Размер шрифта:     
Гарнитура:GeorgiaVerdanaArial
Цвет фона:      
Режим чтения: F11  |  Добавить закладку: Ctrl+D
Смотреть все книги жанра: Природа и животные
Показать все книги автора:
 

«Алфи. Всё кувырком», Рейчел Уэллс

Моему прекрасному сыну, Хавьеру

Глава первая

 

Иллюстрация к книге

Сидя под кустом, я внимательно разглядывал автофургон, из которого выгружали мебель двое рослых мужчин. Я уже хотел подойти поближе, когда появилась моя подруга, Тигрица.

— Алфи! — окликнула она меня.

Приветственно распушив хвост, я шагнул ей навстречу.

— Рад тебя видеть, Тигрица. Смотри, кто-то приехал!

Машины для перевозки мебели всегда приводили меня в волнение. Я, видите ли, приходящий кот. Своим я считаю не один дом, а несколько, и многие люди думают, что они — мои владельцы. На самом деле, это они принадлежат мне.

 

Иллюстрация к книге

И поэтому я так оживляюсь при виде мебельных фургонов. Они означают появление новых людей, и может статься, что новым людям понадобится симпатичный кот.

Будет больше друзей, с которыми можно поиграть. А если повезёт, мне даже перепадёт что-нибудь вкусненькое. Лучше всего, конечно, сардины.

— Алфи, это ведь даже не твоя улица, что ты здесь делаешь? — Тигрица не одобряла моего пристрастия к новым домам. У неё самой была только одна семья, и ей это нравилось. Зато я обожал все свои семьи. У меня их было три — основной дом и ещё два, но я любил повторять, что людей много не бывает. Так же, кстати, как и вкусных сардинок.

— До дома рукой подать! — Эта улица была совсем недалеко от Эдгар-роуд, только за угол завернуть.

— У меня снова неприятности, — сообщил я.

— Что ты опять натворил? — Тигрица удивлённо подняла пушистые брови.

— И почему ты всегда думаешь, что это я виноват?

— Потому что обычно так всегда и бывает.

Я протестующе встопорщил усы, однако Тигрица была права.

— Всё дело в малышке Саммер — она не спит. Всё время кричит. Как ты, когда тебе наступают на хвост.

— Ну, спасибо, Алфи, — подруга уставилась на меня жёлтыми глазищами. — Но при чём здесь ты и твои неприятности?

Моя подруга принялась вылизывать свою полосатую шубку. Только посмотришь на неё, и сразу понятно, почему её назвали Тигрицей.

— Как раз пытаюсь объяснить, — фыркнул я. — Я устаю. Клэр и Джонатан тоже устают и раздражаются.

— И что?

— Я не выспался, утром не мог продрать глаза, вот и наступил прямо в свою миску с едой. Опрокинул её, перепачкал лапы, испугался и перепачкал весь ковёр. — Я вздрогнул, вспомнив, как Клэр и Джонатан, всегда такие ласковые и любящие, кричали на меня и называли ужасным и «несносным».

— Сильно они рассердились? — сочувственно спросила Тигрица.

— Да… вот я и решил затаиться на время. И вот тут-то, представь, натыкаюсь на новую семью! Я, разумеется, не планирую сбежать от Клэр и Джонатана, но почему бы не пожить немного у новых друзей?

— Всё это прекрасно, но я слишком хорошо тебя знаю. Смотри не увлекайся! Не суй усы в чужие дела! — сказала Тигрица. Я дружески ткнулся носом ей в полосатую шею.

— Что за ерунда, даже и не думал, — ответил я.

Честно, Тигрице не о чем было переживать. Разве из этого могло получиться что-то плохое?

 

 

Я подкрался к новому дому. Войти в него оказалось совсем просто — дверь была распахнута настежь, а мужчины продолжали таскать мебель, так что на меня никто не обратил внимания. Я оказался в большой комнате, из которой дверь вела на кухню.

