Размер шрифта:     
Гарнитура:GeorgiaVerdanaArial
Цвет фона:      
Режим чтения: F11  |  Добавить закладку: Ctrl+D
Смотреть все книги жанра: Фэнтези
Показать все книги автора:
 

«Город Воронов», Ричард Бейкер

Глава первая

Джек Рейвенвайльд перемахнул через край ограждённой парапетом крыши Дома Кулдат и радостно ухмыльнулся. Воздух был тяжёл и влажен от первой весенней грозы. Вода стекала по его по щетинистому, выбритому за ушами черепу с явственным вдовим мыском на лбу.

Джек был мелким мужчиной худощавого телосложения с круглым, дружелюбным лицом, на котором то и дело возникала насмешливая шутовская улыбка. Тёмные глаза ехидно поблескивали над бесовским носом, широким ртом и тонкой полосой щетины вдоль линии подбородка.

— Быстрее, быстрее! — тихо позвал он через плечо. — Дождь намочит мой лучший костюм.

Вокруг него во тьму повсюду тянулась поросшая мхом черепица и тонкие городские шпили. Джек рассматривал их с притворной скукой. Позади него волосатая рука ухватилась за скользкую от дождя крышу. Мгновением позже над парапетом показалась голова и плечи пыхтящего от натуги Андерса Арикссена.

— Если ты так беспокоишься о состоянии своей одежды, — выдохнул он, — мог бы помочь мне, а не торчать здесь, будто какой-то флюгер прямиком из мусорной ямы.

— Флюгер из мусорной ямы, как же, — фыркнул Джек. Он считал, что одет с иголочки. Ночная работа требовала одежды, сидящей на теле как тень на могиле, так что невысокий мужчина носил удобные кожаные штаны, облегающую тёмно-серую рубаху из хлопка и жёсткий кожаный дублет с мягкой подкладкой — всё чёрное. Слева на поясе в тонких деревянных ножнах, обитых чёрным бархатом, висела рапира, а справа — кинжал к ней в пару. Остановившись на миг, чтобы смахнуть со своего тёмного плаща воду, он шагнул к краю крыши и протянул Андерсу руку.

— Что ж, держи.

Андерс схватил его за руку и вытащил себя на плоскую крышу, неловко оскальзываясь. Он медленно выпрямился, и стало заметно, что мужчина выше своего товарища больше чем на фут. И если Джек был одет в тёмную кожу и развевающийся на ветру тяжёлый плащ, Андерс носил всего лишь штаны из оленьей кожи, оставляя поросшую золотыми волосами грудь открытой буйству стихий.

— Ты уверен, что взобрался на эту стену без помощи небольшого колдовства? Подъём оказался вовсе не таким лёгким, как ты утверждал, дружище Джек.

— Зачем прибегать к магии там, где будет довольно природного таланта? — ответил Джек. Он сделал два лёгких шага по скользкой черепице и на мгновение встал на кирпичную трубу, глядя, как струйки дыма вьются вокруг его ног.

— Ночь сегодня черна, как старый дёготь, дружище Андерс, — засмеялся он. — Лучшего вечера для моего предприятия и пожелать нельзя!

— Нашего предприятия, — буркнул Андерс, поправляя товарища. — Это наше предприятие, Джек. Я начинаю волноваться, когда ты делаешь такие оговорки.

Пока Джек легко прыгал с одного парапета на другой, не обращая никакого внимания на пропасть в сорок футов под ногами, высокий северянин развернул тяжёлый меч немногим короче самого Джека и повесил клинок у себя за спиной. Его глаза оказались точно на уровне глаз Джека, несмотря на то, что Рейвенвайльд теперь балансировал на каменном зубце, на добрый локоть возвышавшемся над крышей, где стоял Андерс.

— Кстати говоря, ты так и не сказал мне, за какой добычей мы охотимся сегодня.

Джек подвёл Андерса по крыше к небольшой каменной плите в углу.

— Прямо под нами, как ты прекрасно знаешь, находится склад Дома Кулдат. Пятеро братьев Кулдат родом из каких-то далёких восточных земель. Главный предмет их торговли — ковры исключительного мастерства, по слухам, вручную сотканные шестнадцатью порабощёнными принцессами, которых братья заставляют трудиться, чтобы Дом Кулдат не взыскал старый долг с их обнищавшего отца.

Андерс нахмурился.

— Ковры. Скверно. Они довольно тяжёлые, а под дождём станут ещё тяжелее. Придётся повозиться.

