Размер шрифта:     
Гарнитура:GeorgiaVerdanaArial
Цвет фона:      
Режим чтения: F11  |  Добавить закладку: Ctrl+D
Смотреть все книги жанра: Любовная фантастика
Показать все книги автора:
 

«Тень Луны», Шеррилин Кеньон

Глава 1

Фьюри Катталакис был готов войти прямо в логово дракона. Ну, вообще, дело обстояло не совсем так. Дракон располагался на мансарде здания, к которому мужчина направлялся, однако он не представлял никакой опасности, в отличие от медведя, сторожившего вход. Этот сукин сын ненавидел Фьюри всеми фибрами своей души.

Не то чтобы его это хоть как-то волновало. Большинство людей и животных испытывали к нему те же «теплые» чувства, и Фьюри это вполне устраивало. Все равно в окружающем мире не было ничего особенного.

— Чего не сделаешь ради семьи, — пробормотал мужчина себе под нос.

Хотя, если быть совсем уж честным, вся эта семейная тема была для него в новинку. Он привык к тому, что все вокруг отвергали его. Так бы все и продолжалось, но проведя лето 2004 года со своим братом Вэйном, Фьюри осознал, что не все во Вселенной стремятся прикончить его.

Но вот медведь, тем не менее, относился к иной категории…

Дэв Пелитьер весь напрягся, как только увидел, что Фьюри вышел из тени возле входа в Убежище — настоящий байкерский бар и танцклуб, который находился на Урсулайнс 688. Медвежий клан, которому он и принадлежал, выбрал место для него случайно. Все это было весьма иронично.

Одетый в черную фирменную футболку и джинсы, медведь находился в человеческом обличьи, а его образ довершали вьющиеся белокурые волосы, черные мотоциклетные ботинки и пара зорких глаз, от которых не ускользала ни единая мелочь или слабость оппонента, не то чтобы таковая имелась у Фьюри. Однако несмотря на весь столь человечный облик Дэва, для всех ликантропов, таких, как Фьюри, его иная форма являлась сигнальным маяком, предупреждающим остальные виды, к которым Дэв испытывал, скажем так, неприязнь.

Но то же можно было сказать и о Фьюри. Недостаток магических способностей с лихвой восполняла абсолютная сила… Пофигистское отношение ко всему и злоба.

Ничего хорошего от него ждать не приходилось.

— Какого черта, ты здесь делаешь? — Прорычал Дэв.

Фьюри беззаботно пожал плечами, решив, что драка вряд ли позволит попасть ему внутрь — а ведь именно это он и пообещал сделать. Он выполняет обещание, данное кому-то другому, а не себе… да уж. Лучше не бывает. Должно быть, ад превратился в глыбу льда. Мужчина до сих пор не был уверен, как позволил своему брату Фангу уговорить себя пойти на явное самоубийство. Этот ублюдок будет обязан ему по гроб жизни. Это уж точно.

— Спокойно, дружище, — он поднял руки, притворяясь, что сдается. — Я здесь, чтобы просто встретиться с Сашей.

Дэв угрожающе обнажил зубы и стал оценивающе осматривать Фьюри, что в обычной ситуации было бы расценено как оскорбление, и медведь определенно получил бы в челюсть. Черт побери, его брат Вэйн плохо на него влияет.

— Семейству Катталакис здесь не рады, и ты прекрасно осведомлен об этом.

Фьюри вздернул бровь, взглянув на знак над головой Дэва. На чисто черном фоне с вкраплениями голубого и коричневого неона, в самом верху, можно было рассмотреть мотоцикл, а под ним была изображена полная луна. Также считалось, что Убежище является домом для Ревунов, местной рок-группы. Для обычных посетителей, эта вывеска ничем не отличалась от ей подобных. Но для таких, как он, проклятых по факту своего рождения, в отблеске этой луны можно было различить очертание восстающего дракона — тайного знака для всех сверхъестественных существ в этом мире.

