Размер шрифта:     
Гарнитура:GeorgiaVerdanaArial
Цвет фона:      
Режим чтения: F11  |  Добавить закладку: Ctrl+D
Смотреть все книги жанра: Эротика
Показать все книги автора:
 

«Покоряя шторм», Саманта Тоул

Глава 1

Тру

Сдвигая очки на голову, я подставляю лицо под лучи ещё горячего вечернего солнца. Мои ноги болтаются на краю шезлонга, пальцами касаясь белого песка. Джейк на своём шезлонге рядом со мной, наши пальцы переплетены, пока он говорит по телефону со Стюартом.

— Просто скажи им делать ту работу, за которую я плачу. Если у них с этим проблемы, то напомни им, что незаменимых нет… Я знаю. Грёбаные идиоты… ох, помнишь, я просил тебя кое-что сделать для меня… ты сделал? Хорошо, спасибо.

Со вздохом Джейк заканчивает вызов и бросает iPhone на столик рядом с собой.

— Всё хорошо? — спрашиваю я, поворачивая к нему голову.

Господи, он прекрасен. Не знаю, привыкну ли я когда-нибудь к этой захватывающей дух красоте Джейка.

Здесь он выглядит ещё более ошеломляющим со своей кожей, поцелованной солнцем, которое сделало его веснушки на носу более заметными. Он выглядит аппетитно.

— Хм-м? Да, всё в порядке, — отвечает он, звуча немного отдалённо. — Просто люди не делают того, за что я им плачу.

— Хочешь поговорить об этом?

— Нет, — он поднимает мою руку к своим губам и проводит ими по костяшкам пальцев, оставляя поцелуй на моём кольце.

— Есть много вещей, которые я хочу сделать с тобой, Тру, пока мы здесь, но разговоры о работе не входят в их число.

Игнорируя его желание не говорить о работе, я спрашиваю:

— Тебе нужно вернуться обратно в Лос-Анджелес, чтобы решить проблемы?

Джейк переворачивается на бок, лицом ко мне.

— Нет. Ты и я проводим здесь время вместе, одни. Никто и ничто не заставит меня покинуть этот остров и тебя. Я планирую провести следующие пять дней, держа тебя в минимуме одежды, а может, и без неё, трахая до бессознательного состояния остальную часть времени.

Дрожь пробегает по моей спине.

Мне нравится, когда он так говорит. Грязно и властно. Это невероятно горячо.

— Ты такой романтик, — я игриво закатываю глаза.

— Ты не оставляешь мне выбора.

Я позволяю себе серьёзный взгляд.

— Да, так и есть.

Я наклоняюсь и хватаю бутылку воды со стола. Делая глотки, брожу глазами по безумно красивым пейзажам передо мной.

Мы на частном острове. Более конкретно, мы на Черепашьем острове, одном из островов Ясава на Фиджи. Это то место, где была снята «Голубая лагуна». Он частный и эксклюзивный: всего четырнадцать вилл на весь остров. Но Джейк не будет Джейком, если не снимет весь остров на неделю. Неделю полной изоляции, только он и я. Дэйв и Бен — телохранители Джейка, конечно же, с нами, они остались в отдельных виллах на другой стороне острова. Я едва видела их с того момента, как приехала сюда. Вдалеке от персонала, который здесь живёт, есть только я и Джейк.

Вот как прошли последние два дня. И это рай. Абсолютный рай.

После шоу в «Мэдисон-Сквер-Гарден», когда Джейк спустился ко мне со сцены и сделал предложение, всё стало сумасшедшим… ну, ещё более сумасшедшим, так как жизнь с Джейком всегда сумасшедшая.

В принципе, я не думала об этом после того, что случилось той ночью: я была глупее, чем казалось. Я не спрятала кольцо. Когда мы с Джейком входили в отель после концерта, поджидавшие нас журналисты заметили его, и начался ад.

Следующие несколько дней мы оккупировали отель, буквально. А снаружи кричали пресса и фанаты. Это напрягало. Когда Джейк предложил нам уехать, покинуть страну, я была всеми руками и ногами «за».

Я позволила ему заниматься организацией поездки. Мне было всё равно куда ехать, пока это означало, что мы будем одни.

И сейчас мы одни.

