Размер шрифта:     
Гарнитура:GeorgiaVerdanaArial
Цвет фона:      
Режим чтения: F11  |  Добавить закладку: Ctrl+D
Смотреть все книги жанра: Фэнтези
Показать все книги автора:
 

«Путеводная звезда», Шеннон Мессенджер

Пролог

Вот, чего они хотели.

Слова кружились в голове Софи, когда она мчалась вверх по винтовой лестнице, считая шаги, пытаясь угадать, какую дверь открыть.

Первая ручка, которую она попробовала, была заперта.

Другая открылась в темноту.

Третья открыла путь, пылающий жуткими синими подсвечниками с белфаером.

Пол затрясся, когда она засомневалась, и потоки пыли посыпались с потолка, царапая горло и не давая дышать.

Она последовала за пламенем.

Назад и вперед ползли коридоры — осторожный лабиринт, разработанный, чтобы обмануть. Проглотить. Разделить.

Дрожь росла с каждым шагом, становясь тоньше, но ощутимее.

И слишком далеко.

Никто не почувствует пульсацию, когда волны наберут скорость.

Они были слишком сосредоточены на праздновании.

Слишком застряли в их предполагаемой победе.

Слишком доверчивы.

Слишком слепы.

Слишком поздно.

Земля грохотала сильнее, первые трещины испещряли камни.

Вот, чего они хотели.

Глава 1

— Это кошмар безопасности! — проворчал Сандор, держа свою огромную серую руку на большущем черном мече.

Его писклявый голос напомнил Софи больше говорящую мышь, чем смертоносного телохранителя.

Несколько чудес промчались мимо, и Сандор потянул Софи ближе, когда хихикающая толпа скакала, чтобы хлопнуть наполненные леденцами пузыри, плавающие около мерцающих кристаллических деревьев. Вокруг них, по атриуму, пробегали покрытые конфетти дети в своей янтарно-золотой униформе Уровня Три, накидки разлетались, когда они ловили снэки и бутылки ягодного сока и складывали обернутые в мишуру подарки в длинные белые шапочки, свисающие с общих шкафчиков.

Празднование окончания Промежуточных Тестов было традицией Академии Ложносвет… вряд ли это являлось нависшей гибелью, которую воображал Сандор. И все же, Софи понимала его беспокойство.

Все родители бродили по украшенным лентами залам.

Многие лица она не узнавала.

Любой из них мог быть мятежником.

Злодеем.

Врагом.

Сандор наблюдал, как Софи вырывала ресницы — ее нервная привычка вернулась с полной силой.

— Ничего не произойдет, — пообещал он, убрав ее светлые волосы за ухо удивительно мягким прикосновением для воина-гоблина семи футов ростом.

То, что Сандор был рядом, определенно помогало… особенно после того, как они почти его потеряли во время сражения на горе Эверест. И Сандор больше не был единственным гоблином в Ложносвете. Каждому из шести отделений в главном здании кампуса назначили его собственный патруль с двумя дополнительными подразделениями, внимательно наблюдающими за обширной территорией.

У Совета тоже была дополнительная защита, следующая за ними повсюду в Потерянных Городах.

Им приходилось.

Огры все еще угрожали войной.

И в течение этих трех недель, с того времени как Софи и ее друзья вернулись из укрытия Черного Лебедя, Невидимки опалили главные ворота Святилища и ворвались в регистратуру в Атлантиде.

Софи только могла предположить, что мятежники надеялись получить из секретной прерогативы эльфов об охране животных… они, очевидно, не знали, что она убедила Совет отпустить на свободу драгоценных аликорнов. Но нападение на регистратуру осталось тайной. Члены Совета вели тщательный учет каждого эльфа, когда-либо родившегося, и никто не сказал бы ей, если бы какие-то файлы были изменены или украдены.

Пузырь лопнул над головой Софи, и Сандор поймал коробку Преттельза.

— Если ты собираешься их съесть, то сначала я должен проверить их, — сказал он ей.

