — попытается соблазнить вас. Мне кажется, она даже не понимает, что делает. Если станет вешаться вам на шею, не отвергайте ее заигрывания.

— Я не испытываю желания делать человека из вашей внучки, — резко сообщил Норден. — И что мне, позвольте поинтересоваться, делать с этой нелестной характеристикой ваших родственников? — растерянно спросил он, пожимая плечами.

— Помочь мне решить, кому оставить деньги. Выбор мною наследника будет являться одной из ваших обязанностей, Норден. Наверное, это требование кажется вам странным, но причина проста — жить мне осталось недолго.

— Ерунда, — уверенно покачал головой Берт Норден. — У вас слишком много энергии, чтобы торопиться на тот свет. Вы моложе многих молодых.

— Я говорю не о своем здоровье, — нетерпеливо пожал плечами Джонатан Декер. — В прошлом году я изменил условия наследства и отказал своим родственникам в деньгах. Теперь они — бедные, относительно, конечно, люди, но очень хотят стать богатыми. — Он сделал многозначительную паузу и через несколько секунд добавил: — Кто-то из моих родных обязательно убьет меня из-за денег.

2

С первыми двумя родственниками Декера Берт Норден встретился еще перед ужином. После этой встречи он сразу понял, почему старик обливал грязью близких.

Деньги, решил детектив, могут принести не только много пользы, но и много вреда.

Примером того вреда, который могут принести людям деньги, по мнению Берта Нордена, являлись Артур Питман и, наверное, его сестра Ален.

Первый раз Берт встретился с младшими Питманами за коктейлем. Рядом с «маленькой» столовой находилась «маленькая» гостиная. С помощью Бойля Берт Норден выяснил, что эти комнаты сейчас являлись единственными в доме гостиной и столовой. Раньше, конечно, здесь были и большие гостиная со столовой, но когда Джонатан Декер отошел от дел и стал редко встречаться с родными, он забрал себе ту часть дома, где они располагались.

Может, кому-то гостиная и могла показаться маленькой, но Норден придерживался другого мнения. В просторной комнате без особой давки могли расположиться не меньше тридцати человек, подумал он, окидывая гостиную взглядом.

Артур Питман стоял у короткой стойки бара и энергично тряс шейкер, готовя коктейль. Сидевшая на стуле девушка не сводила с него взгляда. Бойль подвел Нордена к бару и негромко откашлялся.

— Мистер Норден, новый секретарь мистера Декера… Мистер Питман. Мисс Питман, сэр.

— Привет! — поздоровался Норден.

Артур Питман не соизволил даже протянуть руки. Он только перестал на какую-то долю секунды трясти шейкер и едва заметно кивнул. Берту парень сразу не понравился. Он был красив юношеской красотой, но в приятном лице не было и следа энергии деда. Кожа — нездорового цвета, и, судя по выражению лица, он всегда был чем-то недоволен. Огромные темные глаза были тоже красивыми, но располагались слишком близко от носа. Волнистые каштановые волосы спадали на плечи.

Девушка оказалась совсем другой. С первого взгляда Норден не нашел в ней особого сходства с братом. Если Артура с какой-то натяжкой еще можно было назвать красивым парнем, то Ален Питман в красавицы явно не годилась. Для красавицы у нее было слишком резкое и узкое лицо. В первую очередь, в глаза на нем бросались полные и, на удивление, чувственные губы. Глаза у Ален были темными и большими, как у брата, но посажены не так близко. Прямые волосы, слегка вьющиеся на концах, достигали плеч. Еще Берт Норден обратил внимание на ее очень красивые руки с длинными пальцами и гладкой смуглой кожей на тыльных сторонах.

Запястья были очень изящными и с виду хрупкими.

Ален Питман повернулась, откинула головку назад и внимательно оглядела секретаря деда. В ее взгляде сквозило такое плохо скрываемое презрение, что Берт с трудом спрятал улыбку.

— О да, новый секретарь, — лениво произнесла она, отвернулась и снова посмотрела на брата.