Размер шрифта:     
Гарнитура:GeorgiaVerdanaArial
Цвет фона:      
Режим чтения: F11  |  Добавить закладку: Ctrl+D
Смотреть все книги жанра: Детективы: прочее
Показать все книги автора:
 

«Комнаты с видом на море», Николас Кристофер

Таким образом, на фотографии, без сомнения, был их дом, и этот вывод подкреплялся разбросанными в тексте книги «Комнаты с видом на море» фрагментарными описаниями.

А еще были наброски Кармен, потому что она пыталась нарисовать тот же самый дом.

8

Последнюю главу Клодин начинала, приводя в качестве доказанного факта баскскую легенду, что этот народ — потомки жителей исчезнувшей Атлантиды, которая была уничтожена загадочным катаклизмом — землетрясением или извержением вулкана — и погрузилась на дно Атлантики. Ее последний царь Гадес основал и дал свое имя древнему городу Кадису на южном побережье Испании. Туда вынесло немногочисленных уцелевших атлантов, и они отправились на север и обосновались высоко в Пиренеях, чтобы жить как можно дальше от воды. Но в изложении Клодин у этой истории был неожиданный поворот. Несколько выживших, едва не утонувших атлантов превратились в амфибий и были вынуждены остаться у моря, поскольку не могли существовать без воды. Они стали рыбаками и построили вдоль побережья дома на сваях. Каждый день они должны были проводить в море не меньше восьми часов — либо купались на мелководье, либо далеко от берега ныряли со своих лодок.

Муж Клодин, как его отец и дед, унаследовал довольно большой рыболовецкий флот — к моменту, когда он стал руководить делом, в нем имелось более двух десятков судов. Его создал прадед — потомок поколений рыбачивших на лодках людей, чьи предки были простыми бедными рыбаками, теми самыми выжившими атлантами, поселившимися на берегу моря.

9

Через несколько недель после того, как Кармен пошла за Фабиусом, он собрал ей ленч за длинным обеденным столом. Меню получилось более изысканным, чем обычно — все из морепродуктов: суп из морского черта, салат из морских водорослей, севиче из осьминога и кальмар, фаршированный крабами и гребешками. За бокалом вина Кармен читала «Комнаты с видом на море» и, сравнивая издания, обнаружила, что в последней главе в английском переводе не хватает трех страниц.

Она так увлеклась, переключаясь с одного текста на другой и листая словарь, что не заметила, как Фабиус принес фаршированные козьим сыром абрикосы, еще один бокал и бутылку вина. Он стоял по другую сторону стола и смотрел на нее. Кармен удивилась, заметив, что на этот раз он не в обычном белом наряде, а в двубортном синем костюме и синей рубашке с голубым галстуком.

— Спасибо. Это восхитительно, — сказала она.

— Можно сесть? — спросил повар.

Кармен удивилась еще больше. Но не потому, что он захотел присоединиться к ней за обедом, а потому что выразил просьбу по-английски.

— Конечно.

Фабиус поставил бокал и бутылку и подвинул стул.

— Это самое старое в доме вино. «Фаустино риоха». — Он наполнил ее бокал, а затем налил себе.

— Вы говорите по-английски. — Английская речь казалась странной в его устах.

— Я никогда этого не отрицал. Упомянул лишь, что знаю достаточно языков. — Он положил ладони на стол. — Мне надо с вами поговорить. Вижу, вы почти закончили книгу.

— Да.

— Вы заметили, что количество страниц в обоих изданиях примерно одинаково, за исключением последней главы. Хотите знать почему?

— Я пыталась разобраться с оригиналом.

— Сэкономлю вам время. И добавлю нечто такое, что вам надлежит знать. Вы прочитали, что автор пишет о происхождении басков?

— Вы верите ее теории?

— Разумеется. Текст сокращен переводчицей, тоже из басков, по причине, которая заставила бы каждого из нас поступить подобным образом. Нельзя выдавать столь долго и бережно хранимые тайны.

— Вы тоже баск.

— Когда приехал сюда, я об этом не подозревал. Хотя, оглядываясь на свою жизнь, мог бы догадаться. Мой отец не говорил на эускера. Он вырос в Малаге, вдали от Страны Басков. Но был баском. Не знал об этом, поскольку был сиротой, которого в младенчестве усыновили супруги испанцы. Я выяснил, что его настоящие родители погибли при пожаре в Доностии — городе, который мы называем Сан-Себастьяном.