Там высокий худощавый мужчина выкладывал на разделочный стол фрукты. Много фруктов! Столько бананов, апельсинов и яблок я в жизни не видел. Казалось, человек был поглощён своим занятием — он оттирал фрукты до блеска и бережно клал на стол. Всё это выглядело довольно странно.

— Дорогой, ты можешь оторваться и помочь мне? — крикнула женщина. Она была меньше ростом, чем мужчина, и в больших очках. Её волосы были похожи на птичье гнездо, из которого во все стороны торчали разноцветные карандаши.

— Но как же мои фрукты? — забеспокоился мужчина.

— Уверена, за пару минут с ними ничего не случится, — ответила она. — Нам надо разобраться с мебелью.

Я наблюдал, как два грузчика передвигали диваны, столы и стулья, а женщина всё никак не могла решить, что куда поставить. Рабочие недовольно ворчали и пыхтели, перенося вещи с места на место.

— Но миссис Кловер, вы же сказали, что здесь будет хорошо, — кряхтели они, поднимая самый большой диван, какой я только видел.

— Ну да, мне так казалось, но оказалось, что там для дивана неудачное место. Не могли бы вы переставить его к окну? Да, вот теперь очень мило. Что скажешь, дорогой?

Мужчина — видимо, мистер Кловер — рассматривал яблоко, выкрашенное весёлой ярко-жёлтой краской.

— Что? А, да, чудесно, — он и понятия не имел, о чём говорит, но миссис Кловер выглядела довольной.

 

 

В углу комнаты я увидел маленькую девочку. Она сидела там с книгой, скрывавшей её лицо, и не обращала внимания на суету. Я хотел подойти поближе, но тут в комнату вошёл мальчик. Он показался мне неряшливым и неопрятно одетым. У него было щекастое круглое лицо, нос усыпан веснушками, а волосы взъерошены. Мальчик нёс коробку, из которой на пол сыпались какие-то штуки. Несколько подкатились ко мне, и я увидел, что это камушки. Вид у мальчика был растерянный. Он попытался привлечь внимание родителей, но в суматохе никто его не слышал.

Миссис Кловер громогласно отдавала распоряжения, мистер Кловер любовался жёлтым яблоком, а девочка уткнулась в книгу. Вдруг раздался глухой удар — это мальчик выронил коробку. Камни раскатились по всему полу.

— ААААААА! — завопила миссис Кловер. Мы с мальчиком с ужасом смотрели, как мистер Кловер споткнулся, заскользил по паркету и в конце концов опрокинул себе на голову цветочный горшок.

— Стэнли, что ты натворил?! — пронзительно закричала миссис Кловер. Это не сулило ничего хорошего. Стэнли, красный как рак, принялся подбирать свои камни.

 

Иллюстрация к книге

— От тебя одни неприятности! — громыхала женщина.

— Мне очень жаль, что так вышло, но это же моя уникальная коллекция камней, — тоскливо возразил мальчик.

— Моя голова! Я застрял, застрял! — жалобно стенал мистер Кловер. Его голос из глиняного горшка звучал глухо. Пытаясь стянуть горшок с головы, он врезался в стену.

 

Иллюстрация к книге

— Мне кажется, Стэнли сделал это не нарочно, — тихо сказала девочка, но никто не обратил на неё внимания.

— Надо быть осторожнее, Стэнли! — продолжала вопить разъярённая миссис Кловер, пока грузчики помогали мистеру Кловеру освободиться.

— Прости, — снова пробурчал Стэнли.

Я подошёл к нему поближе, этому парнишке явно нужен был друг.

— УАААУУ! — я поскользнулся на раскатившихся по полу камнях и… потерял равновесие. Лапы расползлись, я растянулся и больно ушиб живот.

— Ох, да ведь это кошка! — воскликнул Стэнли, поднял меня и стал гладить. О, сейчас мне это было просто необходимо!

— Мяу, — отозвался я.

— Как же ты сюда попала? Ты здесь живёшь? Кто ты? — похоже, он был очень рад нашей встрече.

Я замурлыкал.

— Мама, папа, Виола! Смотрите, это же кошка! КОШКА! — кричал мальчик.

