Размер шрифта:     
Гарнитура:GeorgiaVerdanaArial
Цвет фона:      
Режим чтения: F11  |  Добавить закладку: Ctrl+D
Смотреть все книги жанра: Эротика
Показать все книги автора:
 

«Жили-были...», С.К. Хартли

братьям Гримм,

благодаря которым девушки верят, что их надо спасать.

Золушка пусть поцелует меня в зад.

А сказки для кретинов.

Глава 1

 

В тридевятом царстве, в тридесятом государстве…

Короче говоря, давным-давно я была маленькой девочкой и верила, что сказки — это не просто истории, которые родители читают нам перед сном. Верила, что однажды стану принцессой, меня спасет принц на белом коне и увезет далеко-далеко.

…И наступит волшебный финал в духе «и жили они долго и счастливо».

Чушь собачья!

Я мысленно застонала, окинув комнату сонным, воспаленным с перепоя взглядом. Перед глазами все плыло, усугубляя пульсацию в висках. Сколько же я вчера выпила? Гадство какое-то. Было ощущение, будто меня поприветствовали арматурой по фэйсу. Пытаясь приспособиться к вращающейся перед глазами комнате, мой мозг проснулся и заорал: «Эй, руки не хватает! Срочно найди!»

В замешательстве я двинула левой рукой, ударив себя ею по лбу, и моя черепушка буквально раскололась от боли. Блин, как больно! Я замерла, ожидая, когда немного отпустит, и сразу же почувствовала… Ну что тут почувствуешь? Похмелье есть похмелье. Разве что пропало ощущение, что по черепу проехали катком. В конце концов я сориентировалась, и до меня дошло, что я вообще не чувствую правую руку. Повернувшись в сторону виновницы, я её все-таки отыскала. И, слава богу, она по-прежнему крепилась к моему телу. А потом я заметила, где именно была моя рука. Под ещё одним телом, очень мужским. И тело это нечеловечески храпело.

В позе морской звезды.

С разинутым ртом.

Из которого вырывались звуки погромче сирены.

О-бал-деть.

Чувак спал, зарывшись лицом в мою чудесную подушку из гусиного пуха, и был… ну, скажем так, Совсем-Не-Обаяшкой. И не надо меня судить. Я была пьяна. То есть прошлым вечером я, видимо, по собственной воле притащила его к себе в квартиру. Мои глаза прошлись по всему телу, пытаясь договориться с тем участком мозга, который отвечает за здравый смысл. Вот интересно, куда он, чёрт возьми, подевался, когда был нужен больше всего?

У Совсем-Не-Обаяшки были светлые волосы, коротко подстриженные сзади и по бокам головы и более длинные на макушке, и слегка загорелая кожа. Когда мой взгляд устремился дальше, я заметила очень голую задницу, наполовину прикрытую тонкой простыней. Недурно. Минуточку! Это ещё что за чертовщи…

О нет!

Я быстро прикрыла свободной рукой глаза, пытаясь избавиться от картинок, навсегда отпечатавшихся в моей памяти. Чтобы стереть их, не хватит отбеливателя во всех «Уолмартах» мира. Картинки заполнили мой мозг, пока я старалась вспомнить, что, чёрт возьми, вчера произошло. Не могла я спать с… этим. Я решила заглянуть под простыню, прикрывающую моё тело. С опаской отодвинула её в сторону и все поняла.

От облегчения у меня вырвался вздох.

Ничего. Вчера абсолютно ничего не произошло.

Сверху я, ясное дело, была голой, а ниже? Ага, полностью прикрыта. Совсем-Не-Обаяшка, безусловно, оправдал своё прозвище. В буквальном смысле. Не смог «заобаять» меня до штанопадения. На мне все ещё были потертые синие джинсы, не говоря уже о левой ноге, до сих пор обутой в долбаную туфлю.

Офигительно, Пэйтон! Ну просто офигительно!

Тряхнув головой, которая адски раскалывалась, я отчаянно пыталась спланировать свой следующий шаг, мысленно составляя письменную жалобу собственному мозгу.

«Дорогой Мозг!

Ну и где прошлым вечером был твой друг, Здравый Смысл?

Пожалуйста, передай ему, что после его исчезновения я подцепила в баре какого-то случайного парня, который не только пускает слюни на всю мою долбаную постель, но и, чёрт его дери, сделал на заднице татушку с надписью «Твое имя».

