Размер шрифта:     
Гарнитура:GeorgiaVerdanaArial
Цвет фона:      
Режим чтения: F11  |  Добавить закладку: Ctrl+D
Смотреть все книги жанра: Эротика
Показать все книги автора:
 

«Безумно красив», Пенни Ди

Глава 1

Харлоу

День, моего прилета в Калифорнию совпал с днем рождения Жирного Тони.

Моя кузина Бриджит встретила меня в аэропорту, и мы поехали прямиком в «Пицца Палас» к Жирному Тони, где он праздновал свой особый день, делая пиццу. После 50 лет приготовления теста для пиццы, он скорее бы покончил с собой, чем в свой день рождения взял выходной. Его работники все взяли в свои руки и, чтобы отпраздновать, собрали семью и друзей в «Пицца Палас». Место было переполнено и, войдя внутрь, я была поражена потрясающими ароматами традиционной пиццы Жирного Тони.

Жирный Тони будет моим боссом следующие 5 месяцев. Когда я спросила свою кузину, могу ли я на лето приехать к ней, она, несмотря на то, что в своей жизни я ни дня не работала, убедила Жирного Тони дать мне работу. Он, под ее слово, дал свое согласие, поэтому я полна решимости не подвести ее.

Я полюбила его сразу же, как только встретила. Низенький, кругленький, жестикулирующий, с сильным итальянским акцентом, когда что-то объясняет. Он был дружелюбным, приятным и веселым. Когда нас представили друг другу, он сразу же заграбастал меня в объятия, как будто я была частью большой семьи. Палас был полон людей, празднующих его день рождения. Он был самым приятным человеком на планете.

Бриджит работала, поэтому я присела в кабинку, из которой хорошо просматривался весь зал.

— Керол, Пайпер и Джо скоро будут. Они тебе понравятся, — сказала Бриджит, завязывая на себе передник. — Хочешь, я принесу тебе чего-нибудь выпить?

Я кивнула и наблюдала за ней, пока она шла через зал к бару.

Вот тогда-то я и увидела его.

Все вокруг исчезло и погрузилось в тишину, когда он через всю пиццерию поймал мой взгляд.

Он разговаривал с Жирным Тони, от его улыбки с ямочками на щеках у меня перехватило дыхание. Он был одет в джинсы, мотоциклетные ботинки, а бедра опоясывал ремень с декоративной пряжкой. Его рубашка без рукавов подчеркивала мускулистые руки, покрытые кельтскими узорами и символами до самых запястий.

Позади него две очень милые девушки в топах, едва прикрывающих тело и очень коротких шортах, если эти полоски ткани можно так назвать, хихикая и поигрывая с длинными волосами, всячески пытались привлечь его внимание. Но даже если он и заметил это, то не подал виду. Он продолжал разговаривать с Жирным Тони, как давний друг, и эти превосходные ямочки появлялись каждый раз, когда он над чем-то смеялся. Я проследила нереальные линии его кельтской татуировки, что была на его плече, вдоль мускулистого бицепса и вниз по мощному предплечью. Все в нем было захватывающим.

Затаив дыхание, я смотрела, как он поднимает голову. Как будто кто-то окликнул его по имени, он осмотрелся, сканируя комнату, пока его взгляд не встретился с моим.

Как бы я ни пыталась, я бы не смогла отвести свой взгляд, даже если от этого зависела бы моя жизнь.

С моего наблюдательного пункта было невозможно увидеть какого цвета у него глаза, но когда он пристально на меня посмотрел, я могла в них увидеть отблески барных ламп. Он, словно пытаясь в чем-то разобраться, склонил голову набок, a потом выпрямился. До того, как он посмотрел в сторону, его брови сошлись, как будто он только что понял что-то, в чем был не уверен. Но ненадолго. Как только он повернулся обратно к Жирному Тони, он бросил взгляд через плечо, удерживая мой.

— Его зовут Хит Диллинджер.

Потерянная во времени, я не заметила, как с нашими напитками подошла Бриджит.