Но его по-прежнему никто не слушал. Пока Мистер Кловер метался с горшком на голове, он выронил жёлтое яблоко, и грузчик наступил на него. Теперь мистер Кловер с убитым видом подбирал с пола скользкое месиво. Мне показалось, что у него на глазах выступили слёзы. Грузчики взялись за пианино, миссис Кловер тараторила без умолку, рассказывая, какой это ценный инструмент, и Виола ей поддакивала. На Стэнли и кота никто не обращал никакого внимания.

— Меня никогда никто не слушает, — расстроенный, Стэнли потащил меня и коллекцию камней прочь из комнаты.

 

 

Мы поднялись по лестнице, уселись на его кровать, и мальчик прочёл на жетоне моё имя.

— Алфи. Хорошее имя для кота.

Я мяукнул, соглашаясь.

— Нам пришлось переехать сюда из деревни. Я очень скучаю по дому. — Стэнли грустно погладил меня, не выпуская из рук свои камни. Я мурлыкнул, подбадривая его. — Видишь ли, моя сестра Виола — вундеркинд.

Я непонимающе склонил голову набок. Я ещё никогда не слышал о вундеркиндах.

— У неё необыкновенные способности к музыке. Она поступила в самую лучшую музыкальную школу, и всей семье пришлось сюда переехать. Всё потому, что ей уже одиннадцать, и надо ходить в большую школу. А мне только восемь, и то, чего я хочу, не имеет значения. Я очень скучаю по старому дому! А Виола всегда такая послушная и хорошая. С ней никогда ничего не случается, зато я вечно попадаю в переделки.

Я взволнованно мяукнул — мы со Стэнли были очень похожи!

— Но я ведь не нарочно, просто я немножко неуклюжий. Мама меня прозвала Стэн Катастрофа. Ну и ладно, зато я ужасно рад, что ты здесь. Даже если ты живёшь в другом месте, просто приходи в гости, мы будем дружить. Правда же?

Я потёрся о Стэнли. Конечно, мы можем с ним подружиться! Я чувствовал это каждой шерстинкой. Мяукнув, я спрыгнул с кровати. Пора было уходить.

— Ты ведь ещё вернешься, правда? — сказал Стэнли.

Я опять мяукнул. Разумеется, вернусь, а как же иначе.

Глава вторая

 

 

Решив навестить Кловеров на следующий день, я пролез через живую изгородь в их сад за домом. Кухонная дверь была открыта, и я зашёл внутрь. Мистер Кловер, сидя за столом, раскрашивал яблоки во все цвета радуги. Мне было очень интересно, зачем он это делает, но спросить я не мог — я же кот. Миссис Кловер говорила по телефону и одновременно готовила обед. Может, и мне что-то перепадёт, мелькнула у меня мысль, но рыбой на кухне не пахло, поэтому я решил, что не буду расстраиваться, если меня не угостят.

— Я могу подготовить два варианта росписи тарелок к следующей неделе, — говорила миссис Кловер. Наступила пауза. — Да, конечно, и глубокие с таким же рисунком.

Она помешивала что-то в кастрюле и продолжала разговаривать. Вдруг она отчаянно вскрикнула и выронила трубку.

— Что такое, дорогая? — поинтересовался мистер Кловер, не поднимая головы.

— О боже, я приготовила сладкий крем вместо грибного супа, — ответила его жена и почесала растрёпанную голову. — Перепутала пакетики.

Вид у неё был озадаченный.

— Какой кошмар, — рассеянно отозвался мистер Кловер.

Кажется, это самое безумное семейство из всех, что я видел.

— Ну и ладно, значит, вместо супа будет крем. Уверена, это очень вкусно, — решила миссис Кловер.

А я обрадовался, что меня не пригласили на обед.

 

 

Через полчаса до меня донеслись звуки прекраснейшей музыки. Это «вундеркинд» Виола начала играть на пианино. Её игра мне очень понравилась. Я подошёл к девочке и поставил лапы на табурет. Виола перестала играть, подхватила меня и ласково прижала к себе.

