Размер шрифта:     
Гарнитура:GeorgiaVerdanaArial
Цвет фона:      
Режим чтения: F11  |  Добавить закладку: Ctrl+D
Смотреть все книги жанра: Фэнтези
Показать все книги автора:
 

«Маэстро», Роберт Сальваторе

Пролог

— Пушистые лапы Ллос! — воскликнул Брелин Дженквей. Дроу покачал головой, недоверчиво глядя на бойню, развернувшуюся перед ним. Тысячи и тысячи демонов рвались в круглую пещеру Путей Повелителей, комплекса больших туннелей, которые стали главным входом в Мензоберранзан. Монстры почти ворвались в город.

Маги и жрицы темных эльфов выстроились вдоль стен пещеры. Магический дождь обрушивался на силы Абисса. Раньше Брелин никогда не представлял себе такой мощи, не говоря уж о том, чтобы стать её свидетелем. Сотни разрядов молний рассекали потоки огненных шаров. Волшебные вихри отбрасывали назад рвущихся в город демонов — похожих на зомби манов и обезьяноподобных балгуров — заставляя их падать на землю. Там они трепыхались на ледяном полу или бились в облаке пара, пока взорвавшийся над ними огненный шар не заканчивал их мучения.

Заслон дроу возымел разрушительный эффект, но демоны продолжали пребывать.

— Они смогут уничтожить их всех? — спросил изумленный Брелин.

— Будь готов, — огрызнулся на него Тиаго. — Некоторые пройдут, и если ты не прикроешь меня с фланга — милости не жди.

Брелин на мгновение уставился на наглого благородного Бенра, прилагая все усилия, чтобы скрыть свое презрение. Джарлаксл и Бениаго предупреждали его о взрывном характере Тиаго и его высокомерном отношении к окружающим. Джарлаксл знал внутренние дела благородных Бэнров лучше, чем кто-либо вне семьи. А Бениаго был двоюродным братом Тиаго. Тем не менее, Брелин провел последние десятилетия, служа Бреган Д’эрт. Из своих девяноста пяти лет он провел с группой Джарлаксла более половины, и большую часть этого времени дроу провел вне города. Теперь, когда он вернулся в Мензоберранзан, высокомерие Тиаго, яд, пронизывающий каждое его слово — как и каждое слово многих других дроу, особенно этих выскочек из Дома До’Урден, где теперь служил Брелин — вводило его в недоумение.

Ничто не изменилось. Кроме того, что Брелин ушел, кроме его восприятия той неестественной реальности, которая царила в Мензоберранзане. Он так привык к этому в ранние дни, что перестал обращать внимание, но теперь каждое слово коробило его, и дроу приходилось взывать ко всему своему самообладанию, чтобы не показывать истинное отвращение к мерзким методам собственного народа.

Стены пещеры продолжали вздрагивать от магии, обрушивающейся на демонов, атакующих большую залу на западе. Одна чрезмерно яркая вспышка заставила Тиаго и Брелина отшатнуться.

— Равель и его паутина света, — заметил Тиаго, уверенно кивая головой, несмотря на кислое выражение, застывшее на его лице. Равель, бывший маг Дома Ксорларрин, а теперь вступивший в Дом До’Урден, прославился этим ритуальным дополнением к обыкновенным разрядам молний. Два дроу, увидевшие это зрелище в первый раз, остановились у стены коридора, способные только наблюдать, как десятки демонов тают под разрушительной силой заклинания.

Не успел Тиаго закончить свое замечание, как до ушей пары донеслась невероятная какофония звуков. Земля ходила ходуном, эхо взрывов отдавалось от стен коридора, уносясь прочь от стен Мензоберранзана. Даже здесь, в нескольких сотнях шагов от битвы, Брелин чувствовал жар волшебного пожара. Он лишь слегка ослабил хватку на своих мечах. У дроу не было сомнений в том, что кто-то из демонов пережил эту катастрофу.