— Нет, нет, забудь про ковры. Мы здесь…

— Ага, значит принцессы. Они ещё увесистей ковров, но вряд ли потяжелеют от влаги. Терпимо, пожалуй.

Джек вздохнул.

— Забудь о коврах. Важно то, что пятеро братьев Кулдат весьма богаты, отмечая этот невероятно успешный сезон, они недавно приобрели комплект из пяти превосходных рубинов у ювелира Шорлока Ревала, чтобы каждый брат подарил своей жене по одному. Мы должны избавить их от ответственности за эти небольшие камушки.

— Рубины, — кивая, отозвался Андерс. — Это намного лучше. Так как мы это провернём?

— Под ней, — сказал Джек, указывая на каменную плиту, — находится пока что неприкосновенное хранилище братьев Кулдат. С помощью осторожных заклинаний ясновидения я узнал, что на первом этаже этого здания расположен магазин Кулдат; на втором — их главный склад; на третьем — их покои; на четвёртом — личные кабинеты и тайные хранилища.

Джек надел пару мягких кожаных перчаток и поглубже натянул капюшон, скрывая лицо.

— Комната внизу предназначена для хранения их лучших ковров. В двух комнатах от неё — закрытая шкатулка, где лежат рубины. Ты останешься в комнате с коврами, стоя на страже, а я украду шкатулку.

— В таком случае, не понимаю, зачем я вообще тебе нужен, — отозвался Андерс. — Такой умелец, как ты, и сам легко с этим справится.

— Могут быть осложнения, — признался Джек, — в число которых входит сторож-демон, охраняющий богатства этого здания.

Андерс повернулся, чтобы посмотреть на него снизу вверх.

— И мне придётся сразиться с этим демоном?

— Это крайне маловероятно. Я рассчитываю, что мы сможем добраться до цели и отступить, прежде чем возникнет хоть малейшая вероятность встречи со сторожем. Я попросил тебя пойти со мной лишь из-за одного на сто — нет, на тысячу — шанса, что демон сможет узнать о нашем присутствии.

Джек опустился на колени рядом с люком и произнёс слова отпирающего заклинания, легко проведя рукой по крышке. С негромким звуком засов на другой стороне отодвинулся. Прежде чем светлобородый северянин успел передумать, Джек открыл люк и соскочил внутрь.

Он приземлился на мягкую груду ковров, окружённую глубоким мраком. Он всегда умел находить дорогу во тьме. Ни разу не споткнувшись, он скользнул к двери кладовой и приоткрыл её, выглядывая в коридор. Шахматный пол и резные деревянные панели поблескивали в свете ламп снаружи. Высматривая любое движение, Джек услышал, как позади него уже не так ловко приземлился Андерс.

— Оставайся здесь, мой любезный Андерс, — тихо сказал он, — и будь готов сразу же прийти мне на помощь, если я позову.

— Можно сначала задать простой вопрос?

— Конечно.

— Как ты собираешься разделить пять камней, Джек? Разумеется, четыре или шесть не стали бы проблемой, но пять разделить между двумя партнёрами сложно.

Джек притворил дверь, оставив лишь тончайшую щель, и обернулся к Андерсу.

— Что ж, для начала каждый из нас получит по два рубина. Это будет справедливо.

— Итого четыре, — заметил Андерс. — Ты хочешь сказать мне, что ради честного и равноценного дележа добычи оставишь пятый братьям Кулдат?

— Ну разумеется нет, — ответил Джек. — Пятый получу я.

Андерс нахмурился.

— Твоя убеждённость беспокоит меня, дружище Джек. Как ты пришёл к такому выводу?

— Это просто. Сегодняшнее приключение устроил я, и это я нашёл способ проникнуть внутрь. Следовательно, большую часть сокровищ должен получить.

Джек упёр руки в бёдра, приняв выражение благородной снисходительности.

— Конечно, твоя помощь тоже важна, поэтому я с радостью отдаю тебе две пятых сегодняшней добычи. Заметь, что я честно и без обмана обошёлся с тобой ещё до того, как приступать к работе. Другие наши коллеги могли позволить вопросу пятого камня повиснуть в воздухе, пока добыча не окажется в руках. По моему опыту, это ведёт к необдуманным действиям и резким словам.

— Я не убеждён, — отозвался северянин.