Этот клуб не просто носил название Убежище, он таковым и являлся. И всем паранормальным тварям разрешалось попадать внутрь, где никто не мог причинить им вреда. По крайней мере, пока соблюдалось первое и главнейшее правило. Не проливать кровь.

Фьюри цыкнул на Дэва.

— Ты же знаешь наши порядки. Ты не можешь просто вот так выбирать, кто войдет внутрь. Все желанны в равной степени.

— Да чтоб тебя… — прорычал Дэв.

Фьюри покачал головой, проглатывая свое обычное едкое замечание. Вместо этого, он решил прибегнуть к сарказму.

— Огромное спасибо за такое предложение, но поскольку в твоем поведении проскальзывают женские штучки, а твою голову покрывает столь заметная копна волос, которой бы позавидовала любая девчонка, хочу отметить, что ты не в моем вкусе, уж очень ты волосатый. Только без обид.

Дэв скривил губы.

— И с каких это пор собаку волнует то, что она трахает?

Фьюри резко втянул воздух.

— Я могу тебе такое сейчас выдать, что даже у сапожников уши в трубочку свернутся… но я знаю, чего ты добиваешься. Ты пытаешься спровоцировать меня на драку, чтобы потом на законных основаниях дать мне от ворот поворот.

Волк сжал кулаки, отчаянно борясь между тем, чего он хотел на самом деле, и тем, что пообещал.

— Я, правда и сам был бы не прочь отмутузить тебя, но мне очень надо встретиться с Сашей, и это не может ждать. Ты уж извини. Устроим наше свидание как-нибудь в другой раз.

Дэв предостерегающе зарычал, совсем, как настоящий гризли.

— Ты ступил на тонкий лед, Волк.

Фьюри пришел в себя и сузил свои глаза так же, как делал это в волчьем облике. Когда он вновь заговорил, то в его диком голосе можно было уловить обещание неминуемой взбучки, которая ожидала Дэва в том случае, если бы он продолжил эту игру.

— Заткнись, отвали и позволь мне войти.

Дэв сделал шаг ему навстречу. Фьюри даже не успел напрячься в ожидании удара со стороны медведя, как между ними возник Кольт. Чуть ли не на голову выше обоих мужчин, Кольт представлял из себя парня с короткими иссиня-черными волосами и просто смертоносными глазами. Он уперся огромной ручищей с тату, больше напоминавшей лапу, в грудь Дэва и отвел его назад.

— Не делай этого, Дэв, — сказал он еще более низким голосом. — Он не стоит того.

Фьюри должен был чувствовать себя оскорбленным, но суть была в том, что правда его особо не тревожила.

— А он прав. Я никчемный ублюдок, порожденный еще большим ничтожеством, чем я сам. Ты ведь не хочешь, чтобы у тебя отозвали твою лицензию на Убежище из-за такого, как я.

Дэв вывернулся из хватки Кольта, из-за чего рукав его рубашки задрался, и показалась татуировка в виде скрещенных лука и стрелы.

— Так и быть. Но помни, мы приглядываем за тобой, Волчара.

Фьюри отсалютовал им одним пальцем.

— Тогда я постараюсь не мочиться на пол и не домогаться мебели. — Он опустил взгляд на черный с металлическими вставками ботинок Дэва. — Но вот насчет ноги ничего обещать не могу.

Медведь зарычал, а Кольт расхохотался, еще сильнее сжав Дэва. Кивком головы Кольт указал на дверь.

— Уноси свою задницу, Фьюри, пока я не передумал и не скормил тебя ему.

— Серьезно, я не стою того, чтобы получить несварение.

Враждебно подмигнув Дэву, Фьюри прошествовал мимо них и вошел в бар, где так громыхала музыка, что волчьей сущности внутри него захотелось завыть, протестуя против насилия над его обостренным слухом.