— Магическая битва подходит к концу, — добавил Тиаго, когда землетрясение, наконец, стихло. Как и праздничные магические представления — магические атаки тоже любили оканчивать грандиозным перфомансом.

Брелин кивнул. Равель объяснил всем, что паутина света ударит, когда битва в пещере начнет подходить к концу. И последовавшее крещендо только подтвердило его слова. Подкрепления демонов почти наверняка иссякли, и потому маги и жрицы устроили свой большой спектакль.

— Бойня в пещере подходит к концу! — крикнул Тиаго.

Его призыв облетел всех окружающих, отдаваясь в ушах неоспоримой командой. В качестве мастера оружия, назначенного в этот день главным, Тиаго имел полное право распоряжаться собравшимися вокруг силами — почти сотней пеших солдат и в десять раз большим числом орков, гоблинов, багбиров и кобольдов.

Брелин внимательно слушал, как Тиаго выкрикивал команды, отправляя группы на места, организуя отряды, которые должны были отправиться вперед, прикрывая отступление некоторых магов и жриц, которые не могли покинуть пещеру с помощью магии. Безусловно, вокруг располагалось множество межуровневых дверей, которые могли вернуть участников сражения в город, но их использование было возможно лишь при поддержке других магов, тоже отправившихся в бой. Многие другие, включая воинов Дома До’Урден, были назначены в военные отряды, и потому скоро должны были вернуться и присоединиться к команде Тиаго.

Пожалуй, сильнее всего Брелина поразил тон, которым Тиаго отдавал свои распоряжения. Голос мастера оружия звучал так, словно тот был не доволен происходящими событиями. Брелин с самого начала заметил это сочетание разочарования и властолюбия. Его компаньон, Вейлас Хьюн, быть может — лучший из разведчиков Бреган Д’Эрт, пришел к ним несколько часов назад. Он принес весть о приближении огромных сил демонов. Эта информация побудила события выйти за пределы возможностей Тиаго, потребовав магической связи с правлением города. Сорцере опустела, отправляя всех своих магов, Арк-Тинилит послала на защиту всех жриц, проходивших обучение в академии, многие Великие Дома, включая Дома Бэнр и Баррисон Дель’Армго отправили своих лучших заклинателей.

И тогда Тиаго осталось лишь сидеть в тихом коридоре, сжимая не видевший крови меч, когда огромная победа была одержана прямо перед его носом. Брелин был действительно поражен тем, как мастер оружия жаждал битвы. А ведь то были демоны!

Его гнев был неумолим, и Брелин знал, что причина кроется за провалом Тиаго миссии с головой Дзирта До’Урдена.

Движение впереди по коридору возвестило о возвращении заклинателей. Жрицы шли первыми, не выказывая большой спешки, что яснее всего говорило об окончании бойни в пещере — и это лишь увеличило недовольную гримасу на лице Тиаго. Они, в том числе и жена Тиаго — Сарибель До’Урден, прошли мимо Тиаго, Брелина и остальных боевых командиров, занимая свои места в третьих рядах, но достаточно близко, чтобы исцелить любого, кто будет в этом нуждаться.

Потом появились маги. Они двигались быстрее, а некоторые завершавшие процессию и вовсе нервно оглядывались назад. Равель вел свой отряд, вместе с Джемасом Ксорларрином, который, по слухам, стал новым представителем Двора Дома До’Урден. Оба остановились, оказываясь рядом с Тиаго. Джемас занял свое место во втором ряду воинов.

— Никогда не видел такой орды, — сказал Равель Тиаго. — Мы уничтожали их сотнями, но они только продолжали наступать.

— Шли без страха! — воскликнул Джемас, который казалось был не менее удивленным. — Они без колебаний маршировали по телам своих сородичей из Абисса, и тоже падали (может — гибли). Вся пещера покрыта шелухой, оставшейся от демонов, отправленных в изгнание.

Равель хотел что-то добавить, но только кивнул головой.