Я посмотрела на свою кузину и не успела ничего сказать, как Бриджит добавила:

— И не ходи туда. Поверь мне. Этот парень — ходячая неприятность.

Я взглянула на парня по имени Хит, и мои внутренности перевернулись. Он до сих пор разговаривал с Жирным Тони. Но, когда я подняла на него глаза, он бросил еще один взгляд через плечо, и на один захватывающий момент наши глаза встретились. Все же его лицо оставалось бесстрастным.

— Ты меня слышишь? Я говорю, что он не для тебя, Харлоу. Не строй глазки мужчине-шлюхе.

Я чувствовала себя очарованной, но внесем ясность. Возможно, я до сих пор страдаю от смены часовых поясов. С другой стороны, я не уверена, что можно было сбить биоритм поездкой от Саванны до Лос-Анджелеса.

— Я не строю.

Бриджит закатила глаза.

— Сегодня ночью он поимеет эту сладкую парочку. И, вероятно, поимеет одну перед завтраком.

Она присела около меня. — Он типичный плохой парень.

Я не могла не улыбнуться.

— Ты?..

Бриджит в ужасе посмотрела на меня, как будто я воткнула в нее вилку.

— Что? С ним? Ты издеваешься? Ни за что! Но я знаю достаточно девушек, которые были с ним, и я тебе говорю сейчас, он — сердцеед.

Кто-то игриво закричал на вечеринке, и это отвлекло нас от Хита. Когда я посмотрела обратно, он уже ушел. Разочарованная, я потягивала свое пиво.

— Так, так, так, разве это не моя любимая южная красавица, — позади нас раздался преувеличенный южный акцент. Я посмотрела через плечо на статного молодого человека, направляющегося к нам. Он перелез через Бриджит и втиснулся между нами, хотя места с двух сторон от нас были свободны.

Вздохнув, он поцеловал Бриджит в щеку и потом повернулся ко мне.

— Боже мой, ты красавица! — воскликнул он, а затем, оглянувшись на Бриджит, нахально добавил, — хотел бы я быть частью вашего генофонда.

— Не обращай внимания на Лео, — сказала Бриджит, наклоняясь вперед и улыбаясь. — Он наш бармен. Но и самый большой местный сплетник здесь в «Пицца Палас», так что будь осторожна.

Лео выглядел удивленным, но затем гордо улыбнулся.

— И я лучший в этом. А теперь расскажи мне о себе.

— Будь осторожна Харлоу, завтра об этом будут знать все в городе.

— О, тише! — он отмахнулся от Бриджит, а затем повернулся ко мне, с широко открытыми глазами и ртом, — она такая врушка.

— Ты прав… это не будет твоей версией, Харлоу. Это будет новоиспеченным вариантом Лео.

Она нежно посмотрела на моего нового друга и добавила: — Лео очень креативный.

Он невинно пожал плечами. — Итак, мне нужно знать правду, чтобы по случаю я мог ее изменить.

— Изменить правду? По случаю? Лео, ты настоящий Стивен Спилберг.

Он усмехнулся. — Я польщен.

Я улыбнулась и пожала плечами. — Боюсь, моя история не такая интересная.

Я кивком указала на людей, что праздновали в клубе. — Почему бы не использовать свою супер-креативную силу и не рассказать мне о ком-нибудь из них?

Я постаралась отвлечь Лео от себя и переключить его на кого-нибудь другого.

— О, это будет замечательно, — пробормотала Бриджит.

— О-о-о-о, что за классная идея. С кого хотите начать? Кричащие штанишки около музыкального автомата или Мистера-Горячего-Жокея с этими шикарными мускулами и низко сидящими джинсами, и я удивлен, как мы еще не увидели его выставленную излюбленную ласку[?].

Бриджит чуть не подавилась своим пивом. Я улыбнулась и перевела глаза на парня, которого я знала, как Хита.

— Давай начнем с излюбленной ласки, — сказала я.

Лео закатил глаза. — Все хотят узнать о Хите Диллинджере, дорогая.

