Размер шрифта:     
Гарнитура:GeorgiaVerdanaArial
Цвет фона:      
Режим чтения: F11  |  Добавить закладку: Ctrl+D
Смотреть все книги жанра: Дамский детективный роман
Показать все книги автора:
 

«Опасное дознание», Памела Слейтер

1

— Защита, у вас есть вопросы к свидетелю?

— Да, Ваша честь, есть.

Поднявшись из-за стола, адвокат Клэр Келтон открыла блокнот, стараясь не смотреть в угрюмое лицо своего юного клиента. Она чувствовала: Льюк Харрис проигрывает в глазах присяжных не только из-за уймы изобличающих косвенных улик. Хмурый, озлобленный вид Льюка вряд ли мог кого-либо расположить к пареньку. Но тут уж Клэр ничего не могла поделать: ее задача — добросовестно защищать Харриса в этом паршивом деле.

Джош Леман, помощник шерифа округа Крофорд, сидел на свидетельском месте У него были иссиня-черные волосы до плеч, а черты лица свидетельствовали о том, что в его жилах текла индейская кровь. Клэр уже встречалась с Леманом на перекрестных допросах в суде, и у нее не оставалось иллюзий насчет того, что подорвать доверие к его показаниям будет легко.

— Свидетель Леман, в ночь ограбления вы обнаружили отпечатки пальцев на кассовом аппарате в магазине Фрейтага и установили, что они принадлежат моему клиенту.

— Верно.

— Были ли вами обнаружены еще какие-либо отпечатки? И если да, то сколько?

Джош спокойно встретил пристальный взгляд Клэр.

— Я не могу назвать точное число.

Хитрец, подумала Клэр, но я не позволю ему уйти от ответа. Ведь надо постараться убедить присяжных, что отпечатки пальцев сами по себе мало что доказывают.

— Давайте попробуем конкретизировать. Вы обнаружили больше, чем один отпечаток, не так ли?

— Да.

— Больше… ну, скажем, десяти разных отпечатков пальцев?

— Да, я уверен, — кивнул Джош, — что там было более десяти разных отпечатков пальцев.

— Более десяти… — Клэр посмотрела на присяжных и с радостью отметила, что они внимательно следят за ее вопросами. — Может быть, больше двадцати?

— Я не уверен, мне нужно заглянуть в мои записи.

— Ладно, пока нам достаточно и десяти. Скажите мне, свидетель, можно ли по отпечатку пальца узнать время и дату, когда он был оставлен?

Клэр смотрела мимо Джоша на присяжных, но краешком глаза увидела, как помощник шерифа напрягся. Что-то похожее на настороженность было теперь в его темных глазах, но это мог заметить только тот, кто достаточно хорошо знал Лемана. Присяжные, казалось, тоже насторожились: они поняли, что происходит нечто интересное.

— Я не понимаю вопроса, адвокат, — раздраженно произнес Леман.

— Мне кажется, он достаточно ясен. Отпечатки пальцев фиксируют дату и время?

— Нет.

— В таком случае, вы не можете сказать точно, когда именно Льюк Харрис оставил отпечатки пальцев на кассовом аппарате и на прилавке?

— Нет, не могу.

— Значит, вы не абсолютно уверены, что мой клиент не оставил их раньше? Например, вечером, во время работы магазина?

Помощник шерифа слегка заерзал на стуле, и Клэр заметила его снисходительную полуулыбку.

— Нет, адвокат, я не могу этого утверждать.

— Так, значит, вы можете доказать лишь то, что мой клиент был на пятничной распродаже, но неизвестно в какое время. Верно?

— Да.

— А сколько людей прошло в тот день через Фрейтага?

— Протестую! — Рой Полтхем, окружной прокурор, вскочил со своего места. — Защитник заставляет свидетеля подменять факты предположениями!

Клэр поспешила снять свой вопрос: судья Макгроу могла согласиться с прокурором и сделать ей замечание. Но по выражениям лиц присяжных адвокат поняла: ее цель достигнута.

— Только еще один вопрос, Ваша честь. — Дождавшись кивка, Клэр снова повернулась к Леману. — Свидетель, вы смогли идентифицировать все отпечатки пальцев, которые обнаружили в магазине Фрейтага?

— Нет, мэм.