Мне нравится находиться с ним здесь. Это первый раз, когда мы остались вдвоём, только он и я.

Знаю, я предложила вернуться в ЛА[?], но честно говоря, это было не очень-то уверенное предложение. Я не хочу потерять то, что есть у нас прямо сейчас: полное уединение, где мы хотим и когда мы хотим.

Но я знаю, что нечто связанное с работой, беспокоит его. Тон его голос во время разговора со Стюартом был достаточно прозрачным, чтобы понять это. Даже сейчас, когда он смотрит на океан, сжимая пальцами мою руку, я могу сказать, что мысленно Джейк в другом месте.

Я ненавижу то, что он не собирается мне об этом рассказать. Знаю, он делает это ради того, чтобы не обременять меня, но я хочу этого. Я хочу, чтобы он делился со мной всем. Наши жизни тесно переплетены, и я больше не хочу, чтобы он нёс это бремя один. В последний раз, когда Джейк так сделал, он вернулся к наркотикам, в результате чего мы расстались.

Джейк не употребляет их уже несколько недель, и я, к примеру, хочу поддержать это.

Я рада, что сейчас он вдали от соблазна. Ну, соблазна, исключающего меня. Я беспокоюсь о том, что будет с ним, когда мы наконец-то вернёмся в реальный мир.

— Не хочешь искупаться, прежде чем зайдёт солнце? — я киваю в сторону воды, граничащей с белым песком, решив не развивать тему дальше. Я займусь его проблемами коммуникации позже, когда он расслабится.

Взгляд Джейка останавливается на моём теле, прослеживая каждый изгиб, от чего у меня непроизвольно сжимаются все мышцы. Особенно те, что между ног.

— Спрашиваешь, хочу ли я увидеть тебя мокрой в бикини? — его рот искривляется в усмешке, когда он вопросительно выгибает бровь.

Я смотрю вниз на своё новое, недавно купленное, бикини. Оно белое, с розовыми цветками, расшитое камушками. Я купила его в аэропорту. Это была любовь с первого взгляда.

— И как у тебя получается перевернуть что-то настолько простое, как моя просьба, в секс? — посмеиваясь спрашиваю я, и поднимаюсь с шезлонга.

Я стягиваю свои солнцезащитные очки и кидаю их на полотенце. Упираясь руками в бёдра, смотрю на него.

Джейк бегло скользит по изгибам моего тела.

— Любимая, когда на горизонте появляешься ты, всё превращается в секс.

Он соскальзывает с шезлонга, поднимаясь на ноги одним изящным движением, и подходит ко мне.

Всё моё тело ноет под пристальным взглядом Джейка. Я жажду его.

Просто не могу им насладиться. И не хочу это останавливать. Вообще.

Джейк прижимается ко мне. Моя рука мгновенно оказывается у него на животе, пальцы прижаты к твёрдым мышцам, когда я смотрю в его красивые голубые глаза. Я могла бы провести так всю жизнь.

С дьявольской улыбкой на губах, он опускает две свои огромные руки вниз и хватает меня за задницу, подталкивая поднять ноги и обвить вокруг его талии.

Конечно, я с радостью отзываюсь на его молчаливую просьбу.

Обвивая руками шею мужчины, я запускаю пальцы в его черные лохматые волосы и целую в губы, чувствуя под собой возрастающую эрекцию.

— Ты уже готов? — улыбаюсь я.

— Ну, ты горячая, — говорит он, пожимая плечами.

Джейк касается губами моей шеи, облизывая кожу кончиком языка, когда начинает идти к воде.

Он заходит со мной в нагретый солнцем океан, пока вода не доходит до груди.

Большая часть моих волос уже намокла, так что, придерживаясь за плечи Джейка, я отклоняю голову назад и увлажняю оставшуюся.

Когда я возвращаюсь, то снова встречаю взгляд Джейка.

— И почему мне так повезло, что у меня есть ты? — спрашивает он.

В его взгляде вдруг вспыхивает неуверенность.

Независимо от того, что сейчас беспокоит моего мужчину, я хочу облегчить это и успокоить его.

— Я задаю себе тот же вопрос каждый день, — шепчу я. Мне нужно, чтобы Джейк понял, что я не лучше его. У него есть недостатки, как и у меня.

Джейк вздыхает, на мгновение закрывая глаза, а потом наклоняется и целует меня. Его поцелуй избавляет меня от сожалений.