— Все? — я подняла брови.

— О-о-о-о, мне нравится это, — сказал Лео, показав на мои брови, — в стиле Скарлет О'Хары.

Он повернулся назад к Хиту, который разговаривал с тремя девушками.

— Каждая одинокая девушка приходит в «Пицца Палас» и охотится за этим прекрасным куском мяса. И ходят слухи, что он их не разочаровывает.

Он драматично вздохнул, подпер рукой свой подбородок и мечтательно добавил: — Жаль, он не из моей команды. Я бы съел его с салатом и хорошей бутылкой Кьянти.

— Тьфу, теперь ты говоришь как ужасный Ганнибал Лектер, — сказала Бриджит.

— Разве Ганнибал Лектер уже недостаточно ужасен? — спросила я.

— Ганнибал Лектер с пошлой стороны, — ответила Бриджит.

— Говорите, что хотите, мои дорогие дамы, но этот мужчина представляет собой ходячий секс.

— И он вставил эту секс палку в половину женщин северо-западной Калифорнии. — Бриджит посмотрела на меня. — В любом случае, у Харлоу дома есть парень, правда Харлоу?

Я отвела глаза.

— Расскажи, — настаивает Лео, толкнув меня плечом.

— Он за тысячи миль отсюда. И он точно больше не мой парень.

Бриджит выглядела шокированной.

— Что?

— Это длинная история.

— А я пока никуда и не ухожу, — сказала Бриджит.

— Семейные сплетни, я люблю тебя Южный народ! — вставил Лео с сияющей улыбкой.

— У нас перерыв, — объяснила я.

— Твои родители знают? — спросила Бриджит, когда я посмотрела в сторону, и добавила: — Они не знают? Харлоу, у тебя же скоро сезон дебютанток.

— Почти через пять месяцев, — я наградила кузину строгим взглядом. — Таким образом, я не хочу беспокоиться о Колтоне, дебютантках и моих родителях, ладно?

Бриджит кивнула. — Теперь я понимаю, почему ты так отчаянно хотела уехать из Саванны.

— Колтон? Твоего кавалера звали Колтон? — спросил Лео.

— Он не мой кавалер.

— Твоего не-кавалера звали Колтон?

— Колтон Лабоуз, — сказала я.

— Тьфу. Не удивительно, что ты бросила его задницу, — поморщился Лео. Он обвел взглядом комнату и воскликнул: — О-о-о Боже, здесь Джереми. По-видимому, он хочет всосать бильярдный шар через вакуумный трубоочиститель. И что, в принципе, удовлетворяет все мои принципы. — Он поднялся. — Дамы, вы меня извините, но я должен участвовать в этом конкурсе.

— Ты бросаешь нас Лео? — спросила Бриджит.

— Сладкая, я должен пойти и трахнуться.

Мы смотрели, как он пересекает комнату, направляясь к женоподобному парню с короткими темными волосами и плавными женственными движениями.

Бриджит поднялась, готовая приступить к работе. — И это был ураган по имени Лео Гамильтон.

— Мне он нравится.

— Он был первым человеком, которого я здесь встретила. Он подошел ко мне и сказал, что у меня самые потрясающие глаза, которые он когда-либо видел. Потом он предложил выносить ему детей, если в 30 я буду еще одинока, и с тех пор мы стали дружить.

Я рассмеялась. — От него можно было такое ожидать.

К нам подошла очень красивая рыжеволосая женщина. Она была ростом всего в пять футов с самыми длинными рыжими волосами, что я видела. Они были прекрасного оттенка и крупными локонами спадали до талии. Когда она улыбалась, она была похожа на королеву красоты.

— Привет, я Пайпер. Мы с тобой будем вместе работать, — сказала она и присела рядом со мной. Она была очень милой и когда улыбалась, то напоминала мне австралийскую актрису Ислу Фишер.

— Пайпер одна из здешних официанток, — напрасно объяснила Бриджит. — Ее вторая половинка состоит в группе вместе с Хитом.