— В таком случае, нельзя ли допустить, что один из этих неопознанных отпечатков может принадлежать настоящему грабителю?

По лицу Лемана опять промелькнула тень капитулирующей полуулыбки.

— Теоретически это возможно, но…

— У защиты больше нет вопросов, Ваша честь.

Резко повернувшись, довольная тем, что сумела выполнить задуманное, Клэр вернулась к своему столу. В сущности, этот процесс был вполне заурядным и мало интересовал ее. Если бы кто-нибудь тогда сказал ей, что сама Судьба подошла к ее дверям, она бы просто рассмеялась. Клэр уже так давно ничего не ждала от жизни, так мало верила в роковые встречи…

Между тем процесс шел своим чередом. Теперь свидетеля допрашивал прокурор, стараясь восстановить поколебленное стараниями Клэр доверие к уликам. Удавалось ему это плохо: присяжные уже явно были не склонны придавать обнаруженным отпечаткам преувеличенное значение. Взгляд Клэр рассеянно блуждал по залу суда и неожиданно замер на человеке, сидящем в последнем ряду.

Этого мужчину с резкими чертами лица она знала, но никак не ожидала увидеть здесь. Алан Герти? Нет, это невозможно! Зачем полицейскому из особого отдела полиции Техаса сидеть в зале суда штата Небраска, слушая самое банальное дело о краже? Незачем. Абсолютно ни к чему.

Клэр попыталась сосредоточиться на ходе заседания, но присутствие Алана Герти почему-то не давало ей покоя. Она даже рассердилась на себя: нельзя так расслабляться, каким бы простым ни было порученное ей дело.

Сказать по правде, Клэр и доллара не поставила бы на своего подзащитного. Но все равно она должна была обеспечить ему самую лучшую защиту, какая только возможна. Это была ее работа, ее обязанность, наконец, ее моральный долг. Хотя подобное судебное разбирательство вообще-то было для нее просто потерей времени. Скорее всего суд вынесет обвиняемому суровый приговор. Этого, возможно, не произошло бы, если бы Клэр и мать Льюка Харриса придерживались одной версии. Но миссис Харрис упорно свидетельствовала в суде, что ее сын находился в своей спальне в то время, когда было совершено ограбление в магазине Фрейтага. Учитывая, что шериф обнаружил у Льюка все украденные вещи; учитывая, что Льюк купил подержанный мотоцикл за точно ту же сумму, которая пропала из универмага; учитывая… Ну что ж, суд, наверное, будет просто игнорировать показания миссис Харрис как показания лжесвидетеля.

Рой Полтхем закончил с показаниями Джоша, а Клэр отказалась от перекрестного допроса. Она уже высказала все, что считала нужным, об отпечатках пальцев. Присяжные примут ее доводы во внимание, на большее она и не надеялась.

— Можете вернуться на свое место, свидетель Леман, — объявила судья Макгроу. — А вы что скажете, мистер Полтхем?

— У обвинения нет возражений, Ваша честь.

— Учитывая, что сейчас уже три часа, разбирательство переносится на завтра. — Судья резко опустила свой молоток. — Прошу всех встать…

Стоя, Клэр наблюдала, как судья покинула зал суда, а Льюка Харриса увели два охранника.

— Это была изящная работа, вы лихо поставили старину Джоша на место, — раздался над ухом Клэр чей-то голос.

Она обернулась и оказалась лицом к лицу с техасским рейнджером. Клэр охватили противоречивые чувства. Она была приятно удивлена, что Алан Герти, очевидно, тоже запомнил ее после короткой встречи два года тому назад. С другой стороны — надо же было ему умудриться попасть в ее самое уязвимое место!

— Это вовсе не изящная работа! — взвилась Клэр. — Вы знаете так же хорошо, как и я, что отпечаток пальца может иметь связь с местом преступления, но не доказывает его!

— Ну, положим, он свидетельствует о многом… Кроме того, Джош утверждает, что у парня за плечами список краж длиной в милю.

— Вы едите яйца на завтрак, мистер Герти?

К удивлению Клэр, столь резкая перемена темы совсем не озадачила его.

— Случается. А что? — спокойно спросил Алан.

— Представьте себе: в моей раковине стоит сейчас тарелка с остатками яичного желтка. Могу я на основании этого предположить, что именно вы были тем человеком, который ел утром яичницу в моем ломе?