— Какой милый котик, — сказала она.

Я потёрся о неё мордой, Виола и сама была очень милая — повыше Стэнли, с волосами такого же цвета и такими же веснушками. Она была в очках, как и её мать, но причёска выглядела куда аккуратнее. Виола ещё гладила меня, когда в комнату смерчем ворвался Стэнли.

— Алфи, — позвал он меня и вырвал из рук сестры. Виола немного удивилась, я тоже.

— Мне нужно срочно кое-что показать Алфи, — крикнул Стэнли, унося меня из комнаты.

— Ты мой друг, Алфи, а не её, — сказал он, пока мы поднимались по лестнице.

В ответ я мяукнул.

Я-то, конечно, готов дружить со всеми, но Стэнли этого, похоже, не понимает. В дверях я оглянулся.

Виола смотрела нам вслед и выглядела огорчённой.

— Я собираюсь показать тебе, где работает мама. У нас это называется «Гончарный цех», и вход туда строго воспрещён, — Стэнли открыл дверь.

— УАААУУ! — громко запротестовал я. Если вход сюда строго воспрещён, зачем же входить?

— Да всё в порядке, Алфи, никто и не узнает!

Стэнли на цыпочках прокрался в комнату, я вошёл следом, хотя и был уверен, что это плохая затея — усами чувствовал!

Ничего подобного я раньше не видывал. Повсюду были коробки, коробки! Некоторые были открыты, и я разглядел в них миски и горшки. Посреди комнаты стояло массивное колесо — настоящий гончарный круг.

— Мама — очень известный художник по керамике, — сказал Стэнли. — Она создаёт узоры, а на большой фабрике по её эскизам делают много посуды на продажу.

Я мурлыкнул, показывая, чтопрекрасно понял его.

— Папа тоже художник. Ты, наверное, заметил у него эти странные раскрашенные фрукты. Он продаёт их в галерею, им вроде нравится, — мальчик вздохнул. — Они оба вечно заняты, а у меня после того, как мы сюда переехали, совсем нет друзей. Так что пока весёлого мало.

Голос Стэнли звучал уныло.

— Мяу, — поддержал я разговор.

— Папа не такой известный, как мама, хотя кое-кто говорит, что он гений. А мы все думаем, что он немного чокнутый. Теперь он собирается раскрашивать яйца.

Я не нашёлся, что сказать на это. Заглянул в ящик с глиной, осмотрел гончарный круг. Да, здесь было очень интересно!

— Тут классно, правда? — спросил Стэнли. Я мурлыкнул, а Стэнли взял меня на руки.

— Пойдём посмотрим глину, — и он подошёл к большущему ведру. — Ой!

Стэнли едва не врезался в большой керамический горшок, стоявший на полу рядом с сырой глиной. Мальчик покачнулся, и я почувствовал, что выскальзываю у него из рук.

— Ой! — Стэнли выпустил меня, и я приземлился прямо в ведро. Глина была мокрая и липкая, совсем не такая, как я ожидал. Я так перепугался, что не мог пошевелиться — только мяукал и выл.

— Ох, Алфи! Прости, прости! Не волнуйся, сейчас я тебе помогу! — кричал Стэнли, пытаясь вытащить меня из ведра. Наконец ему это удалось, но оба мы были с ног до головы перепачканы в липкой грязи. Вся моя шубка, все лапы были в глине. Просто ужас — ведь никто не должен был знать, что мы здесь…

 

 

— Ты похож на глиняного кота! — развеселился Стэнли, а вот мне было не до смеха. Вот уж правда, вляпался в неприятности. Делать нечего, пришлось нам спуститься на первый этаж. Я вздрогнул от ужаса, увидев цепочку глиняных следов: они напомнили мне о неприятном происшествии с опрокинутой миской у меня дома.

Мы со Стэнли подошли к входной двери и остановились. Мистер и миссис Кловер молча смотрели на нас.

— Господь всемогущий, — пробормотал мистер Кловер, роняя апельсин. Так вот откуда у Стэнли его неуклюжесть, подумалось мне.