— Есть еще кто-то? — спросил Тиаго. Для Брелина и остальных, слышавших мастера оружия, было ясно, что он так надеялся на утвердительный ответ.

— За Путями Повелителей были замечены балгуры, — подтвердил Равель. — Они спешат присоединиться к своим сородичам.

Брелин вздохнул, попытавшись, в конечном итоге, превратить свой вздох в кашель — но, когда Тиаго бросил на него быстрый взгляд, он понял, что обман не удался. Разумеется, как и любому дроу в Мензоберранзане, ему приходилось и ранее сталкиваться с демонами, но балгуров он причислял к своим наименее любимым противникам. Выглядели монстры как шутка богов — с их рыжими волосами и огромными конечностями. Каждый виденный им балгур доставал до кончика его пальца, если бы дроу вытянул руку вверх над головой, и был в четыре раза тяжелее его. Но, несмотря на внушительные размеры и силу, наполнявшую монстра, балгуры были на удивление гибкими и быстрыми. Даже один мог оказаться опасным противником. Это воющее и когтистое животное было стайным охотником. А потому они сражались с дьявольской координацией.

Дьявольской — повторил про себя Брелин, примеривая слово к этому типу демонов.

От мыслей дроу оторвал яростный вой, донесшийся снизу по туннелю, эхом отскакивая от стен.

— Они увидели бойню в пещере, — заметил Равель. — Удивительно, что они не испытывают страха, перелезая через груды трупов товарищей.

— Идеальные солдаты, — ответил Тиаго. — Жаль нам не хватает подобной свирепости в собственных рядах.

— У тебя не найдется каких-нибудь трюков для этого отряда? — осмелился спросить Брелин. — Балгуров лучше уничтожать магией, а не клинком.

Тиаго уставился на него.

— Кого угодно лучше уничтожать магией, — легкомысленно ответил Равель. Драматично вздохнув, маг пошел прочь.

Тиаго проследил за магом, позволяя своему взгляду неотрывно следовать за другом.

— Ты здесь только потому, что так сказал Джарлаксл, — сказал Тиаго Брелину. — Его гарантии ничего не значат? Не будет ли лучше мне заменить тебя кем-то другим?

Брелин долгое время смотрел на благородного сына Дома Бэнр. Большая его часть хотела ответить на предложение Тиаго утвердительно. Хотя он понимал, что вопрос был в большей степени угрозой, чем вопросом. Но быть подальше от Тиаго было бы так здорово…

Однако Бреган Д’Эрт не могла игнорировать реальность. В Доме До’Урден не найти лучшего воина — даже кого-то близкого по мастерству — и мало кто в Мензоберранзане мог сравниться с Тиаго в доблести в бою. Быть может Малагдорл, и Джарлаксл, который слишком редко появлялся в городе. А кроме них — был ли воин, мастер оружия, способный послужить в сражении лучше, чем этот заносчивый аристократ?

— Конечно нет, — ответил Брелин, отвешивая вежливый поклон. — Я докажу тебе свою ценность, когда кровь обагрит камни.

Он хотел сделать это и именно это. Тиаго держал его рядом с собой не ради Джарлаксла — насколько мог думать Брелин, Тиаго вообще мало заботил Джарлаксл. Тиаго взял Брелина своим заместителем, потому что Джарлаксл сказал, будто он не найдет лучшего боевого компаньона. Но теперь Брелину необходимо было доказать это.

Или, быть может, подумал Брелин, Тиаго желает держать его рядом с собой, потому что хочет иметь глаза и уши Джарлаксла в Доме До’Урден. Очень, очень близко.

Отбрасывая эту тревожную мысль, Брелин напомнил себе, что если не покажет себя отлично, Тиаго наверняка найдет способ избавиться от него. Быть, может Бэнр сам убьет его, если балгуры не справятся.

Брелин перестал сомневаться в этом, едва взглянув на выражение, застывшее на лице Тиаго.

