Размер шрифта:     
Гарнитура:GeorgiaVerdanaArial
Цвет фона:      
Режим чтения: F11  |  Добавить закладку: Ctrl+D
Смотреть все книги жанра: Современные любовные романы
Показать все книги автора:
 

«Рыцарь на час, оплата по fакту», Неус Аркес

Глава 1

ОДИНОКАЯ И БЕСКОМПРОМИССНАЯ

Я гнала мысли о том, что единственные руки, которые когда-либо ко мне прикоснутся, будут руки массажистки. Я лежала животом на кушетке, а Мерче, накрыв одну мою ногу полотенцем, принялась массировать вторую. Я опустила веки. Приглушенный свет в кабинете побуждал к расслаблению, что раздражало меня, как ни странно, еще больше.

— Ты очень напряжена, — заметила Мерче, разминая мою ногу, как кусок теста, — очень зажата, куда сильнее, чем на прошлой неделе.

Ее пальцы искали самые болезненные точки.

— И чувствую себя хуже, — призналась я.

— Наверное, поссорилась с Педро, — предположила Мерче, заглянув мне в глаза, а затем переведя взгляд на ногу. Она накрыла ее полотенцем и взялась за другую.

— Представь себе. — Я попыталась быть тактичной, но не совладала с чувствами. Никак не могла прогнать воспоминания о прошлой встрече, полной пререканий и упреков. — Он сказал мне: «Я думал, что ты нормальная, но вижу, что снова ошибся. Вы, женщины, все такие». До чего же он был груб…

— Слушай, а чего ты ждала? В пятидесятилетней женщине мужик видит только сиделку, которая в старости будет за ним ухаживать. Для другого они находят себе девиц помоложе, — вздохнула Мерче. — Ты и впрямь совсем плоха. Видела, на что похожи твои ноги? Вон как отекли. Сразу видно, что тебя гложет тоска. Хорошо еще, массаж немного снял отек.

— Нет, не тоска меня грызет, а скорее злость. Да, я глупая, Мерче. Я верю людям. Уж я-то не ищу сиделку на старость.

Педро был прирожденный бабник. Женщины сходили по нему с ума, и, увидев, что он заинтересовался мной, я чуть не умерла от счастья. Вначале все идет хорошо, — дамский любимчик интересуется тобой, и конечно же тебя распирает от гордости, что рядом с тобой такой мужчина. Мы официально зарегистрировали наши отношения. В школе танцев, которую мы с ним посещали, знали об этом, и подруги мне завидовали. Мне нравилось, когда по пятницам он вел меня в медленных танцах, тесно к себе прижимая. Может, кому-то это покажется пошлым, но с ним я чувствовала себя женщиной.

Ситуация менялась, когда мы оставались наедине, что случалось нечасто, потому что он стремился понравиться многим. В моменты близости Педро робел. Он был застенчив, будто монах, и ни на что особенное не способен. Да, да, не способен. А когда я набиралась смелости и что-нибудь ему предлагала, он поворачивался ко мне спиной и засыпал. И при этом чувствовал себя превосходно. И, только оказавшись с ним в постели, я стала понимать: не все золото, что блестит. Мы занимались любовью только тогда, когда он хотел, только так, как он хотел, и только в тех местах, где он хотел. Если я начинала ему перечить, мы непременно ссорились. И конечно же я не разводилась, чтобы не идти на крайности. Моей мечте так и не суждено было осуществиться. Даже остаться одной казалось лучше.

Мерче закончила массировать мне спину.

— Переворачивайся, — велела она, снова накрыла ноги, а на грудь положила полотенце поменьше. Во время массажа безумно болели плечи, и, по правде говоря, я никогда не понимала почему. — Слушай, Роса, ты знаешь, что я не люблю давать советы, — начала она, — но ты должна отдавать себе отчет, к чему стремишься. Если ты ищешь компанию, тогда тебе придется на многое закрыть глаза. Поверь мне! За тридцать лет совместной жизни с Пако я много чего повидала. Если же ты ищешь приключений на свою голову, это другое дело.