— Разумеется, нет. Но какое отношение это имеет…

— Если человек совершил шесть краж, это вовсе не означает, что он совершил и седьмую!

— Понятно, но если учесть все прочие улики…

Алан был настроен вполне миролюбиво и вовсе не собирался ссориться. Но Клэр уже оседлала своего «конька» и ее было невозможно остановить.

— Моя работа в том и состоит, чтобы убедиться: подзащитного осудят на основе улик, мистер Герти! А не на основе предположений и домыслов. Пресловутые отпечатки пальцев не доказывают, что мой клиент ограбил магазин. Единственное, о чем они свидетельствуют, это о том, что он был там. Вот и все! А мне приходится убеждать присяжных не придавать отпечаткам значения большего, чем те того заслуживают…

— Вы, адвокаты, всегда цепляетесь за формальности, — проворчал Алан Герти.

Клэр все-таки удалось вывести его из себя. Она вовсе не была вздорной женщиной — по крайней мере, ей хотелось бы так думать, — но затронутая тема слишком занимала и волновала ее.

— К сожалению, значительно реже, чем кажется вам, полицейским. В результате — только девяносто процентов осужденных действительно виновны в инкриминируемых им преступлениях. И меня пугает, что остальные десять процентов — невиновны. Я стараюсь делать все возможное, чтобы присяжные выносили приговор на основании веских улик! Чтобы процент невинно осужденных сократился то минимума! Неужели это непонятно?!

Клэр отвернулась и стала собирать бумаги в кейс, удивляясь, почему совсем недавно ей казалось, что было бы очень приятно увидеться с этим человеком.

Два года назад Клэр была поражена заботливостью, которую проявил Герти по отношению к Рут Леман. До своего переезда из Хьюстона в Крофорд и встречи с Джошем Леманом Рут была замужем за полицейским, который с ней плохо обращался. Алан Герти сопровождал тогда бывшего мужа Рут на суд, а Клэр досталась незавидная роль представлять интересы драчуна-супруга.

Что и говорить, тогда Алан произвел на нее большое впечатление, но сейчас Клэр испытывала разочарование. Ее всегда раздражали полицейские, которые не понимали важности работы защитника. И она никак не ожидала, что Алан Герти окажется одним из них…

— Ты идешь, Алан? — спросил низким голосом Джош Леман.

— Сейчас, только возобновлю свое знакомство с мисс Келтон.

— Да ведь это она была защитником Сэма Джонсона! — Джош улыбнулся Клэр почти незаметной улыбкой. — Позвольте пригласить вас на обед, пока Алан у нас гостит.

Клэр ответила уклончиво и проводила взглядом покидающих зал суда Джоша и Алана. Значит, полицейский из Техаса гостит у Леманов… Ну тогда понятно, почему он оказался на суде в Небраске. И вообще — довольно думать о нем!

Клэр продолжала собирать свои бумаги. Завтра в полдень Льюку Харрису будет уже, наверное, вынесен приговор. Судебное заседание не займет больше времени, чем требуется для вынесения присяжными вердикта. А то, что Алан говорил, будто преступники отделываются от наказания из-за любви адвокатов к формальностям, — глупости! В действительности такое случается не слишком часто.

А он все-таки основательно испортил мне настроение, подумала Клэр, переходя оживленную площадь, на которой располагалось здание суда. Она направлялась к своему офису в маленьком белом деревянном доме сразу за Фронт-стрит. Этот дом достался ей много лет назад от дяди и, как оказалось, был расположен весьма удачно для офиса.

Нора, ее секретарь, деловито печатала какое-то письмо. Клэр с удовольствием обнаружила, что посетителей в приемной нет. Это означало, что она может наконец сбросить туфли и насладиться чашечкой кофе, перед тем как заняться делами.

— Привет, Нора. Есть что-нибудь?

— Да. — Секретарша взглянула на Клэр со странной улыбкой. — Звонили от шерифа. У них есть для тебя еще один клиент.

— Не может быть, сейчас не моя очередь!

Окружная коллегия адвокатов предлагала свою помощь для общественной бесплатной защиты строго по очереди. Правда, в округе Крофорд было не слишком много адвокатов, но и преступления здесь совершались не так уж часто. Клэр не ожидала, что ее вызовут для общественной защиты так скоро.