Вопли приближавшихся монстров усилились, и Брелин отбросил эту мысль. У него не было времени для размышлений. Битва должна была, вот-вот состоятся, и его жизнь зависела от их с Тиаго координации.

— Жена! — позвал Тиаго, поворачиваясь и взмахивая рукой. Сарибель вышла вперед. Дроу вовремя пригнулся, закрываясь щитом и ловя прыгнувшего балгура. Сила удара отбросила Тиаго назад, а монстр скользнул справа от Брелина.

Брелин парировал правым мечом, левый клинок вылетел вперед, останавливая удар еще одного рыжего демона.

Балгур справа зашипел и плюнул в знак протеста, меч глубоко вошел в его тело. Но этот, казалось бы, смертельный удар, не свалил существо. И то, видимо даже не замечая боли, повернулось к Брелину.

Но тут появился Тиаго. Махнув мечом из-за своего странного и красивого щита, дроу разделил голову раненного демона пополам.

Брелин каким-то образом сумел парировать когтистые лапы существа, стоявшего перед ним, и извлечь меч из тела падающего балгура. С обоими клинками в руках, опытный воин быстро развернулся, бросаясь на свирепого монстра.

Рядом возник Тиаго. Дроу воскликнул:

— Вперед!

Брелин хотел было заспорить — на самом деле, ему вообще некуда было идти — но смертоносный меч Тиаго сверкнул из-за щита, рубя противника Брелина в бок. Так превосходно, что лезвие, которое называли Видринас, разрезало торс толстого демона, почти разрезая существо пополам, стоило Тиаго просто взмахнуть рукой.

Брелин безуспешно пытался сдержать изумленный вздох, а затем двинулся за Тиаго, который прыгнул на приближавшихся демонов, не обращая внимания на их ответные атаки.

Он отбил в сторону последние удары умирающего зверя и опустился на одно колено. Делая два быстрых укола мечом, он нанес удар по балгуру, который прыгнул на него. Демон приземлился и пошатнулся, заваливаясь на отрубленную ногу, таким образом, становясь легкой добычей для дроу из следующих рядов.

Чувствуя себя вполне довольным своим умным маневром, Брелин снова двинулся вперед. Но стоило ему отметить движения Тиаго Бэнра До’Урдена, весь его восторг куда-то улетучился и он едва не забыл о битве. Благородный дроу, более чем, соответствовал в свирепости своим противникам. Он быстро прыгал в разные стороны, отбивая когтистые лапы и щелкающие пасти своим волшебным щитом. Один за другим демоны падали под ударами его великолепного меча.

Снова атакованный демоном, Брелин потерял след Тиаго. После того, как его балгур упал мертвым, дроу потребовалось некоторое время, чтобы найти прыгающее мечущееся пятно, которое представлял собой мастер оружия. Брелин покачал головой, не веря своим глазам. За каждой парированной Тиаго атакой врага следовало еще несколько ударов, которые вовсе не попадали в эльфа.

На руке Тиаго появился порез — и он едва не потерял Видринас — но рана быстро исчезла.

Брелин быстро оглянулся на жену Тиаго, Высшую Жрицу Сарибель, наблюдая за тем, как женщина погружается в свое колдовство. Выбрав своей целью Тиаго, она направляла волны исцеляющей магии Ллос на благородного сына Дома Бэнр.

И Тиаго, очевидно, доверял ей. Он оставил своего спутника позади и безрассудно бросился в гущу врагов. Если Сарибель позволит ему умереть — матрона мать Квентл не будет милостива.

Это осознание, как и понимание того, что Тиаго запланировал все это уже давно, заставило Брелина тревожно задуматься. Хотя Тиаго явно не нуждался в нем, как в защитнике своего фланга — мог ли он сам сказать тоже самое? У него за спиной не было Верховной Жрицы, которая передавала ему неограниченную исцеляющую магию.

И хотя сейчас он принадлежал Дому До’Урден, кем он был на самом деле? Брелин Дженквей был из Бреган Д’Эрт, помощником Джарлаксла, верным Джарлакслу.

