Размер шрифта:     
Гарнитура:GeorgiaVerdanaArial
Цвет фона:      
Режим чтения: F11  |  Добавить закладку: Ctrl+D
Смотреть все книги жанра: Фэнтези
Показать все книги автора:
 

«Шёпот летящих по небу», С.М. Бладинг

Глава 1

Дождь стучал по стеклам каюты «Каял Лаял». Молния сверкнула среди черных туч в метрах над нами. Внизу бушевали волны океана. От грома каюта дрожала, стучали панели управления. Металлический звон пронзал воздух.

Один из моего экипажа издал испуганный вскрик.

Три месяца назад умерла моя семья. Вся. Тысячи людей за мгновения. Их корабли, пылая, упали с неба, ударились о поверхность океана в километрах внизу.

Шли месяцы, и хотя я старался скрыться от мира, люди находили меня. Бунтари. Мечтатели. Мятежники. Думающие иначе. Люди, лишенные дома и защиты племени. Люди, что хотели что-то изменить. Люди, что хотели жить не зря.

Люди, желающие умереть.

За прошлые три месяца мир изменился, и я уже не знал, что я видел. Город Ино, который когда-то правил Великими семьями, скрылся. Я тревожился за сестру. Мы вырвали власть у матери, но сестра не убрала ее из дома. Город Ино прятался, и могло ли это вернуть мать к власти? Она могла попытаться вернуть прежний мир. Она разрушит все, что мы с таким трудом построили? Моя сестра в безопасности?

Мама хотела так отомстить мне? Она уничтожила мое племя?

Я не мог ничего доказать. И мы сегодня проверяли мой новый флот. Это был не первый раз, но я надеялся, что это последняя проверка. Сегодня корабль разгонят. Быстрее. Выше. Дальше. Я должен был видеть, где он может сломаться, а где выдержит.

Волны поднимались все выше, словно тянулись руки смерти. Но нас разделяло несколько метров, так что они вряд ли схватили бы мое новое судно.

Вдали на горизонте шар золотого и зеленого света граничил с бушующими водами. Город-летаран, но крупный, и его было видно с такого расстояния.

Водные племена не строили судна. Почти все. Они строили города в щупальцах медуз, которых мы звали летаран. Эти медузы были невероятно изменчивыми, могли выживать над поверхностью воды и в глубинах океана.

— Это город Ино? — Лэш, новый непроверенный пилот, спросил позади меня.

Таких больших летаран было не так и много. Я знал две. Шанкара и Ино. Первая точно была врагом, это была вторая по размеру Великая семья. Во второй могла быть моя сестра, она могла быть в опасности.

— Не знаю.

— Меняем курс, мой Эль-Асим? — тихо спросила Джамила Аль-Энези, моя заместительница. Она была одной из немногих уцелевших из моего племени, а выжила она, потому что навещала друзей на другом флоте. Она осмелилась приблизиться ко мне. Она знала меня маленьким. Она была одной из многих, кто растил меня. Она знала меня порой лучше, чем я себя.

Если бы я следовал сердцу, то ответил бы да. Несомненно.

Но я уже не был мальчиком. Все было не просто, я хотел знать, в порядке ли сестра.

Мама, если она правит городом Ино, захочет увидеть мой новый флот. Одной из причин того, что я прятался, была в том, что я знал, что мама шпионит за мной. Она позволила мне изменить мир, потому что думала, что сможет управлять мной.

Я этого позволять не собирался.

Я изменил мир, потому что она дала мне силу. Я убрал старое правление с ее поддержкой, потому что она думала, что сможет продолжить правление через меня. Я нашел новых, молодых и не очень опытных людей, как я сам, занять их место, и она позволила, потому что думала, что у нее будет больше влияния.

Но я лишил ее силы, власти и влияния.

Если это был город Ино, и моя мама получила власть, как я боялся, мне нужно было подумать о безопасности своих людей. Я не знал, могу ли считать их племенем. Мы были группой изгнанников из разных племен, отбросов, которых они не хотели. Но эти люди были под моей защитой. Моей. И нужно было думать о них.

