Размер шрифта:     
Гарнитура:GeorgiaVerdanaArial
Цвет фона:      
Режим чтения: F11  |  Добавить закладку: Ctrl+D
Смотреть все книги жанра: Любовная фантастика
Показать все книги автора:
 

«Огонь без дыма», Саманта Янг

Стая джиннов! В небе мглистом

Заклубясь, на всем скаку

Тисы рвут свирепым свистом,

Кувыркаясь на суку.

Этих тварей рой летучий,

Пролетая тесной кучей,

Кажется зловещей тучей

С беглой молньей на боку.

Виктор Гюго «Джинны»

Пролог

Звёзды не желанны, но небо покорится

Её глаза пытались одолеть его. Куда бы он ни смотрел, глаза тысячи ночей, глаза, полные красок этого королевства и других, отражались в холодном стекле и черном мраморе его дома. Он представлял, что эти глаза подавили многих достойных врагов. Этой ночью он притворится, что они подавили и его.

А что будет после, его не интересовало.

И не будет интересовать его, пока Он так не пожелает.

Часть первая

1

Призрак душой

Глаза Ари следили за беспорядочным перемещением тряпки мистера Диллона, вытирающего бедного мелового висельника, который встретил свою полную и окончательную смерть — голова, торс, конечности — когда выпускной класс не смог решить задачу по накопленной амортизации. Последняя неделя школы. Урок экономики.

Ари зевнула, прикрываясь ладонью, и с тревогой посмотрела сквозь классное окно на деревья за стоянкой. Она не знала, был ли он уже там.

— Боже, я думал, что этот урок не может быть еще скучнее, — сказал ей Ник Мелуа. Ари издала полный сочувствия звук и согласно кивнула. Ожидание выпускного было сродни медленной пытке в аду. То, что ожидание включало в себя уроки мистера Диллона, только увеличивало банальность.

Ари поморщилась. Она свыкнется с этим. Она отправится учиться дальше в Пенн после летнего перерыва. Прогнав будущее, множество гневных бабочек и мысль, которая создала их в ее животе, из разума, Ари сосредоточилась на беспокойстве о Чарли. Был ли он за парковкой? Снова?

— Мисс Джонсон?

Она простонала в запястье и подняла взгляд на доску.

— В, — предположила она, не подумав, и сразу же ощутила жар от злобных взглядов ее одноклассников.

— Нет, — мистер Диллон покачал головой. — Ник?

— П, — воинственно бросил он через комнату и был награжден благодарными улыбками, будто слово сразу стало понятным.

— Предприниматель! — выкрикнула Стейси Пайк с таким энтузиазмом, будто это ее заботило. Ари ухмыльнулась Стейси и закатила глаза от ее робкого пожатия плечами. Стейси ненавидела заставлять кого-то чувствовать себя неудобно и по поту, скатывающемуся по лицу мистера Диллона, можно было сказать, что он знал, что не смог заинтересовать их, и начинал нервничать. На это Стейси готова была просто смотреть.

Мистер Диллон благодарно улыбнулся.

— Верно. Стейси, ты не хочешь подняться и выбрать слово?

Ари усмехнулась ей. Вот, что случается, когда ты милая.

Стейси прищурилась, глядя на нее, выбираясь из-за парты.

— Вредина, — она пробормотала достаточно громко, заставляя Ари фыркнуть.

Пятнадцать минут спустя раздражение в классе достигло пика, пока они изо всех сил отгадывали слово Стейси. Наконец мистер Диллон вздохнул.

— Боюсь, что висельник определенно… мертв. Скажи нам свое слово, Стейси.

Ее темные глаза стали огромными, она не могла поверить в происходящее.

— Вы, ребята, ужасны в этой игре.

— Ох, да ладно, Стейси! — Ник стукнул кулаком по столу, почти завывая. — Просто скажи нам.

— Хорошо, — она начала выходить из себя. — Слово или, скорее, слова — это «Билл Гейтс».

Ари тут же засмеялась, в то время как класс взорвался шумом.

*  *  *

— Все еще не вижу, в чем была проблема, — Стейси пожала плечами, они шли к шкафчикам.