Широкий, плоский нос Сандора не учуял токсинов в ореховых леденцах, но он настоял на том, чтобы исследовать значки-булавки, перед тем как передать их ей. В каждой коробке Преттельза был специальный предмет для коллекционирования, и в прошлом Черный Лебедь использовал их, чтобы посылать Софи сообщения.

Он извлек крошечный бархатный мешочек, и Софи поймала себя на том, что сжимает свое ожерелье с лекарством от аллергии. На нем все еще был серебряный мунларк, который повесила туда Калла… напоминание о друге, которого она потеряла, и о символе роли, которую она должна была выяснить, как играть.

— Похоже, все хорошо, — сказал Сандор, вручив ей маленькую значок-булавку бубри (странная черная птица с ярко-желтыми перьями на хвосте). — Не могу представить, что это означает что-то важное.

Софи тоже не могла. Тем более что Черный Лебедь был раздражающе молчалив.

Никаких записок. Никаких намеков. Никаких ответов во время их кратких встреч.

По-видимому, они «перегруппировывались». И это занимало все время.

По крайней мере, Совет делал что-то — создавал гоблинские патрули и пытался устроить Мирный Саммит с ограми. Черный Лебедь должен, по крайней мере, делать…

На самом деле Софи не знала, что они должны были делать.

В этом-то и состояла проблема, что ее друг присоединился к врагу.

— Вот ты где! — произнес знакомый голос позади нее. — Я начинал думать, что ты бросила нас.

Глубокий, четкий акцент был мгновенно узнан. И все же, дразнящие слова заставили Софи обернуться и обнаружить другого мальчика.

Фитц выглядел столь же милым, как и всегда, в своей красной униформе Уровня Пять, но его прекрасная улыбка не дошла до фирменных бирюзовых глаз. Недавние открытия были огромным ударом для всех ее друзей, но Фитц воспринял это тяжелее всего.

Его брат и лучший друг убежали с Невидимками.

Предательство Альвара сделало Фитца осторожным… заставило его сомневаться относительно каждого воспоминания.

Но предательство Кифа?

Он не говорил об этом… вообще.

Не то, чтобы у Софи было много возможностей начать обсуждение темы. Только горстка людей знала правду. Остальные верили в тщательно продуманную ложь Черного Лебедя, будто Киф взял перерыв, чтобы оплакать исчезновение своей матери. Даже у Совета не было подозрений, и Софи надеялась, что это так и останется. Чем меньше людей знали, тем легче будет для Кифа вернуться домой.

Если он вернется домой.

— Ты в порядке? — спросил Фитц, заставив ее понять, что она забыла поздороваться. — Надеюсь, ты не волнуешься о своих тестах. Ты не могла их не пройти.

— Я не знаю…

Ее фотографическая память помогла… но в последнее время она старалась сосредоточиться во время школьных занятий. Честно говоря, она едва бы сдала промежуточные мысли. Софи больше не была той девочкой, какой была год назад, которая думала, что если она вылетит из Ложносвета, это будет конец света. Ее похищали, считали мертвой, изгоняли из Затерянных Городов, и в то же время она помогла остановить эпидемию и предотвратить гибель всего гномьего вида. Она даже пробралась в столицу огров и помогла уничтожить половину города… Как оказалось, именно поэтому Совет изо всех сил пытался договориться о новом договоре между эльфами и ограми.

— Расслабься, — сказал Фитц, когда ее мысли помчались к кошмарным ограм с шероховатыми лицами, шагающими по блестящим улицам эльфов. — Мы, как предполагается, празднуем.

Его подбадривания прозвучало принужденным. Но она знала, что Фитц пытался.

Вот что они все сейчас делали.

Пытались.

Ждали.

Надеялись.