Потерявшись в нём, я раскрываю губы и впускаю его язык в рот. Он ласкает меня намеренно медленными движениями.

Зная, куда ведёт этот поцелуй, я шепчу:

— Хочешь вернуться в виллу? — я готова обнажиться для него.

— Нет. Я хочу тебя прямо здесь и прямо сейчас.

Команда в его голосе равна команде его рук, когда он крепче хватает меня за задницу, притягивая к своей эрекции.

— Ты, что, на секс-выставке, Уэзерс?

Он глубоко и хрипло смеётся.

— Нет, просто я не могу оторваться от тебя. Всё. Это. Грёбаное. Время.

Каждое его слово сопровождается поцелуем в моё плечо.

Я чувствую, как зубами мужчина царапает мою кожу. У меня напрягаются соски, заставляя грудью ощутить всю тяжесть бикини.

Я быстро оглядываюсь.

— А что, если нас кто-то увидит?

Джейк смотрит вокруг, его глаза блестят.

— Мы посередине ничего. В океане, не меньше. Кто, чёрт побери, увидит нас здесь?

— Люди, которые здесь работают. Или Дэйв. Или Бен.

— Тогда им предстоит увидеть отличное шоу.

— Джейк! — я хлопаю его рукой по плечу.

Наклоняясь так, что мы оказываемся лицом к лицу, Джейк прижимается кончиком своего носа к моему.

— Они знают, что нужно держаться подальше. Малышка, здесь только ты и я.

Чувствуя себя так раскованно, как могу только с ним, я шепчу:

— В таком случае… — я прижимаюсь губами к его шее и целую. Веду кончиком языка по коже к чувствительной части чуть ниже уха, что, я знаю, сводит его с ума.

Джейк вздрагивает и сильнее прижимает меня к себе, сжимая мои бёдра.

Опуская руку вниз, в воду, я запускаю её в плавки Джейка.

Мгновенно, я ощущаю его приятную на ощупь твёрдость. Я скольжу пальцами вниз по стволу, поглаживая так, как он любит.

Губами Джейк находит мой рот и стонет. Он целует меня, словно изголодавшийся.

Мне нравится, что голод Джейка ко мне сложно удовлетворить. Мы занимались любовью на острове бесконечное множество раз, каждый из которых он пожирал меня и истощал, но, в то же время, все они оставались такими же интенсивными как первый.

Джейк проводит рукой по моей груди, сжимая её. Дёргая вниз бикини и освобождая мою грудь, он проводит пальцем возле соска. Его вторая рука занята бикини с задней стороны.

Пальцами, мужчина находит вход, и скользит внутрь меня.

Я стону от удовольствия ему в рот.

— Дерьмо, — рычит он. — Я не могу ждать. Мне нужно быть внутри тебя. Сейчас.

Мне нравится, когда он становится требовательным и жадным до меня.

Ослабляя свою хватку вокруг его талии, я стаскиваю с него плавки, а затем расстёгиваю своё бикини сбоку.

Джейк размещается так, что его головка оказывается прямо возле моего входа. Очень медленно, он погружается в меня. Джейк всегда подготавливает меня к своему размеру пальцами или языком, расслабляя меня для себя, но сейчас я так возбуждена от мысли, что мы сделаем это здесь, что мне плевать, если будет больно.

Мне нужно почувствовать его внутри себя. Похоже, больше, чем позаботиться о защите.

Джейк крепко хватает меня руками за задницу и входит на всю длину.

— Дерьмо, — шиплю я сквозь зубы, когда он растягивает меня с болезненным удовольствием.

— Ты в порядке? — он ищет своими глазами мои.

— Да… — я сжимаю бёдра вокруг него. — Да, я в порядке… полном, — я дышу от удивительного ощущения его внутри меня.

— Прости, что веду себя как эгоист… но… чёрт, Тру, — мягко стонет он. — Не думаю, что когда-нибудь устану от того, как невероятно ты ощущаешься вокруг меня. Ты чертовски узкая. Такая, чёрт, горячая.

— Ах-х, — стону я, когда Джейк наклоняет бёдра, находя сладкую точку внутри меня.