— А стоило бы, дружище Андерс. В любом и всяческом отношении я — воплощённая честность. Я не только горжусь своей искренней и прямолинейной натурой, но также, как я считаю, могу утверждать, что никогда не позволял заведомой лжи сорваться с моих губ. Я не способен даже не мельчайший обман, и каждый день молюсь о том, чтобы умереть самым ужасным и жутким способом, если не смогу придерживаться собственных идеалов достойного и высокоморального поведения.

— А как это?

— Достойное и высокоморальное поведение? Что ж, я считаю…

— Нет, нет, другое. Самый ужасный и жуткий способ умереть. Какой он, по-твоему?

Джек поднял руку, будто собираясь ответить, задумался на мгновение, затем опустил её.

— Я точно не знаю.

На миг смутившись, он постучал пальцем по подбородку и сдался, пожимая плечами.

— Я подумаю об этом. Ты доволен нашей договорённостью?

Андерс поморщился.

— Принимаю, при одном условии: если мне придётся сражаться с демоном, пятый камень получу я.

— Уверяю тебя, в этом условии нет никакой необходимости, — сказал Джек.

— Если это и в самом деле так, то ты должен легко на него согласиться. Итак, ты согласен?

Джек вздрогнул и слабо улыбнулся. Андерс был куда умнее, чем казалось.

— Согласен, хотя вероятно нам следует договориться о значении слова «сражаться»…

— Легко. Это ситуация, в которой демон пытается меня убить или я пытаюсь убить его. А теперь, будь так добр, продолжай.

Мелкий вор открыл дверь и выскользнул в коридор. Он отчаянно пытался придумать какую-то хитрость, которая позволила бы не отдавать последний камень северянину, но потерпел неудачу. Он скользнул мимо нескольких дверей, отмеченных символом дома Кулдат: наковальней, увенчанной пятью самоцветами, и подумал, что в ближайшем будущем братьям придётся оставить от этого символа одну наковальню. С помощью различной прорицательной магии и заклятий ясновидения Джек тщательно изучил планировку здания, запечатлев его план в своей памяти. К примеру, он знал, что дверь слева ведёт в личные покои Альдимо, старшего из братьев, а дверь в противоположном конце коридора — в бельевой шкаф с тайной лестницей, спускающейся в магазин на первом этаже. Талант сразу и к чародейству, и к воровскому делу позволял проворачивать такие кражи, о которых обычные воры или честные чародеи даже не задумывались.

Он достиг конца коридора, где окованная листами зелёной меди дверь стерегла верхнее хранилище. Здесь Джек опустился на колени и выловил из кошеля у себя на боку несколько мелких отмычек, умело взломав замок всего лишь за пару мгновений. Он оглянулся через плечо; в другом конце коридора из комнаты с коврами выглядывал Андерс. Джек подмигнул ему и открыл медную дверь, бесшумно скользнув внутрь.

Комната была небольшой, здесь было тесно от пяти стоящих в ряд счётных столов, заставленных стопками железных шкатулок и мешками с монетами. Если бы Джек хотел забрать деньги, уже это стало бы невероятным успехом… но его интересовало нечто более впечатляющее, чем сотни фунтов монет. Он прошёл в конец комнаты, где в алькове стоял небольшой железный ящичек. Он осторожно оглядел нишу и шкатулку, воспользовавшись своим кинжалом, чтобы осторожно её приподнять.

Вес шкатулки удерживал нажатой едва заметную под днищем небольшую пружину.

— Абсолютно предсказуемо, — пробормотал Джек. Если забрать шкатулку из ниши, придёт в действие какая-то ловушка или сирена. Вероятно, он мог бы её обезвредить, но стоило ли? Неожиданно его осенило. Он тихонько засмеялся.

— Ну конечно!

Он осторожно выловил из кошеля другой набор отмычек и принялся за работу, чтобы быстро открыть шкатулку, не сдвигая её с места. Если он не уберёт шкатулку, ловушка не придёт в действие, а значит, нужно было просто взять рубины из ящика, не забирая сам ящик из ниши. С последним клацающим звуком шкатулка открылась.

Внутри сумрачно поблескивали пять безупречных рубинов.

Джек ухмыльнулся. Он поднял крышку повыше, открывая камни взгляду. Затем выловил небольшой деревянный зацеп из своего набора взломщика и поставил его так, чтобы плотно придавить шкатулку ко дну ниши — на тот случай, если исчезнувшего веса рубинов окажется достаточно, чтобы привести пружину в действие. Когда с этим было покончено, из другого кармана Джек достал маленький шёлковый платок и завернул в него пять камней.