— Получается, что так, — усмехнулась я в ответ. — Думала, можно иметь все, но вижу, что так не бывает. Я не хочу оставаться одна, мысль об этом повергает меня в ужас. Но с одной стороны, получается, что мужчины перестали обращать на меня внимание, а с другой — так хочется делать глупости! Мерче, честно признаюсь тебе: я живой человек, и мне нравятся мужчины. Но мне кажется глупым убивать уйму времени на то, чтобы добиться их внимания, ведь потом они все равно обманут твои ожидания…

— Ну тебя же не заставляют выходить за них замуж. Тебе хочется повеселиться? За деньги все возможно. Снимаешь такого мужика, который взбудоражит тебя, — ты довольна, и все дела. В конце концов, мужики как насморк: один проходит, другой появляется. Не ты первая и не ты последняя женщина, которая так поступает. И послушай меня: я отношусь к этому с уважением, ведь главное, чтобы о нас заботились, и, если сами о себе не подумаем, никто о нас не позаботится…

Мерче снова смазала ладони массажным маслом и взялась массировать мои руки. Она замолчала, а я задумалась над ее словами. А почему бы и не заплатить? Эта идея показалась мне вполне здравой.

«Не ты первая и не ты последняя женщина, которая так поступает. И послушай меня: я отношусь к этому с уважением». Слова Мерче вдохновили меня на продолжение разговора.

— Ты и вправду положительно к этому относишься? — Мне хотелось, чтобы она подтвердила сказанное еще раз.

— Конечно же! А почему ты спрашиваешь? Решила взбодриться, но не знаешь как? — спросила Мерче, не переставая массировать мне ногу.

К счастью, я лежала лицом вниз, и она не могла видеть, что я покраснела.

— Может, и решусь на это, как минимум, чтобы попробовать. Больше не хочу разочарований, подобных тем, которые мне пришлось пережить в школе танцев. Отношения с Педро как начались, так и закончились. А где Педро, там и другие. Теперь-то я понимаю, что одно дело — искать спутника жизни, а совсем другое — любовника. Первый путь мне кажется слишком сложным. Второй же представляется не настолько трудным. После развода у меня были интрижки исключительно ради удовлетворения сексуальных желаний. И когда удовлетворения не было, мое желание становилось сильнее. На улице я глаз не могла отвести от задниц парней. Моя фантазия разыгрывалась, я была, что называется, «немного возбуждена».

— Слушай, Роса, я получше обо всем разузнаю и, когда ты придешь на следующей неделе, подробно обо всем тебе расскажу. А теперь переворачивайся на спину.

 

Мне никогда не приходилось испытывать такое жгучее чувство стыда, которое захлестнуло меня, когда я вернулась в школу танцев после нашего с Педро окончательного разрыва. В глазах пришедших танцевать женщин я видела огонь победы: «Он уже не твой». В один миг я потеряла супруга, друзей… Я снова осталась одна.

В школу я записалась два года спустя после развода, когда самое плохое было уже позади и я почувствовала, что могу вести привычный образ жизни. Об этой школе мне много рассказывали: здесь предлагали занятия самыми разными танцами, возраст не имел значения, атмосфера была дружеской, график занятий удобный. Это было то, в чем я нуждалась. Я набралась смелости и записалась на бальные танцы первого уровня: фокстрот, ча-ча-ча, пасадобль, рок, вальс, сальса и меренге.

Когда меня записывали, я поняла, что мне нужен партнер.

«Черт, что же делать?» — спросила я себя, пребывая в полной растерянности.

Секретарша, женщина моего возраста, с подчеркнуто сексуальной внешностью, посмотрела на меня так, будто в который уже раз спасала утопающего.

— Послушай, я могу включить тебя в список тех, кто ищет себе пару. Стоит эта услуга 10 евро. Тебе нужно назвать свое имя, возраст, рост, телефон и на какой курс ты записалась. Этот список мы вывешиваем на стенд. — Она указала на белую доску, усеянную объявлениями — своего цвета для каждой группы. — Мы никого не ставим в пару, ты сама можешь позвонить парням из списка, или они позвонят тебе. Если ты найдешь партнера, 10 евро придется заплатить, если же нет, деньги мы вернем. Это не бизнес, и ответственность за последствия мы не несем. Это всего лишь помощь, понимаешь?