Так как Кольт был одним из участников Ревунов, они еще не начали свое выступление. Однако к этому времени уже собралась приличная толпа. Случайные посетители и завсегдатаи танцевали или просто сновали на первом уровне бара, который состоял из трех секций. Без сомнений на втором этаже было также полно народу. А вот третья секция предназначалась только для их вида.

Фьюри засунул руки в задние карманы, пробираясь сквозь толпу. Отличить байкеров от остальных людей было весьма просто: все они были старомодны и предпочитали носить кожу. Более молодое поколение, вобравшее в себя разные направления, было одето в основном в нейлон и мотоциклетные костюмы, такие, как на самом волке, а вот студентики и случайно забредшие в бар не обременяли себя выбором одежды и на них можно было увидеть, как короткие юбки, так и брюки цвета хаки или же простые джинсы.

Проходя мимо столиков, за которыми расположились посетители, Фьюри уловил на себе пристальный взгляд белокурой красавицы-официантки, которая, по чистой случайности оказалась сестрой того засранца на входе.

Эйми Пелитьер.

Как и у брата, у нее были золотистые волосы, а тело — стройным и высоким. Даже можно сказать, гибким. В общем и целом, весьма привлекательная особа, за исключением того факта, что, ложась в постель, девушка превращается в медведицу. Фьюри передернуло от одной только мысли. Да уж, умение его брата выбирать себе пассий оставляло желать лучшего.

Эйми застыла на месте, как только заметила волка.

Едва заметно он указал глазами на бар, дав этим девушке понять, что у него есть для нее послание. Именно она была истинной причиной его присутствия здесь, однако, если кто-то из ее многочисленных братьев узнает об этом, то в скором времени они оба будут мертвы.

Поэтому, как ни в чем не бывало, Фьюри прошел к стойке, где три бармена смешивали напитки. Когда к нему подошел еще один медведь-оборотень, волк уже почти решил, что перед ним двойник, не знай он, что у Дэва имелось еще три брата, как две капли воды похожих на него. Единственное, что отличало Дэва от остальной троицы, так это наличие у него на руке татуировки. А на остальных ему было просто плевать.

Качок угрожающе прищурился.

— Что тебе здесь надо, Волк?

Фьюри беззаботно уселся на стул.

— Передай Саше, что мне нужно увидеться с ним.

— И зачем это тебе с ним встречаться?

Фьюри как-то чудно взглянул на него.

— Да так, наши волчьи дела. А вот ты — медведь, и от твоей задницы просто несет, поэтому мне изо всех сил приходится не дышать, чтобы не навредить своему обостренному нюху. Так что, руки в ноги и давай пошевеливайся.

— Тебе что так необходимо бесить всех на своем пути? — Звук бархатного голоса прошелся по его спине, словно нежное прикосновение.

Он обернулся и обнаружил у себя за спиной Маргарит Нили. Худенькая и такая человечная, Марго обладала самым выдающимся задом, который ему когда-либо доводилось встречать у девушек. И вот тут заключалась основная загвоздка. Она была человеком, а Фьюри тяжело сходился с этим видом, да и вообще, он ни с одним видом не ладил. Общительность не являлась его сильной стороной. Как Марго удачно заметила, он старался избавиться от всякого, кто был настолько глуп и решался приблизиться к нему. Даже, если этот глупец ничего не имел в виду.

— Это врожденное. Кстати, не раз мне помогало.

Рассмеявшись, девушка протянула ему бутылку пива. Фьюри покачал головой, отказываясь от угощения. На его придирчивый вкус, это пойло было просто… отвратительным. Мужчина нахмурился.

— Весьма удивлен, встретить тебя здесь внизу.

Она работала медсестрой на клан Пелитьер, и обычно он видел девушку лишь, когда был ранен и ему нужен был тщательный уход.

Как правило, Марго избегала бара и засиживалась в потайном госпитале, который был прикреплен к клубу. Она сделала внушительный глоток.

— Так-то оно так, но тут творится такое! Мне просто необходимо было выпить, чтобы успокоить свои нервы.

