Размер шрифта:     
Гарнитура:GeorgiaVerdanaArial
Цвет фона:      
Режим чтения: F11  |  Добавить закладку: Ctrl+D
Смотреть все книги жанра: Боевая фантастика
Показать все книги автора:
 

«Дезинсекторы», Мэтт Форбек

Иллюстрация к книге

Капрал Синтия Дитрих и рядовой первого класса Рикко Фрост вломились в «Последний шанс» как вусмерть пьяные носороги. Они стряхивали с себя капли горячей воды, будто не под дождем вымокли, а искупались в кипящей реке. Все присутствующие в этом захолустном баре — все четверо — повернулись и глянули на двух морпехов с нескрываемым отвращением. Седеющий бармен, судя по виду с первых дней шедший в комплекте с этим древним сараем быстрой сборки, был единственным исключением.

— Черт побери, — буркнул Фрост, вытирая лицо. — Снаружи жарче, чем в аду.

— Чего изволите, дамочки? — спросил бармен, шлепнув ладони на грубую обшарпанную стойку перед собой.

Фрост покосился на него, пытаясь разглядеть лицо в полумраке комнаты, освещенной только мигающими рекламами пива и чего-то покрепче, да тусклой газовой лампой. Затем решил: неважно, разглядит он бармена или нет. Он не знал его. Черт возьми, ни он, ни Дитрих не знали абсолютно никого на всей этой дерьмовой, вечно мокнущей планете.

— Текилы! — рявкнула Дитрих с ухмылкой. — Давай всю, что есть!

Опираясь друг на друга, новоприбывшие подошли к стойке и уселись на расшатанные стулья. Бармен достал пару пластиковых стопок и налил в них прозрачной жидкости из бутылки без этикетки.

Фрост сморщил нос. Он понятия не имел, текила это или нет, но, в данный момент, это было совсем не важно. Как ее ни назови, лишь бы была крепкой и ударяла в голову как следует.

Он схватил один из этих двух гигантских пластиковых наперстков, а Дитрих — другой. Их рюмки стукнулись друг о друга, и содержимое было разом выпито. Оба морпеха крякнули, когда алкоголь обжег горло, и, смеясь, упали друг на друга. Они стукнули пустыми рюмками по столу, все еще хихикая.

Фрост наконец огляделся вокруг и заметил мрачные, тяжелые взгляды посетителей. Он хлопнул Дитрих по плечу и незаметным кивком указал на остальных.

— Ну, и какого дьявола вам надо, ребята? — спросила Дитрих с улыбкой.

— Шли бы вы двое отсюда ко всем чертям! — рыкнул седеющий черный мужчина с бородой.

— Что? — возмутился Фрост, не намеренный так просто сдаваться. — Да мы только пришли! Мы полгода тащились с дальних рубежей на черепашьей скорости. Нам чертовски нужно выпустить пар!

— Отстань от них, Джесси, — буркнул толстый лысый белый, сидящий рядом с черным и баюкающий руку на колене. — Уже слишком поздно.

— А может и нет, Тим, — ответил черный. — Они молодые. Спортивные. К тому же солдаты. Если рванут со всех ног прямо сейчас, то шанс у них есть.

Фрост глянул на Дитрих. Им совсем не понравилось то, что они услышали. Случалось им вляпаться в настоящее дерьмо в других барах, но здесь они неприятностей не ожидали. Салливан 9 представлял собой захолустную заправочную станцию, на которой ни черта не было, кроме разнообразного топлива — кислород, водород, да хоть пропан или дерево — и выпивки, чтобы скрасить долгую дорогу.

Но в главном здании станции, где остался их взвод, они не нашли ни глотка. Им пришлось умасливать одну из станционных служащих, чтобы им указали на этот бар. Она, конечно, поначалу сопротивлялась, но Дитрих перла, как танк.

— Мы с места не сдвинемся, пока здесь есть что выпить, — на весь бар заявила Дитрих.

— Ну, или пока капитан не вытащит нас за шкирки, — хихикнув, добавил Фрост. Он глянул на бармена и многозначительно постучал по рюмке. Бармен тут же наполнил и одну, и вторую.

— Да брось, Берто, — сказал Джесси. — Зачем им подыхать тут с нами?

— Никто здесь не собирается подыхать, — сказал бармен. Он поставил бутылку перед морпехами и усмехнулся Джесси в лицо. — Как бы то ни было, я делаю свою работу. А ты делай свою.

— В гробу я видал эту работу, — буркнул Джесси. — За такое дерьмо нам не доплачивают.

