Размер шрифта:     
Гарнитура:GeorgiaVerdanaArial
Цвет фона:      
Режим чтения: F11  |  Добавить закладку: Ctrl+D
Смотреть все книги жанра: Детская фантастика
Показать все книги автора:
 

«Колдовская метка», Роберт Стайн

Иллюстрация к книге

Вступление

Иллюстрация к книге

Спасайся кто может!

Давай, давай, кричи…

Все равно тебя никто не услышит. Ведь твой привычный и безопасный мир уже остался позади.

Роковой шаг уже сделан…

Роковой шаг в темные уголки твоего воображения.

Дверь в КОМНАТУ СТРАХА отворена!

Привет…

Привет! Я Р.Л. Стайн. Добро пожаловать в эту необычную книгу из серии «Комната страха».

В ней пойдет речь о девочке, которую зовут Эйприл Пауэрс. Вместе с одиннадцатью другими ребятами она будет жить на тропическом островке. Все они приехали на него ради приза в сто тысяч долларов, который ждет победителей игр на выживание. Впрочем, очень скоро ребята обнаружат, что на острове живет еще некая персона, и она не хочет, чтобы они выжили!

Когда я начал писать эту историю, мне очень скоро стало ясно, что она слишком большая и слишком страшная, чтобы уместиться в одной книге. Тогда мне пришлось рассказать про то, что произошло с Эйприл, не в одной, а в трех книгах.

Так и возникла ТРИЛОГИЯ.

И я приветствую вас в моем особенном кошмаре…

Часть первая

ЭТОЙ ЗИМОЙ

Глава I

КОЛДУНЬЯ

— Известно ли тебе, что я колдунья? — спросила Эйприл Пауэрс. — Злая колдунья?

Ее приятель Энди Батлер недоверчиво усмехнулся.

— Круто, — ответил он. — Тогда сделай так, чтобы я исчез. Мне сегодня как-то не хочется сидеть на контрольной по алгебре.

Лицо Эйприл оставалось сумрачным.

— Я не хочу тратить на тебя свои магические силы. Лучше я их поберегу. Для Пам.

Энди удивленно вытаращил глаза и провел ладонью по своей короткой, темной шевелюре.

— Для Пам? Чем она тебе не угодила на этот раз?

— «Чем-чем»! — сердито пробормотала Эйприл. — Всем! Она меня раздражает. По-моему, Пам считает, что она мисс Совершенство!

— А что? Она и в самом деле красивая и значит — совершенная! — нарочно сказал Энди.

— Да уж, совершенная… совершенная идиотка! — заявила с досадой Эйприл.

Они стояли возле двери столовой. Неподалеку от них, в холле, двое учителей, забравшись на стремянки, пытались повесить под потолком транспарант: «Вперед, быстрые олени Эплгейта!»

В столовой гремели подносы, скрипели стулья, от желтых кафельных стен отражались звонкие голоса ребят. Оттуда в коридор выплывал чуть кисловатый запах рыбных палочек с макаронами и сыром.

Эйприл задумчиво потеребила длинную пластиковую серьгу красного цвета, которая всегда болталась в ее левом ухе. Затем тряхнула головой, поправляя две темные пряди волос, падавшие на лоб. При этом она не отрывала взгляда от лестницы, ожидая появления на ней Пам Ларджент.

— Ты представляешь? — спросила она у Энди. — Пам сказала Рикки Джейсону, что я в него влюблена и хочу с ним танцевать в день св. Валентина. Какая подлость!

— Но тебе ведь на самом деле нравится Рикки, — возразил Энди.

Эйприл возмущенно закатила глаза.

— Ты ничего не понимаешь. Просто она хотела таким образом выставить меня идиоткой. Ведь всем известно, что Рикки влюблен в Пам. Она сказала это только для того, чтобы его насмешить.

— Ты права. До меня как-то сразу не дошло, — согласился Энди и тут же махнул рукой двум девочкам, направлявшимся мимо них в столовую. — Эй, займите мне место!

