Размер шрифта:     
Гарнитура:GeorgiaVerdanaArial
Цвет фона:      
Режим чтения: F11  |  Добавить закладку: Ctrl+D
Смотреть все книги жанра: Научная Фантастика
Показать все книги автора:
 

«Звёздная база Х», Роберт Уильямс

ГЛАВА I. В самолете

В ГОЛОВЕ ЕГО очень явственно прозвучало:

Нужно внимательно наблюдать за этим человеком. У него интуитивный ум, он очень опасен.

Джон Доусон оторвал глаза от книги, которую пытался читать. Его загорелое лицо осталось совершенно спокойным, как, впрочем, и всегда. Только чуть сузились зрачки глаз и на лбу появились маленькие морщинки, что показывало, насколько он на самом деле поражен.

Телепатия! — подумал он. Осознание того, что он воспринял телепатический импульс, просто потрясало, хотя и не было совсем уж невероятным. В конце концов, телепатия, то есть контакт двух разумов, передача мыслей на расстоянии, не была невозможной. Она была тем, что могло случиться и, исходя из обычного опыта, случалось гораздо чаще, чем считалось. Но не сама телепатия поразила его, а содержание воспринятых мыслей:

Нужно внимательно наблюдать за этим человеком. У него интуитивный ум, он очень опасен.

Без всяких сомнений, Доусон понял, что человек, за которым нужно внимательно наблюдать, это он сам, это он тот, кто опасен. Неизвестный, мысли которого он вдруг принял, думал о нем\ И это могло означать лишь одно: раскрыта его подлинная суть, которую он старался держать в секрете. Один из пассажиров на этом гигантском «Освободителе С-87», транспортном самолете, знал, кем был Доусон.

— Черт побери! — проворчал он себе под нос.

Лейтенант Арт Джеки, сидевший рядом с ним и до сих пор глядевший в иллюминатор, повернулся к нему с удивленными глазами.

— Эй, Джон? В чем дело? Чем ты так недоволен?

— Ничем, — пожал плечами Доусон. — Просто я вспомнил, что кое-что забыл сделать.

Иллюстрация к книге

Лейтенант задумчиво поглядел на него. У Джеки было приятное лицо с родинкой на левой щеке, которая делала его похожим на Рональда Колмана[?].

— А-а, — протянул он.

По его лицу было видно, что он хотел бы что-то добавить.

Доусон выругался про себя. Он знал, что будет дальше. Самая трудная часть его работы — это вопросы, которые задают друзья, действующие из лучших побуждений, те, кто, увидев его не в форме, тут же хотели узнать, почему. И Джеки в форме военного связиста, вовсе не был тут исключением.

— Гм, Джон… Не хочу лезть не в свои дела, но что, черт возьми, ты делаешь на этом самолете?

— Лечу на Базу X, — ответил Доусон.

Поскольку Джеки был его другом, Доусон не мог послать его ко всем чертям и велеть заниматься своими делами.

Иллюстрация к книге

— Черт, это я знаю! — сказал Джеки. — Раз ты сидишь в этом самолете, то собираешься посетить Базу X, потому что самолет летит именно туда. Но какого дьявола понадобилось в этой замороженной глуши, где стоит База X, адвокату? Вот в чем вопрос, Джон. Не считая персонала Базы, единственные живые существа там эскимосы и, — черт бы их побрал, — их хриплые, вечно голодные собаки. Но я никогда не слышал, чтобы эскимосы вызывали к себе такого дорогого адвоката, так что остаются только собаки. Ты летишь на север представлять собак?

Доусон криво усмехнулся.

— Это длинная история, — сказал он. — Ты же знаешь, что База X снабжается исключительно по воздуху?

— Естественно.

— И что самолеты принадлежат армии, но управляют ими, по контракту с армией, коммерческие аэролинии. Другими словами, армия владеет самолетами, оборудованием и т. д., а аэролинии предоставляют свой персонал и ноу-хау. В результате армия получает то, что хочет — транспортировку, — и аэролинии ответственны за исполнение. Ясно?

— Конечно. Но причем здесь ты?

— Я представляю аэролинии, что приводит к причине того, что я сижу в этом самолете. Я лечу на Базу X, чтобы помочь развязать некий юридический клубок, поскольку армия заявила, что операторы неправильно используют ее оборудование. Спор возник из-за крушения одного самолета. Мои клиенты настаивают, что самолет использовался правильно, был послан по необходимости, и виновата во всем плохая погода, за которую они не несут ответственности. В основе возникшей ситуации лежит несколько юридических закавык, включая…

— Меня, — смеясь, перебил его Джеки. — А я и не знал, зачем вообще послали меня.