— Хочешь уйти? — спросил Берто. — Дверь там.

Джесси глянул на выход, но, вместо того чтобы подняться, глотнул пива и утерся грязным рукавом.

— Нам это не провернуть.

— Что за ерунду вы несете? — выпалила Дитрих. — У меня от вас мурашки по коже.

Берто хмыкнул и прокашлялся.

— Лучше б вам не приходить. Здесь небезопасно.

Фрост вообще был не из пугливых, а уж тем более не собирался позволить запугать себя какому-то заштатному бармену. Он хлопнул ладонью по столу, привлекая внимание, зыркнул на бармена, как бы говоря «не на того напал», и выплюнул одно слово:

— Почему?

Берто глаз на Фроста не поднял. Он скорчил выразительную рожу и сказал Тиму и Джесси:

— Покажите им.

Мужчины отодвинули стулья и встали. На дальнем конце стола, лицом вниз, сидел еще один человек. Все это время он не подавал признаков жизни, и Фрост решил, что он пьян в стельку, именно так, как хотел бы сам морпех.

Тим подошел, взялся за козырек кепки пьяницы и толчком вернул его безвольно обмякшее тело в сидячее положение. Голова мужчины откинулась, не застегнутая рубашка распахнулась на груди, а из-под нее показалось что-то вроде бронированного нагрудника.

Дитрих уставилась на мужчину, а Фрост, давясь от смеха, подколол Берто:

— Это ты так пытаешься намекнуть, что твою адскую жижу пить опасно для жизни?

Бармен покачал головой:

— Глянь-ка на него как следует. Он не пьян.

— Чтоб меня! — прошептала Дитрих. — Что это с ним, черт возьми?

Редко когда Дитрих говорила таким серьезным тоном, поэтому Фрост придержал язвительное замечание, которым собирался срезать Берто. Вместо этого он встал со стула и осторожно подошел к безмолвному посетителю.

Это был азиат, с широкими, румяными щеками и полосками седины в шевелюре. Его лицо оплыло, и на коже выступил пот. Глаза были открыты, но зрачки закатились.

— Он мертв?

Джесси покачал головой:

— Пока, вроде, нет.

Фрост подошел ближе. Что-то неправильное было в нагруднике мужчины. Фрост такого раньше не встречал. Он был твердым на вид, похожим на хитиновый панцирь, но покрывал не всю грудь, а только часть в вырезе майки.

Фрост не мог понять, как шесть креплений по сторонам нагрудника удерживают его на груди. Они были не настолько длинны.

А потом он со свистом втянул в себя воздух. Это были вовсе не крепления. У нагрудника были лапки. Фрост отступил к барной стойке и ткнул в рюмку. Берто наполнил ее доверху, и повторил для Дитрих.

Фрост хлопнул рюмашку, и Берто тут же молча налил снова.

— Что это за хрень? — спросил Фрост.

Тим качнул головой:

— Мы не знаем. Пак пропустил свой обычный стаканчик на ночь и потащился на улицу, а потом вдруг закричал. Мы вышли помочь ему и нашли уже с этой штукой.

— Что за черт? — выпалила Дитрих. — С чего это вы притащили его сюда, а не на станцию? Там хоть медики есть.

Тим указал на грудь Пака.

— Там в темноте были эти твари. Не знаю, сколько, но явно слишком много, чтобы пробраться мимо них с Паком на руках.

Фрост застонал.

— А вызвать подмогу вы, конечно, не могли?

— Мы, по-твоему, похожи на легальное заведение? — Берто фыркнул. — Думаешь, у меня тут связь протянута?

Джесси грустно покачал головой:

— Удивительно, как это «Вейланд-Ютани» нас до сих пор не прихлопнула.

— Эй, мы же не можем бросить парня в таком состоянии, — вступила Дитрих. — Надо снять с него эту хрень!

Тим поднял руку, которую баюкал. Пальцы на ней были такими красными, будто с них слезла кожа.

— Уже пытались, — сказал он. — Не очень-то получилось.

Теперь Фрост понял, откуда взялось напряжение в голосе мужчины. Дело было не в чужаках, вломившихся в бар, а в мучительной боли, которую он пытался скрыть.

— Я пытался отодрать ее голыми руками, и Пак завизжал, как будто его режут заживо. Я решил, что это хороший признак, засунул пальцы под край панциря и потянул.

— Оно приклеилось к груди Пака какой-то кислотой, — сказал Джесси. — Это дерьмо брызнуло во все стороны вместе с кровью Пака и обожгло Тиму руку.