Буря бушевала вокруг нас, поливая дождем, ударяя ветром, молнией и громом. «Каял Лаял» дрожал под моими ногами.

— Мой Эль-Асим, — сказала Джамила. — Нам продолжать проверку?

— Вы слышали что-то об Ино Оки?

— Нет. Никто не слышал и не видел вашу сестру.

Тогда идти в город Ино будет глупо. Я уже потерял племя из-за своей невнимательности. Нужно сосредоточиться на том, чем я могу управлять, что мог защитить.

— Чувствуй «Лаял», Джамила.

Я изменил флот. Они должны быть легче, маневреннее, подвижнее. А «Самма»…

Я впился рукой в штурвал, горло сжалось от горя. После стольких месяцев боль не должна была угаснуть? Отпустить?

Я ничего не получил. Мое племя лежало на дне океана из-за меня, из-за того, что я не спас их, не увидел того, что было у меня под носом.

Я качал головой. Моя Метка шипела, обвивая мою шею, обжигая лава-молнией шарф. В нашем мире татуировки появлялись на коже, когда мы достигали возраста, в котором проявлялась наша магия. Эти рисунки могли подниматься, когда мы хотели этого, управляли стихиями. Эта Метка, моя Метка была причиной, по которой мир теперь был в хаосе. Самая сильная Метка, которую когда-либо видел мир.

Мне нужно было сохранять спокойствие. Метка поднималась не по моей воле, а от гнева. Лава-молния. Эта магия текла в моей душе. Разрушительная. Нужна только во время войны.

Если мне вести их, я должен обуздать гнев. Я слушал дыхание моего нового корабля. Я сосредоточился на его дрожи, ритме. Спокойствие проникало в меня.

Джамила появилась передо мной и посмотрела на меня, вскинув брови.

— Я слушала, мой Эль-Асим.

Меня раздражало такое обращение ко мне, но то, как она это говорила, напоминало мне о любви нашего племени. Это было нежной пощечиной по лицу и одновременными объятиями.

— Если мы не преследуем город Ино, мы можем уйти? Экипаж ждет.

Глубоко вдохнув, я кивнул. Я слишком долго думал. И этот экипаж изгоев был не лучше меня. Пора освободиться.

Джамила опустила скрещенные руки, она вдохнула.

— Направляемся к месту проверки.

Меня манил ветер. Хотя я старался избегать туч, после того как я сражался с небесными котами на чужом корабле, я хотел вернуться.

— Поведем корабль через бурю. Я хочу проверить сеть и новые крылья.

Джамила крепче впилась рукой в черное кресло второго пилота.

— Лететь в буре опасно. Я просто констатирую. Вслух.

— Нам просто не удавалось это раньше. Ты будешь управлять? Или мы проверим Лэша? — я повернул диск вправо и толкнул рычаг влево.

Джамила отошла и опустила в кресло, работая с дисками и рычагами перед собой.

— Будем проверять все постепенно.

Мое новое судно гудело, когда включились задние пропеллеры. Крылья на боках хлопали, как большой небесный кот, наполняясь ветром. Я вел нас вперед, крутя штурвал.

Я резко повернул вправо. Облака расступились, мы летели сквозь них. Дождь лил на каюту, стекал по стеклам ручьями. Я резко развернул корабль по кругу так резко, как только мог. Управлять в такую бурю было довольно просто. Это хорошо.

Крылья дрожали, но держались. Я смотрел на них через стеклянную стену.

— Капитан Роза готова, сэр, — сказал позади офицер коммуникаций.

— Очень хорошо. Спасибо, — я не только провеял новый дизайн, но и этот экипаж. Кому я мог доверять? Редкие понимали, как сложно выживать в воздухе.

— Крылья работают, — Джамила оглянулась через плечо, руками сжимая рычаги.

Да, к счастью. В прошлый раз не работали.

— Лэш, как давление в зверинце?

— Постоянное, сэр.