Этот великолепный мужчина состоял в группе?

— Кстати, они будут играть позже в «Эпик», — сказала Пайпер.

«Эпик»? Я посмотрела на Бриджит.

— Это клуб, — объяснила она.

— Вы ребята должны пойти и посмотреть, как они играют. Я приду позже. Меня сюда подвезли Джесси и Хит, так как хотели поздравить Жирного Тони с днем рождения.

— Я работаю, но ты должна пойти, Харлоу, — сказала Бриджит.

— Да Харлоу. Пойдем со мной. Будет весело.

Пайпер, действительно, когда улыбалась, была великолепной. И милой. Я бы даже сказала прелестной.

— На самом деле, не думаю, что это хорошая идея, я не одета для клуба.

Я прекрасно знаю, как одеваются, и не только здесь, для похода в клуб. Но на мне все еще дневное платье до колен и кашемировый кардиган, который я не оставила в Джорджии. Я была не совсем уверена, можно ли пойти в клуб в жемчуге и кашемире.

— Ты выглядишь прекрасно. Эй, это Калифорния… здесь можно все, — подмигнула Бриджит.

— Ну, ты идешь? — спросила Пайпер, подогнув одну ногу под себя.

Я посмотрела на Бриджит.

— Ты должна пойти. Повеселись немного.

Я пожала плечами. Я приехала в Калифорнию, чтобы развеяться. Можно было начать сейчас.

— Хорошо.

Пайпер завизжала и обняла меня, как будто я предложила ей свою почку.

Я провела в «Пицца Палас» еще пару часов, познакомилась с коллегами, с которыми буду работать этим летом. Корали работала официанткой здесь уже больше 30 лет. У нее была приятная улыбка и большие пластмассовые серьги, которые раскачивались, когда она что-нибудь говорила. Джо — молодой парень с темными лохматыми волосами и темно-зелеными глазами. Он был одним из барменов и немного застенчивым.

Около 9 часов Пайпер посмотрела на свои часы. — Мы должны идти. Парни скоро поднимутся на сцену.

Я нашла Бриджит, чтобы попрощаться.

— Хорошо проведи время, — улыбнулась она и затем, подняв красиво очерченные брови, добавила: — Но ничего не трогай. Там даже от стенки можно залететь.

*  *  *

Музыка была такой громкой, что я едва слышала даже свои мысли. Все в этом месте было предупреждением держаться подальше. Зайдя в переулок, мы прошли мимо жирного вышибалы и по лестнице поднялись в темный клуб.

Прежде чем зайти внутрь, я услышала неистовый звук живой музыки и мощный мужской вокал. Я заколебалась, но Пайпер схватила меня за запястье и потянула через дверь в неизвестность. Сразу же две полураздетые девушки протолкнулись мимо нас, хихикая и визжа что-то о певце на сцене.

Мне потребовалось время, чтобы мои глаза и уши сфокусировались в этой темноте. Я посмотрела через задымленную комнату на сцену, где выступала группа, и сразу его узнала. Одетый в джинсы и мотоциклетные ботинки, его великолепное мускулистое и татуированное тело двигалось среди синих и белых огней. Какое-то время я не могла пошевелиться. Зрелище завораживало. Он двигался от одной стороны сцены к другой, где отдыхал, ставя ногу на усилитель, и запел так громко и мощно, что у меня мурашки побежали по коже.

Пайпер подскочила от волнения и потянула меня за руку.

— Вон они, — прокричала она, подтянув меня к себе ближе. — Посмотри на Джесси, разве он не великолепен?

Она сжала мою руку и завизжала опять. Это был шум, который мог быть раздражительным, но никак не в ее исполнении. Почему-то у нее этот звук получался восхитительным.

Я кивнула и улыбнулась. Ее парень был ритм-гитаристом с кудрявыми светлыми волосами. Но мои глаза вернулись к парню с микрофоном. Я не хотела признавать это, но он как будто завораживал меня тем, как выступал на этой сцене перед клубом, полным поклоняющимися ему фанатов.