— И вы не бросились за помощью? — возмутилась Дитрих. — У вас совсем крыша поехала?

Тим откинулся на стуле.

— Мы и десяти метров не прошли, как эти твари отрезали нам путь. Мы рванули назад. Прошло уже часа три. Все это время мы пытались решить, что же теперь делать.

— А потом заявились мы! — простонал Фрост.

— И теперь тоже застряли здесь, с нами, — добавил Джесси.

— Пока мы неслись сюда под дождем, мы ничего подобного не видели, — сказала Дитрих. — Может, эти твари уже расползлись.

Фрост прошагал к двери и со скрипом распахнул ее. С ночного неба все так же лил дождь, теплый, как кровь. Он прищурился в темноту, пытаясь разглядеть что-то кроме огней заправочной станции вдалеке. Их корабль сел где-то за ней, и отсюда был совсем невидим.

Фрост знал, что до станции вовсе не так уж далеко, но, казалось, что она в миллионах световых лет отсюда. Он подозревал, что капитан не хватится их до самого утра. Вот черт, он ведь рассчитывал на это до сих пор.

— Что-то у меня плохое предчувствие.

— Ты всегда так говоришь, — Дитрих пихнула его в плечо. — Что-нибудь видишь?

Фрост покачал головой. Свет, падающий из двери, позволял разглядеть только землю перед входом и большой бак с пропаном для освещения бара. Все остальное тонуло во влажной темноте. Сверкнула молния, и Фрост засек какое-то движение там, куда не доставал свет от вывески бара. Сначала он решил, что это листья, вроде пальмовых, шелестят на ветру. Но, несмотря на дождь, ветра не было.

— Там, — он указал Дитрих, куда смотреть. — Что это?

Дитрих наклонилась вперед и уставилась в темноту.

Где-то совсем близко громыхнул гром. Снова сверкнула молния, и в этот раз Фросту удалось все разглядеть. Это были не листья. Это были огромные насекомые. И они просто кишмя кишели.

Фрост достал из кармана небольшой фонарик и посветил туда, где видел насекомых. Яркий луч света пронзил темноту и высветил несколько жуков. Они попрятались в темноте, спасаясь от света. Некоторые просто разбежались, некоторые спрятались в трещинах в земле. Секунда, и их не стало.

Дитрих отскочила назад, прижав руку ко рту, чтобы подавить крик, и Фрост захлопнул дверь.

— Это просто жуки, — сказал Фрост, обнимая Дитрих за плечи и пытаясь успокоить ее. — Ничего страшного.

— Пак тоже так думал, — сказал Джесси. — И посмотри, что вышло.

Фрост не стал смотреть. Вместо этого он повернулся к Берто.

— Здесь ведь безопасно? — спросил он. — Мы можем просто переждать. В конце концов, кто-нибудь нам поможет.

— Может быть, — заметил Тим. — Если эти твари снаружи и их не достанут.

— У тебя есть план получше?

Как бы Фрост хотел, чтобы и у него, и у Дитрих было при себе оружие. Но просто уйти в самоволку — это одно, а вот полностью вооруженным — совсем другое. Поэтому они оставили все оружие на корабле.

Тим уставился в пол. Джесси пожал плечами:

— Нет, пожалуй, это лучшее, что можно сделать. Именно поэтому мы здесь и сидим.

— И правда, — Фрост повернулся к Берто. — Налей всем за мой счет.

Бармен отмахнулся от Фроста, но бутылку с предполагаемой текилой на стойку выставил.

— Брось это, — сказал он. — Последнее, о чем стоит сейчас беспокоиться, это деньги.

— Вот это правильно, — заявила Дитрих, хватая бутылку.

Пока она наполняла две рюмки, Берто достал еще четыре. Их она тоже наполнила. Фрост передал по рюмке Джесси и Тиму. Он боялся, что руки будут трястись, но, на удивление, не пролил ни капли. Берто опрокинул в себя одну из оставшихся рюмок и уставился на вторую.

— А это кому? — выпалила Дитрих.

Берто кивнул на Пака.

— Он все еще жив.

Фрост вернулся к бару и взял оставшуюся рюмку. Он принес ее Паку и, хотя тот был без сознания, поставил перед ним.

— Не думаю, что ему сейчас хочется выпить.

— Может, и нет, — заметил Тим. — Но ведь не предложишь — не узнаешь.

Подхватив рюмку здоровой рукой, Тим помахал ей под носом у Пака, чтобы тот мог учуять резкий запах неочищенного спирта.