— Это не бесплатно, — успокоила ее Нора. — Шериф Уэдлок сказал, что они арестовали одного подозреваемого и тот просит, чтобы защищала его именно ты.

Подсудимый с деньгами? Это меняет дело, обрадовалась Клэр и обронила:

— Вот только выпью чашку кофе.

— А как дела в суде?

— Как я и ожидала.

Усевшись за свой стол, Клэр скинула лакированные туфли и с удовольствием пошевелила пальцами ног. Прежде она не видела большого неудобства в том, что приходится ходить на высоких каблуках весь день. Но, похоже, с каждым годом это становится все труднее… Может быть, в сорок с лишним лет пора смириться и уменьшить высоту каблуков с трех с лишним дюймов хотя бы до двух.

На середине стола лежала стопка писем, уже вскрытых и развернутых предупредительной Норой, конверты были аккуратно прикреплены сзади к каждому письму. Обычно Клэр занималась почтой в первую очередь, но сегодня разрешила себе изменить привычке и расслабиться.

Клэр любила свою профессию и считала ее благородной. Несмотря на большой опыт, ее до сих пор сильно угнетало, что порой приходится для защиты клиента прикладывать много усилий, зная наверняка, что дело выиграть невозможно. По природе она была игроком-победителем, и каждое поражение раздражало ее. Даже поражение в деле Харриса, где у нее с самого начала не было ни одного шанса…

Официально в каждом судебном деле было две стороны, истец и ответчик, в сегодняшнем истцом выступал штат Небраска против Льюка Харриса. И все-таки ни для кого не было секретом, что существует еще одно противостояние: защитник и обвинитель. В данном случае — Клэр Келтон против Роя Полтхема. И каковы бы ни были обстоятельства дела, на каждом процессе поневоле возникал один и тот же вопрос кто кого переиграет? Клэр воспринимала каждое проигранное дело как личное поражение и ничего не могла с собой поделать, хотя и сознавала, что это нелепо. Конечно, присяжные выносили вердикт на основании улик, а не на основании того, что им больше понравился адвокат или прокурор. Но все равно Клэр знала, что и на сей раз ей понадобится пара дней прийти в себя.

Она никак не могла решить, стоит ли ей браться за новое дело. Настроение было паршивым. А тут еще этот Алан Герти, который показался ей два года назад таким симпатичным, что она даже иногда с удовольствием вспоминала о нем… Все-таки в работе с платежеспособным клиентом есть приятный момент — ему всегда можно отказать.

Но сначала — кофе. В одних чулках Клэр отправилась в крохотную кухоньку и наполнила чашку душистым крепким напитком. И она, и Нора были большими любительницами кофе. Поэтому кофейник здесь никогда не пустовал.

— А шериф не сказал, за что арестован тот парень?

Пальцы Норы замерли над клавиатурой, и она на секунду повернула голову в сторону Клэр.

— Нет, и у меня такое чувство, что они стараются держать это в тайне.

— О Боже!

Клэр произнесла это с сарказмом, но, по правде говоря, ей стало любопытно. Если шериф пытается что-то скрыть, это, должно быть, нечто серьезное…

Сохраняя видимость равнодушия, Клэр вернулась в свой кабинет, но сердце ее трепетало в тревожном ожидании. Так бывало всякий раз, когда ей доставались по-настоящему большие и важные дела. Ее всегда охватывали волнение и страх — волнение от предвкушения настоящего дела и страх, что она не сможет справиться с ним.

Нельзя сказать, что по-настоящему важные дела ложились на ее стол каждый месяц… или даже каждый год. Впрочем, Клэр и не особенно стремилась к этому. Она ведь и в округ Крофорд вернулась из Норфолка в основном потому, что жизнь в мегаполисах была суетной и беспокойной. Перманентно повышенный уровень адреналина в крови все чаще вызывал у нее усталость.

И все-таки бывают моменты, когда просто необходима встряска. И сейчас, кажется, как раз такой момент… Клэр быстро сунула ноги в туфли и взяла кейс. Желание тратить время на кофе у нее полностью исчезло, вытесненное пробудившимся любопытством. Нечего размышлять! Нужно поскорее пойти к шерифу и узнать, что случилось.