— Стэнли, что ты опять натворил? — спросила миссис Кловер.

— Извини, пожалуйста, — пробормотал Стэнли, — Понимаешь, Алфи хотел посмотреть, где ты работаешь, ну и… в общем, он… упал в ящик с глиной, и мы довольно сильно наследили на коврах.

Дрожа от страха, я жался к ногам Стэнли.

— Поверить не могу! Не успели мы въехать в дом, а ты уже испортил все ковры! — взревела миссис Кловер.

— Но мамочка! — заговорила Виола. — Ты же говорила, что терпеть не можешь ковры, помнишь? Ты ещё сказала, что надо их сразу выкинуть.

Я обернулся к Стэнли, который продолжал рассматривать пол.

— М-да, хорошо… Ну да, это правда. Но всё же это не оправдание и не повод нарушать правила. К тому же, вам обоим необходима ванна!

Миссис Кловер смерила нас взглядом. Меня её слова не обрадовали: я ненавижу воду — в ванне, в пруду, даже в луже. И за что мне такое наказание?

— Знаете, — снова тихо сказала Виола, — сейчас так жарко! А что, если окатить их из шланга?

— Прекрасная мысль, — пробасил мистер Кловер.

Кажется, он впервые заинтересовался чем-то, кроме своих фруктов.

— Что ж, не возражаю. Дети, переоденьтесь в купальники, — распорядилась миссис Кловер. — Алфи, стой где стоишь. Будь умником, не двигайся.

Я и не смог тронуться с места. Потому что прилип к полу.

Виола и Стэнли хохотали и визжали под струёй воды, которую направлял на них из шланга мистер Кловер. Миссис Кловер осторожно счищала глину у меня с шерсти и лап, а я изо всех сил старался не намокнуть.

— Ну вот, теперь ты похож на кота. Полагаю, серый — это твой естественный цвет? — сказала миссис Кловер, закончив возиться со мной. Я замяукал. Я был серым, но при определённом освещении моя шубка отливала голубым.

 

 

— Ух! Славное развлечение! — хихикал мистер Кловер, а дети ему вторили.

Я, при моей «любви» к воде, совсем не получил удовольствия, но глядя, как счастливы мои новые друзья, подумал, что ради этого стоило даже намокнуть. Зазвонил телефон, и миссис Кловер побежала в дом. Вышла она через несколько минут.

— Виола, быстро вытирайся. У тебя сегодня встреча с новой учительницей музыки. Поверить не могу, мы чуть не забыли об этом. — Она повернулась к мистеру Кловеру. — Дорогой, займись, пожалуйста, Стэнли. Виола, одевайся и марш заниматься.

— Ну, мам… — простонала Виола.

— Бегом-бегом, живее, — миссис Кловер завернула Виолу в полотенце и увела в дом. Мистер Кловер закрутил кран, унёс шланг, а мы со Стэнли остались одни на газоне. С нас капала вода.

— Вот так всегда — только развеселимся, а она всё портит, — обиженно засопел Стэнли.

Мяу? Это он о своей маме?

— Виола, Виола!.. Вечно всё только Виола со своим пианино. А на меня почти не обращают внимания. Честно говоря, они меня вообще не замечают.

Я хотел сказать ему, что Виоле тоже понравилось веселиться. И совсем не хотелось уходить.

— Стэнли, не стой истуканом. Вытрись и иди одеваться, — велел мистер Кловер, уходя в дом.

Я понял, что у меня появилось дело. Стэнли грустил, да и Виола не выглядела счастливой. Мистер и миссис Кловер казались очень рассеянными, но ведь в саду они все веселились и радовались. Я понял: моя задача напомнить этой семье, как им хорошо вместе.

 

 

Чуть позже я отыскал Тигрицу, которая гонялась за бабочками в конце Эдгар-роуд.

 

 

— Привет! — поздоровался я.

— Что стряслось, Алфи? — Тигрица всегда чувствовала моё настроение.