«Да, — подумала я, — но чем больше складывается пар, тем больше людей записывается…»

И все-таки я записалась, ведь я ничего не теряла. На следующий день мне позвонил некий Хосе — само обаяние, десятью годами младше меня. Он тоже был разведен, работал поваром. Следуя совету, который мне дала секретарша, я предложила встретиться в кафе прежде, чем о чем-либо окончательно договориться. У нас было мало общего — что он мог знать о псориазе, а я о креме для пирожных? — но мне он показался хорошим парнем, да к тому же был высок, идеально сложен, и я пришлась ему по вкусу.

По пятницам после занятий мы оставались репетировать, вот так я и познакомилась с Педро. В первый вечер, когда он пригласил меня танцевать, я чуть не умерла от стыда, потому что он был превосходным танцором. Я помню, как нашептывала: «Раз, два, ча-ча-ча, три, четыре, ча-ча-ча. И раз, два…» У меня отлично получалось повторять за ним движения, так что я не ударила лицом в грязь, и он сказал, что я хорошо танцую. Этот комплимент стал визитной карточкой в уже сложившуюся в этой школе компанию.

Так продолжалось каждую пятницу. Повар, видимо, был разочарован, но я не чувствовала за собой вины. Я всегда относилась к нему как к другу, и если он намекал на нечто большее, то я этого не замечала. И не потому, что не хотела любовных отношений, наоборот, я уже едва помнила о последнем удачном сексуальном опыте. Но Педро овладел мной полностью, и я видела в нем будущего мужа, несмотря на то что он был заурядным любовником. Мы участвовали во всех мероприятиях, которые организовывали в школе: экскурсиях по выходным, посещениях салонов танго, карнавалов и праздников… Ему даже удалось организовать поездку группы в Париж с ужином в ресторане «Максим». Еда была превосходная, и хотя мы с Педро потратили целое состояние, но не сомневались в том, что получали нашу дозу гламура, и ни о чем не жалели. Вспоминая об этом, я поражаюсь собственной глупости.

И вот после нашего окончательного разрыва я вернулась в школу, и именно на репетиции по пятницам. Я, конечно, была не прочь его увидеть, но куда больше снова хотела встретиться со всеми остальными. Как же я разочаровалась! Все отвернулись от меня. Было понятно, что выбор они сделали в пользу пятидесятилетнего мужика, благодаря которому мог понравиться их никудышный социальный статус.

Я чувствовала себя настолько одинокой, мне было так плохо, что я не стала записываться на следующий уровень. Повар без проблем найдет новую партнершу среди этих озабоченных теток. Педро снова играл роль записного бабника, я стала изгоем и очень из-за этого злилась: почему я должна уступить? Я вышла из школы со слезами на глазах и взяла такси. «Снова я одна, снова я одна», — навязчиво крутилось у меня в голове. Я тонула в ужасе, который навевали эти три слова. Ко всему прочему я пребывала в бешенстве и до того, как приехать домой, дала себе обещание больше не записываться ни на какие курсы, предпочитая развлекаться по собственному усмотрению.

Мерче сдержала обещание и через семь дней, как только я легла на кушетку, сказала мне:

— Заведение, которое ты ищешь, называется «Латинские парни». Оно располагается в Уркинаоне, прямо над секс-шопом. Придешь, объяснишь, чего хочешь, и пройдешь в зал. Перед тобой будут дефилировать мужчины, тебе останется лишь выбрать подходящего, увести его за собой, переспать и заплатить.

— На словах все очень просто… — буркнула я с недоверием.

Я почти забыла о том нашем разговоре. Однако проблема по-прежнему оставалась для меня актуальной из-за большой потребности, которую я испытывала.

— Слушай, если хочешь, я пойду с тобой, — предложила Мерче. — Спать, конечно, ни с кем не буду, боюсь моего Пако. Но очень уж мне хочется посмотреть, что это за место, чисто из любопытства. Пойдем вдвоем, а я подожду тебя, коротая время за рюмочкой. Ну что скажешь?

Я посмотрела на нее с восхищением. Эта женщина была больше чем просто массажистка.

— Если хочешь, пойдем в среду вечером, у меня отменили последний прием. Ты сможешь освободиться?

Мне не оставалось ничего иного, как позвонить и попросить мою медсестру перенести прием. Уладить дело не составило особого труда, поскольку я более свободна в конце месяца. Больше меня беспокоила мысль о том, что на следующей неделе я буду лежать в одной постели с незнакомым мужчиной.