— Что же такое выбросила переводчица?

— Не стала упоминать о том, что некоторые баски умирают дважды.

— Как это?

— Потомки прибрежных басков, как пишет Клодин, амфибии. Расставаясь с земной жизнью, они на год становятся исключительно морскими существами. И только после этого гибнут окончательно. Они знают, когда приближается время превращения и готовятся к этому моменту. Им предстоит еще целый год наслаждаться жизнью — и быть в воде не восемь часов в сутки, а постоянно.

Кармен смотрела на него во все глаза.

— Вы не верите? — спросил Фабиус.

— Не знаю.

— Ваша прабабка в деталях описывает этот процесс. Ей предстояло пережить это самой. И с вашей матерью произошло то же самое.

— Вы о чем?

— Ваша мать не утонула. Ее не кремировали.

— Вы мне солгали?

— Такова была ее просьба.

— Значит, солгала она.

— Перед тем, как вы приехали на похороны, она покинула это место. Уплыла.

Кармен оттолкнула книги и ближе придвинулась к Фабиусу.

— Это произошло больше года назад.

— Да. Следовательно, ее больше на свете нет. Мне жаль, что приходится вас так волновать. Я рассчитывал рассказать вам об этом в более подходящий момент.

— В какой?

— В море, под парусом, — спокойно ответил он. — Но у меня нет выбора. Настало время готовиться. Сегодня я вас покидаю.

— Так сразу?

— В редких случаях нам отпускают больше времени, но обычно все происходит так сразу. Я прожил сто лет. Мне остался еще один год.

— Вам же шестьдесят восемь.

Фабиус улыбнулся:

— Поверьте, я прожил на земле дольше. Ваши родные были ко мне добры. Теперь мне пора возвращаться туда, откуда я произошел.

— В Страну Басков?

— Нет. Я говорю о Кадисе. — Фабиус помолчал. — Вы меня понимаете?

— Я вас слышу, но не понимаю.

— Это правда.

Кармен сделала глоток вина.

— То есть это случится и со мной? Вы это хотите мне сказать?

Фабиус кивнул.

— Но прежде вам предстоит прожить долгую жизнь.

10

Так попрощался с ней Фабиус. Кармен больше никогда его не видела.

Через несколько часов она заметила, что его океанский каяк исчез. Ключи он оставил на кухонном столе — ключи от дома и большой медный ключ, украшенный трезубцем. Все сияло чистотой. Передники Фабиуса висели на крюках, но фотография его сестер исчезла.

С ключами повара в руке Кармен вышла из кухни через дверь, которой обычно пользовался он. Миновала два коротких коридора, которые видела прежде, но не заблудилась, а попала в более длинный, хорошо освещенный проход. Ничего примечательного: белые стены с голубыми канделябрами и голубым потолком. По сторонам — комнаты с дверями с потерпевшей кораблекрушение «Сабины». В конце — голубая дверь с медным замком. Оказалось, попасть сюда очень просто.

Кармен дважды постучала, хотя понимала, что Фабиуса за дверью нет. Она отперла замок и оказалась в большой, пахнущей морем комнате. Круглые окна напоминали корабельные иллюминаторы, но были больше. И все как одно смотрели на море. Кровать без белья, в комнате ни одной личной вещи, на столе, в ящиках и шкафах пусто. Ванная тоже поражала своими размерами. Пол и стены были выложены белой и голубой плиткой, арматура медная. Ванна, унитаз и душ белого цвета. Но особое внимание Кармен привлекла круглая ванна. Ее синие плитки были еще влажными. Семи футов глубиной и пятнадцати в диаметре, она больше походила на бассейн, чем на ванну. Человек мог легко погрузиться под воду или плавать много часов подряд. Много часов, подумала Кармен. Когда погода не позволяла купаться в море или появлялась срочная работа.

Большинство своих вещей Кармен успела перевезти в городскую квартиру. Вечером она собрала то, что еще оставалось: краски, холсты, книги. Проходя мимо глядящей на море комнаты, она увидела, что дверь закрыта. Она выключила свет, заперла дом и пошла по каменистой тропинке.

Оглянувшись, она увидела дом, но не тот, который только что покинула, а большой, тот, что был на фотографии и на ее набросках. Окна освещены, море за ним ярко-голубое. Прежде чем войти в лес, Кармен долго не сводила с него глаз. Больше она не оглядывалась и никогда не возвращалась в это место.