И Тиаго должен был знать это.

Тиаго не будет волновать, если Брелин погибнет в этих коридорах за пределами Мензоберранзана.

Возможно, мастер оружия даже будет рад. Может быть, он начал свою атаку в надежде на то, что Брелин умрет.

Все мысли о том, чтобы догнать Бэнра улетучились из головы воина, и Брелин напрягся, защищая себя и позволяя монстрам подойти ближе.

 

Тиаго наискосок взмахнул мечом над головой сгорбленного, похожего на обезьяну демона, и ощутил удар боли, когда балгур с силой цапнул его за бедро. Его тонкие адамантовые доспехи сдержали зубы монстра, но укус не пропал бесследно.

Резкая боль сопровождалась теплым экстазом исцеления, объятиями богини.

Он кувыркнулся над головой балгура, резко оборачиваясь после приземления. Потому стоило демону последовать за своим противником, меч Тиаго рассек его от брюха до горла. Высокий размах Видринас отсек голову следующему монстру в ряду.

Молодой мастер оружия услышал свой смех, видя, как трое зверей бросаются на него, чтобы похоронить его под своей массой. Разворачиваясь, он заметил Брелина Дженквея.

И Брелин понял, что Тиаго считал его расходным материалом. И благородный дроу очень желал, чтобы Джарлаксл получил это сообщение.

— Бреган Д’Эрт, — сплюнул мастер оружия, вырываясь из-под груды демонов. Его волшебный щит теперь расширился до своих максимальных размеров, отбивая большую часть атак. Рука с мечом искала любую брешь в обороне противника, чтобы сделать выпад, разрезая плоть демонов.

И боль продолжалась. Когтистые лапы и зубастые пасти находили свою цель. А потом приходило блаженство от исцеления Сарибель, и молодой дроу познавал истинный восторг.

 

Сарибель лишь надеялась, что её лихорадочные безостановочные усилия помогут сохранить Тиаго от серьезных ран, как и от смерти. Если он погибнет здесь, жрица отдаст собственную жизнь во славу гнева матери Бэнр.

Тиаго делал это нарочно, заставляя её служить себе. Позже она не услышит ни единого слова благодарности или похвалы за свои усилия здесь. Она познает лишь его презрение. Вечное презрение.

— Пока я не стану Матроной Матерью Дома До’Урден, — решительно сказала она себе между заклинаниями. Кивнув, жрица пробормотала следующее. Её терпение и сила духа одержат верх.

Или, быть может, ей стоит позволить ему просто умереть там, задумалась жрица на несколько мгновений. Как легко она может прервать поток исцеляющей магии. Пусть демоны разорвут его на куски!

Разумеется, эта мысль была мимолетной, и не только потому, что смерть Тиаго ставила под угрозу её собственную жизнь. Её брак и Тиаго делал женщину Бэнр, как и До’Урден. И она никогда не подвергнет это угрозе.

Жрица отбросила свои мысли, когда слух, что сама матрона мать явилась посмотреть на сражение, пронесся по полю битвы.

Сарибель удвоила усилия, вкладывая в каждое заклинание всю свою силу и наполняя Тиаго благословением Ллос.

— Что делает этот идиот? — услышала она позади себя голос ужасной Квентл Бэнр.

В воздухе появилась огненная сфера. Яркий огонь, чей жар превосходил жар адского огня, обрушился на ряды противника, сжигая демонов вокруг молодого мастера оружия.

Взмах Видринас снес последнего монстра, все еще стоявшего рядом с Тиаго. Дроу резко обернулся вокруг. На лице его застыла маска оскорбленной ярости. Но стоило ему увидеть Матрону Мать Квентл, выражение изменилось.

В самом деле.

Квентл махнула Брелину, заставляя того выйти вперед.

— Он безрассуден, — прошептала матрона мать Сарибель, разворачиваясь, чтобы уйти. — И амбициозен.