— Пам ужасно любит меня подставлять, — продолжала Эйприл, обшаривая глазами лестницу. — Ей хочется соперничать со мной во всем. И чтобы обязательно победа досталась ей. Когда я решила написать свою семестровую работу на тему «Магия в истории человечества», угадай, какую тему выбрала Пам?

— Сдаюсь. — Энди пожал плечами.

Эйприл застонала от досады.

— «Магия в истории человечества», — сообщила она. — Только ради того, чтобы написать ее лучше, чем я.

Она снова дернула за серьгу. Она всегда так делала, когда сердилась или нервничала.

— Я ведь не злая. Ты сам знаешь. И вообще, я ненавижу насилие. Но в этом случае я бы с радостью содрала кожу с физиономии Пам и повесила ее вон туда, на этот транспарант!

Энди рассмеялся.

— Ты заболела от ненависти.

— По-моему, это не болезнь, — возразила Эйприл. — Пам этого заслуживает. Только не беспокойся. Я не собираюсь прибегать к насилию. Вместо него я воспользуюсь магией.

— Если уж ты ее не терпишь, тогда почему ты проводишь вместе с ней так много времени? — удивился Энди.

— Ты ведь сам знаешь… Наши родители очень дружат. У меня не остается выбора. Стоит мне только оглянуться… Эй!.. — Она увидела светлый хвостик, болтающийся на голове Пам, когда та сбегала по лестнице.

Эйприл толкнула Энди локтем в бок.

— Вот видишь? А теперь исчезни. Мне пора браться за свое маленькое и жуткое колдовство.

— Можно я посмотрю? — попросил Энди.

Эйприл не ответила. Она уже спешила по коридору навстречу сопернице.

Пам была самая высокая девочка в эплгейтской средней школе. Она часто жаловалась на это:

— Я уродка! Меня все мальчишки боятся!

Однако Эйприл прекрасно понимала, что Пам нравится быть самой высокой, самой красивой, самой светловолосой, самой умной, самой… самой… самой…

— Ты меня ждешь? — спросила Пам. Ее щеки, обычно сливочно-белые, сейчас порозовели. На лбу блестели бисеринки пота.

По понедельникам перед ленчем она занималась гимнастикой.

Эйприл не смогла удержаться от усмешки.

— Я хочу тебе кое-что показать.

— Я умираю от голода! — заявила Пам, проходя мимо Эйприл к двери столовой. — Какие там сегодня у них салаты?

— Нет, подожди. — Эйприл торопливо загородила ей дорогу — Это совсем недолго. Я… я научилась одной магической штуке.

Пам остановилась. Ее голубые глаза испытующе впились в Эйприл. Потом она засмеялась.

— Ты хочешь показать мне карточные фокусы? Мы что, маленькие дети?

— Я узнала про одно колдовство, — ответила Эйприл. — Готовилась к своей семестровой работе и нашла в библиотеке очень старую и пыльную книжку на самой верхней полке. Там написано, как делать просто отпадные вещи. Я… я теперь приобрела колдовскую силу, Пам. Честное слово, я не шучу.

Пам потрогала ладонью лоб подруги.

— У тебя начинается бред, да? Высокая температура? Может, отвести тебя к медсестре?

«Ей это не нравится, — подумала Эйприл. — Ей не нравится сама идея, что я могу делать что-то такое, что ей самой не под силу. Классно!»

Эйприл потащила Пам в столовую. Там она заметила, что Энди наблюдает за ними, сидя возле стены.

— Ты хочешь вытащить кролика из шляпы или что? — нетерпеливо спросила Пам. — Вообще-то я не поклонница таких фокусов.

— Это не фокусы, — ответила Эйприл. — Я уже сказала тебе — я узнала магические чары. И эти чары принесут мне отличную оценку за семестровую работу.

— Что тебя так волнуют твои оценки? — поморщилась Пам.

— Смотри сама. — Эйприл подтащила Пам ближе к очереди за ленчем. — Ты просто выбери кого-нибудь, о’кей? Того, на кого я могу навести чары.

Девочки окинули взглядом бурлящую очередь.