— Ты захотел узнать, что я здесь делаю, — пожал плечами Доусон.

— Мне все ясно. И если я немедленно не остановлю тебя, то прослушаю лекцию о законодательстве, начиная от Римской республики. Пропусти ее, Джон. Я уже все услышал.

— Ладно, — сказал Доусон и замолчал.

В тайне он был очень доволен собой. Джеки проглотил эту историю. Конечно, они с Джеки были друзьями, но Доусон сознательно солгал ему, придумав то, в чем не было ни слова правды. В деле, каким занимался Доусон, было важно не говорить ничего даже лучшему другу.

Доусон был адвокатом. В этом была доля правды. Но когда началась война, он предложил свои услуги ФБР и был тут же принят на службу. Так Доусон стал агентом ФБР, одним из охотников мистера Гувера на шпионов и саботажников. В самолете он летел потому, что главная контора получила сведения, будто на нем может лететь немецкий шпион.

Местоположение Базы X было военной тайной. И власти хотели эту тайну сохранить.

Задание Доусона состояло в том, чтобы найти и арестовать этого шпиона.

Не считая Доусона и пилотов, на грузовом самолете «Освободитель» летело семь пассажиров. И один из них был вражеским шпионом, если сведения, полученные главной конторой, были верны.

Но Агент ФБР даже не сомневался в том, что они верны. Это подтверждали чужие мысли, которые он вдруг прочитал. И они же подтверждали, что его инкогнито раскрыто.

Или слова, появившиеся у него в голове, просто иллюзия? Может, они возникли из его подсознания, а не из внешнего источника?

Доусон нахмурился. Слова были очень ясны. Словно громкий шепот у него в голове.

Нужно внимательно наблюдать за этим человеком. У него интуитивный ум, он очень опасен.

Фраза интуитивный ум казалась многозначительной. Доусон был блестящим адвокатом с длинным списком выигранных дел. Но в глубине души он знал, что многие его самые захватывающие победы в зале суда были результатом догадок, идей, появлявшихся у него в голове, мыслей, приходивших, казалось, из ниоткуда. Точно так же, как сейчас.

Доусон не был ни мистиком, ни ясновидцем, не увлекался эзотерикой. Но в душе он подозревал, что обладает какими-то способностями, позволяющими ему читать мысли других людей. Или, может, его ум был восприимчив к мыслям, излучаемым другими. Слишком уж много догадок появлялось у него как раз тогда, когда они были нужны, чтобы сомневаться в их истинности. Он не знал, как они появляются и откуда. Можно назвать телепатией, ясновидением или интуитивным умом эту возможность угадывать правду сразу, не проходя через трудоемкий процесс доказательств.

Вот и теперь он догадался, что раскрыт и кто-то в самолете тайком наблюдает за ним.

Он поудобнее устроился в кресле и притворился, будто читает. Но он не видел страницы книги. На самом деле, он изучал пассажиров, оценивал их, выискивая того, кого хотел найти.

Наступала ночь. Тяжело нагруженный самолет, гудя двигателями, летел на север, в сгущающуюся тьму.

ГЛАВА II. Пропавший пассажир!

— ЭТО НА САМОМ деле замечательное место! — говорил инженер Карсон через узкий проход.

Доусон знал его имя. Прежде, чем сесть в самолет, он внимательно изучил список пассажиров. Документы у всех были в полном порядке.

Но этого и следовало ожидать. У немцев была репутация скрупулезных придир, и следовало ожидать, что их шпион появится со всеми документами, верными до последней точки и черточки.

— Я уже слышал, что База X весьма необычна, — ответил собеседник Карсона.

Это был капитан Дуве, военврач. Тонкое, бледное лицо. За выпуклыми линзами очков внимательные глаза, казалось, рассматривающие все вокруг.

Мог ли быть этот доктор шпионом? Это казалось невозможным. Но и присутствие шпиона на этом самолете тоже было невозможным. Притворяясь читающим, Доусон прислушивался к беседе между этими двумя людьми.

— База X на самом деле небольшой городок, — говорил Карсон. — В определенном смысле, это самый необычный город в мире.