Племена всегда работали с миром, а не против него. Я создал корабль с живыми джунглями в его сердце. В моем зверинце были все виды животных, что понадобились бы нам для выживания, как и растения. «Каял Лаял» был экосистемой, а не просто кораблем.

— Хороший дизайн, Синн, — пробормотала Джамила.

— Рано не радуйся.

Она щелкнула переключатель.

— Это не первая проверка.

— Первая для этого вида, — я не хотел просто держаться в небесах. Я хотел мочь сражаться на воде и на суше.

Хаджи, мой лучший друг, подал эту идею. Он знал сушу, понимал, как выжить там, как там сражаться. Ему нужно было что-то надежное для растущего племени. После разрушения его племени его земли захватил Хан.

Он хотел мести, как и я, по похожим причинам.

Почти похожим.

Я вел «Лаял» к полному звезд небу сквозь бурю. Красный шар Кельмар наполнял небо, свет падал на панель управления. Тысячи звезд подмигивали нам сквозь звездную пыль, наполнявшую небо вокруг большой планеты. Красные, зеленые и желтые облака пыли окружали скопления звезд.

— Давление в зверинце постоянное, — ухмыльнулась Джамила. — Починили.

Я улыбнулся, вскинул брови, повернул штурвал, резко направил налево. Желудок сжался, мы резко падали.

Ветераны воздуха едва вздрогнули. Новички пошатнулись и кричали.

Я широко улыбался, мы вернулись в бурю. Я не хотел, чтобы моим кораблем управляли хрупкие люди. Нужно закалить их. Быстро.

Вряд ли у меня будет много времени.

Роторы сзади ревели, я сильнее крутил штурвал, набирая скорость. Крылья перестали биться, разрезая воздух. Молния разорвала тучи, разветвляясь. Электрическое пламя коснулось нас, побежало по медным проводам, заряжая вторую систему энергии. Роторы изменили звук на миг, а потом снова заревели.

— Восходящий поток, сэр, — сказал кто-то сзади.

Я не помнил, кто это.

— Если информации толком нет, то ничего не говорите.

Джамила отклонилась, глядя на экран у плеча.

— Поток поднимается спиралью в двадцати метрах. Девятнадцати.

— Если бы это были двадцать метров, мы бы почувствовали, — проворчал я, штурвал дрожал в моих руках.

— Уже, — ее рычаг дернулся, ударив ее по руке. Она уставилась на меня, а потом помогла управлять кораблем, топая ногой по половице.

— Медная сеть держится, — Лэш был удивлен. — Вторая система энергии заряжена и… стабильна.

В прошлый раз было хуже. Мы чуть не погибли от взрыва.

— Отлично, — прохрипел я, с трудом удерживая корабль ровно. Буря била нас, ударяла о вихрь.

— Синн! — прорычала Джамила, удерживая рычаг локтем, пока она переключала четыре кнопки между нами.

Моторы остановились.

Буря немного ослабила хватку. Но этого было мало.

— Крылья, саид, — воскликнул Лэш.

Я склонил голову.

— Уберите их.

Я слышал, как нажимаются кнопки, двигаются рычаги.

Вихри были сильными. Мы бы не пережили в таком, будь мы на «Самме». Но «Каял»? Мне нужно было, чтобы эти корабли были лучше и сильнее.

— Вторая система энергии перегружена, сэр, — сказала сзади Гэз. Она была вторым пилотом и пока еще не была готова к проверочному полету.

— Нет.

Вспыхивали молнии, соединяя тучи между собой, озаряя тьму и дождь. Смерч извивался, поддерживая колонной бурю.

В прошлый раз я чуть не убил нас, потому улучшил систему.

— Джам, нужна мощь через четыре, три, два…

Она нажала кнопки, и моторы ожили, ревя.

— Видите? Доверьтесь мне.

Она нажала еще кнопку и посмотрела на датчики скорости.

— Как в тот раз, когда ты построил катапульту и чуть не убил меня в детстве?

Я едва успел сдержать улыбку.

— Я многому после этого научился.