— Как насчет Меррили Крейн? — спросила Эйприл и ткнула пальцем в пухлую рыженькую коротышку, которая тащила свой поднос к кассирше.

Пам вздохнула и пожала плечами.

— О’кей, согласна. Пускай будет Меррили. Только давай скорей, ладно?

Меррили заплатила за ленч и направилась с подносом через зал.

— Смотри на нее внимательно, — шепотом произнесла Эйприл. Она принялась бормотать под нос странные слова. — Аманоо… кеела…

Глава II

РОЗЫГРЫШ

Эйприл опять взмахнула руками.

— Корноо… апака… намоо, — шептала она.

Несколько ребят громко вскрикнули, когда из рук Меррили вырвался поднос с ленчем. Поднос взлетел в воздух — и с грохотом упал на пол. Тарелки разбились, а их содержимое вывалилось к ногам толстушки.

Меррили раскрыла рот от ужаса и беспомощно взмахнула руками.

— Агакоо… Беллем… — шептала Эйприл.

Меррили закрутилась волчком, все еще держа руки над головой. Сначала медленно, а затем все быстрей и быстрей; она неуклюже кружилась, топча на полу свой не съеденный ленч.

— Помогите — кто-нибудь! — завизжала девочка. Ее лицо исказилось от ужаса, рыжие волосы взлетели над плечами. — Пожалуйста, помогите мне!

Тут она сильно ударилась о кафельную стену, согнулась пополам, без сил осела на пол и застыла в неподвижности.

Эйприл повернулась к Пам и увидела на ее лице выражение ужаса. Пам побледнела и учащенно дышала, крепко сжав кулаки, а ее голубые глаза вылезли из орбит.

— Ты… ты… — Она впилась глазами в Эйприл. — Как ты..?

Пам не стала ждать ответа.

— Ты ведьма! — завизжала она и, резко повернувшись, бросилась прочь из столовой.

Все замолчали. Эйприл слышала только, как стучат по коридору башмаки Пам.

У стены ребята помогали Меррили подняться на ноги. Толстушка качала головой, моргала, а на ее лице все еще сохранялось выражение ужаса и недоумения.

Эйприл подумала о Пам и не сумела удержаться от торжествующей улыбки.

После занятий Эйприл направилась домой. Утренний снегопад покрыл землю тонким белым ковром. Дорога сделалась скользкой. Солнце надежно спряталось за низкими серыми тучами.

— Эйприл — подожди!

Эйприл оглянулась. К ней бежала Меррили, размахивая обеими руками. Полы ее голубой парки развевались от бега, за плечами подпрыгивал рюкзак. Черные скечеры скользили на снегу.

Когда Меррили догнала Эйприл, обе девочки расхохотались и стукнулись растопыренными пятернями.

— Я просто не могу поверить! — воскликнула Меррили, — Ну, мне никак в это не верится!

— Пам купилась на наш розыгрыш, — твердо произнесла Эйприл, и в ее темных глазах сверкнуло злорадство. — Мы поймали ее на крючок как золотую рыбку!

Меррили пригладила ладонью свои медные волосы.

— Ты гений! Просто гений! Неужели Пам в самом деле поверила, что ты меня заколдовала?

Эйприл кивнула и захихикала.

— Она стала пунцовой. Я даже думала, что ее стошнит.

— Но ведь она знает, что мы подруги — верно? — напомнила Меррили. — Неужели она не догадалась, что мы могли с тобой договориться и разыграть ее?

Эйприл покачала головой.

— Все выглядело очень убедительно. Я и сама была готова поверить в свое колдовство, когда ты начала бешено крутиться, словно потеряв над собой контроль. Как тебе это удалось?

— Когда я была маленькая, ходила на уроки балета, — ответила Меррили и вздохнула. — К сожалению, сейчас моя фигура не подходит для него.

— Ну, ты великолепно кружилась, — с уважением признала Эйприл. — А еще мне понравилось, как ты топтала свой ленч.

— А вот это произошло случайно, — призналась Меррили. — Я совсем не собиралась это делать. Потом мне пришлось целый час отмывать всю эту гадость с ботинок!