— Давай, я захвачу свою шапку с подарками, — сказала она ему, протягивая руку к шкафчику. Длинная гибкая шапка требовалась во время промежуточных тестов, специально разработанная для того, чтобы ограничить Телепатов и сохранить целостность заданий… не то, чтобы что-то могло заблокировать расширенные способности Софи. Но после экзаменов шляпы становились мешками, и все наполняли их сладостями, безделушками и сокровищами.

— Я должен буду осмотреть твои подарки, прежде чем ты откроешь их, — предупредил Сандор, когда помог Софи снять свою мягкую шапку.

— Это прекрасно, — сказал Фитц. — Пока он будет это делать, ты можешь открыть мой подарок.

Он вытащил маленькую коробку из кармана накидки длиной до талии и вручил ее Софи. У переливчатой упаковочной бумаги были блестящие бирюзовые пятна, и Фитц перевязал ее шелковой бирюзовой лентой, удивляя Софи, как он угадал ее любимый цвет.

Она действительно надеялась, что он не мог предположить, почему…

— Надеюсь, в этом году я добился большего успеха, — сказал Фитц. — Биана утверждала, что Загадочник был провалом.

Загадочник (пишущая загадку ручка), который он подарил ей в прошлый раз, была разочарованием, но…

— Я уверена, что мне он понравится, — пообещала Софи. — Кроме того. Мой подарок скучный.

Сандор объявил, что поход по магазинам Атлантиды был слишком опасен, таким образом, Софи провела предыдущий день, выпекая подарки для своих друзей.

Она вручила Фитцу круглую серебряную банку, и он немедленно снял с нее крышку.

— Пушистые пирожки? — спросил он, улыбнувшись первой реальной улыбкой за все эти дни.

Завернутые в серебро сладости были тем, что могло бы произойти, если бы у брауни и капкейка был ребенок с помадкой, заварным кремом и удивительным леденцом-сюрпризом в самой сердцевине. Приемная мать Софи, Эделайн, научила ее рецепту и помогла создать две комбинации вкусовых сочетаний.

— Откуда ты знаешь, что шоколад и мята мои любимые? — спросил Фитц, срывая серебряную обертку и съедая весь пух за один укус.

— Я не знала, — призналась Софи. — Если бы знала, то не сделала бы тебе ни одной ириски из масла.

— Эти тоже выглядят потрясающе, — сказал он, затем хмуро оглядел свой подарок. — Разве ты не собираешься его открыть?

— Разве я не должна сначала подождать других?

— Ха. Будет лучше, если мы останемся тут вдвоем.

Что-то в том, как он сказал это, заставило ее сердце забиться сильнее, затрепетать. Даже понимая, что Фитц не думал о ней в таком ключе. В ее уме мчались тысячи теорий, когда она аккуратно разорвала мерцающую бумагу. Но она все же не была готова найти…

— Кольца?

— Они надеваются на большие пальцы, — пояснил Фитц. — Это штука для Когнатов.

Она не была уверена в том, как драгоценности для больших пальцев могли иметь какое-то отношение к их редкой телепатической связи. Но она заметила, что у Фитца был надет идентичный набор. На каждом кольце были отпечатаны медные инициалы. СЭФ справа — Софи Элизабет Фостер — и ФЭВ слева.

— Фицрой Эйвери Васкер.

— Твое полное имя Фицрой? — спросила она.

— Да. Понятия не имею, почему родители так решили. Но посмотри. Попытайся открыть свои мысли моим, а затем сделай вот так.

Он протянул ей руку ладонью вверх, ожидая, когда она сделает тоже самое.

Как только она так сделала, кольца стали теплыми и сцепили их руки вместе, как магниты.

— Они сделаны из руменила, — сказал Фитц, — который реагирует на умственную энергию. Это ничего не изменит, но покажет нам, когда наши умы будут связаны, и я подумал, что это поможет нам сконцентрироваться и… — Он замолчал. — Ты ненавидишь их, не так ли?

— Конечно нет!

На самом деле они очень ей понравились.

Она просто пыталась не показывать этого.

Очень много детей смотрело на них.