Несколько ночей я плохо спала. Меня охватывало не столько любопытство, сколько паника. Что это за место? Что я буду испытывать от прикосновений незнакомого мне человека? А что, если этот любовник мне не понравится? Я и боялась и хотела получить ответ на каждый вопрос. А вдруг в сексе будет что-то новое, и я испытаю небывалый оргазм? Я была согласна на хороший оргазм без последующих упреков и неуместных звонков. Кроме того, если Мерче пойдет со мной, это будет своеобразной гарантией того, что кто-то меня поймет.

В условленный день в семь тридцать мы встретились на станции метро «Уркинаона» и через десять минут нашли нужную нам лестницу.

— Звони ты, Мерче, мне неловко… — прошептала я, потирая руки. Они всегда становятся холодными, когда я волнуюсь, а в тот момент были ледяными, несмотря на то что на дворе стояло лето.

Мерче посмотрела на меня, будто упрекая в трусости, и решительно нажала на кнопку звонка. Нам открыл молодой парень с ухоженной внешностью. Я ожидала, что он окинет нас презрительным с головы до пят взглядом, но он лишь вежливо поприветствовал и проводил в небольшой зал.

— Вы не принесете нам шампанского? — попросила Мерче, искоса посматривая на меня. Похоже, она боялась, что я упаду в обморок.

За шампанским последовали объяснения хозяина заведения:

— Сейчас вы познакомитесь с нашими мальчиками. Поприветствуйте их и выберите того, кто вас заинтересует.

За моей спиной открылась небольшая дверь, и начался выход. Один за другим, одетые только в нижнее белье, молодые люди проходили перед нами.

— Привет, я Хорхе, — сказал первый, блондин с женоподобной внешностью. Он поцеловал каждую из нас и вышел через дверь, в которую мы вошли.

Следом зашел Марсело, затем Хуан, «а-ля бразилец» Дарио и Педро. Когда вышел последний, снова раздался голос хозяина:

— Итак, дамы, каков ваш выбор?

— Я выбираю Педро! — воскликнула Мерче.

Я остолбенела. Выходит, она не будет ждать меня, потягивая какой-нибудь напиток? Мерче встала с изяществом южных женщин, подмигнула мне и пошла в сопровождении того парня. Обратного пути у меня не было.

— Марсело, — прошептала я. Он был меньше всех накачан и производил приятное впечатление.

Когда он пришел, я ухватилась за его руку и последовала за ним в комнату. Интерьер был классическим: большая кровать и ванная комната с джакузи. Напротив кровати, накрытой оранжевого цвета покрывалом из «ИКЕА», которое Марсело поторопился снять, было зеркало, а на стене висел экран. По порнокассетам, аккуратно сложенным на одном из столиков, я сделала вывод, что это было видео.

— Это не будет сниматься, точно? — спросила я обеспокоенно.

— Нет! Но если тебе так будет спокойнее, я выдерну шнур из розетки. — Одним движением руки он выдернул вилку, повернулся ко мне, улыбнулся и спросил: — Ты наша постоянная клиентка или изредка заходишь?

— Я в первый раз, — ответила я, потирая ледяные ладони. — Послушай, Марсело, я заплачу тебе по тарифу, но предпочитаю, чтобы мы поговорили.

Он посмотрел на меня, сел рядом и положил руку на мое колено.

— Успокойся, детка. Не ты первая, и не ты последняя. Ну, если хочешь, мы немного поболтаем. Я объясню тебе, как тут все устроено, и во второй раз ты уже не будешь смущаться.

Марсело рассказал мне о том, как в этом доме специализируются мальчики. Одни из них обслуживали мужчин, другие женщин, а третьи и тех и других.

— Советую тебе на последних не соглашаться, — посоветовал он мне. — Они привыкли вступать в связь с мужиками, и у них плохо получается прелюдия к сексу.

Он рассказал мне, что клиентки сами решают, от кого будет исходить инициатива. Если ведущая роль лежит на партнере, то они могут заранее уточнить, какую ласку женщина предпочитает. Какой бы вариант ни был выбран, партнер не доводит себя до оргазма.

— Мы не машины, детка. Если бы нам каждый раз приходилось себя сдерживать, мы бы давно все померли, поэтому должны контролировать себя.

Еще Марсело мне объяснил, что существуют частные вызовы для услуг на дому.