Это очень заинтриговало Фьюри, потому как она никогда раньше не была замечена за выпивкой.

— И что же «такое» тут происходит?

В этот момент к ним присоединился Саша и ответил за девушку.

— В офисе Карсона лежит Литарианец.

Фьюри нахмурился, заметив, что лицо Саши было белее снега. Если бы он не знал, то решил бы, что волка всего трясло.

— Ну и что? В его офисе постоянно всякого дерьма полно.

Карсон был здешним доктором и ветеринаром, по совместительству, к которому обращались все оборотни Нового Орлеана, когда нуждались в медицинской помощи. Тот факт, что сейчас в его госпитале находился лев, не должен был вызвать никакой экстраординарной реакции.

Марго покачала головой.

— Не в этот раз, Фьюри. Он не может принять человеческую форму или воспользоваться своими магическими способностями.

А вот это уже могло шокировать.

— Что ты только что сказала?

— Аркадианцы выстрелили чем-то в него. — Проговорила девушка шепотом, словно опасаясь, что их могут подслушать. — И мы не знаем чем. Но это в мгновение ока истощило все его силы. Он даже не может спроецировать мысли своей подруге.

Фьюри даже перестал дышать, лишь вообразив, что такое происходит. И хотя мужчина по своей сути и основной форме был волком, который весьма неумело контролировал свои магические способности, он все равно не мог себе представить, каково это прожить всю оставшуюся жизнь в теле животного.

— И вы уверены, что это не обычный лев? — Это был весьма глупый вопрос, но его просто необходимо было задать.

Они оба одарили его обескураженными взглядами. Фьюри поднял руки, как бы сдаваясь.

— Просто проверяю. А вдруг у вас аневризма или еще чего в этом роде?

Марго снова сделала немалый глоток.

— Непростой был день.

— Да уж, — согласился Саша, забирая у девушки бутылку и повторяя ее действие. — Мы все напуганы этим. Просто представьте себя на месте этого бедолаги: откуда ни возьмись, появляется группа, надирает тебе задницу чем-то, чего мы не знаем, а затем ты навсегда теряешь себя.

Фьюри глубоко вздохнул.

— Я видел нечто подобное в кино. И мне это не очень понравилось.

Саша робко опустил голову, вспомнив прошлое Фьюри.

— Прости, чувак. Я ничего не имел такого в виду.

Все так говорят. Только от этого ничуть не легче.

— Тебе нужно было встретиться со мной? — Спросил Саша, меняя тему разговора.

Фьюри проверил территорию своим периферическим зрением, чтобы убедиться, что поблизости не ошивались братцы-медведи. А затем многозначительно взглянул на Марго.

— Если не возражаешь, нам тут надо обсудить кое-какие волчьи дела.

— Да ничего. Мне уже все равно надо возвращаться наверх. Подруге Литарианца ранее дали успокоительное, и она вот-вот должна очнуться.

Девушка сделала шаг, но поскользнулась, чем привлекла внимание медведей.

— Реми, дай-ка мне еще одну бутылку, и я буду готова вернуться к работе.

Фьюри едва не задохнулся от этих слов.

— Хорошо, что я не ее пациент.

Марго с вызовом посмотрела на мужчину.

— Это для Карсона.

Он усмехнулся.

— А я все равно остаюсь при своем мнении. Меньше всего мне надо, чтобы кучка пьяных костоправов занималась мной. — Фьюри встретился с изумленным взглядом Саши. — Напомни мне не делать сегодня вечером ничего глупого. Или погоди-ка, я здесь, а значит для этого предостережения уже слишком поздно, а?

Саша никак не отреагировал на его вопрос, скрестив руки на груди и перенеся весь свой вес на одну ногу.

— Так что тебе нужно, Фьюри? Ведь нас сложно назвать друзьями.

Мужчина отвел Сашу чуть в сторону от того места, где Реми подавала Марго очередную бутылку пива.