И шепталось.

И хихикало.

Фитц повернул ладонь, разрывая связь колец.

— Думаю, что нужно было подарить ожерелье, которое показывала мне Биана. Просто у тебя столько ожерелий… а последнее, которое ты получила…

Он не закончил предложение.

Это означало бы упомянуть Кифа.

— Я рада, что ты подарил мне их. Серьезно. Они мои любимые. — Она указала на «ФЭВ».

Фитц улыбнулся и убрал темные волосы со лба.

— Пошли, я уверен, что Декс и Биана уже заждались нас.

— А куда подевалась Гризель? — спросил Сандор, когда они повернулись, чтобы уйти. — Она должна находиться рядом с тобой.

— Я прямо здесь, — произнес хриплый женский голос, когда гибкий серый гоблин в приталенном черном спортивном костюме, казалось, проявился из теней. Телохранитель Фитца была такой же высокой как и Сандор, но намного тоньше… и в чем она испытывала недостаток, она восполняла хитростью и изяществом.

— Клянусь, — сказала она, шлепнув Сандора по носу. — Стало почти слишком легко спрятаться от тебя.

— Любой может скрыться в этом хаосе, — раздраженно ответил Сандор. — И сейчас не время для игр!

— Всегда есть время для игр. — Гризель отбросила свой длинный конский хвост так, что это почти показалось… Это было кокетливо?

Сандор, должно быть, тоже это заметил, потому что его серая кожа окрасилась в розовый. Он откашлялся и повернулся к Софи:

— Разве мы не направлялись в кафетерий?

Она кивнула и последовала за Фитцем по коридорам, похожим на лабиринт, где красочные кристаллические стены мерцали в послеобеденном солнечном свете. Кафетерий был на втором этаже пятиэтажной стеклянной пирамиды кампуса, которая располагалась в центре внутреннего двора, окруженного П-образным главным зданием.

Софи потратила большую часть прогулки, гадая, через сколько Декс заметит ее новые аксессуары. Ответ — три секунды… и еще секунду, чтобы заметить такие же кольца на больших пальцах Фитца.

Его фиолетово-голубые глаза сузились, но он сохранил свой голос веселым, когда произнес:

— Думаю, что в этом году мы все дарим тебе кольца.

Биана протянула руку, чтобы показать Софи кольцо, которое выглядело знакомым… вероятно, потому что у Софи было менее блестящее, немного более изогнутое и определенно менее розовое кольцо на пальце.

— Я также сделал одно и для тебя, — сказал Декс Фитцу. — Оно в твоей шляпе. И у меня еще для Тама и Линн, я отдам им, когда мы снова увидимся. Так и у нас всех будет кнопка паники… я добавил более сильных трекеров, чтобы отследить сигнал, даже если ты не нажмешь на камень. На всякий случай, если будет что-то странное.

— Твои трюки Технопата не нужны, — сказал ему Сандор, указывая на группу телохранителей… всего четыре гоблина.

— Но все же хорошо иметь резервный план, верно? — спросила Биана, восхищаясь своим кольцом. Розовый камень соответствовал блестящим теням, которыми она подвела свои бирюзовые глаза, а также блеску на сердцевидных губах. Биана напомнила Софи кукол, с которыми человеческие родители пытались заставить ее играть… слишком красивыми и стильными, чтобы быть реальными.

— Еще раз спасибо, — сказала Биана Дексу. — Я никогда его не сниму!

Щеки Декса стали того же оттенка, что и его земляничные волосы.

Софи улыбнулась, радуясь, что Декс и Биана так хорошо ладили… особенно после всех тех лет, когда Декс ненавидел Васкеров. Раньше он называл Фитца «Чудо-Мальчик» и утверждал, что их легендарная семья была слишком кичлива и совершенна.

Никто больше так не думал.