Они подождали, когда проедет автобус, набитый подростками, а потом перешли улицу.

— Пошли ко мне, посидим немного, — предложила Эйприл. — Кажется, в холодильнике остался шоколадный торт. Мы отпразднуем нашу замечательную победу над злой Пам.

Меррили довольно улыбнулась.

— Как ты думаешь, чем она сейчас занимается? Могу поспорить, что она обшаривает в библиотеке все полки в поисках старой книжки о магии. Ей ведь нужно тебя обыграть. Она уже мечтает, как явится завтра в школу и превратит всех в лягушек!

— Ква-ква, — подхватила Эйприл. Она повернула к своему дому и стала шарить в сумке, отыскивая ключ от входной двери. — Впрочем, я уверена, что Пам уже догадалась о нашей маленькой шутке. Завтра она просто не явится в школу, потому что ей будет неловко.

Меррили громко захохотала.

— Пам? Неловко? Ты шутишь?

Эйприл извлекла из почтового ящика пачку конвертов, потом отперла дверь и первая вошла в дом.

— Снимай свои мокрые ботинки, — сказала она подруге. — Ты ведь знаешь, что моя мама пылинки сдувает со своих любимых деревянных полов.

Эйприл стащила с себя пальто и рюкзак и швырнула их на ступеньки лестницы. Потом бегло просмотрела почту.

— Что это? — Она подняла повыше длинный коричневый конверт.

Меррили тем временем причесывалась перед зеркалом в холле. Тут она повернулась.

— Вы получаете почту? А я никогда не получаю. Никогда.

Эйприл стала разглядывать конверт.

— Он из какой-то Академии. Что это такое? Ты когда-нибудь слышала о ней?

Меррили шагнула к подруге.

— Это школа такая, да?

— Наверное, просто какая-то фирма пытается продать свои дрянные книжки, — ответила Эйприл и уже хотела выбросить конверт, не распечатывая.

— Открой его! — воскликнула Меррили. — Давай посмотрим, что там пишут?

Эйприл надорвала конверт и извлекла из него несколько листков толстой белой бумаги. Развернув их, она стала читать длинное послание. Ее глаза бегали по строчкам.

— Странно, — вскоре пробормотала она. — Все это очень странно…

Глава III

ПРИГЛАШЕНИЕ В ТРОПИЧЕСКИЙ РАЙ

Дорогая Эйприл Пауэрс!

У нас есть для тебя восхитительные новости! Совет директоров Академии с удовольствием сообщает, что ты выбрана из сотен учащихся.

Этой весной мы приглашаем тебя стать членом Академии и принять участие в двухнедельном семинаре.

Вместе с одиннадцатью другими лучшими учащимися из разных уголков Соединенных Штатов ты попадешь в общество ведущих персон и знаменитостей из сфер управления, образования, развлечений, спорта и бизнеса. Их список прилагается.

Семинар состоится на красивом частном тропическом острове в Карибском море. У тебя и твоих новых друзей будет достаточно времени, чтобы позагорать на белом песке на пляже, исследовать пещеры в скалах и поплавать в теплых водах тропического рая.

Этот остров необитаемый. Однако на нем построены комфортабельные домики и есть многие другие удобства.

Мы позаботились о том, чтобы двухнедельное пребывание на острове стало восхитительным и неповторимым событием в твоей жизни. К концу семинара, на который приедут незнакомые между собой люди, они станут сплоченной группой друзей.

Став новым членом Академии, ты получишь шанс познакомиться и подружиться с одиннадцатью другими новичками.

Ты также будешь принимать участие в беседах с знаменитыми людьми, познакомишься с ними лично во время обедов и ужинов и других мероприятий.

Наш семинар предусматривает не только общение со знаменитостями, но и новые знакомства. Он также приглашает тебя принять участие в конкурсе под названием «Игры жизни».

«Игры жизни» забавные, удивительные и очень познавательные. Ты выбрана в число участников за твое стремление к новым достижениям. Тебе понравится азарт соревнования.

Когда игры начнутся, тебе захочется, чтобы они продолжались как можно дольше!