Пайпер быстренько рассказала мне про группу. — Арми, он главный гитарист, Томми на бас-гитаре, Зак на барабанах… и Хит — вокалист.

Хит.

Клуб был переполнен. Везде, куда бы я ни посмотрела, везде были девушки, одетые в облегающую одежду. Каждый был пьян или близок к этому, поэтому я сразу почувствовала себя напуганной и не принадлежащей этому месту. Пожалуй, прийти сюда было не лучшей идеей. С тех пор, как я пару часов назад приехала из Саванны, у меня не было возможности переодеться, и мое платье до колен с кашемировым кардиганом подходили здесь, как моя бабушка к крутой вечеринке. Но Пайпер крепко вцепилась в мое запястье и потащила меня в толпу перед сценой.

Я не узнала песню, но каждый реагировал так, будто это был какой-то гимн. Такт был медленным. Обольстительным. Голос Хита был хриплым и мощным. Слова были грубыми и сексуальными; похожие на обещание, которое должно было сдержаться.

  • Чувствуя этот подъем, как холодная рука на твоем бедре,
  • Это трудно в темноте; да, это ты меня презираешь
  • Потому что ты знаешь, я заставлю тебя закричать
  • Продолжай ненавидеть меня; я заставлю тебя сказать мое имя
  • Это моя соблазнительная игра.

Все вместе было упоительно-мощной смесью. Хит насыщенными сексуальными словами трахал каждую женщину в зале. На сцене он брал их в плен мощным вокалом и сексуальным голосом. От его магнетического присутствия на сцене трудно было отвести взгляд. От того, как он выглядел. Как он двигался. Как он шагал по сцене и наступал на усилитель, стоял в светящемся голубовато-белом свете, выглядевший, как Бог. Его большие ботинки. Как джинсы облегали его ноги. Блеск пряжки его ремня, когда он двигал бедрами в фантастическом ритме музыки. Трудно было отвести взгляд.

То там, то здесь его майка задиралась, и свет падал на его прекрасный рельефный пресс. Каждый раз женщины кричали, увидев это. Или смотрели с неудержимым желанием. Остальные посылали приглашение своими глазами или легким призывом своих тел.

Я пыталась отвести глаза, но, черт побери, если он уже не захватил меня в плен. Его глаза закрывали Авиаторы, но я могла чувствовать на себе его взгляд, и мое тело реагировало жестоким томлением, удивляя меня до чертиков. Его хрипловатый голос что-то взорвал внутри меня, это усиливалось с каждым словом, пока я не начала пульсировать в такт музыке. Завороженная, я наблюдала, как его рука вытянулась вперед и указала на меня.

Прямо.

На.

Меня.

Соблазнение началось. С каждым спетым словом. И это одновременно меня пугало и восхищало.

Я потянулась к нитке жемчуга на шее. Его слова раздевали меня, и я чувствовала себя голой, стоя перед ним в ожидании, нуждающаяся в нем, чтобы меня прикончили каждым соблазнительным словом, слетающим с его губ.

Это мне не нравилось. Это вообще мне не нравилось. Но я никогда не видела ничего подобного в Саванне.

Тяжело сглотнув, я отвожу глаза, чтобы осмотреться. «Эпик» был большим клубом, от стены до стены заполненным фанатами группы, и вы должны быть слепы, чтобы не заметить, что каждая свободная женщина была влюблена в Хита.

Слева от сцены великолепная блондинка в узком черном платье выделялась всем своем блондинистым очарованием. Она полностью была сфокусирована на Хите, ее губы медленно двигались под музыку в своем темпе. Ее гибкая фигура струилась, как шелк, под черным платьем. Она пыталась привлечь внимание Хита, но он все еще пел для меня. Правда, я не могла видеть его глаза. Но я могла чувствовать их на себе, как пару больших ласковых рук, когда он пел:

  • Да, ты. Но время этой ночи прошло.
  • До первых лучей утреннего солнца.
  • Я заставлю тебя раздеться.