Она замолчала, ловя взгляд жрицы.

— Он прекрасен, — сказала ей Квентл. — Позже приведи мне его, здоровым.

Сарибель мудро не прекратила своих заклинаний даже после слов матроны матери.

 

Квентл Бэнр не покинула поле боя с помощью магии, как можно было ожидать от столь важной и могущественной личности. Она двинулась вниз по коридорам Путей Повелителей, возвращаясь к Мензоберранзану. Слева от неё распологалась Клаурифта, а в стене справа виднелась огромная боковая зала, которая уводила к Тир Бреч. Слух о славной победе в туннелях уже распространился, и потому матрона мать желала, чтобы народ видел её возвращение с места сражения — скромное и великолепное одновременно.

Её сестра — Верховная Жрица Сос’Ампту Бэнр, ждет её в главной пещере, как и было приказано. Вместе с ней матрону мать ждал мощный гарнизон Дома Бэнр — достаточный, чтобы удержать любые смертоносные покушения.

Представители её дома весело переговаривались весь путь по дороге к обиталищу Бэнров. Матрона Мать Квентл не замечала этой славы, она понимала, что подобный парад был не лишним и даже необходимым. Ради репутации собственного дома, как и её самой в качестве Матроны Матери. Но на протяжении дороги все напоминало женщине об ущербе, причиненном её любимому городу.

Разрушенному, из-за глупости её пропавшего брата.

Квентл знала, что это Громф вызвал Принца Демонов в Мензоберранзан, совершенно никого не предупредив.

Сейчас чудовищный монстр убрался прочь, но оставил за собой полосу хаоса и абсолютного разрушения. Хвост Демогоргона оставил глубокие раны на стенах Сорцере, почти опрокинув основные постройки. Зверь снес ворота и стены нескольких домов, в том числе двух, входящих в Правящий Совет.

А еще мерзкий демон вырыл траншею. Потому что мог. Канава тянулась через половину города, уводя к выходу в Подземье.

Многие дроу, вставшие на пути Демогоргона, были убиты. Огромные щупальца монстра хватали несчастных темных эльфов, отправляя в рот хозяина или просто отбрасывая в сторону, заставляя тела злосчастных налетать на сталактиты и сталагмиты. Многие другие выцарапали себе глаза, сходя с ума под взглядом богоподобного демона.

И все из-за Громфа.

Квентл едва смогла подавить рычание.

— В пещерах был кое-кто крупнее балгуров и манов, — сообщила Сос’Ампту. Хотя Квентл уже подозревала это.

— Твои жрицы проследили за ними?

— Да, они прячутся за круглой пещерой.

— Имена зверей?

Сос’Ампту кивнула.

— Мы узнали их.

— И?

— Заклинания изгнания не удались, — признала сестра. Квентл резко остановилась и пристально посмотрела на жрицу.

Та смогла лишь пожать плечами.

— Ты должна была быть среди жриц, — сказала Квентл, и в голосе её послышалась тревога.

— В пещере было много высших жриц, — ответила Сос’Ампту, как обычно, не выражая никаких эмоций. — Их заклинания так же сильны, как мои собственные. И даже зная имена демонов, они не смогли изгнать их.

— Они ошиблись…

— Нет, — осмелилась прервать Сос’Ампту. — Все как мы и опасались. Барьеру Фаэрзресс нанесен урон. Демонов нельзя изгнать.

Квентл отвернулась, глядя на приближавшиеся строения Дома Бэнр. Выражение на её лице показывало, что женщина пытается осмыслить эти поразительные и пугающие новости.

— Но мы можем убить их, — сказала Сос’Ампту, — Когда мы вернемся в твои покои, я направлю заклинание прорицания в круглую пещеру, где пронеслись первые волны битвы. Ты увидишь, матрона мать. Там кучи мертвых монстров — они стали пустой, дымящейся шелухой.

Квентл недоверчиво посмотрела на сестру.