В полицейском участке царила какая-то напряженность, что Клэр заметила, едва переступив порог. Но атмосфера эта выражалась не в том, что люди спешили, суетились или слишком возбужденно разговаривали. Наоборот — все были сосредоточенны и необычно спокойны. И все же Клэр отчетливо услышала внутренний сигнал тревоги.

Мэгги Сэндерс, диспетчер, обычно приветливая, даже не подумала улыбнуться и сухо бросила:

— Том ждет тебя, Клэр!

Кабинет шерифа находился в дальнем конце узкого коридора, заканчивающегося окном. Оно выглядело так, словно его не мыли с тех пор, как построили здание: сквозь разводы грязи не пробивались даже яркие солнечные лучи. Дверь в кабинет была открыта, и шериф Томас Уэдлок поднялся, как только увидел посетительницу на пороге.

— Привет, Клэр! Джош рассказал мне, как здорово ты расправилась с отпечатками пальцев в деле Льюка Харриса. — Он вымучил улыбку.

Все говорило о том, что шериф старается быть обходительным вплоть до заискивания. Это насторожило Клэр: между ними не были приняты подобные церемонии.

Том и Клэр вместе выросли, вместе ходили в школу и вот теперь вместе боролись за соблюдение закона — правда, находясь по разные стороны баррикад. Обычно их разногласия были незначительными, они хорошо понимали друг друга. Прошлой зимой Клэр даже стала доверенным лицом Тома при разводе, пока он и Марджи не расставили все по своим местам. Теперь Том и Клэр снова вернулись к обычному противостоянию обвинителя и защитника.

Клэр улыбнулась неуклюжей попытке старого приятеля казаться галантным.

— Джош знает, что я права. Есть предел тому, что доказывают отпечатки пальцев.

— И ты, говорят, блестяще это продемонстрировала. Впрочем, парень, кажется, не отделается от наказания…

Клэр пожала плечами.

— Моя задача удостовериться, что его судят справедливо. Кстати, я уже объясняла это недавно одному техасскому рейнджеру… Да ты его знаешь — Алану Герти. Интересно, он здесь по делу?

— Нет, приехал повидать Рут и Джоша. Может, ты помнишь, он был единственным, кто занимался делом бывшего мужа Рут.

— Я помню, он приехал тогда за Сэмом Джонсоном, чтобы забрать его обратно в Техас. Я не знала, что Алан был другом Рут.

— Они подружились после того, как Алан Герти не дал Сэму забить Рут до смерти…

— Я никогда не слышала этой истории полностью, — покачала головой Клэр.

— Так попроси его рассказать. Я думаю, это не секрет… Но сейчас у меня на уме другое. Давай-ка присаживайся. Приготовить тебе кофе?

— Нет, спасибо, я уже пила. Нора сказала, что у вас клиент для меня…

— Кажется, так. — Том сел за стол — сильный мужчина с обветренным и смуглым от солнца лицом, с темными, но уже тронутыми сединой волосами. — Прежде чем я расскажу тебе все как шериф, хочу кое-что сказать как друг. Ты должна хорошенько подумать, прежде чем взяться за новое дело. О, я знаю, что даже Джек-Потрошитель имел право на самую лучшую защиту, но ты должна все очень тщательно взвесить, поскольку это дело может стать для тебя последним… Не исключено, что после него ты не сможешь оставаться практикующим адвокатом в округе Крофорд.

Клэр похолодела.

— И в чем же суть обвинения?

— Похоже, этот тип изнасиловал пятилетнюю девочку…

Шерифа кто-то позвал на несколько минут, он вышел из комнаты, а Клэр застыла, глядя остановившимися глазами на стену. Крупномасштабная карта округа была утыкана многозначительными булавками и флажками. Взгляд Клэр тупо фиксировал их, а мозг лихорадочно работал.

Обвиняется в изнасиловании пятилетней девочки! Теперь Клэр прекрасно понимала, почему Том хотел, чтобы она хорошенько подумала, прежде чем браться за это дело. И почему решил как можно дольше держать его в тайне. Если просочатся слухи об изнасиловании, поднимется всеобщее негодование, которое, несомненно, перекинется на защитника обвиняемого. Она была бы дурой, если бы взяла это скверное дело, не взвесив все тщательно!

Клэр подошла к окну, за которым замирал серый весенний день. Похоже, вечером снова пойдет снег, подумала она рассеянно. Давно уже должно потеплеть, но, кажется, весна запаздывает…