— Ну вот и всё, — улыбнулся он.

Что-то шмыгнуло носом и засопело снаружи.

Джек застыл. Он задержал дыхание, прислушиваясь. Затем прошептал заклинание невидимости, исчезнув с глаз, когда знакомые слова и энергии привычно привели магию в действие. Пока он исчезал, дверь медленно отворилась, заскрипев на петлях.

В дверном проёме стояла массивная, похожая на медведя фигура. Кожистые крылья летучей мыши хлопали, складываясь и распрямляясь. Оно вошло в комнату. На медвежьей морде, увенчанной загнутыми бараньими рогами, светились красным демонические глаза.

— Выходи, выходи, воришка, — прошипел демон. Его голос шкворчал, как густое масло на горячей сковороде. — Я чую твою магию, я слышу твоё сердце, я ощущаю твой след в воздухе. От меня не спрятаться.

Но Джек всё равно решил попытаться. Он был полностью неподвижен и дышал медленно и бесшумно.

Демон прошёл дальше в комнату, раскинул лапы в стороны, пытаясь его найти.

— Вижу, ты позаимствовал рубины моих хозяев, воришка, — прошипела тварь. — Положи их обратно, и я оставлю тебя в живых.

Очень медленно Джек присел и начал прокладывать путь вперёд. Сбежать он мог, лишь нырнув под хватку чудовища и ускользнув отсюда прежде, чем демон успеет обернуться. Он крепче сжал в левой руке рубины. Затем, прежде чем храбрость успела оставить его, прыгнул вбок и прошмыгнул под вытянутыми лапами демона.

— Андерс! — закричал он.

Демон взревел и хлестнул своими чудовищными когтями по стене, пытаясь схватить Джека или остановить его, но тот упал на четвереньки и проскользнул мимо сторожа. Во тьме посыпались, засверкали монеты. Ужасное создание с невозможной прытью развернулось и бросилось за ним, когти вслепую потянулись к Джеку. Демон дышал ему в затылок. Оказавшись в коридоре снаружи, Джек вскочил на ноги и бросился бежать, спасая свою жизнь.

В дальнем конце коридора Андерс покинул своё укрытие и бросился вперёд, с визгом стали выхватив свой меч. Демон зарычал и плюнул в мечника потоком пламени, швырнув того на пол. Одно долгое, прекрасное мгновение Джек не видел никаких преград между собой и своим путём к бегству, кроме тёмного зёва двери кладовой. Он пригнул голову и бросился туда со всех ног.

Затем прямо перед ним распахнулась дверь, и наружу вышел Альдимо Кулдат, преграждая ему путь. Бледный и сморщенный, человек с востока сонно моргал, натягивая тетиву маленького ручного арбалета. Джек, по-прежнему невидимый, врезался в него на полном ходу. Вор и купец распростёрлись на полу. Арбалет Альдимо выстрелил с резким щелчком, вонзив хозяину в левую ногу свой крошечный болт. Рубины вылетели из руки Джека и разлетелись по отполированному деревянному полу, подпрыгивая и танцуя, как капли вина.

— Моя нога! — завизжал торговец.

— Мои рубины! — завыл Джек. Его невидимость пропала, нарушенная столкновением.

Взревев от ярости, демон перескочил через них обоих, чтобы встретить атаку Андерса. Северянин с боевым кличем бросился вперёд. Клацнули когти и зубы сторожа, прочертив большие борозды в стенных панелях. Андерс увернулся и рубанул, отражая удар и обрушив на чудовище яростный вихрь собственных атак.

— Это три камня! — закричал мечник. — Слышишь, Джек? Три камня!

Пока они с демоном обменивались отчаянными ударами, Джек потряс головой, прочищая её, и бросился за рубинами. Сначала он схватил рубин, отброшенный в сторону неосторожным шагом демона; к следующему камню Альдимо успел первым. Альдимо потянулся к третьему рубину, схватил его… и именно в этот момент открылась вторая дверь и в драку вступил Оспим Кулдат, вооружённый длинной дубиной.

— Воровство! Грабёж! Хаос! — завопил второй Кулдат. — Зовите стражу!

Затем он наклонился и подобрал четвёртый рубин.

— Нужно быть поосторожнее, — пробормотал Джек и решил бежать, пока может. — Андерс! Смываемся!

Он вскочил на ноги и скользнул мимо Оспима, нырнув под взмах дубины и бросившись к бельевому шкафу за дверью в середине коридора — пробраться мимо сошедшихся в яростном поединке демона и Андерса было нельзя.