— Я рада, но ты и тогда, и сейчас такой же уверенный.

Я помрачнел.

— Но не самоуверенный, — я стиснул зубы, моторы боролись с ветром. Я впился в штурвал и потянул, пытаясь найти потоки, что вынесут нас из бури.

— Это я поняла, — ее голос стал выше, она тоже старалась поднять «Лаял». — Ничего не вижу, саид.

— Тогда не… — порыв ветра ударил в левый борт. Где же восходящие потоки? — …используй глаза.

Она с вздохом закрыла их. Я тоже.

«Лаял» дрожал под моими ногами. Дрожал в моей руке через штурвал.

Он стонал и выл.

Существа в зверинце зловеще притихли.

На миг все замерло под моими ногами.

И штурвал тоже.

— Вот, — выдохнул я.

— Нашла, — шепнула она.

Мы вели «Лаял» по восходящим потокам ветра, дождь стучал по стеклянному куполу каюты. Я чувствовал дрожь корабля, слышал его стоны. Казалось, «Лаял» дрожал от восхищения».

— Крылья! — приказала Джамила.

Они появились с хлопком, от которого «Лаял» содрогнулся, мы выбрались пулей из бури.

Звезды смотрели на нас на молочном небе, красная поверхность Кельмар дразнила своей яркостью.

Я выровнял наш курс и повернулся к Джамиле.

Она закрепила рычаг и отпустила его, а потом прижалась спиной к креслу и смотрела на звезды. Она замерла, а потом рассмеялась.

Остальные тоже, они начали пожимать руки и хлопать друг друга по спине.

Двоих тошнило у дальней стены.

— Получилось, Синн, — прошептала Джамила. Ее темные глаза смотрели на меня, ее лицо наполнял гнев. — Мы отомстим.

Я глубоко вдохнул. Да. Отомстим.

Глава 2

Город Ино: Оки.

 

Оки, старшая сестра Синна и нынешний правитель города Ино, вышла из лифта на главный этаж. Бирюзовая черепица блестела в свете летаран Ино. Кожа медузы сияла желтым, вспышками синего высоко над ней. Здесь запах летаран был сильнее, но ей не было плохо от этого, она испытывала спокойствие от знакомого запаха.

Ей это нужно было. Три месяца назад ее глупый брат захватил всю планету, перевернул все. Он сменил лидерство. Он сбил сразу две правящие силы, этот сильный, любящий воздух мальчишка.

Он исчез и оставил мир на голове, и никто не знал, что делать дальше.

А ей приходилось иметь дело с желающей власти матерью.

Оки понимала, почему скрывается Синн. Он и в детстве, когда ему было плохо, уходил. Как когда матушка сказала всему миру, что не признает его своим сыном. Он не понимал тогда, как ему повезло. Оки понимала, но это не имело значения. Синн исчез на «Юссра Самме» и не выходил все оставшиеся дни визита.

Их отец был великим лидером воздушных племен, правил огромным племенем на более пятидесяти воздушных кораблей. Их мать была величайшим лидером водных племен. Они встречались, когда уходил лед, и во время двухлетнего лета. Только тогда их дети видели друг друга.

Оки, Рё и Макото оставались в городе Ино, принадлежащем их матери. А потом они получили Метку Ино — огонь.

Синн и Зара жили с их отцом на кораблях, мать отказалась от них. У Синна появилась смешанная Метка, это не приветствовали Великие семьи. Некоторые презирали его лава-молнию. Другие видели в этом новую эру. Зара же получила нормальную молнию. Силу Эль-Асим.

Сердце Оки сжалось. Зара умерла в тот ужасный день, когда Синн потерял племя. Больше она не увидит сестру, не поговорит с ней, не посмеется. Они никогда не были близки. Их мать постаралась. Но они могли сблизиться, если бы было время.

Оки не успевала тревожиться из-за этого. В ее руках был город, и ей нужно было доказать, что мама не права.

