Размер шрифта:     
Гарнитура:GeorgiaVerdanaArial
Цвет фона:      
Режим чтения: F11  |  Добавить закладку: Ctrl+D
Смотреть все книги жанра: Классический детектив
Показать все книги автора:
 

«Люди с рассечёнными губами», С.Дж. Розен

Для знакомства с точкой зрения доктора Ватсона на события, происходившие в рассказе, стоит прочитать «Человека с рассеченной губой» Артура Конан Дойла, который впервые был напечатан в журнале «Стрэнд» (1892), а позже во множестве сборников, содержащих рассказы о Шерлоке Холмсе.

 

— Индус, — сказал Цзян Хо, покачивая изящную фарфоровую чашечку с чаем в руках, — человек опасный.

Ни один из трех гостей, собравшихся в устеленной коврами гостиной Цзяна, не возразил ему. День был жарким, окна раскрыты настежь, но даже послеполуденный шум скрипящих повозок и криков развозчиков не отвлекал собравшихся от проблемы, которую им предстояло решить. Не мешал им и поднимающийся снизу сладковатый дым опиума: Цзян и его гости, как и Индус, чье недостойное поведение они намеревались обсудить, являлись владельцами заведений, куда посетители приходили именно для того, чтобы насладиться этим дымом.

Тучный Вин Линь-Вей, потянувшийся, чтобы взять еще одну засахаренную сливу из серебряной чаши, отозвался:

— Ты совершенно прав, Цзян. Он не уважает обычаи и законы страны, в которую мы приехали, и отказывается понимать наше положение. Его поведение, его действия подвергают опасности всех нас, а вопиющее презрение к властям переходит все границы.

— И в этом он отличается от тебя, Вин, — едва слышно произнес Чжан Пэн-Да, невероятно худой и желчный человек, который так и не прикоснулся к своему чаю. — Ты постоянно раздаешь серебряные монетки мелким чиновникам и раболепствуешь перед полицией! А твои жалкие попытки говорить по-английски? Это воистину унизительно.

Узкая, как щель, улыбка появилась на толстой физиономии Вина.

— Возможно, именно моим стремлением жить по правилам своей новой страны вызвано различие в нашей с тобой клиентуре, Чжан.

— Если и есть какое-то различие между трубкой опиума, выкуренной герцогом и мусорщиком, мне это неизвестно, — ухмыльнулся Чжан. — Кстати, если бы нашими единственными клиентами были мусорщики, а не аристократы, в сегодняшней встрече не было бы необходимости.

— Чжан прав. — В словах Цзяна слышался мягкий укор Вину, который, во-первых, был моложе, а во-вторых, позже остальных приехал в Лондон. — Если бы мы обслуживали только тех, чьи привычки не привлекают газетчиков, не говоря уже о целых группах протестующих женщин, то вполне вероятно, что никаких трудностей у нас бы не возникло. К сожалению, у нас нет ни возможностей, ни полномочий выяснять личность клиента, прежде чем оказать ему свои услуги, как и не можем в этих услугах ему отказать. Впрочем, нам никогда бы это и не понадобилось, если бы мы приложили хотя бы небольшие усилия к тому, чтобы оставаться в рамках благоразумия. Курение опиума в Англии — легально, несмотря на протесты отдельных групп активистов. Позволю себе напомнить вам, что именно поэтому мы здесь и обосновались.

Цзян замолчал и обвел взглядом людей, сидевших в тяжелых деревянных креслах. Губы Чжана искривила его обычная ухмылка, а Лю Ян, самый молодой из собравшихся, просто сгорал от нетерпения. Один лишь Вин выглядел спокойно и безмятежно, словно цапля, выжидающая, когда рыба подплывет поближе. Цзян вздохнул. Если бы выбор сообщников не был продиктован планом, который разработал он сам, Цзян предпочел бы совсем иную компанию. Пресечь наиболее авантюрные деяния Индуса, владельца «Золотого слитка», было выгодно всем хозяевам курилен опиума в Лаймхаусе[?], и Цзян легко мог бы выбрать более подходящих людей. Однако в сложившейся ситуации именно присутствующие здесь торговцы понадобились для успешной реализации идеи Цзяна.

— Да, наша профессия не пользуется уважением, — продолжал Цзян, — но те, с кем наши дороги не пересекаются, как правило, нас не трогают. Мы все, — подчеркнул он последнее слово, напоминая присутствующим об их общих интересах, о необходимости оставить на время разногласия и совместно решать задачу, стоящую перед ними, — в своем преуспеянии зависим от нашей относительной незаметности.

Удовлетворенный тем, что смог так изящно сформулировать проблему, Цзян позволил себе глоток чаю.