— Я только что от Кловеров. Что-то невесело у них там. Стэнли вечно попадает в разные истории, потому что ему скучно, а взрослые думают только о своей работе.

 

 

— Ох, Алфи, ты снова переживаешь — теперь по поводу этой семьи?

— Я попал к ним, пытаясь убежать от своих проблем, а не найти новые. И всё же я хочу им помочь.

— Ты всегда бросаешься на помощь, — заметила Тигрица и прыгнула за бабочкой, но промахнулась и рухнула вниз головой в кусты. Я невольно засмеялся, глядя, как она отряхивается.

— Всё будет хорошо. Я придумаю что-нибудь.

— Ладно! А пока не хочешь прогуляться в парк? — спросила Тигрица.

 

 

— Если мы там будем валяться на клумбах и охотиться на мух, то с радостью! — Разумеется, у меня были проблемы, но какая кошка откажется немного пошалить?

— Отлично, Алфи! Давай наперегонки!

Глава третья

 

 

Дверь, которая вела в дом со двора, была открыта, но на первом этаже никого не оказалось. Я со всех лап бросился наверх, в комнату Стэнли.

Мальчик сидел на своей кровати. Я поздоровался с ним: мурлыкнул и мягко потрогал лапкой его руку.

— Алфи, как я рад, что ты пришёл! — сказал он. Я мяукнул. — Сегодня папа обещал мне приключение. Но потом мама ушла работать в Гончарный цех, и папе пришлось вести Виолу на урок музыки. А я остался здесь.

Он сложил руки на груди и состроил рожицу. Я попытался сказать Стэнли, что мы и сами можем устроить приключение — уж что-что, а это я умею — но он меня не понимал.

— Родители больше любят Виолу, чем меня. Это уж точно, — Стэнли вскочил и даже топнул ногой, но потом снова уселся рядом со мной. — И сюда переехали из-за неё, а я скучай тут. Там было столько друзей и столько приключений… Мы с папой вместе выбирали и рвали фрукты, а теперь он ходит за ними в лавку к скучному-прескучному продавцу — а меня даже с собой не берёт!

Я был уверен, что родители любят Стэнли. Взять мои другие семьи — иногда мы с ними очень сердились друг на друга, но они всё равно любили меня, а я их. Вот только как сказать об этом Стэнли?

— Я хочу стать путешественником и искателем приключений, но разве у меня получится, если даже тренироваться негде?

Тут я увидел в комнате бинокль, и у меня родилась мысль. Я подошёл к биноклю и потыкал в него носом, словно говоря, что могу помочь Стэнли, но при этом как-то умудрился запутаться в ремешке. Он намотался мне на шею и лапы — я чуть не задохнулся! Чем усерднее я старался высвободиться, чем больше запутывался.

— Мяу! Мяу! — громко позвал я. Наконец Стэнли обратил на меня внимание.

— Ух ты, отличная идея, Алфи. Мы можем вместе отправиться на поиски приключений!

Наконец-то! Моему другу пришлось изрядно повозиться, пока он меня распутал. А я мысленно добавил бинокль в список вещей, от которых мне лучше держаться подальше.

— Подожди минутку!

Я смирно сидел и смотрел, как Стэнли носится по комнате, собирая вещи. Под конец он надел на меня шапку с длинными ушами. Я попытался стащить её лапой, но ушанка сидела туго. Потом Стэнли обмотал мне шею шарфом:

— Алфи, сейчас лето, но на Северном полюсе может быть очень холодно.

 

 

Я не знал, что сказать, поэтому сидел тихо и смотрел, как Стэнли собирается. А он начал меня фотографировать, и очень радовался! Вообще-то, я не люблю, когда меня наряжают — да и какая кошка это любит? Но Стэнли так весело щёлкал фотоаппаратом и был просто счастлив!

— Теперь, Алфи, ты — Кот-Путешественник, а дальше будет еще веселее! Мы с тобой будем искать ископаемые останки, строить убежища, нырять за сокровищами. Ой, я знаю — мы даже можем открыть какой-нибудь неизвестный науке вид животных или растений!