Ино Нами, их мать, знала, не думала, а знала, что Оки не справится. Оки все делала не так. Ее мать всегда считала себя лучше. Она всегда знала, как поступить лучше, понимала мотивы людей лучше, понимала, как управлять людьми.

Оки не хотелось управлять людьми. Она хотела дать им свободу. Потому Ино Нами и считала, что Оки провалится. Она была юной и верила в людей.

Где был Синн? Оки хотела успокоить его, но и отругать. Это все сделал он. Он столкнул к этому ее и остальных. А потом убежал. Как мальчишка.

Звезды. Она нуждалась в брате сильнее, чем он представлял. Он всегда был беспечным. Она всегда была здравомыслящей. Но на один миг на Играх и при подписании договора ей показалось, что он был здравомыслящим.

Она слишком поздно поняла, что это не так. Да. Было отличной идеей сделать Лигу городов, объединить великие племена с маленькими, покончить с правлением Великих семей и Рук Таро. Но он не продумал всего. Кто-то убил его племя, его семью. Кто-то сделал это на его глазах. Это было личным.

Это могли быть только два человека. Ино Нами или Никс.

Но Никс, королева Прутьев, получила то, что хотела. Ино Нами — нет. Она потеряла власть, а только этого она всегда желала.

Оки расправила плечи, двигаясь мелкими шажками. По традиции она носила кимоно, но завидовала людям брата. Их женщины носили одежду, что позволяла двигаться.

Как новый правитель, она могла изменить одежду.

Чем она думала? Может, ее мама права. Из всего, о чем можно было думать, гардероб стоял низко в списке.

Этаж был просторным, комната управления занимала почти все его место. Металлические панели стояли в комнате, как чужаки. Колонны из щупалец летаран здесь были толще всего, были ближе всего к брюху медузы. Люди Ино с миндалевидными темными глазами, черными волосами и смуглой кожей управляли каждой станцией.

— Акеми, — позвала Оки, оказавшись в нескольких шагах от панели переговоров.

Девушка подняла голову, ее взгляд был отстраненным, рука лежала на наушниках. Она вскинула палец. Моргнув пару раз, она посмотрела на узкий стол карими глазами. Она кивнула, замерла, кивнула снова, печатая что-то на клавиатуре перед собой. С вздохом, она сняла наушники и подняла голову.

— Ино Оки, чего изволите?

Оки стиснула зубы. Акеми поддерживала ее мать. За ней нужно было следить.

— Мне нужно отправить сообщение брату и Лиге городов.

Акеми склонила голову:

— Их нет рядом, и так уже много месяцев.

— Я в курсе. Но я прошу попробовать снова.

Глаз Акеми дрогнул, она поджала губы. Она погладила серебряное кольцо с медузой на правом указательном пальце.

— Конечно, Ино Оки. Что передать?

Оки нужно было говорить осторожно. У ее матери союзников было больше.

— Пора встретиться. Давно не виделись.

Акеми низко кивнула и вернула наушники. Она ввела сообщение, что назвала Оки.

Оки поджала губы. Она не сомневалась, что Акеми как-то подала матери сигнал. И Ино Нами появилась из-за двери, ее шажки были медленными, а руки — стиснуты перед животом, ее морщинистое лицо было маской. Она была в бледно-бирюзовом кимоно и в поясе на тон темнее.

Оки глубоко вдохнула, взывая к терпению. Принтер загудел и выплюнул длинный лист бумаги. Оки нахмурилась, подняла его и прочитала. Уловили сигнал ее брата. Сердце Оки быстро билось.

— Тама, — тихо сказала она технику радара рядом с собой.

Он поднял голову и прошептал:

— Да, Ино Оки.

— Можешь объяснить это?

Он посмотрел на листок, улыбка коснулась его мудрых глаз.

— Да, Ино Оки. Он близко. Он вне радара, но через пару минут мы сможем его уловить.

— Можно доставить ему сообщение старым способом?

— Конечно, — его глаза загорелись. — Осторожно.

— Хотите знать, что это за сообщение?

Его глаза прищурились.