— Однако возможность и далее мирно продолжать нашу коммерческую деятельность подверглась угрозе из-за постыдного и скандального поведения Индуса. Его заносчивое пренебрежение к требованиям осторожности привлекло к «Золотому слитку» излишнее и нежелательное внимание. И это внимание — не раз и не два — направлялось на весь наш район, на Лаймхаус. Чжан, твоя курильня соседствует с заведением Индуса, и ты наверняка озабочен этим больше других.

Глаза Чжана вспыхнули, но он не произнес ни слова.

— Нынешняя позиция, в которой мы оказались по вине мистера Невилла Сент-Клера, — Цзян перешел к самой сути дела, — чрезвычайно уязвима, и с этим, думаю, согласится каждый из вас. То, что узнали мы, рано или поздно узнают и власти. Волна протеста обрушится на Индуса, но она же накроет и весь район. Во всем будут винить опиум, все наши заведения окажутся под тщательным надзором, и в конечном итоге именно мы заплатим за все. Беспокойство Чжана о том, что клиенты из высшего общества привлекают к нам излишнее внимание, окажется более чем оправданным, когда станет известно, что мистер Сент-Клер занимается своим мошенничеством у Индуса, прямо здесь — в Лаймхаусе.

— Но мистер Невилл Сент-Клер не курит опиум, — мягко возразил Вин, облизывая сироп с кончиков пальцев.

— И что? — огрызнулся Чжан. — Цзян прав. Невилл Сент-Клер под видом отвратительного Хью Буна побирается на наших улицах, где полиция прихватывала его уже не раз. Представьте себе шок, когда в нем опознают жителя Ли[?], где его жизнь — просто образец респектабельности!

Цзян отметил пренебрежение, с которым Чжан произнес «респектабельность», но не подал виду.

— Именно об этом я и говорю. — Он покачал головой. — Мистер Невилл Сент-Клер лжет не только прекраснодушным джентльменам Сити, чья доброта заставляет их бросать деньги в его шляпу, но лжет также и собственной жене, своим детям, друзьям, соседям. Чаша рано или поздно должна переполниться. И тогда кто-то исполненный отвращения укажет пальцем на нас! По-английски это, кажется, называется «мазать одной кистью»?

Последняя фраза была жестом примирения с Вином, который кивнул, оценивая оказанную ему честь.

— Кроме того, — продолжал Цзян, — позволю себе напомнить вам, что это не первый проступок Индуса, из-за которого порядок в Лаймхаусе подвергается угрозе. Пора преподать ему урок.

— Я ничего, ничего не понимаю! — наконец-то последовал взрыв эмоций со стороны Лю Яна, который до сих пор сдерживался. Цзян знал вспыльчивость юноши — результат дисбаланса ци, — и на него произвело впечатление, что из уважения к старшим Лю терпел так долго. — Этот Индус — заноза в нашем боку с тех пор, как я приехал в Лондон!

Чжан фыркнул.

— Задолго, задолго до этого, Лю, — сказал Цзян.

— Я знаю! Так отчего все вы колеблетесь? Я могу послать человека, который устранит все наши проблемы еще до наступления ночи! После этого Индус нас уже никогда не потревожит.

Лю снова сел в кресло, положив ногу на ногу. В отличие от трех остальных, на которых были длинные шелковые рубахи, точь-в-точь такие же, какие они носили в Китае, Лю был одет в шерстяные брюки, пиджак и рубашку с галстуком. Цзян лениво подумал: как чувствует себя тело в такой одежде? Возможно, ему тоже стоит попробовать…

— Нет, Лю, — сказал Цзян. — Твой человек мог бы убрать Индуса…

— Мог бы?! Да он уберет его с легкостью!

— Каким бы профессионалом он ни был, он его не уберет. Хотя бы потому, что ты никого никуда не пошлешь. У Индуса тоже есть специально обученные люди. Мы пытаемся сделать все, чтобы Лаймхаус привлекал к себе как можно меньше внимания. Меньше, Лю, а не больше. На кровавую войну, объявленную любому из нас людьми Индуса, обязаны будем ответить все мы. Возникший хаос обрушит гром на все наши головы. Нет. В этой ситуации необходимо действовать с осторожностью. С Индусом следует говорить на том языке, который он сможет понять.

Лю не мигая смотрел на Цзяна, потом расслабился и улыбнулся.