— Ты должна была использовать бизнес-термины, — Ари усмехнулась, вытаскивая слюнявый шарик из волос Стейси и выбрасывая его на землю. Она состроила гримасу, вытирая руки о футболку.

— Билл Гейтс — бизнесмен, приве-е–ет!

— Привет и тебе, — промурлыкал теплый голос, рука обвила Стейси. Она попала в крепкие объятия своего парня Эй-Джея. Наполовину японка (со стороны матери), изящно сложенная Стейси пропала в коренастой тени накаченного тела Эй-Джея. Ее миндалевидные глаза чуть расширились, прежде чем она расслабилась в его объятиях, подставляя свой рот для поцелуя.

Ари вздохнула и отвернулась от них, дергая свой открытый шкафчик с большей силой, чем требовалось.

— У кого — то плохое настроение? — мягко спросил Эй-Джей, застенчиво улыбаясь от грозного взгляда, который Ари бросила через плечо.

Стейси покачала головой.

— Не-а, думаю, она просто раздражена после самого длинного урока в истории.

— Из — за чего тут быть раздраженным? — новый знакомый голос вступил в разговор. Ари обернулась, чтобы улыбнуться своей лучшей подруге. Рейчел просияла, ее светлые волосы покачнулись возле подбородка, когда она с восторгом щенка оглядела друзей. — Мы официально свободны на несколько дней и… барабанная дробь, пожалуйста, — она указала на Эй-Джея, и тот заиграл воображаемыми барабанными палочками. — Это 18–й день рождения, он же вечеринка в честь выпуска Ари!

Пока ее друзья с энтузиазмом обсуждали планы на вечеринку 18–го дня рождения, которую ее отец, Дерек, позволил ей устроить в их доме в конце недели, Ари старалась улыбаться с достаточной живостью. Она не ненавидела дни рождения или выпускной. Дело было в будущем. Будущем, в котором она не была уверена.

— Ох, ребята, я должна принести стетоскоп, который мама и папа купили мне, на вечеринку… это офигенно, — Рейчел радостно щебетала, ее глаза светились от возможности отправиться в Дартмут для ее предварительного медицинского обучения. После Дартмута она надеялась на практику у Джона Хопкинса, и Ари не сомневалась в том, что Рейчел получит все, что она хочет.

— Они уже купили тебе стетоскоп? — Эй-Джей фыркнул. — Детка, ты еще три года не будешь в мед училище.

— Семь лет колледжа. Ты ненормальный, — Стейси вздрогнула. — Я даже представить не могу.

Эй-Джей пожал плечами.

— Я не знаю. Семь лет делать фильмы… звучит весело.

Стейси закатила глаза, но все же снисходительно улыбнулась.

— Для тебя все звучит весело, если это поможет тебе убраться с фермы.

Ари чувствовала, будто она проваливается сквозь пол, так хотелось избежать этой ситуации. Ее друзья были так уверены в том кто они и что они хотят… это пугало ее. Это заставляло ее чувствовать себя фриком. Она скользила по ним взглядом, пока они болтали о колледже, толстовках, соседях по комнате, первокурсниках, воображая, что же такое с ней случилось, из-за чего она не знала, что она хочет от жизни, в отличие от друзей. Стейси и Эй-Джей отправлялись в RISD вместе, чтобы изучать Фильмы и Анимацию, об этом они говорили почти все те три года, что встречались. Ари захлопнула шкафчик, стараясь не получить паническую атаку. До этого она никогда в жизни не страдала от тревоги, но за последний месяц у нее было три панические атаки. Она закрыла глаза, стоя спиной к друзьям. Когда отец предложил ей изучать бизнес в колледже, Ари не спорила. Что еще ей оставалось делать? В отличие от своих друзей, она никогда не чувствовала себя гением в чем-то. Как они вообще могли это понимать? Ей нужен был кто-то понимающий.

Ей нужен был Чарли.

— Эй, — мягко сказала Рейчел, ее рука легла на плечо Ари, мягко потянув ее назад. Ее голубые глаза были широко открыты и смотрели с беспокойством. — Ты в порядке? Сегодня ты была очень тихой.

— Я в порядке.

— Уверена?

Как она могла не поговорить об этом с Рейчел? Она была ее лучшей подругой, но так было не всегда.