— Я в курсе, но ты единственный волк, к которому семейство Пелитьер относится без подозрения, и которому я могу поручить передать Эйми вот это. — Он вложил в Сашину руку маленькую записку. — Уж не знаю как, может, ты ею свой зад подотрешь, но избавься от запаха Фанга. Я сделал все, что было в моих силах, но аромат все еще довольно ощутим.

Эта просьба совсем не обрадовала Сашу.

— Знаешь, в последний раз, когда меня вовлекли в подобную аферу, я был смертельно ранен и заклеймен позором, а вся моя стая пыталась избавиться от меня. Последуй моему совету и не позволяй своему брату втягивать тебя во все это.

— Да, но я же не в ссору двух богинь вмешиваюсь. — Именно это едва не привело Сашу к смерти. — Я лишь оказываю услугу своему брату.

— То же самое и я себе говорил. В этом-то и недостаток семьи: они втягивают тебя в неприятности, а потом оставляют одного разбираться со всем этим дерьмом. Или еще хуже, пытаются убить тебя.

Это была чистая правда, и Фьюри прекрасно знал это. Но он был обязан Фангу и Вэйну за то, что они не отвернулись от него в тот момент, когда весь мир был настроен против волка. И за своих братьев он был готов отправиться на верную смерть.

— Так ты передашь ей записку?

Саша сжал зубы.

— Хорошо, но ты мой должник.

Вообще-то это Фанг был должен ему, но… они все же братья, и, наверное, впервые в жизни Фьюри понял, что это значит на самом деле.

— Я знаю и очень ценю твою помощь.

Саша засунул бумажку в задний карман своих брюк.

— А знаешь, что убивает меня больше всего во всей этой ситуации? Так это то, что два зверя ведут себя так по-человечески. Что за мыльную оперу они там развели?

Фьюри пожал плечами.

— Хотел бы я сам знать. Он говорит, что она единственная, кто по-настоящему его понимает. А учитывая то, что совсем недавно Фанг вел себя, как девка, я склонен с этим согласиться, потому что лично я ни черта не понимаю. Если он вдруг начнет красить губы и одеваться в розовое, голосую за то, чтобы его пристрелить. Тогда больше не придется беспокоиться о его блудливой заднице.

Уголок рта Саши дернулся, как будто ему стоило огромных усилий, чтобы не прыснуть со смеху.

— Что ты здесь делаешь?

Фьюри напрягся, заслышав французский акцент «мамаши» Пелитьер, по имени Николетт. Он прекрасно понимал ее враждебность к их клану, ведь его брат неплохо проводил время с единственной дочерью «мамочки», Эйми, но это вовсе не значило, что волку такой тон был по душе. Он уже был готов разъяснить ей, куда она может его себе засунуть, но не успел даже воздуха в легкие набрать для ответа, как инициативу перехватил Саша.

— Это я попросил его прийти. Просто хотел предупредить о том, что произошло с Литарианцем.

Мамаша слегка расслабилась, но выражение ее лица говорило о том, что она все еще чем-то обеспокоена.

— Неладные дела здесь творятся, — она обвела взглядом комнату, словно выискивая подозрительные личности. — Да прибудет с нами милость божья, если мы не сможем остановить тех, кто за всем этим стоит. Меня трясти начинает, как подумаю, на что еще они могут быть способны.

Те же чувства испытывал и Фьюри.

— Медведи что-нибудь предприняли, чтобы найти виновных?

Она покачала головой.

— Нет, законы Убежища запрещают это.

— Тогда, если не возражаете, я немного разузнаю обо всем этом.

Саша фыркнул.

— Ну, ты просто не можешь не подставиться под удар, не так ли?

Фьюри ухмыльнулся.

— Да уж, мне проще смирится с этим, чем бороться. К тому же, если кто-то пытается по-тихому надрать нам задницу, я хочу знать, кто это и зачем ему все это нужно. Но больше всего, мне нужны их головы.