— Вы предлагаете убрать Невилла Сент-Клера? Прекрасная идея! Индус почувствует наше недовольство и…

— Ни в коем случае! — Цзян подумал, что слишком горячий юноша нуждается в присмотре. — Хотя, — добавил он с улыбкой, — некоторым образом я предлагаю именно это. Мы должны сделать так, чтобы мистер Невилл Сент-Клер исчез из нашего района навсегда, но без малейшего насилия с нашей стороны. Если мы сделаем все так, как запланировал я, Индус, потеряв доход, который имеет от своего жильца, тоже будет вынужден остерегаться полиции. И когда это произойдет, наш скромный визит — один-два человека — будет достаточен, чтобы открыть глаза Индуса на то, насколько мы недовольны его поведением. Мы покажем ему, как далеко готовы — и способны — зайти, чтобы защитить свои интересы. Он поймет.

— А если не поймет? — спросил Вин.

— Поймет, как поймет и то, какие дальнейшие шаги мы можем предпринять. — Цзян кивнул Лю, который улыбнулся и кивнул в ответ.

— Я думаю, — сказал Чжан, нетронутый чай которого успел совсем остыть, — мы готовы выслушать твой план, Цзян. Когда узнаем все детали, обсудим, как воплотить его в жизнь.

Будучи вторым по старшинству после Цзяна, Чжан обладал привилегией говорить от имени остальных.

— Что ж, хорошо, — сказал Цзян. Он долил чая тем, кто уже допил свой, не забыв наполнить и собственную чашку. Подняв ее, он сказал: — Мы должны избавиться от угрозы, вызванной присутствием мистера Невилла Сент-Клера, разоблачив его мошенничество, причем так, чтобы заставить его — живым и здоровым — исчезнуть отсюда. Навсегда. Безвозвратно. И тем же самым способом мы должны заставить Индуса понять, что отныне он будет находиться под нашим постоянным контролем. Участие властей во всем этом необходимо, но мы сведем его к минимуму. Все согласны?

— И как же ты собираешься все это проделать, Цзян? — Чжан едва сдерживался.

— В Лондоне есть человек, способный достичь поставленных нами целей и энергично, и скрытно. — Цзян обвел всех присутствующих взглядом. — Я предлагаю обратиться к услугам мистера Шерлока Холмса.

— Это шутка, Цзян? — Чжан разразился трескучим смехом. — Или ты приложился к одной из своих трубочек? Мы, люди из Лаймхауса, наймем великого лондонского детектива? Это и есть твой великий план?

— Я не сказал, — ответил Цзян улыбаясь, — что мы наймем его. Я лишь предложил обратиться к его услугам.

 

По мере того как Цзян посвящал сообщников в детали плана, градус враждебности в гостиной понижался, и вскоре все уже согласно кивали, спокойно обсуждая услышанное.

— Я кое-что разузнал, — сказал Цзян, — не только о мистере Невилле Сент-Клере, но и о его близком круге. Конечно, я не задавался целью проследить все их аферы — меня интересовало лишь то, что может быть полезным для нас, — но таким образом я мог получать любую информацию, и не только такую, которая с первого взгляда показалась бы нам важной.

Старый Цзян сомневался, что кто-то из присутствующих извлечет из его слов какой-то урок, однако считал своим долгом поделиться знанием и опытом.

— Так вот, спустя некоторое время один клерк из Абердинской судовой компании сообщил интереснейший факт одному из моих агентов.

— Из Абердинской? По-моему, их офисы находятся на Фресно-стрит? — спросил Чжан.

— Именно. Мне передали, что миссис Сент-Клер в следующий вторник ожидает прибытия какой-то посылки, которую должен привезти корабль «Хардинг». Разгрузка судна будет закончена в субботу вечером. Поскольку на следующий день выпадает воскресенье, миссис Невилл Сент-Клер утром в понедельник будет уведомлена телеграммой о том, что ожидаемая посылка прибыла и забрать ее можно в офисе Абердинской судовой компании.

— Она придет одна? — прикидывая что-то в уме, спросил Лю.

— По словам клерка, весьма наблюдательного молодого человека, прежде именно так оно и происходило. А посему, друзья мои, нам представляется редкая возможность — в тот самый день, когда она приедет в Лондон. Я полагаю, этой возможностью нельзя пренебречь.

После недолгого обсуждения сообщники согласились с планом в том виде, в каком изложил его Цзян Хо, и каждому была поставлена его конкретная задача.

Чжан выделил троих человек дежурить у дверей его заведения — практически напротив окон комнаты, которую Невилл Сент-Клер снимал у Индуса. Задача у этих троих была весьма простая, а успешное завершение ее требовало минимума усилий и максимума терпения.

— Мои люди выполнили свой долг, — скептически заметил Чжан. — Однако я до сих пор не вижу гарантий того, что мы достигнем желаемого результата.