А еще, если тебя не затруднит, сообщи своему другу, что если именно татушка послужила поводом для знакомства, то между нами все кончено.

С любовью,

ЖУТКО страдающая от похмелья Пэйтон».

Я снова застонала, на этот раз вслух, но быстренько захлопнула варежку в надежде, что Совсем-Не-Обаяшка не сдвинется с места. Мне нужен план действий. Обведя взглядом комнату, я пыталась найти хоть что-нибудь, что помогло бы мне выбраться из передряги, в которую я угодила благодаря алкоголю.

Телик? Ну-у, нельзя швыряться телевизорами в людей… Да и вряд ли я бы смогла поднять эту штуку.

Лампа? Не-а. Не пойдет. Это подарок на новоселье от моего друга Куинна.

Зеркало с туалетного столика? Нет, самой пригодится.

Я закатила глаза.

Повернулась к прикроватной тумбочке и увидела свой телефон.

Есть!

Как бесшумный ниндзя, я взяла сотовый и тихонько вытащила руку из-под спящего мужика, потом медленно сползла с кровати и по ковру неслышно прокралась в ванную. Удостоверившись в своей безопасности, я с тихим щелчком заперла дверь и тяжело вздохнула. Радуясь своим суперским навыкам опытного ниндзя, я пролистала контакты до номера Куинна. Он подскажет, что делать.

Нажав «Вызов», я прижала плечом телефон к уху и села на унитаз пописать.

— чёрт возьми, если ты звонишь сказать, что кошка твоего соседа опять поймала мышь, я вешаю трубку.

Я закатила глаза, проигнорировав его замечание об инциденте с соседским котом по кличке Пушок.

— Боеготовность номер один, — прошептала я.

Куинн театрально ахнул, потом восторженно взвизгнул, а уж после этого, кажется, заскакал на месте.

— Боже мой! Буду через десять минут! — завопил он.

— Подож…

Я убрала телефон от уха. Он, блин, бросил трубку!

Вздохнув, я закончила свои дела на унитазе и протянула руку за спину, чтобы смыть за собой. Но так и не смыла. Это могло разбудить «спящую красавицу», а я к этому ещё не готова. Повернувшись к зеркалу, я потерла под глазами и заметила на пальцах остатки черной туши. Просто супер! Я не только подцепила в баре случайного незнакомца с самой ужасной татушкой, какую только можно представить, но у меня ещё и глаза, как у панды. А на голове птичье гнездо.

Ни дать ни взять ходячий зоопарк.

Я смыла, как могла, вечерний макияж и, открыв дверь, потихоньку прокралась к кровати. Тихонько улегшись рядом с неподвижной мужской тушей, я все думала, когда же, чёрт возьми, явится Куинн.

А потом зажала рот рукой.

Потому что он, этот мой храпящий незнакомец, пукнул.

Пристрелите меня!

Задержав дыхание, я положила телефон обратно на тумбочку и приготовилась ждать, надеясь, что Куинн понял всю важность «боеготовности номер один». Несколько минут я пялилась в побеленный потолок, изо всех сил стараясь не разбудить моего не обремененного манерами соседа по койке.

Как я втянула себя в эту передрягу? В смысле, серьезно, мне двадцать пять и ещё только предстоит остепениться и выйти замуж, нарожать двух с половиной детишек и жить в доме с белым заборчиком. Ах, просто американская мечта. Ну эта, где муж кувыркается с секретаршей, а дети толкают мать к выпивке, в то время как краска на заборе трескается с каждым коктейлем, который вливает в себя мать. Ага, как по мне, больше смахивает на кошмар, чем на мечту.

Прошло несколько долгих минут, прежде чем я услышала щелчок замка во входной двери. Ну наконец-то, елки-палки!

Шоу начинается.

Закрыв глаза, я подавила садистскую улыбочку и с волнением стала ждать начала представления. У меня заболели уши, когда я услышала тяжелые шаги по деревянному полу гостиной, но боль стихла, когда звук шагов поглотил ковер на полу в спальне.

Я продолжала ждать.

И тут, как по заказу…

— Что, чёрт побери, это такое? — прогремел голос Куинна.

Мне хотелось рассмеяться. Даже в такой компрометирующей ситуации мне хотелось расхохотаться во все горло, но я сдержалась. Нужно было сосредоточиться и оставаться в образе. Я вскочила, так сильно размахивая руками и ногами, что один раз заехала Совсем-Не-Обаяшке в челюсть и дважды — между ног. Так, на всякий случай.