— Чем же она так необычна?

— С одной стороны, База полностью снабжается по воздуху. Каждый фунт груза привозится туда самолетами. Но База X уникальна и в другом отношении. Как я уже говорил, это небольшой город. Но любой город удовлетворяет нужды окружающей его местности. Город и возникает за тем, чтобы удовлетворять потребности людей. А потребности, которые удовлетворяет База X, не находятся в какой-либо близости от нее. Эти потребности лежат в Англии, по другую сторону Атлантики. Потребности, породившие Базу X, находятся за тысячи миль от нее. Например, если жители Марса посетили Базу X, не зная условий жизни на Земле, то они попытались бы понять, зачем База вообще тут стоит, а это было бы невозможной задачей. Они могли бы лишь прийти к заключению, что земляне непроходимые дураки, раз построили город в диких местах. Но мы-то знаем, в чем заключается реальная необходимость этого города.

У этого инженера было кое-что в голове. И он восторгался своими идеями. Он был в штатском, но ведь и Доусон тоже. Многие люди, работающие на Базе X, были гражданскими лицами.

С передних мест раздался взрыв смеха. Там две армейские медсестры играли в джин с двумя парнями и при этом выигрывали. Эти парни были электриками военно-морского флота, насколько помнил Доусон, летящими на север для работы над какими-то сложными электрическими установками на Базе, а медсестры должны были работать там в небольшой больнице. Белокурого электрика звали Тисе, а темноволосого, сильно загорелого — Грейдон. Медсестер звали Беатрис Лен и Джин Паркер.

Армейский связист, военврач, инженер, две медсестры и два электрика. Лейтенант Джеки, капитан Дуве, Карсон, Беатрис Лен, Джин Паркер, Тисе и Грейдон.

Кто же из этих семерых был немецким шпионом?

— Пусти, пожалуйста, Джон, — лейтенант Джеки встал со своего места.

Доусон пропустил его в проход, и Джеки, протиснувшись мимо него, направился в туалет. Пока лейтенант протискивался мимо, Доусон с раздражением глядел на его родинку на правой щеке. Почему-то эта родинка раздражала его. Какого черта Арт не удалит eel — подумал он.

 

КАРСОН И КАПИТАН Дуве все еще разговаривали через проход. Карсон продолжал рассказывать о Базе X. Медсестры и оба электрика играли в джин.

— Черт побери, — пробормотал Доусон. — Если кто-то из этих людей окажется немецким шпионом, я готов сожрать свою шляпу.

Судя по тому, как они выглядели и что делали, а также, как говорили по-английски, ни один из них не мог быть шпионом. Они явно все были американцами.

Но Доусон твердо знал, что один из них не тот, кем кажется. Одно было бесспорным: главная контора узнала, что кто-то пытается добраться до Базы X. Некто попытался подкупить гражданское лицо, летящее на север, чтобы занять его место в самолете, а также воспользоваться его документами. Штатский этот отказался и сообщил властям, после чего ФБР ринулось в бой.

Кто-то, у кого не могло быть там дел, сделал попытку проникнуть на Базу X. Конечно, существовала возможность, что вражеский шпион не сумел попасть на этот самолет. С другой стороны, был шанс, что сумел. Более, чем чему-либо еще, Доусон доверял своей интуиции, которая подсказывала, что здесь что-то не так. А в последние минуты это чувство еще больше усилилось.

Это было неопределенное ощущение, не привязанное ни к каким фактам…

Самолет попал в воздушную яму, покачнулся, но тут же выровнялся, когда пилот компенсировал крен. Медсестры взвизгнули и тут же рассмеялись над собственным испугом. Карсон прервал свой монолог.

— Сильно тряхнуло, — сказал Доусон через проход.

— У меня бывало и хуже, — ответил, смеясь, инженер.

Дуве слегка побледнел.

Ощущение, будто что-то не так, стало еще сильнее.

Черт побери, что тут может быть неправильно? — подумал Доусон.

И тут его ударила другая мысль. Что-то лейтенант Джеки задержался в туалете. Может, Арту стало плохо? — подумал Доусон, встал и пошел к туалету. Если Джеки плохо, то ему надо помочь.

Джеки не было плохо. Его вообще не было в туалете.

Да, черт побери, я же сам видел, как он вошел сюда. Если бы он вышел, то я бы заметил это

Доусон внезапно похолодел. Выйдя из крошечного туалета, он бросил взгляд по проходу, чтобы убедиться, что Джеки каким-то образом вернулся на место.