Она росла вместе с Чарли, и он был ее самым близким другом. Даже ее семьей. Он был с ней, когда отец забыл про ее девятый день рождения, и когда она не могла перестать плакать после того, как ложь, сказанная ей в 10 лет, стала причиной для разрыва ее отца и его подружки. И во время ее первых месячных, когда она испугалась, хоть и знала, что это было. Она сбежала из школы во время обеда, Чарли преследовал ее до Викерс-Вуд. Когда она, крича, рассказала ему все, что происходило, он молча взял ее за руку, прошел с ней весь путь до его дома и, запинаясь и краснея, объяснил все своей маме. Миссис Крейг крепко обняла ее, позвонила в школу и ее отцу, чтобы объяснить, куда и почему она исчезла. Телефонные звонки и объятия сопровождали всю поездку до аптеки.

Когда с ней случалось все хорошее, плохое, незначительное или огромное, Чарли был единственным, кто был с ней. И когда кое-что огромное — слишком огромное — случилось с ним, Чарли вдруг пропал.

— Ты снова волнуешься о Чарли? — шумно выдохнула Рейчел.

Ари взглядом попросила ее не начинать.

— Пойдем на обед, — Эй-Джей сразу прервал их разговор о Чарли. Он думал, что Чарли был лузером и ненавидел то, что Ари столько времени переживала из-за него.

Растущая волна злости на ее друзей и их отношения заставила Ари отодвинуться от них.

— Я приду через минуту. Займите мне место.

— Ты ведь не пойдешь туда? — Рейчел насупила ровные брови.

— Просто займите мне место, — сказала Ари через плечо, сжав челюсти и повернувшись спиной к друзьям. Она обходила учеников, стоящих на ее пути.

— Ты просто должен дать ей время, — она слышала, как Рейчел сказала это, но ответ Эй-Джея был приглушенным, ведь Ари уходила в толпу.

Вырвавшись из главного входа, Ари набрала полные легкие теплого летнего воздуха, размахивая руками, будто этот жест мог вытрясти из нее все заботы. Ее глаза сканировали парковку в поисках Чарли, но она его не видела, а это значило, что он был в деревьях за парковкой, где учителя не могли его видеть. Если он не будет осторожен, его могут выгнать. Его уже выгоняли в том году. Не то чтобы его это заботило. Волна раздражения зародилась в ней, как и всегда, когда она собиралась встретиться с ним. Это не было проблемой раньше. Раньше даже мысль о нем заставляла ее расслабиться. Расправив плечи, Ари пошла по парковке решительным шагом. Она просто хотела убедиться, что он в порядке. Они не говорили две недели, и это было самым долгим таким промежутком.

По воле судьбы к ней подбежал мальчик девяти-десяти лет с темно-каштановыми волосами и карими глазами, он тяжело дышал.

— Ты не видела мою сестру? — прохрипел он.

Обеспокоенная его появлением в школе в течение дня, она взяла его за руку, прежде чем он смог оставить ее без ответа.

— Кто твоя сестра?

— Джемма Хол, — Ари нахмурилась. Джемма училась на младшем курсе.

— Я…

— Бобби, — они оба обернулись, Джемма неслась к ним вниз по школьным ступеням. — Ты принес их?

— Да, но ты должна мне, примерно, двадцать баксов…

Убедившись в том, что ничего драматического между братом и сестрой не происходит, Ари оставила их, только раз взглянув на ребенка. Он был так похож на Майкла.

Майкл Крейг. Младший брат Чарли. И причина, почему Чарли так себя вел. Два года назад, на 16–й день рождения Ари, Чарли взял внедорожник своих родителей, чтобы забрать брата из Малой Лиги. Он торопился, чтобы отвезти Майка домой, добраться до дома Ари и отвезти ее на празднование. Велосипедист появился из ниоткуда. Чарли свернул на встречную полосу, и весь удар пришелся на сторону пассажира. Когда Чарли очнулся… Майк был уже мертв. Тот день изменил все. Счастливые Крейги перестали быть родителями для Чарли, Чарли перестал быть Чарли. Он винил себя за смерть брата, и Ари не была уверена, что его родители не делали того же.