— Простите. Я подозреваю, что вы хотели позвать его.

Оки улыбнулась, стараясь сдерживать свою реакцию. Она не понимала, что ее так легко понять.

— Осторожнее, пока он не прибудет, малышка Оки, — прошептал он, глядя на экран. Он оставил листок на столе между собой и экраном. — Ино Нами скоро ударит.

Оки кивнула, но так, что подвески на заколках в виде летаран даже не звякнули.

— Дочь, — тихо сказала Ино Нами, — мы можем поговорить лично?

Оки не могла больше игнорировать мать. Вздохнув, она вызвала на лицо приятную улыбку и повернулась к матери.

— О чем хотите поговорить, матушка?

Лицо Ино Нами смягчилось.

Оки расправила плечи, готовясь к удару.

— Я лишь хочу узнать, о чем ты хочешь поговорить с братом.

Щурясь, Оки осторожно подбирала слова.

— Лига городов появилась три месяца назад, и у нас больше не было собраний, мы ничего не обсудили. Пора собраться и обсудить наши намерения.

— Думаю, твой брат показал свои намерения, когда исчез.

— Ошибаетесь, — сказала Оки твердо, стараясь не допускать эмоций. Ей нужно было говорить с мамой осторожно, но все же она была правительницей города Ино. Она не будет править в страхе перед матерью. — Его семью, его племя убили на его глазах. Он потерял тысячи членов племени в тот день. Он скорбит.

— Он лидер. Он не может отвлекаться на горе.

— Да, если бы его обучали вы. Отец был другим лидером и учил его иначе.

Ино Нами медленно моргнула, она вдруг обрадовалась.

— Лучше?

— Теплее, — сердце Оки трепетало, но она хранила лицо холодным, как и взгляд. — Мне передать послание вашему сыну?

— Моему сыну, — глаза Ино Нами стали страшными, она отвела взгляд. — Если бы он был моим сыном, он был бы сильнее. А у него есть лишь сильная Метка.

Любовь матери к власти не переставала поражать Оки.

— У него есть не только Метка.

— Сомневаюсь, — Ино Нами поджала губы, показывая мрачные эмоции. — Он позволил племени, о котором мы никогда не слышали, стать во главе лиги, но не взял бразды правления сам.

Это привело мелкие племена за стол Лиги. Это показало им, что Синн там не для власти. Он хотел улучшить мир. Людей Нейры не знали Великие семьи, но знали небольшие племена. Оки видела, что Синн делал то, что ему казалось верным. Оки сомневалась, что он понимал, как сильно сыграл, отдав власть Нейре.

Но Оки не хотела показывать этого матери.

— Он ставил нужды людей выше тяги к власти, — Оки вскинула подбородок. — Это похвально.

Ино Нами уставилась на нее.

— Мир не может отвлекаться на такие игры.

Оки согласилась. Но мир нужно было менять. Этого не хотели только оставшиеся Великие семьи: Ино, Шанкара и Лебланк. Три из семи. Печальные остатки тирании, что они использовали.

— Чего вам нужно, матушка? Я занята.

— Оки, — презрительно скривила губы Ино Нами.

Холодок пробежал по спине Оки. Вся важность пропала и упрощенной версией ее имени, лишенной имени Семьи, титула.

— Этому миру нужны перемены.

Руки схватили Оки и потащили назад. Удивление окутало ее, а ужас лишил цвета ее лицо.

— Матушка, что вы делаете?

Ино Нами склонила голову, ее заколка с серебряной летаран позвякивала в большом пучке.

— То, что нужно было сделать уже давно. Ты мне не дочь.

Что? Нет. Она не могла поступить так внезапно.

— Матушка!

— Я тебе не мать, — Ино Нами шагнула вперед. — Ты — результат гнилого спаривания. Странно, что я так долго давала тебе жить.

Гнилого? Она говорила о способах Семей смешивать кровь? Они так делали поколениями.

— У меня лишь один сын, идиотка.

Оки не верила ушам. Ее мать так говорила. И она пошла на такие меры.