В самом деле колпаки Фитца и Бианы казались менее наполненными, чем в предыдущем году. Их родители решили не давать Черному Лебедю прикрыть исчезновение Алвара, как они сделали для Кифа. Альвар лгал более десяти лет и использовал свое положение в дворянстве, чтобы шпионить за своим отцом и Советом… и помог похитить Софи и Декса. Он не заслуживал защиты, даже если это навлекло незаслуженный позор на семью.

Неловкая тишина повисла над столом, и Софи пыталась не смотреть на свободные стулья. Мало того, что не было Кифа, но и Дженси принял решение сидеть со старыми друзьями. Он снова присоединился к ним в течение месяцев, когда Софи и другие жили с Черным Лебедем, и, кажется, он отказывался возвращаться, будто переживал, что они снова его оставят. Марелла тоже избегала их… хотя она не сидела за столом Стины Хекс, как ожидала Софи. Марелла сидела в самом дальнем углу, пока Стина общалась с бывшей лучшей подругой Бианы, Марукой.

Стина поймала Софи, наблюдающей за ней, и не улыбнулась в ответ… но она и не посмотрела зло, как это было обычно. По-видимому, так будет теперь, когда Стина узнала, что ее папа работал с Черным Лебедем.

— Вот, — сказал Декс, кладя белую коробку в руки Софи. — Я сделал это для тебя… и прости, что не упаковал. Рекс и Бекс израсходовали всю ленту, привязывая Лекс к люстре.

Младшие братья-тройняшки Декса были печально известными нарушителями спокойствия. У Софи создавалось впечатление, что самые громкие крики на другом конце кафетерия происходили от них. И она ожидала, что когда откроет коробку, то найдет еще одно устройство производства Декса. Но его подарок напомнил ей, что он также был удивительным алхимиком.

— Ты сделал для меня духи из Панакес? — спросила она, встряхивая хрупкую хрустальную бутылку и наблюдая, как розоватые багряно-синеватые лепестки плавают в мерцающем сиропе.

Она открутила колпачок и закрыла глаза, вдыхая насыщенный, сладкий аромат. Сразу же она вернулась на пастбищах Хевенфилда и оказалась под раскачивающимися ветвями дерева Каллы. Панакес тогда только вырос, когда гном охотно отдала свою жизнь и перешла в свою заключительную форму в виде дерева. Калла принесла жертву для своих людей, позволила своим целебным соцветиям вылечить смертельную чуму, которую развязали огры.

— Я уверен, что ты чувствуешь их запах все время, — сказал Декс, — но я знаю, как сильно ты скучаешь по ней. И когда ты будешь пользоваться духами, то она будет с тобой везде, куда бы ты не пошла.

Голос Софи подвел ее, поэтому она схватила Декса и обняла его так сильно, как могла… но она, возможно, держала его дольше положенного. Когда Софи отпустила Декса, он был краснее, чем школьная форма Фитца.

Они были спасены от неловкости открывающимися дверями кафетерия.

Несмотря на утреннее спокойствие, ладони Софи стали липкими, когда она искала в потоке родителей Грэйди и Эделайн. Первым она определила взъерошенные светлые волосы Грэйди, и как только его яркие голубые глаза встретились с ее, на его точеном лице заиграла улыбка.

— Прошла с честью, — прокричали он и Эделайн, когда Софи помчалась через комнату, чтобы встретить их.

Она обняла родителей.

— Даже лингвистику?

Это был самым сомнительный предмет для нее… однозначно. То, что она Полиглот давало ей возможность понимать языки, но после той уловки, которую провернул с ней Киф, Софи отказалась от практики по имитации голосов. Плюс, ее отношения с Наставником были… сложными. Леди Каденс имела особое расположение к ограм, и она не была рада, что Софи поспособствовала затоплению столицы огров.

— По ней у тебя был самый низкий балл, — признала Эделайн, убрав часть ее волнистых янтарных волос с глаз. — Но ты все же оказалась в рамках прохождения.