Ари ощутила укол боли в груди от мысли о том, в какой агонии пребывал ее лучший друг. Как можно жить с таким чувством вины? Ари перестала бывать в доме Крейгов, Чарли не хотел этого. Он сказал ей, что его отец начал пить, а его мама вернулась на свою старую работу менеджером в Фул-Ленде, чтобы финансово держать семью на плаву и избегать мужа и сына, который не умер. В конце концов, Чарли начал зависать в новой компании: бездельников, ребят, курящих марихуану. Он начал пропускать школу, его оценки снизились. Она однажды случайно нашла его в Викерс-Вудс. Она надеялась, что в конечном итоге, это пройдет, что это просто его способ скорби. Но прошло два года…

Перед тем как это произошло… Ари пыталась настроить себя на разговор с ним той ночью…ночью ее 16–летия. После того как она посоветовалась с Рейчел, новой напарницей в лаборатории, она решила, что время пришло. Она сходила с ума по Чарли вот уже три года. Ари не знала, когда ее чувства к нему перестали быть чисто платоническими. Не было момента, когда все просто изменилось, и она внезапно полюбила его. Это было, когда ей исполнилось тринадцать, и внезапно все мальчики стали милыми и вызывали бабочек. Чарли вызывал у нее бабочек. Не бушующих ос, как сейчас. Но щекочущих, захватывающих, прекрасных существ, которые махали крыльями в ее животе, заставляя ее сердце биться в диком танце в такт с ними. Ей было шестнадцать, и она была влюблена.

И она до сих пор его любила.

Хотя это больше не был Чарли.

Кожа Ари похолодела, когда она ступила под деревья, извилистая протоптанная тропа привела ее к поляне, которая была популярна у наркоманов. Разумеется, факультет знал об этом месте, но они были либо слишком ленивыми, чтобы сделать что — нибудь, либо их это не волновало. Ее глаза наткнулись на сборище, состоящее из перво- и второкурсников. Она знала имена некоторых из них и кивнула им с опаской. Они сидели на траве, прислонившись друг другу и к камням, их зрачки были расширены, движения были вялыми. Двигаясь мимо них, Ари направилась к парню, которого узнала. Он был высоким, его длинные ноги были вытянуты перед ним в грязных, рваных джинсах, футболка «Раздавленные Тыквы» была мятой и поношенной. Его лицо было пустыми, когда он посмотрел на нее из-под неопрятных темно-каштановых волос своими глубокими карими глазами. У него было милое, привлекательное лицо мальчика по соседству. Когда она остановилась перед ним, он запрокинул голову назад, и уголок его рта приподнялся. Вспышка эмоций в его глазах превратила его из симпатичного соседского парня в сексуального и опасного парня, способного на все. Перед ней был парень, который мог навредить ей сильнее, чем кто — либо.

— Чарли, — она кивнула, пытаясь выглядеть небрежно, что было сложно, учитывая взгляды, прожигающие ее спину.

— Как дела? — он спросил мягко, подняв сигарету, которую ему обеспечил Мэл Рикман. Ари решительно смотрела на Чарли. Мэл был самым старшим из всех, в свои чуть за двадцать зря занимал место. Парень вызывал у нее мурашки не потому, что зависал с укуренными второкурсниками, а потому, что смотрел на нее так, будто представлял ее голой. Дух похотливости заставил ее чувствовать себя неудобно.

Она осмотрелась вокруг, чтобы убедиться, что никто не обращает на них внимания, внезапно почувствовав себя глупо, стоя там в своих чистых, целых хипстерских джинсах и обычной футболке из Gap. Трава щекотала ее ноги во вьетнамках, и она посмотрела вниз, ее взгляд добрался до металлических носов ботинок Мэла. Она теребила теннисный браслет на ее запястье, стараясь не краснеть. Большинство детей, с которыми зависал Чарли, были с востока, бедной части Сэндфорда. Это был город среднего размера расположенный на юге от округа Батлер, недостаточно маленький для того, чтобы каждый знал дела другого, но недостаточно большой, чтобы люди не знали, живешь ты на восточной или западной части.

— Я думала, ты собираешься прийти на мою вечеринку в пятницу?

Чарли бросил на нее непроницаемый взгляд, тишина между ними стала напряженной и ненужной. Ари была близка к тому, чтобы бросить в него папку, которую держала в руках.