— Результат будет достигнут, — ответил Цзян. — Мои люди последние несколько недель наблюдали за мистером Сент-Клером. В своих привычках он чрезвычайно пунктуален, и на него можно положиться. Сбросив с себя личину Хью Буна, Невилл Сент-Клер каждый день без исключений четверть часа проводит у открытого окна. Возможно, для обратного перевоплощения в самого себя ему необходим свежий воздух.

Все присутствующие дружно рассмеялись, потому что из-за множества верфей, канализационных сетей и курилен опиума воздух на Аппер-Суондэм-лейн считался наихудшим в Лондоне.

Чжан был доволен тем, как идут дела. Вин собирался переговорить со своими друзьями в полиции (Цзян заметил легкую самодовольную улыбку, с которой Вин посмотрел на Чжана, сделав свое заявление), с тем чтобы они появились на месте в должное время. Кроме того, Вин должен был проинструктировать полицейских, что им следует посоветовать миссис Невилл Сент-Клер в нужный момент.

Лю, самый бесшабашный из всех, имел своего человека среди людей Индуса. Цзян знал об этом, но остальные узнали об этом лишь сейчас.

— Датчанин, — сказал Лю, — молодой и амбициозный парень, более предан моему золоту, чем своему хозяину.

Именно на нем лежала важнейшая задача: если возможно, не допустить того, чтобы миссис Сент-Клер вошла в дом Индуса.

— А если ему это не удастся? — спросил Вин. — Допустим, Индус предпочтет впустить леди в комнаты наверху, нежели подвергнуться вторжению полиции?

— С нашей точки зрения это был бы не идеальный вариант, — признал Цзян, — однако и не катастрофичный. Возможно, ужасный вид попрошайки Хью Буна так шокирует ее, что она не будет задавать никаких вопросов. В таком случае все продолжает идти по плану. Если же мистер Невилл Сент-Клер, уже избавившись от личины Хью Буна, не успеет достаточно быстро снова влезть в собственную шкуру, то двойственность этого существа раскроется прямо перед глазами его жены. Повторяю: этот вариант не идеален. Если ужас ситуации, в которой она оказалась, возобладает над ее благоразумием, она может сделать все достоянием публики — чего нам хотелось бы избежать. Однако я не думаю, что это произойдет. Мы можем полагаться на то, что миссис Невилл Сент-Клер захочет сохранить все в тайне — если не ради мужа, который, надеюсь, ей все-таки дорог, то ради их маленьких детей.

Роль, которую Цзян отвел себе, заключалась в том, чтобы через агента дать необходимые инструкции клерку в офисе Абердинской судовой компании, а затем наблюдать за развитием событий на месте, с тем чтобы синхронизировать действия всех четверых участников намеченного плана.

Когда сообщники собирались расходиться, твердо вознамерившись сыграть свои роли, Вин внезапно остановился в дверях.

— По словам моих друзей в полиции, — сказал он (Цзян услышал легкое похрапывание Чжана, однако Вина это не остановило), — гениальность мистера Шерлока Холмса проявляется еще ярче в компании его хроникера, доктора Джона Ватсона. Если миссис Сент-Клер обратится к мистеру Холмсу за консультацией, можно ли будет подключить к этому и доктора Ватсона?

Цзян улыбнулся.

— Можно, Вин. Об этом уже успели позаботиться.

Момент, которого ждали заговорщики, наступил в понедельник, после разгрузки судна «Хардинг». Тем же утром миссис Невилл Сент-Клер телеграфировали с просьбой сообщить, когда она заберет свою посылку. Миссис Сент-Клер в ответной телеграмме проинформировала компанию, что приедет за посылкой после обеда. Цзян тщательно изучил движение поездов из Ли в Лондон и сделал вывод, что если миссис Сент-Клер не мешкая отправится сразу в офис «Абердин», задержать ее там будет не сложно: затерялись бумаги, нужно заплатить пошлину и так далее, — пока не настанет идеальный момент для воплощения плана. Но, как это обычно бывает с женщинами, дама для начала решила пройтись по магазинам и появилась в офисе на час позже. Посылку ей вручил весьма предупредительный молодой человек, чьи глаза, казалось, не упускали ни одной мелочи.