— Ты кончишь для меня, — он дышит напротив моей кожи. — Прямо здесь, в Тихом океане. Ты будешь выкрикивать моё имя, когда я доведу тебя до оргазма.

Он облизывает мою нижнюю губу, а затем погружается свой языком глубоко в мой рот, одновременно жестоко вбиваясь в моё тело.

Движения Джейка становятся быстрее, от чего я крепче обнимаю мужчину, ногтями впиваясь в его кожу, пока солёная вода плещется между нами.

— Я никогда не смогу насытиться тобой, Тру. Никогда, — рычит он мне прямо в ухо, входя в меня жестокими и уверенными толчками, проникая все глубже.

Он занимается со мной любовью в Тихом океане, пока путешествуя по воде, садится солнце.

 

Наступили сумерки. Джейк и я лежим на кровати с балдахином на нашей вилле.

Это скромная вилла, обставленная со вкусом. Не роскошная. Только для двоих.

Место открытое, одна комната переходит в другую. В ней есть ощущение свободы. Той свободы, которой обычно не бывает у Джейка.

Интересно, это одна из причин, почему он выбрал для нас это место?

Спальня светлая и просторная, простыни чистые и белые. То, что многие звёзды выбирают этот рай как отдых, нисколько не преувеличено. Даже попросту занижено.

Всё идеально.

Простыни откинуты из-за жары. Наши ноги переплетены, тела касаются друг друга, липкие от морской соли и с песком на коже. Я лежу на груди Джейка, пока он перебирает мои спутанные волосы, тихо напевая себе что-то под нос.

Я внимательно прислушиваюсь, когда он начинает петь слова.

Звучит великолепно. Мне нравится слушать, как поёт Джейк. Особенно один.

— Что за песню ты поёшь? — спрашиваю я, поднимая голову.

— Нашу песню.

— Не знала, что она у нас есть, — улыбаюсь я.

У меня и Джейка есть много песен, которые напоминают нам о нашем детстве, но ни одна из них не принадлежит нам, символизируя нас как пару.

— Она называется «Ты начала» группы Ou Est Le Swimming Pool, — глядя на моё озадаченное выражение лица, говорит он. — Никогда не слышала её раньше?

Я качаю головой.

— И ты ещё называешь себя музыкальным журналистом, — он щёлкает языком с притворным упрёком. — Эта группа из Великобритании. С плохой стороны ты показываешь себя, малышка.

— Заткнись, — я показываю ему язык.

Он мгновенно ловит его большим и указательным пальцем, нежно оттягивая, прежде чем отпустить.

— Так почему это наша песня? — я упираюсь подбородком ему в грудь.

— Потому что это мы, — отвечает он просто.

— Хорошо… — говорю я, нуждаясь в большем. — И когда ты решил, что это наша песня?

Я вижу вспышку боли на его лице. Мне не нравится то, что она заставляет меня почувствовать.

— Впервые я услышал её, когда ты уехала из Бостона, — в груди начинает болеть от его слов, воскрешающих воспоминания о том времени, когда мы были порознь. — Я был в машине с Дэнни. Он заставил меня выйти из отеля, чтобы хоть немного перекусить, а в машине звучал этот альбом. Когда я услышал песню, то подумал, что слышу историю о нас, Тру, — Джейк фокусирует свой взгляд на мне, и смотрит в глаза так, как не сможет никто. — Даже если я тогда ещё не знал, что собираюсь вернуть тебя, то эта песня помогла мне понять, что я… — он делает паузу, вздыхая.

— Осознать что? — задаю я вопрос.

— Что я должен бороться за тебя. Что должен сделать всё, что угодно, чтобы вернуть тебя. Даже если это подразумевает грязную игру, — он проводит огрубевшим пальцем по моей щеке. — Для меня больше никого не существует. Я начинаюсь и заканчиваюсь с тобой.

Добираясь до моей руки, он поднимает её и сжимает в своей.

— Могу я её услышать? — спрашиваю я, переполненная чувствами. — У тебя она есть?

— В моём телефоне. Вообще-то, она стоит на твоём звонке, — добавляет он и тянется за телефоном.

— И почему я об этом не знала? — прищуриваюсь я.

— Потому что когда ты мне звонишь, то находишься в другом месте, — он глупо улыбается мне.

— Ты такой идиот, — говорю я со смехом, толкая его в грудь.