— Я приду на твою вечеринку, детка, — Мэл подмигнул ей. — Устрой мне как-нибудь приватное шоу, и, возможно, я даже куплю тебе подарок.

— Перестань, — Чарли повернул к нему голову, его темные глаза сверкали яростью. — Не говори с ней.

— Эй…

— Просто заткнись, — Чарли удержал его на месте предостерегающим взглядом, который нормального человека заставил бы написать в штаны. Ари поежилась от его поведения, хотя он только защищал ее. Он снова посмотрел на нее, злость все еще разъедала его черты. — Конечно, я там буду, — тихо сказал он ей, — увидимся в пятницу.

Не желая оставлять его там, Ари кивнула в сторону парковки.

— Не хочешь сходить со мной на обед?

Он тряхнул головой, его черты снова стали пустыми.

— Возвращайся в школу, Ари. Увидимся позже.

Ощущая знакомую боль в груди, Ари кивнула и развернулась, торопясь убраться от поляны и деревьев, и чертовски желая, чтобы ее машина не была в гараже. Тогда она могла бы просто отправиться домой.

Она остановилась на горячем асфальте, тупо уставившись на диски ее Лакросс Бьюика, который родители подарили Рейчел в честь выпуска.

«Я могу пойти домой, я пойду домой», — Ари развернулась и пошла в направлении ворот. Полчаса пути, пустяк. Это она могла.

— Ари!

Закрыв глаза, Ари потрясенно фыркнула и медленно повернулась, Рейчел бежала к ней через парковку.

— Рейч.

— Куда ты собираешься?

— На прогулку.

— Ты собиралась домой?

— Я думала об этом.

Рейчел покачала головой, ее глаза сузились.

— Он снова подверг тебя в опасности, не так ли?

— Это не его вина.

— Перестань искать для него оправдания, Ари. И ты не собираешься домой, — она потянула ее за руку, таща обратно к школе.

— Ты не мой босс, — Ари хмыкнула, спотыкаясь о свои сандалии.

— Я не позволю Чарли разрушить твой выпускной. Ты думаешь, я не знаю, почему ты была такой угрюмой и тихой каждый раз, когда мы упоминали колледж и выпускной? Это Чарли! Это всегда Чарли. Ты должна оставить его скисать в его собственном саморазрушении, лично я думаю, что это правильно. Он такой лузер. Ты гораздо лучше этого.

— Эй! — Ари вырвала руку и пронзила подругу взглядом, таким сердитым, что странно, что от тела Рейчел не повалил дым. — Не называй его так. Он прошел через ад, и мне жаль, если он не попал в твой круг любимчиков, но он мой друг, а я не отказываюсь от своих друзей.

Подняв свои руки, сдаваясь, Рейчел кивнула, широко открыв глаза.

— Ты права. Мне жаль. Я не должна была так его называть.

Ари покачала головой, тяжело дыша.

— Неважно. Давай просто вернем тебя в кафетерий до того, как Эй-Джей съест все, что ты оставила на столе.

Ее глаза практически вылезли из глазниц.

— Мой Сникерс!

Ари раздраженно рассмеялась, глядя, как Рейчел прыгает через две ступеньки. Наблюдая за подругой, которая знала себя насквозь, Ари желала больше походить на Рейчел… или хотя бы иметь больше времени для изучения того, кем она должна быть.

*  *  *

Впервые, Ари была рада войти в пустое помещение, которое она называла домом, помахав Рейчел, которая возила ее в школу и обратно, пока ее машина была в ремонте. Она закрыла дверь, опустила портфель и скинула летний жакет, который был ей необходим из-за облаков, вдруг появившихся из ниоткуда после ланча. Она повесила его на крючок за петлю. Когда он соскользнул и упал на пол, Ари застонала и наклонилась, чтобы поднять его. Она закрепила его снова и отправилась на кухню только для того, чтобы услышать удар металлических пуговиц о деревянный пол. Тяжело вздохнув, она развернулась на каблуках и снова опустила жакет на крючок.

Ее полтергейст была такой занозой в заднице.

— Я не в настроении, мисс Мэгги! — позвала она, сканируя прихожую.