Позднее тот же клерк, получая свой гонорар, доложил Цзяну, что его инструкции были выполнены до йоты. Он показал леди, где нужно расписаться, и заметил при этом, что такой изысканно одетой даме не стоит ходить по местным грязным улицам. Клерк посоветовал ей выйти на Суондэм-лейн, где можно нанять вполне приличный кеб. Миссис Сент-Клер поблагодарила его за совет и ушла. Несколько секунд спустя наш клерк, что-то пробормотав коллегам о срочном задании, вышел из-за стола и последовал за ней. Он держался поблизости, при этом тщательно скрываясь до тех пор, пока она не вышла на Суондэм-лейн. Когда женщина подходила к заведению Индуса, клерк дал знак людям, стоявшим в дверях курильни Чжана, указав на даму, чтобы люди Чжана убедились, что она миссис Невилл Сент-Клер.

После этого люди Чжана начали действовать, вывалив всей толпой на улицу и громко переговариваясь, словно продолжая едва затихший скандал. Они остановились у кучи грязных булыжников, что-то яростно доказывая друг другу. Это имело двоякий эффект: во-первых, они остановили миссис Невилл Сент-Клер, во-вторых, привлекли к себе всеобщее внимание — включая, как и предполагалось, мистера Невилла Сент-Клера, выглянувшего из окна «Золотого слитка». Внезапно оттуда раздался громкий, но совершенно неразборчивый крик. Три человека Чжана тут же прекратили свой спор, и все головы на Суондэм-лейн инстинктивно повернулись в ту сторону. Среди обернувшихся была и миссис Сент-Клер. Судя по испуганному и растерянному выражению ее лица, и клерк, и люди Чжана поняли, что в окне заведения Индуса она увидела именно то, что должна была увидеть.

Далее события разворачивались по плану. Помощник Индуса, датчанин, тайно работавший на Лю, не позволял миссис Сент-Клер войти в «Золотой слиток», хотя она отчаянно этого добивалась. В этот момент, вызванные клерком корабельной компании, на углу Суондэм-лейн и Фресно-стрит появились инспектор и два констебля из числа приятелей Вина, до сих пор выжидавшие на Фресно. Леди бросилась к ним, и вместе они двинулись к дверям «Золотого слитка», где инспектор потребовал, чтобы их пропустили. Далее вся группа взбежала по лестнице в первую комнату второго этажа, где и обнаружила Хью Буна, хорошо известного полиции рыжего попрошайку с на редкость отвратительной внешностью. Что случилось с мужем миссис Сент-Клер, который только что выглядывал из окна этой комнаты, осталось неизвестным. Однако, как позднее сообщил датчанин, подоконник был в крови, в шкафу висело кое-что из одежды, принадлежавшей мистеру Невиллу Сент-Клеру, и, наконец, самое грозное доказательство — подарок, который сей джентльмен обещал привезти сыну, — было найдено на столе. Бродягу Хью Буна арестовали, но дело оставалось нераскрытым. Поскольку следов мистера Невилла Сент-Клера не было найдено, Скотленд-Ярд не мог выдвинуть никаких обвинений против оборванца, хотя жена несчастного сердцем чувствовала, что здесь произошло преступление.

 

Через два дня вечером, в среду, когда туман начинал клубиться по улицам Лондона, небольшая группа владельцев курилен опиума снова собралась в гостиной Цзяна.

— Похоже на то, — сказал Чжан, падая в кресло, — что твой план, Цзян, идет так, как было задумано.

Этот не подлежащий сомнению факт ни в малейшей степени не смягчил неизменно мрачные черты Чжана, хотя Цзян отметил, что на сей раз его собеседник сделал маленький глоток чаю.

— Все последующие этапы хорошо просчитаны и организованы, — ответил Цзян, наливая чай двум остальным гостям. — Миссис Сент-Клер, не удовлетворившись старательными, но бесплодными усилиями Скотленд-Ярда по поискам ее мужа, решила последовать совету опытного инспектора Бартона. — Цзян видел улыбку Вина и счел, что тот имеет право гордиться собой, тем более что инструктировал Бартона не кто иной, как сам Вин. — Сегодня днем миссис Невилл Сент-Клер была принята на Бейкер-стрит мистером Шерлоком Холмсом.

— Серьезно? — Вин опустил чашку и облизнул пухлые губы. — Прекрасно. Что же, по-твоему, произойдет дальше?

— Поскольку мистер Шерлок Холмс известен как человек предприимчивый, — ответил Цзян, — то я уверен, что очень скоро он появится в заведении Индуса, полностью изменив внешность. Он закажет себе трубку с опиумом и расположится на подушках где-нибудь в уголке, откуда сможет наблюдать за прочими посетителями. Таким образом он попытается, вслушиваясь в бормотание этих бедняг, обнаружить какие-нибудь следы, ведущие к исчезновению мистера Невилла Сент-Клера. Будучи человеком терпеливым, он потратит на эти усилия два-три дня. И, конечно же, так ничего и не узнает.

— Тогда в чем же смысл?!