Актерское мастерство на высочайшем уровне, клянусь.

— Куинн! П-почему ты дома? — неуверенно пробормотала я, натянув одеяло на голую грудь.

И тут уже проснувшийся мужик выпрыгнул из кровати:

— Это не то, что ты думаешь!

Прикусив губу, я сообразила, насколько серьезно Куинн отнесся к моей «боеготовности номер один», учитывая тот факт, что в правой руке у него была бейсбольная бита. Я перевела взгляд на соседа по койке. Обеими руками прикрывая хозяйство, он лихорадочно оглядывался вокруг в поисках одежды.

Я сомневалась, что для этого ему нужны обе руки. Но кто я такая, чтобы судить?

— Это не то, что ты думаешь, приятель, — взмолился Совсем-Не-Обаяшка. — Клянусь.

Он стал натягивать джинсы, даже не заметив, что надевает их задом наперед.

— Я ничего не помню.

Ну, если это не удар по моему эго, тогда уж и не знаю что.

— Ты трахаешь мою жену, а потом говоришь, что даже не помнишь этого?! — заорал Куинн, подняв биту и ткнув ею в сторону дрожащего Совсем-Не-Обаяшки. — У тебя три секунды, до того как я засуну эту биту тебе в одно место.

— Я кля…

Но Куинн его перебил, начав отсчет:

— Один. — Он подмигнул, почесал битой щетину на подбородке.

— Твою мать! Я уношу ноги. — Совсем-Не-Обаяшка с воплями бросился вон из квартиры, перед этим успев пару раз споткнуться и врезаться в бог знает что в гостиной.

Как только за ним захлопнулась дверь, Куинн расхохотался во все горлоСлабый смешок, который я пыталась подавить, сорвался с моих губ. И вместе с моим другом-геем мы хохотали до слез.

Когда через несколько минут слезы высохли, я увидела, что Куинн уставился на меня с крайне серьезным видом. Бейсбольная бита, о которой давно забыли, лежала на краю кровати. Я устало посмотрела на Куинна.

— Давай уже, вываливай, — вздохнула я, повыше подтянув на груди простынь.

— Мы знакомы уже десять лет. За это время я хоть раз «вываливал»? — с ухмылкой подмигнул Куинн.

Я закатила глаза, покачала головой, глядя на сексуального мастера тонких намеков и моего лучшего друга-гея, и наконец заметила его прикид. чёрт побери, он что, напяливал шмотки в полной темноте?

На нем была белая майка, под тонкой тканью которой проступала вменяемо рельефная мускулатура. Дальше шли обтягивающие синие джинсы, не скрывающие силу его бедер. Мой взгляд переместился ниже и уперся в короткие коричневые рабочие ботинки. Да уж, постарался на славу.

Куинн был моим лучшим другом со времен колледжа. С тех самых пор, когда вдруг запел посреди коридора. Я думала о своем, пытаясь найти класс английского языка. Когда он схватил меня за руку, книги рассыпались по всему полу, а он закружил меня несколько раз и со всем драматизмом опрокинул назад. С тех пор мы стали лучшими друзьями.

— Давай-ка ненадолго отложим твои вечные разговоры о сосисках. Скажи лучше, как тебя угораздило напялить все это, — я махнула на него рукой, — вместе?

Куинн выпрямился, осмотрел свой кошмарный наряд и ухмыльнулся:

— Ты сказала «боеготовность номер один». Последний раз это случилось ещё в колледже. Я подумал, что так будет гораздо убедительнее, чем прискакать сюда в долбаной розовой блузке и на шпильках.

Я почувствовала себя неловко. Он был прав.

— Во-первых, у тебя нет шпилек. — Я уставилась на него, загибая пальцы, и продолжила: — Во-вторых, колледж — это совсем другая история. Все боялись, что ты можешь зажать кого-то за трибунами и через гениталии высосать мозги.

— Ага, потому что я, видимо, буйный гей-извращенец. — Он закатил глаза, а потом его взгляд стал серьезным. — Надеюсь, вчера вечером ты была осторожна, Пэйтон. Мне не очень хочется начинать свой день у венеролога.

Какого дьявола?