Ты обнаружишь, что «Игры жизни» на нашем острове дело не только увлекательное — но и весьма прибыльное. Выигравшая команда получит приз в сто тысяч долларов.

Мы прилагаем бланк регистрации и листки анкеты. Разумеется, все расходы оплачиваются Академией.

Приглашение в Академию — это честь, которой удостаиваются лишь немногие учащиеся. И мы не сомневаемся, что ты захочешь присоединиться к нам этой весной.

Мы обещаем, что эти две недели станут для тебя восхитительными, познавательными и прибыльными. Мы гарантируем, что ты запомнишь это время на всю жизнь!

С искренними пожеланиями, Дональд Маркс, директор.

Глава IV

СОМНЕНИЯ И НАДЕЖДЫ

Меррили дочитала письмо, заглядывая через плечо подруги.

— Ого! — пробормотала она. — Неужели это правда?

Эйприл еще раз перелистала бумаги.

— Выглядит вполне официально, — сказала она. — Только мне не верится. Слишком уж заманчиво.

Ее сердце лихорадочно колотилось. Она снова прочла письмо. Ей пришлось держать его обеими руками, потому что ее правая рука дрожала.

— Две недели на тропическом острове? Бесплатно? — повторила она. — Со всеми этими немыслимыми знаменитостями? Ого!

— Да еще не исключено, что ты вернешься домой с кучей баксов! — воскликнула Меррили.

Девочки посмотрели друг на друга, открыв рты.

— Скорее всего, это какая-то шутка, — заявила Эйприл. — Не может быть, чтобы такое предложение делалось всерьез.

— Если Пам узнает, она просто свихнется и начнет кусаться как собака! — хихикнула Меррили. — У нее крыша поедет от зависти.

— Могу поспорить, что она тоже приглашена, — ответила Эйприл, по-прежнему he отрывая глаз от письма. — У нее баллы за учебу выше, чем у меня. Да и спортсменка она отличная. Мне даже странно, почему выбрали именно меня.

— Не скромничай, — упрекнула ее подруга. — Почему ты всегда прибедняешься?

— Я просто удивляюсь, почему меня выбрали, — сказала Эйприл. — Я тихая и робкая. Езжу в кемпинги только с родителями, но, честно говоря, не очень люблю это. — Она потрясла письмом. — Очень странно.

— Совсем не странно, — настаивала Меррили. — Ты ведь такая трудолюбивая. А твои оценки лишь чуточку ниже, чем у Пам. Может, кто-нибудь из Академии видел тебя прошлой весной в нашем конкурсе. Ты была бесподобной!

Меррили хихикнула.

— И ты придумываешь потрясающие шутки!

Эйприл засмеялась.

— Здорово мы сегодня разыграли Пам — правда?

— Позвони ей! — воскликнула Меррили. — Давай позвоним Пам. Узнаем, получила ли она такое же письмо.

— Ты шутишь, что ли? — Эйприл покачала головой. — Не буду я ей звонить.

Тут раздался телефонный звонок.

Девочки подпрыгнули от неожиданности.

Эйприл подняла трубку.

— Алло? — Она прикрыла микрофон ладонью и прошептала Меррили. — Это Пам!

— Так и знала! У нее как будто есть специальный радар, — прошептала Меррили.

— Эйприл, я знаю, что ты и твоя подружка Меррили устроили сегодня со мной, — сказала Пам. — Сначала я даже чуточку поверила, но потом все быстро вычислила.

— Хм… ну… — пробормотала Эйприл.

— Я даже могу поспорить, что Меррили стоит рядом с тобой, — с горечью сказала Пам. — И вы обе до сих пор смеетесь надо мной.

— Нет. Мы не смеемся, — ответила Эйприл. — Правда.

— Это было не очень смешно, — заявила Пам.

— Немножко смешно все-таки было, — настаивала Эйприл. — Хотя бы чуточку. Ты должна признать…

— Я пытаюсь стать твоей подругой, — сказала Пам. — Потому что этого хочет моя мама. Но это совсем непросто, Эйприл. Я не знаю, что у тебя за проблемы. Но…

— Ты получила письмо? — выпалила Эйприл.