На месте Джеки не было.

Я схожу с ума, подумал Доусон. Джеки должен быть или в туалете, или на месте. Других мест тут не было, если ему не пришло в голову спрятаться за штабелями ящиков.

Самолет был грузовым. Каждый дюйм пространства заполняло оборудование, отправленное на север, на Базу X.

Может, Джеки спрятался за ним!

Доусон тут же отверг эту идею. Наиболее вероятно было, что Джеки из туалета прошел вперед, в пилотскую кабину, и болтал сейчас с пилотами. Доусон пошел туда.

 

КАК ТОЛЬКО он открыл дверь кабины, к нему повернулось лицо Джима Флетчера, первого пилота.

— Пассажирам запрещено находиться здесь, — сказал Флетчер.

Второй пилот тоже обернулся, но тут же вернулся к управлению.

Джеки в кабине не было.

— Сюда кто-нибудь входил несколько минут назад? — спросил Доусон.

— Нет, — ответил пилот. — Если бы попытался, то мы бы выставили его. Никому не позволено быть здесь, включая и вас. Простите и все такое, но инструкции есть инструкции.

Доусон принес извинения и вышел.

Значит, Джеки был где-то в другом месте. На носу его не было, не было и в пассажирском салоне. В качестве укрытия оставался лишь груз.

Джеки спрятался? Если так, то зачем? Это что — шутка какая-то?

Доусон мрачно принялся за поиски. Он привлекал к себе удивленные взгляды пассажиров, но это сейчас было неважно. Закончив, он снова пошел в кабину пилотов.

— Опять вы? — буркнул здоровяк-Флетчер, выглядел он недовольным, но второй пилот безмятежно развалился в своем кресле — самолет явно летел не на автопилоте. — Что у вас теперь? Все еще ищите своего человека?

Пилот не был преднамеренно груб. Просто у него не было времени болтать с пассажирами.

— Существует ли какой-нибудь выход из самолета? — спросил Доусон.

Его вопрос привлек внимание пилота. Флетчер удивленно уставился на него.

— Выход из самолета? О чем, черт возьми, вы говорите? Мы летим на высоте мили!

— Я говорю о том, что вы потеряли пассажира, — отрезал Доусон.

— Мы потеряли… — голос Флетчера внезапно изменился. — Успокойтесь, приятель, — сказал он, изучая мрачное лицо Доусона. — Отсюда нельзя выйти незаметно. К тому же, все будет в порядке. Если человек ваш и вышел, то просто открыл парашют и стал спускаться к земле.

— Может, я и сошел с ума, но если так, то для меня это что-то новенькое, — сказал ему Доусон. — Но я не плету небылиц. На этом самолете летел лейтенант Арт Джеки. А теперь я не могу найти его. Вот почему я спросил вас, как можно покинуть самолет.

Еще секунду Флетчер задумчиво смотрел на Доусона.

— Возьми управление, — буркнул он второму пилоту. — Держись на курсе, которым мы летим теперь, и, может быть, мы сумеем обойти грозовой фронт. Я пойду посмотрю, о чем толкует этот парень.

Флетчер встал с пилотского кресла и приблизился вплотную к Доусону.

— Ну, приятель, кто вы такой? — спросил он.

Доусон показал ему свой жетон. Вид маленькой золоченой безделушки изменил отношение пилота. В глазах его мелькнуло уважение.

— Один из парней мистера Гувера, да? Ну, я никогда не слышал, чтобы кто-то из ваших сошел с ума. Так что там о пропавшем человеке?

Доусон рассказал ему, что произошло. Потом они вместе обыскали самолет.

— Невозможно открыть дверь и выйти, пока самолет находится в воздухе, — объяснил озадаченный пилот. — Раз он был здесь, то должен и сейчас здесь находиться.

— Тогда где он?

 

ЭТО БЫЛ ХОРОШИЙ вопрос. Где же Джеки? Пилот опросил пассажиров, чтобы удостовериться, что Джеки вообще летел на самолете.

— Я видел его, — сказал Карсон. — Он встал и пошел в гальюн. С ним что-то случилось?

— Я отчетливо помню этого человека, — добавил капитан Дуве. — У него еще была маленькая родинка на правой щеке.