Усмехаясь, Джейк нажимает на экран своего телефона, после чего кладет его себе на грудь между нами. Через несколько секунд я слышу мягкие звуки синтезатора.

Мелодия заполняет нашу виллу. Остальные звуки исходят только от моего сердцебиения и волн снаружи.

Начинаются слова, и дрожь мурашками бежит по моей руке, когда я их слышу. Я цепляюсь за них. Начинается припев, и я не могу сдержать слёз, которые застилают глаза.

Я точно понимаю, о чём говорил Джейк. Это мы. Он. Я. Всё. Хорошее и плохое.

Когда заканчивается второй припев, на заднем фоне начинают играть скрипки, заставляя слёзы течь по моим щекам.

— Эй, не плачь, — говорит Джейк, успокаивая меня и пальцами смахивая слёзы.

— Прости. Ничего не могу поделать. Это невероятно. И это точно про нас. Ты прав.

— Ты начала… мою жизнь, — говорит Джейк, имея в виду название песни. Запуская пальцы мне в волосы, он прижимает ладонь к моей щеке.

— А ты мою, — произношу я, забираясь сверху и обрушивая на него свои губы.

Рукой Джейк тянется к задней части моей шеи, прижимая к себе, пока своим языком нежно ласкает мой. Он всасывает мою нижнюю губу себе в рот.

— Ты не дополняешь меня, Тру. Ты делаешь меня тем, кто я есть. Ты делаешь меня лучше. Я ничто без тебя. Ничто. Я был однажды в той пустоте и больше туда не вернусь. Я никогда не потеряю тебя снова.

От его слов я вся дрожу.

— Хорошо, потому что я никуда не собираюсь.

— Никаких сожалений? — спрашивает он.

— Никогда. Я там, где и должна быть, где я всегда должна была быть.

Когда песня заканчивается, он просовывает между нами руку, берёт телефон и перекладывает его подальше на кровать.

С закрытыми глазами, я лежу у него на груди. Я дышу в одном ритме с ним, пока Джейк крепко обнимает меня руками.

— У нас есть планы на вечер, — говорит он через мгновения, хватает телефон и проверяет время.

— Правда?

— Ага, и мы должны поторопиться, если хотим их выполнить.

Джейк сбрасывает меня с груди и встаёт.

— Персонал подождёт, Джейк. Не они бронировали этот номер. Вернись в постель, — я хлопаю по пустому пространству рядом с собой.

Я действительно не могу встать. Я была бы рада остаться здесь, обёрнутая им.

Он вытягивает руки над головой, предоставляя мне полный доступ к его аппетитному телу, а затем наклоняется и оставляет целомудренный поцелуй на моих губах.

— Хотя бы раз, сделай, что я говорю, — произносит мужчина и уходит в ванную, заставляя меня задуматься.

Сделать, что он говорит? О чём, чёрт возьми, идёт речь?

Я слышу, как включается душ.

— У тебя есть полчаса, чтобы заставить эту милую попку двигаться и быть готовой, — кричит Джейк из ванной.

Такой властный.

Со злостью я сбрасываю ноги с кровати и иду прямо в ванную, чтобы присоединиться к нему в двухместной кабинке.

 

— Ты выглядишь замечательно, — говорит Джейк, подходя ко мне сзади и обнимая рукой за талию.

Стоя перед зеркалом в ванной, я добавляю последний штрих к своему наряду. Я застёгиваю вокруг шеи медальон, который Джейк подарил мне в Париже, и улыбаюсь своему отражению.

— Как и ты. Мне нравятся твои веснушки после того, как ты побываешь на солнце.

Он морщится.

— Они делают меня похожим на четырнадцатилетнего.

Я поворачиваюсь в его руках и провожу пальцем по носу Джейка.

— Нет, они делают тебя горячим. Горячее обычного, — я поднимаюсь на носочки и целую его в кончик носа.

Я не взяла с собой на Черепаший остров каблуки. И очень по ним скучаю. Здесь я либо босиком, либо в босоножках, которые я, кстати, обула сейчас к своему лёгкому белому платью с вырезанными полосками.

Я отступаю, упираясь в раковину, чтобы оценить своего мужчину, который надел джинсовые шорты и майку без рукавов, выглядя как настоящая рок-звезда, со всеми этими татуировками. Вы можете увидеть рок-звезд в ЛА, но редко в Джейке.