В глазах Николетты промелькнул огонек уважения. Она взглянула на Сашу.

— Отведи его наверх, чтобы он смог взять след преступника, пока все запахи окончательно не перемешались.

Саша склонил голову прежде, чем жестом показал Фьюри следовать за ним. Мужчина не проронил ни слова, когда они вышли из бара, прошли через кухню и направились в дом семейства Пелитьер. Когда в поле их зрения не было смертных, Саша воспользовался своими силами: сначала он исчез, а затем очутился в кабинете доктора на втором этаже. А вот Фьюри был немного более осторожен. Умение контролировать свои магические способности оставляло желать лучшего, и все только потому, что, достигнув зрелости, его никто не удосужился этому обучить. К тому же, ему совсем не хотелось, чтобы окружающие знали, насколько плохо он владеет собой. Никто и понятия не имел о недостатках Фьюри, а он сам не был настроен рассказывать о них.

Поэтому он поднялся по лестнице на второй этаж, который был отведен для медицинских целей.

Едва волк вошел в небольшой кабинет, как сразу же увидел Марго, Карсона и, поджидающего его, Сашу.

— Почему ты не последовал за мной? — рявкнул Саша.

— Я последовал.

— Да, но…

Фьюри перебил его.

— Еще не хватало, чтобы вы, засранцы, воспользовались моим следом против меня. Более того, ходьба очень полезна. Так, где этот лев?

Карсон отступил в дальний конец офиса, где обнаружилась еще одна дверь, которая вела в больничное крыло.

— Я поместил его туда.

Фьюри последовал за ним. Но, как только он вошел в стерильное помещение, так тут же прирос к полу. Там безудержно рыдала женщина, прильнув ко льву, который лежал на каталке. Одну руку она запустила ему в гриву, а вот вторая покоилась на столе ладонью вверх. Прямо в самом центре ладони виднелся тщательно проработанный символ, который означал, что она является чьей-то возлюбленной. То, какой любовью были наполнены все ее действия и жесты по отношению к этому льву, без труда говорило, что именно ему эта девушка и подарила свое сердце.

— Анита? — Мягко заговорил Карсон. — Это Фьюри Катталакис. Он здесь для того, чтобы во всем разобраться и отыскать виновных.

Всхлипывая, она подняла голову и посмотрела на него так, что волк понял, что совсем не удивил ее своим предложением.

— Мой прайд уже отправился на поиски тех, кто за всем этим стоит.

— Да, — ответил Карсон все тем же мягким тоном. — Но, чем больше следопытов отправим, тем больше у нас шансов на то, что мы найдем злоумышленников и обнаружим противоядие.

— Но мы львы…

— А я волк, — сказал Фьюри, оборвав ее на полуслове. — Если мне понадобится жестокость или грубая сила, то я вас непременно позову. Но, если вам все-таки необходим тот, кто напал на вас, то с этой работой никто не справится лучше, чем один из нас.

Карсон положил руку на плечо девушки.

— Он прав, Анита. Давай посмотрим, сможет ли он нам помочь разыскать этих преступников до того, как они нападут на кого-нибудь еще.

Девушка еще крепче сжала львиную гриву прежде, чем подняться и отойти в сторону.

Фьюри стал медленно подходить к столу.

— Он окончательно перевоплотился, или в нем все-таки осталась хоть капля человеческого?

Карсон вздохнул.

— Мы не уверены.

Эти слова вызвали у девушки новую волну рыданий. Фьюри не обратил на нее никакого внимания и продолжил двигаться. Волк внутри него немедленно оживился, но мужчина поспешил усмирить его. Как человек, он прекрасно знал, что лев разорвет его на части, а вот волчья сущность была настроена на драку. Хорошо все-таки иметь в себе хоть каплю человечности, даже, несмотря на то, что иногда она и идет вразрез с волчьим сердцем.

— Тише, — сказал мужчина ровным голосом, сжимая руку в кулак, чтобы уберечь пальцы.