— Тогда он должен быть здесь, — заявил Флетчер. — Вот только где? Я знаю эту лоханку лучше, чем пальцы на своей руке. Если здесь и есть место, где может спрятаться человек, то я о таком не слышал.

Наконец, взволнованный пилот отправился обратно в кабину. А не менее взволнованный агент ФБР опустился на свое место.

Джеки исчез из самолета.

Остальные пассажиры поняли, что что-то произошло. Доусон замечал взволнованные взгляды, какие они кидали на него. Но все хранили молчание. Было что-то, какое-то происшествие, которое обещало подсказку, если бы только Доусон мог вспомнить, о чем идет речь. Это было что-то мелкое. Но что, черт побери? Словно овод, который гудит и нудит, крутилась какая-то мысль, которую он не мог поймать. И внезапно Доусон понял, что это было. Он повернулся к капитану Дуве, сидевшему через проход.

— Вы сказали, у Джеки была родинка на правой щеке?

— Ну, да, насколько я помню, на правой. А какое это имеет значение?

— Именно это и я вспомнил, — сказал Доусон. — Когда он встал, чтобы пройти в туалет, родинка была у него на правой щеке. И это было неправильно. Совершенно неправильно. Я знал Джеки много лет, и родинка всегда была у него на левой щеке.

Он закрыл глаза и вызвал в памяти картину. Когда Джеки сидел рядом, родинка была у него на левой щеке. А когда встал и протиснулся мимо Доусона, родинка была уже на правой.

— Так какое это имеет значение? — спросил озадаченный доктор.

— Значение? — переспросил Доусон. — Значение? Почему…

Какое это имело значение? Как могла крошечная родинка перейти с одной щеки на другую? А если это произошло, то что могло означать?

Внезапно необъяснимая дрожь прошла по телу Доусона. Он почувствовал, словно приоткрылась дверь, ведущая в космос, и на него дунул из пустоты ледяной ветер.

ГЛАВА III. Крушение

ИТАК, ЧТО случилось с Джеки? Он не мог покинуть самолет, если не разблокировал и открыл выходную дверь, после чего ветром его занесло бы в пропеллер, да и не мог он сделать это незаметно от всех. А если он не покидал самолета, то должен быть здесь. Но его здесь не было. В этом-то все и дело — не было.

Гул двигателей изменил тональность. Самолет резко накренился на борт, затем тут же выправился. Из кабины пилотов выглянул Флетчер.

— Перед нами грозовой фронт. Мы пытаемся обойти его.

Дверь со стуком закрылась после того, как он сделал объявление.

Самолет сменил курс, чтобы уклониться от бури. А буря могла нести с собой ветер и снег, что послужило бы причиной обледенения, с каким не сумели бы справиться специальные устройства. Сразу же после поворота полет стал менее ровным. Снаружи мчались ледяные ветры, то и дело встряхивая самолет. Далеко на севере в небе разгоралось северное сияние. Где-то там, над полюсом, небо пронзали длинные пальцы ослепительного огня.

Пассажиры с тревогой глядели друг на друга. Разговоры прекратились. Карточная игра тоже была прервана. Все сидящие в самолете изо всех сил пытались не думать ни о чем плохом.

Доусон резко покинул кресло и пошел в туалет. Это было последнее место, которое, как он был уверен, посетил Джеки. Здесь могла быть какая-то подсказка. Доусон тщательно обыскал маленькую кабинку. Кто не видел агента ФБР за работой, тот не знает истинного значения слова искать.

Но он ничего не нашел.

Когда он вышел, все с надеждой поглядели на него.

— Что же произошло с тем человеком? — спросила Джин Паркер.

— Да, где же он? — добавил Грейдон.

— Он выпрыгнул из самолета? — хмыкнул Тисе.

Доусон сел на место. Он должен был опросить их раньше, но был слишком изумлен, чтобы сообразить это. И его вопросы не дали нужных результатов.

— Мы заметили, что вы с пилотом кого-то ищите, и предположили, что искали того человека, который, как мы видели, входил в туалет, — сказала медсестра.

— А кто-нибудь из вас видел, как он выходил из туалета?

Игроки в джин покачали головами.

— Мы играли и не глазели по сторонам. Может, он вышел, и мы просто не заметили этого, — предположил Тисе.

— Я кое-что вспомнила, — сказала Беатрис Лен, маленькая девушка с каштановыми волосами и внимательными карими глазами.

— Что именно? — нетерпеливо спросил Доусон.