— Ты и правда только что сказал «венеролог»? — разъярилась я, стукнув его в грудь. — Мы не занимались сексом. Долбаные джинсы все ещё на мне.

Я тяжело вздохнула, откинувшись на подушку. Возможно, через пару часов я смогу зажить обычной жизнью.

Куинн вздохнул одновременно со мной, двинувшись в другую сторону кровати, где совсем недавно спал мой партнер по койке, и взял подушку. Его передернуло, когда он заметил на ней влажный след от слюней.

— Фу, какая гадость! — пожаловался он, перевернув подушку и устроившись возле меня, и спросил: — И как мы зовем этого приятеля?

Я закрыла глаза и повернулась к лучшему другу:

— Совсем-Не-Обаяшка.

Куинн , и на моих губах заиграла слабая улыбка.

— Ты и правда целуешь до фига лягушек, малышка, — пробормотал он, убрав с моего лба прядь волос.

— Обязательно сказки приплетать? — снова вздохнула я, открыла глаза и стала всматриваться в лицо друга, ища в нем хотя бы намек на веселье. Но ничего такого не было. Я увидела сочувствие… или жалость. Которую не могла понять. — Сколько тебе ещё повторять, Куинн? Не существует ни принца на белом коне, ни Того-Самого. Нет никаких сказочных сюжетов, слезливых «и любовь их была вечной» и уже тем более «и жили они долго и счастливо».

— Сказки случаются, Пэй. Нужно лишь верить. — Подмигнув, он наклонился и поцеловал меня в лоб. Затем вскочил с кровати и, повернувшись ко мне возмутительно подтянутой кормой, шикарно отчалил к моему шкафу. Он рылся в моих шмотках до тех пор, пока не вытащил розовый топик.

Я покачала головой.

Он закатил глаза, снова нырнув в наваленную им кучу одежды.

— Ну конечно. — Я встала с кровати, прикрыв верхнюю часть тела. — Будь добр, скажи это Совсем-Не-Обаяшке, Не-Тому, Совсем-Не-Тому и долбаному Лучше-Бы-Не-Попадался. — Я замолчала, встав позади Куинна, и выдернула из шкафа серую футболку. — Если сказки случаются, то, может быть, мне и правда причитается долгожданное «и жили они долго и счастливо», потому что мне до смерти осточертело целовать лягушек. В том числе и утреннюю жабу!

Повернувшись, Куинн самодовольно ухмыльнулся и снова запрыгнул на кровать. Он указал взглядом на мою ногу, и я поставила её на его правое колено.

— Давненько у нас не было «боеготовности номер один», сладкая моя. — Он стащил туфлю, оставшуюся на моей ноге с прошлого вечера. — ?

Глядя на меня сквозь ресницы, он пошевелил бровями и швырнул туфлю через всю комнату.

— Что ты хочешь знать? — вздохнула я.

Отвернувшись, я сбросила то, что прикрывало верхнюю часть тела, и порылась в ящике комода в поисках чистого бюстгальтера.

Надев его, я продолжила:

— То, как он пукнул, или как я увидела у него татуировку с надписью «Твое имя»?

Натянув футболку, я повернулась к Куинну, которого явно веселило происходящее.

— Ясно, это полностью оправдывает «боеготовность номер один», — захохотал он, доставая из кармана свой сотовый. — Кстати, сюда едет Кайли. Хочешь кофе?

Я приподняла бровь:

— Вопрос с подвохом?

Закатив глаза, Куинн начал строчить Кайли ответную эсэмэску, а я направилась в ванную почистить зубы и избавиться от послевкусия и запаха вчерашнего перегара. Просто отвратительно! Я решила дождаться, когда Кайли принесет кофе и уже потом принять душ. Мне был нужен кофеин. И нет ничего лучше, чем кофе из кафешки на углу моей улицы. А сегодня мне просто необходим горячий черный кофе, чтобы избавиться от пульсирующего похмелья, от которого болели глаза.

— Минут через десять появится, — крикнул из спальни Куинн. — Говорит, что из-за Чада тебе лучше валиться с ног от усталости… Минуточку, кто, блин, такой Чад?

Надо же. Так у Совсем-Не-Обаяшки было имя.

Чад? Серьезно?

Господи Иисусе!

Вытерев руки, я вышла из ванной к обалдевшему Куинну. Тот, нахмурившись, глазел на телефон, пытаясь понять, кого, чёрт побери, имела в виду Кайли.