— Давай, приятель, — уговаривал он. — Ты наверняка хочешь выпить.

Внезапно Пак дернулся всем телом. Тим отскочил, облив бедолагу спиртом.

— Вот дерьмо! — выругался он. — Сукин сын.

Пак мотнул головой и выкатил глаза. Он уставился на окружающих, пытаясь сфокусироваться. Джесси потрепал его по плечу.

— Все в порядке, друг, — сказал он ровным, спокойным тоном. — Ты снова в баре.

Пак попытался сесть прямо, но панцирь на груди ему помешал. Он глянул на панцирь, явно пытаясь понять, что это такое. Открыл рот, чтобы высказаться по этому поводу, но не издал ни звука.

— Мы здесь застряли, — принялся рассказывать Паку Джесси. — Хотели отвести тебя к доктору, но, скорее всего, придется ждать рассвета.

Пак снова попытался заговорить и опять неудачно. Он огорченно скривился, а в глазах его застыли слезы. Фрост хотел было подойти и поговорить с ним, но решил, что Пак не в том состоянии, чтобы беседовать с незнакомцами. А еще, сказать по правде, его до жути пугала тварь на груди этого человека.

Тим стоял рядом с Паком, пытаясь утешить его.

— Все будет хорошо, — говорил он.

Фрост подозревал, что никто в этой комнате Тиму не верил.

Пак потянулся и сжал здоровую руку Тима. Это принесло ему облегчение, и он глубоко вздохнул, пытаясь успокоиться. На секунду показалось, что с ним, возможно, все будет в порядке.

А затем Пак начал кашлять.

Сначала он кашлял тихо, будто прочищая горло. Подошел Джесси и похлопал его по спине. Однако вскоре Паку стало хуже, и он зашелся в надсадном кашле. Похоже, каждый раз, когда он наклонялся вперед, будто сгибаясь вокруг проклятого панциря на груди, кашель становился все более мучительным.

— Его нужно показать доктору, — заявил Фрост. — Сейчас же.

— Хочешь нести его в таком состоянии? — спросил Тим.

— Значит, нужно привести доктора сюда, — сказала Дитрих, шагнув к двери. Фрост пошел за ней.

— А как быть с теми тварями снаружи?

Дитрих пожала плечами:

— Мы же не знаем, насколько они быстрые. Так что можем просто рвануть к станции со всех ног, и они нас не догонят.

— В такой ливень? — спросил Берто. — А если поскользнетесь? Они вас облепят в одну секунду!

Фрост решил, что это неважно. Если это был их единственный шанс, следовало им воспользоваться. Они же не могли позволить Паку загнуться вот так.

Фрост распахнул дверь и обнял Дитрих.

— Готова?

Она кивнула, и пара приготовилась к безумному забегу по пересеченной местности под горячим ливнем. Они проделывали такое и прежде, на других планетах. Иногда им вслед еще и пули свистели. Так что, это должно быть намного легче, успокаивал себя Фрост. Безопаснее, так уж точно. Правда?

Но не успели они и шагу наружу сделать, как вдруг Пак запрокинул голову и закричал.

Дитрих отскочила от двери, Фрост рванулся следом, захлопывая ее. В дальнем углу бара Пак выгнулся на стуле, как мотылек, насаженный на булавку. Джесси и Тим сидели по обе стороны от друга, беспомощно глядя на него.

— Что происходит? — пискнула Дитрих тонким, полным паники голосом.

Никто не ответил. Пак перестал кричать и затрясся, как на электрическом стуле.

— Остановите его! — велел Берто Тиму и Джесси. — Держите его, пока он что-нибудь себе не разбил!

Мужчины послушались Берто и взяли Пака за плечи с двух сторон. Только так они могли удержать его от падения на пол. Спустя пару секунд Пак перестал корчиться и откинулся на спинку стула. Потом глянул на друзей, словно собираясь поблагодарить их, но вместо слов изо рта у него хлынула кровь.

— Боже мой! — прошептал Тим.

Несмотря на ужас, написанный на его лице, он продолжал держать Пака, так же как и Джесси. Фрост не мог сказать, намеренно ли они держали друга, или просто были настолько шокированы, что даже не подумали его отпустить.

Затем раздался ужасный булькающий звук. Это в горле у Пака клокотала кровь. Он склонился над столом, и алая жидкость выплескивалась изо рта всякий раз, как его желудок сотрясали спазмы.

Сначала ничего, кроме крови, не выходило.

Но спазмы не прекращались. Они стали чаще и сильнее, и Фрост недоумевал, как это Пак до сих пор не выблевал собственный желудок.