— Я тебе дам мой телефон, но ты никому об этом не говори, — сказал он мне, записывая номер на бумажной салфетке. — Вызовы на дом хозяин не поощряет, а, кроме того, нам запрещено давать объявления в газетах. Но я, как только у меня появляется возможность, работаю по частным вызовам: работать там лучше, ты строго не следишь за временем, как здесь. Можешь дальше пробыть с клиенткой, лучше ее узнать, соблазнить… — Он посмотрел на меня и лукаво улыбнулся. — Ну что? Не передумала?

Я сказала ему, что не изменила решения. Я чувствовала себя маленькой испуганной провинившейся девочкой. Кроме того, я беспокоилась за Мерче. Чем она занимается? Сказать ей, что у меня ничего не было, или лучше соврать? Я молча размышляла, остановив взгляд на стиснутых руках.

Спустя некоторое время, которое Марсело посчитал достаточным, а для меня ставшее вечностью, мы вернулись в зал. Мерче, оживленная и сияющая, пришла через пять минут.

— Идем, подруга, — сказала она, подхватив меня под руку.

Мерче попрощалась со своим Педро страстным поцелуем в то время, как Марсело чмокнул меня в щеку и, подмигнув, сказал:

— До встречи.

Хозяин поджидал нас у двери.

— Девяносто евро с каждой, — заявил он.

Я достала из кошелька 180 евро и до того, как Мерче потянулась за деньгами, отдала их.

— Большое спасибо, — сказал хозяин заведения, пересчитывая купюры, как кассир в банке. — Надеюсь, вы хорошо провели время, и скоро мы вас снова увидим.

Как только мы оказались на улице, Мерче заговорила:

— Ой, мне нужно так много тебе рассказать! — И она снова подхватила меня под руку.

— Ты переполнена эмоциями, — сказала я ей, но она не произнесла ни слова, пока мы не сели за самый отдаленный столик в каком-то баре.

Начав с оценки «супер!», Мерче, подробно описав умения «своего Педро», добавила:

— Я убедилась: по мужикам видно, знают они в этом толк или нет, вот Педро знаток. Он начал с прелюдии, чтобы возбудить меня, и мне не передать, что я ощущала. А у тебя как? — вдруг спросила она, вспомнив, что была не единственной клиенткой.

Я предпочла не врать.

— И хорошо, и плохо. Марсело — очень приятный, красивый молодой человек, короче, все при нем, но я была зажата. Мы только разговаривали, — призналась я, потирая ладони, чтобы начали согреваться.

— Ты заплатила девяносто евро за болтовню? — удивилась Мерче. — Кстати, о деньгах, возьми, ты за меня заплатила…

— Мерче, ты ничего мне не должна. Я благодарна тебе за то, что ты пошла со мной. И я девяносто евро заплатила не за разговор: мне нужно было понять, что, в первый раз увидев мужчину, я не могу ему отдаться. Мне необходимо какое-то время, чтобы установить отношения. Марсело рассказал мне о частных вызовах и объявлениях в газете, о более близких контактах. Возможно, это мой вариант.

Глава 2

ВСЕ НА ТВОЕМ ЛИЦЕ

Барселона опустела: ощущалось, что проходит футбольный матч. Марта схватила меня за руку, будто стараясь помешать мне убежать.

— Меня уже тошнит от этой выставки, — сказала она, как только мы вышли из галереи. — Давай что-нибудь выпьем и перекусим, что скажешь?

— Слушай, по правде говоря…

Марта рассеяла мои сомнения, остановив первое попавшееся такси, которое направлялось в сторону улицы Грасиа. Это было старое такси, которое ездило исключительно в этот район. Таксист довез нас до улицы Гран-де-Грасиа, и мы раз пятнадцать прошли туда и обратно прежде, чем вышли на площадь Революции, несмотря на то что подруга не стеснялась спрашивать едва ли не каждого встречного. Когда мы наконец зашли в ресторан, я умирала от желания снять туфли. Мне следовало разносить их дома прежде, чем обувать на всю ночь. Я с облегчением откинулась на стуле, это самое лучшее, что я могла сделать в то время, как Марта безупречно вешала пиджак и сумку и с наслаждением прикуривала сигарету. Я сравнила ее сумку с моей винтажной сумкой от «Мандарина Дак». В действительности от «Мандарина Дак» в ней ничего не было.