О.

Мой.

Бог.

Я прикусила губу. Я никогда не испытывала такого раньше и была совершенно зачарована. Что было странно, так как я не была девушкой подобного типа. Я была хорошей, благонравной, посещающей церковь Южной девочкой. Хорошо, может, не посещающей церковь. И, пожалуй, не такой благонравной, за что спасибо моей внутренней плохой девочке. Но я была Южанкой.

Разрывая связь, я осмотрелась, взглядом обводя комнату. Толпа разделила меня с Пайпер, она исчезла в толпе, которая вокруг меня двигалась и толкалась. Я была в центре той самой толпы, которая становилась все более и более неистовой и агрессивной.

После пары жестких ударов локтем под ребра, я решила выбираться из толпы. Я повернулась и направилась к другому краю помещения, где можно было вздохнуть. Но как только я двинулась, меня толкнули и направили в другом направлении, словно я двигалась в мощном приливе.

Моим единственным выходом было направиться в двери. Я наконец-то повернулась по направлению к выходу.

Я не услышала, что песня оборвалась.

В один момент я почувствовала что-то неладное, меня резко схватили за руку и развернули.

Это был он.

Бог со сцены стоял прямо передо мной, его красивое, божественное лицо вблизи выглядело еще лучше.

Он раздвигал толпу, чтобы добраться до меня, как Моисей раздвинул Красное море.

Подождите. Добраться до меня?

Группа до сих пор играла, но каждый (и я на самом деле имею в виду каждый) смотрел на меня.

— Ты не можешь уйти, — сказал он глубоким и великолепно хриплым голосом.

Моя способность говорить покинула меня. Я знаю, что уставилась на него, как дура, но я велела себе закрыть рот.

Скажи что-нибудь.

Все равно что.

— Хорошо, — удалось мне вдохнуть.

Он улыбнулся, и это погубило меня. По обе стороны от его восхитительного рта появились ямочки. Он поднял свои авиаторы, так что я могла видеть ярко-голубые глаза, смотрящие на меня.

— Я не вернусь на сцену, пока ты тут стоишь, — сказал он с усмешкой.

Он был дико дерзким, все еще раздражающе очаровательным. И этим как-то резко отрезвил меня.

Я вскинула бровь в стиле Скарлет О'Хара. — Серьезно?

Он усмехнулся. — Если ты уйдешь, я буду вынужден отказаться от концерта и погнаться за тобой.

— И зачем тебе это делать?

— Чтобы узнать твое имя.

Я сложила свои руки. — Ты мог бы просто спросить.

Его милый рот сложился в сногсшибательную улыбку. Она была настолько прекрасной, что у меня перехватило дыхание.

Ах!

— Я ухожу, — сказала я, запаниковав. Этот парень невыносим.

— Тогда я не пойду на сцену.

— Серьезно? Ты собираешься шантажировать меня, встретив меня 30 секунд назад?

— Если это значит, что ты останешься.

Я опять изогнула бровь. — Ты ведешь нечестную игру.

— Нет, это не так. Я играю жестко.

Он улыбнулся большой белозубой прекрасной улыбкой, которую я прочувствовала от кончиков моих пальцев до макушки.

— Харлоу, — сказала я с улыбкой, принимая свое поражение. — Меня зовут Харлоу.

На его великолепных губах растянулась полуулыбка. — Приятно познакомиться, Харлоу.

Он приподнял бровь и стрельнул в меня голубыми глазами. — Я Хит Диллинджер.

Он ухмыльнулся.

И в этот момент все изменилось навсегда.

*  *  *

Он вернулся на сцену закончить выступление. Остальная группа смотрела на него с немым вопросом, а их глаза рыскали среди толпы в поисках меня. Джесси улыбнулся и покачал головой, как будто такое непредсказуемое поведение было типично для их вокалиста.

К счастью, Пайпер нашла меня, и мы смотрели остаток выступления вместе. В этот раз она обвила своей рукой мою, чтобы не потерять меня снова.