— Что? Письмо?

— Да, — ответила Эйприл. — Сегодня, по почте. Ты получила письмо от какой-то организации под названием «Академия»?

— Нет, — ответила Пам. — А что?

— Нет, ничего, — ответила Эйприл. — Мне надо спешить. Пока. До завтра.

Она положила трубку и взметнула кулак в воздух.

— Йесссс! Пам не пригласили.

По лицу Меррили расплылась усмешка.

— Она наверняка будет ревновать, когда узнает. Как ты думаешь?

Эйприл сверкнула глазами.

— Разве что немножко.

Улыбка ее подруги поблекла.

— Впрочем, Эйприл, одна проблема у тебя возникнет. С твоими родителями.

Девочка прищурилась и взглянула на подругу.

— А что с моими родителями?

— Они у тебя такие строгие, — ответила Меррили. — Что если они скажут «нет»? Они всегда так беспокоятся о твоей безопасности. Помнишь, они не разрешили тебе отправиться прошлым летом на «Большие Приключения»? Что, если они не отпустят тебя на остров?

— Им придется меня отпустить! — воскликнула Эйприл. — Это шанс всей моей жизни! Это невероятно! Ведь речь идет о двух неделях на тропическом острове с другими ребятами и дюжиной знаменитостей! Да еще шанс выиграть кучу долларов!

— Ой. Успокойся, детка… — сказала Меррили.

— Они не могут мне запретить! — закричала Эйприл. — Неправда, Меррили. Они должны меня отпустить! Должны! Это крошечный необитаемый островок. Что там плохого? Скажи мне — что там может быть плохого?

Часть вторая

РАВЕНСВУД, АНГЛИЙСКАЯ ДЕРЕВНЯ

1680 ГОД

Глава V

ДЕРЖИТЕ ВЕДЬМУ!

— Ведьма! Ведьма!

— Держите ведьму!

Дебора Андерсен завизжала на бегу, пытаясь заглушить злобные крики мальчишек. Ее тяжелые черные башмаки стучали по дорожке, огибавшей мельницу. Ей пришлось приподнять повыше длинную черную юбку, чтобы она не мешала ее бегству. Пальцы судорожно сжимали тяжелую, грубую ткань. Колючие ветки хлестали по лодыжкам, цеплялись за шерстяные чулки.

— Ведьма! Держите ведьму!

— Хватайте ее, а то она улетит!

Мимо ее головы просвистел камень.

— Нееееет! — воскликнула Дебора, пригнувшись. Камень с резким стуком ударился в дерево и покатился по дорожке. Дебора не замедлила свой бег.

Тропинка закончилась возле фермы Филдингов. Дебора бросилась бежать по полю, через высокие кочки травы и вереска. Мальчишки были не так далеко позади. Вокруг лежал неубранный ячмень, почерневший и гниющий. Несколько худых коров опасливо поглядели в ее сторону.

Неужели жители Равенсвуда обвиняют Дебору в том, что весной были плохие всходы? Неужели они обвиняют ее в том, что жирные черные насекомые сожрали когда-то изнутри кукурузные початки? В том, что лиловые черви поедали яблоки, и они сморщивались прямо на дереве? В том, что голодные коровы давали лишь чуть-чуть молока?

Да. Обвиняют.

— Я НЕ ВЕДЬМА! — пронзительно закричала она.

Но мальчишки гнались за ней. Мимо ее головы просвистел еще один камень.

— Улетай прочь, ведьма!

— Расправь свои черные крылья и улетай!

«Хотелось бы мне сейчас улететь, — с горечью подумала Дебора. — Подальше от этих темных деревенщин, которые винят меня во всех их бедах».

Ей ужасно захотелось оказаться подальше от холодной деревни, от преследующих ее глаз, от долгих, сырых зим, когда не хватает топлива, чтобы согреть ее маленькую хижину. Подальше от ферм с их скудными посевами. Подальше от разваливающейся мельницы, которой редко приходится молоть пшеницу.