— А самый высокий балл у тебя по причинению, — добавил Грэйди. — Член Совета Бронте сказал, что ты была невероятно погружена во время уроков. На самом деле он сказал, что теперь ты достигла его самого продвинутого уровня обучения.

— Это плохо? — спросила Софи, не упуская из виду то, как он поднял бровь. Ей не нравилось причинять боль… но эта способность спасла ей жизнь. И обучение, по крайней мере, дало ей то, что она могла сделать, чтобы подготовиться для следующего раза, когда она будет мериться силами с Невидимками. — Я просто хочу удостовериться, что смогу защитить себя… и я знаю, что у меня есть Сандор. Но это не значит, что он непобедим. Разве не логично подготовиться к худшему сценарию?

— Логично, — признал Грэйди. — Но я также думаю, что мы должны поговорить об этом попозже. Хорошо?

Софи кивнула ему. Последнее, что она хотела, это лекцию «с великой силой приходит великая ответственность». Но она была уверена, что это неизбежно.

— Вы, ребята, хотите пойти? — спросила она, зная, что ее родители не были поклонниками сборищ. Прежде чем она сблизилась с ними, Грэйди и Эделайн провели шестнадцать лет, скрываясь, оплакивая смерть их единственной дочери. Джоли погибла в пожаре, который, как они недавно обнаружили, был устроен ее женихом, Брантом — тайным Пирокинетиком и лидером Невидимок.

— Мы в порядке, — пообещал Грэйди, сжав руку Софи. — И мы не можем уйти, пока Магнат Лето не сделает свое заключительное объявление.

Он произносил его имя так легко, не спотыкаясь, как обычно делала Софи. Теперь, когда она знала тайну его личности, ее мозг всегда хотел назвать его мистер Форкл.

Софи осмотрела комнату, чтобы проверить друзей, и обнаружила, что они улыбаются и празднуют. Даже Олден и Делла — родители Фитца и Бианы — выглядели счастливее, чем за все эти недели. Она уже была готова сказать привет, когда огни потускнели, и лицо Магната Лето спроецировалось на стеклянные стены.

— Вы, детишки, отлично справились с экзаменами! — сказал он, начав речь с его двух любимых слов.

Неважно, сколько раз Софи изучала его приглаженные темные волосы и изогнутые черты лица, она все еще не могла увидеть раздутое, морщинистое лицо лидера Черного Лебедя за ними. Но она наблюдала, как маскировка от сока ягод раклберри мистера Форкла исчезла прямо на ее глазах.

— Я понимаю, что сейчас вы уходите на шестинедельный перерыв, — продолжил Магнат Лето, — но в свете последних событий, Совет решил делать вещи немного по-другому. Я не буду вдаваться в дальнейшие подробности… Совет разошлет официальные свитки после выходных. Но я хотел упомянуть об этом сейчас, чтобы вы были готовы. А пока, наслаждайтесь праздником. И помните, что изменения могут быть мощными и вдохновляющими, когда мы непредвзяты.

Ропот превратился в рев, когда его проекция исчезла, оставляя всех обсуждать возможности.

— Ты хоть представляешь, о чем он говорит? — спросил Грэйди Софи.

Она не знала… и от этого все становилось печальнее. После всех споров, которые она вела с Черным Лебедем, всеми ее бесконечными просьбами о том, чтобы они включили ее в свой состав и доверились ей, они все еще настаивали на том, чтобы держать ее на расстоянии вытянутой руки.

— Похоже, все идут домой, — сказал Грэйди, предложив собирать подарки Софи, пока она прикрепляла свой колпак обратно к шкафчику.

Атриум был пуст, когда она пришла… только Софи и Сандор и несколько пузырей с леденцами, о которых забыли. Она оставила шапку на средней полке шкафчика и собиралась уйти, когда заметила белый конверт со знакомым кривым черным символом на верхней полке.

— Наконец-то, — прошептала она, вспарывая плотную бумагу и разрывая знак «лебедь».

Внутри она нашла короткую записку… и подарок.