— Похоже, Чад — тот чувак, которого ты бейсбольной битой вышвырнул из моей квартиры, — рассмеялась я, наблюдая, как через несколько секунд до Куинна наконец дошло.

— Фу! — Он сморщил нос, явно не в восторге от имени. — В самом деле, ты, должно быть, вчера надралась вдрызг, раз притащила домой… Чада.

— Перестань вот так говорить его имя. От этого мне ещё хуже, чем сейчас!

— Ча-а-ад, — поддразнил меня Куинн.

Серьезно?

— Ну блин, — тяжело вздохнула я, когда вышла в гостиную и заметила, что кое-что из мебели явно не на своих местах из-за поспешного побега Чада.

— О, Ча-аа-ааа-ад! — донесся смех Куинна из спальни.

Похоже, кто-то забыл, что ему двадцать четыре, а не двенадцать.

Не обращая на него внимания, я передвинула мебель на место. Чад не просто ушел, а действительно «унес отсюда ноги». Я опять вздохнула. Серьезно? Чад? Кайли придется многое объяснить. Как она могла позволить мне пойти домой с кретином по имени Чад?

— C добрым утречком, красотка!

И тут, как по мановению волшебной палочки, в квартиру вплыла Кайли, жонглируя лотком с кофе.

— Кайли Джексон, юмористка ты хренова. — Я шагнула к ней и взяла кофе с надписью «Девушка Чада». Обхохочешься! — Не хочешь объяснить, что, чёрт возьми, произошло с тобой вчера?

Кайли ухмыльнулась. Войдя в гостиную, поставила кофе на стол и повернулась ко мне, продолжая ухмыляться.

— Чувиха, тебе надо было расслабиться. Плюс Чад очень даже ничего, разве нет? — спросила она, недоуменно приподняв брови.

— Ага, а потом она увидела татушку. Господи! Незабываемое было зрелище, — расхохотался Куинн, войдя в гостиную, поцеловал Кайли в щеку и взял свой кофе.

— Ух! — взвизгнула Кайли.

Мамочки!

Так, мне надо присесть.

Сев на черный кожаный диван, я вздохнула, ожидая, когда Кайли начнет махать руками и скакать на месте. Куинн сел рядом. Должно быть, почувствовал, как сдерживаемый Кайли супервосторг вот-вот вырвется наружу и заполнит всю комнату.

— У него татушки! Умереть не встать! Давай подробности! — завопила она, подпрыгивая на месте, как ребенок, который хочет пи-пи.

— Могу дать только кулаком в зубы, — пошутила я, покачав головой. — У него на заднице была татушка, на которой написано «Твое имя».

Кайли резко остановилась, пытаясь понять, о чем речь.

— Постой! — Она помолчала и нахмурилась. — У него на заднице татушка с моим именем? Какого черта?

Я фыркнула, чуть не подавившись горячим кофе.

Кайли плюс похмелье равняется ум четырехлетнего ребенка.

Мы с Кайли Джексон встретились в колледже. Обе были первокурсницами и обе ошалели от размаха территории. К тому же она врезалась в меня, когда я направлялась в класс. У меня в руке был карамельный латте. То есть был где-то секунд тридцать, пока не появилась Кайли, залив мне все декольте горячей жидкостью. Она пискнула, заизвинялась и попыталась вытереть кофе, в то время как парни уставились на развернувшуюся перед ними сцену. Я отпихнула её руку и заверила, что все в порядке и не о чем переживать. По идее, она должна была уйти по своим делам, но вместо этого сунула мне свой кофе. Это был карамельный латте, точно такой же, как мой.

С тех пор мы стали неразлучны.

Сидевший рядом со мной Куинн расхохотался, надрывая живот, пока пытался объяснить, что я имела в виду по поводу татушки:

— Да нет же, у него на заднице написано «Твое имя».

С минуту Кайли шевелила извилинами, словно пыталась мысленно решить суперсложное математическое уравнение.

Внезапно в её симпатичной головке вспыхнула лампочка.

— Я так и сказала!

Я застонала.

Это будет долгий, убитый похмельем день.

Глава 2

Не думайте, что я сплю со всеми подряд. Это не так. Может быть, стоит вернуться к тем дням в колледже, когда Куинн носил ярко-розовый прикид и смахивал на сахарную вату, а Кайли выглядела так же сексуально, как и сейчас в своем узком черном платьице.