— Стой! Вернись! — воскликнул Альдимо. Он попытался броситься за Джеком и снова распростёрся на полу, когда застрявший в ноге болт ему помешал. Худой бородатый купец исторгнул череду ругательств на каком-то грубом восточном языке и схватился за раненую конечность.

Андерс прорычал собственное проклятие и начал отступать в сторону комнаты с коврами. Выбрав момент, он прыгнул назад и захлопнул дверь прямо перед лицом демона, одним ловким движением закрыв её на засов. Существо пригнуло свою массивную голову и боднуло дверь с достаточной силой, чтобы расколоть одну из досок. Надеясь, что Андерсу хватит здравого смысла сбежать, пока демон будет ломать дверь, Джек нырнул в бельевой шкаф и зашарил руками в поисках ручки потайной двери. Секунду спустя он нашёл её и побежал вниз по тайной лестнице.

По-прежнему сжимая в ладони один рубин, он вылетел из потайной двери на первом этаже и выпрыгнул из первого же попавшегося окна в ливне стеклянных осколков. Он перекатился, вскочил на ноги и направился домой, даже не замедлив шаг. Инстинктивно избегая пылающих факелов и злых голосов местной стражи, стекавшейся к месту происшествия, он скользнул в тёмный переулок и восстановив свой покров невидимости.

Могло быть и хуже, сказал себе Джек.

*  *  *

Час спустя Джек сидел в шумной и тёплой «Треснувшей кружке», потягивая эль. Рубин Кулдатов покоился во внутреннем кармане его дублета, совсем рядом с сердцем, и Джек наслаждался тем, как камень холодит его рёбра. Как всегда, он занял своё место у задней стены, посередине между лестницей, ведущей к частным комнатам «Кружки», дверью на кухню и в переулок за ней, и небольшим окном, выходящим на проезд Де Вилларс. По горькому опыту он знал, что при необходимости сможет протиснуться через это окно, и занёс его в список из семерых возможных выходов из помещения.

«Треснувшая кружка» была не самым сомнительным заведением в Вороньем Утёсе, не самым старым, не самым излюбленным среди воров и мошенников, здесь не было самого дешевого эля или самых пышных девок. «Кружка» представляла собой приятное сочетание всего вышеперечисленного. Расположенная на западном конце Наковальни, городского центра, «Кружка» была не только прекрасным местом для встреч. Новости и сплетни собирались здесь точно так же, как как дождевая вода скапливается в самом низком месте навеса. Сюда стекалось всё, происходящее в Вороньем Утёсе.

По прикидке Джека, было уже два часа после полуночи, но Андерс до сих пор не явился на их заранее обговоренную встречу. Джек решил не беспокоиться зря. Светлобородый мечник был одним из лучших бойцов, которых он знал, и бегал по городским крышам с той же лёгкостью, что и по скалистым утёсам своей далёкой родины. Требовалось нечто большее, чем разгневанный демон и братья Кулдат, чтобы помешать его побегу. Джек уже сотрудничал с Андерсом в подобных отчаянных эскападах; насколько он знал северянина, рано или поздно Андерс появится.

Заметив, что эль уже почти на исходе, Джек поднял свою кружку и позвал:

— Бриса! В этой посудине, похоже, дыра, потому что она опять опустела!

Ему махнула приятная тёмноволосая девушка в дальнем конце зала.

— Подойду как только смогу, милый, — ответила она, перекрикивая шум.

— Я несколько недель ждал, пока ты назовёшь меня «милым», — отозвался Джек.

Она закатила глаза и отвернулась, лавируя к столу шумных сембийцев с шестью пенящимися кружками в руках. Бриса была красивой девушкой, на несколько дюймов ниже его, и прекрасно смотрелась в наряде официантки. Джек ухмыльнулся и осушил остатки эля, мысленно покушаясь на девичью честь Брисы.

Когда он оторвал взгляд от опустевшей кружки, то обнаружил, что глядит в глаза невероятно красивой женщины, одетой полностью в тёмную кожу. По её плечам струились тёмные, как полночь, волосы. Глаза, сверкающие пылкими обещаниями и эбеновым огнём, изучали его со спокойной, собранной уверенностью. У неё на поясе висел длинный тонкий меч.

— Добрый вечер, — сказала она чистым голосом со слабым картавящим акцентом. — Это вас зовут Джек Рейвенвайльд?