— Готова? — спрашивает он, рассматривая мой медальон.

— Да.

Джейк берёт меня за руку, переплетая наши пальцы, и ведёт из ванной, по вилле на улицу, где темно и светит луна.

Здесь удивительно. Я вижу каждую звезду на небе. Ничто не препятствует этому, просто чистое небо без единого облачка.

Мы идём по пляжу, выбрав самый короткий путь к зданию, где находится ресторан. Когда мы доходим до поворота, я начинаю идти туда, но Джейк тянет меня за руку. Он качает головой.

Я с интересом наклоняю голову, но позволяю ему без вопросов увести себя в другом направлении.

Когда мы проходим извилистой дорожкой по острову к пляжу недалеко от берега, я вижу нечто похожее на стол, уже сервированный для нас.

— Ужин на пляже? — таращусь я на него.

— Только лучшее для моей девочки, — говорит он, целуя меня в макушку.

Здесь есть фонарики, прикреплённые к палкам, стоящим вокруг стола на пляже. Но не фонарики привлекают моё внимание, а свет около стола.

Отпуская руку Джейка, я иду к свечкам в песке.

Выходи за меня.

Это выложено на песке из зажжённых свечек и оформлено в виде сердца.

Сердце уходит в пятки и возникает небольшое головокружение. Я поворачиваюсь к нему:

— Ты просишь меня выйти за тебя?

Глядя на меня в упор, он отвечает:

— Да.

— Разве ты этого уже не делал? — я смущённо улыбаюсь, протягивая левую руку, на которой находится очень красивое обручальное кольцо.

Джейк идёт ко мне. Не знаю почему, но моё сердце начинает биться быстрее. Мои внутренности дрожат так, словно он спрашивает в первый раз.

Подойдя, он берёт мои руки в свои:

— Тру, я попросил тебя выйти за меня замуж за кулисами «Мэдисон-Сквер-Гарден», в разгаре концерта. Едва ли это романтичная обстановка, я не так всё себе представлял, — Джейк глубоко вздыхает. — Поэтому я спрашиваю тебя сейчас так, как хотел.

— Джейк, мне всё равно, где и как ты сделал мне предложение… важно только то, что ты его сделал.

Большим пальцем он потирает моё обручальное кольцо.

— Я хочу, чтобы у тебя было лучшее из того, что я могу тебе дать. И я не говорю про деньги, Тру. Я говорю о воспоминаниях. Нашей совместной жизни. Я прошу тебя выйти за меня после всей этой эмоциональной мясорубки, которую нам пришлось пройти. Теперь, когда всё успокоилось и у нас все хорошо…

— Отлично, — поправляю я.

— Отлично, — улыбается он. — Так что я спрашиваю тебя ещё раз, когда твой разум чист и не последует мгновенного ответа. Навсегда, с тобой — вот, чего я хочу. И думаю… — Джейк неловко смотрит вниз, прежде чем поднимает взгляд. — Думаю, я хочу задать этот вопрос для себя. Хочу быть уверенным, что свадьба — это то, что ты действительно хочешь. Не просто сказать «да» из-за давления, — он почти до боли сжимает мои руки своими. — Я бы не принял «нет» в качестве ответа той ночью, так?

— Да, думаю, что так, — я улыбаюсь, качая головой, вспоминая его слова. — Но и меня нелегко убедить. Я бы не сказала тебе «да», зная, что не хочу этого. Я люблю тебя. И всегда буду любить, — добавляю я, удивлённая слезами, наполняющими мои глаза.

— Я тоже люблю тебя, малышка, — он берёт моё лицо в свои руки и нежно целует в губы.

— Значит, это «да»? — спрашивает Джейк напротив моих губ.

— Да, — ухмыляюсь я, пока счастье бьётся у меня внутри. — Теперь у нас есть два предложения, о которых мы сможем в один прекрасный день рассказать нашим детям.

Я чувствую, как он напрягается. Это не хорошо.

Отстраняясь, я ловлю в его взгляде что-то, что заставляет меня забеспокоиться.

Не хорошо. Совсем не хорошо.

— Я не имела в виду про детей сейчас, — спешу добавить я. — Не так быстро. Просто через некоторое время, — три, четыре максимум.