Пак дернулся вперед так резко, что мог бы разбить лицо об стол, если бы друзья не держали его. И тут что-то темное и скользкое полезло из его рта, заглушая мучительное бульканье.

Фрост непроизвольно отступил назад. Увидев, что Дитрих замерла на месте от страха, он дернул ее к себе.

— Вот дерьмо! — выругался Берто. — Дерьмо, дерьмо, дерьмо!

Пак продолжал блевать, корчась в судорогах снова и снова. С каждой судорогой все больше и больше мерзости лезло из его рта. Ее было столько, что Фрост задумался, откуда она берется. Эта куча отвратительных тварей медленно заняла весь стол и начала сползать на пол.

В своей жизни Фрост повидал немало странных вещей, но ничего более мерзкого не встречал.

А затем эти твари начали двигаться.

Фрост, хоть и был сам себе противен, не смог сдержать короткого писка отвращения. Хотя визг Тима явно был и громче, и дольше.

Джесси и Тим отпустили Пака, подскочили со стульев и в ужасе отшатнулись. Пак тут же завалился назад, сраженный последней судорогой. Его стул опрокинулся и треснул от удара.

Мерзкий живой водопад продолжал течь со стола на пол. А уже оттуда насекомые размером с палец разбегались во все стороны. Некоторые направились прямиком к морпехам.

Дитрих схватила Фроста за руку и потащила к двери.

— Пойдем, — сказала она. — Нам надо бежать.

— Подожди, — Фрост вырвался из ее хватки и снова вытащил фонарик. Направив луч фонарика на тварей, он тут же понял, что это.

— Это та же дрянь, что и снаружи!

Насекомые разбегались от света фонарика, перебирая лапками так быстро, как только могли. Некоторые стали взбираться по штанам Тима и Джесси. Мужчины взвыли и в слепом ужасе затопали ногами. Фрост посветил фонариком на одного, а затем на другого. В то же время он старался следить за теми паразитами, которые, осмелев от отсутствия света, кинулись к нему.

— Их слишком много! — заорал Фрост. — Я не смогу остановить всех!

Снова и снова он направлял луч фонарика на Тима, на Джесси и на пол между ним самим и насекомыми. Ему не удавалось освещать одно место достаточно долго, чтобы паразиты повернули назад. Если он останавливал луч на какой-то одной точке, то жуки напирали во всех других.

Фрост хотел помочь Тиму и Джесси, которые уже стряхивали жуков голыми руками. Там, где твари касались их кожи, оставались ожоги, и мужчины визжали от боли и страха.

— Свет! — крикнула Дитрих бармену. — Нам нужен свет!

Берто нырнул под стойку и что-то там повернул с диким скрипом. Тусклая газовая лампа в центре потолка, которая до сих пор толком не светила и не грела, ослепительно вспыхнула.

Жуки попрятались. Большая часть насекомых спрыгнула с Джесси и Тима, расправила крылышки, прятавшиеся под панцирем, и полетела прочь с жужжанием и стрекотом.

— Они еще и летают? — выпалила Дитрих. — Так нечестно!

— Собираемся под лампой! — сказал Фрост, обращаясь и к Дитрих, и ко всем остальным в баре. — Здесь они нас не тронут!

Джесси и Тим пробрались к ним, то и дело поворачиваясь вокруг себя, чтобы убедиться, что жуки не прячутся в их собственной тени. Они сбросили пару насекомых в сторону остальных, но Фрост отпугнул их светом фонарика. Через несколько секунд все четверо стояли под светом шипящей лампы в относительной безопасности.

— Ай! — сказал Джесси. — Чертовски больно!

И он, и Тим были покрыты красными отметинами, которые оставили нападавшие жуки. Фрост не мог разобрать, кусали их, жалили или что-то еще, но следы были размером с бильярдный шар и выглядели ужасно болезненными и воспаленно-красными. Одна такая отметина пришлась прямо на правый глаз Джесси, и он прикрывал глаз рукой. Кровь сочилась сквозь его пальцы.

— Думаю, они ушли, — сказала Дитрих.

— Пока да, — уточнил Тим. — Мелкие ублюдки.

— А что с Паком? — сказал Джесси. — Надо проверить, как он там.

— Он уже мертв, — сказала Дитрих. — Забудь о нем.

И они вдвоем уставились на стол, который мешал рассмотреть место, где упал Пак.

— Мы не можем просто бросить его, и всё, — сказал Тим. — Это неправильно.

— Как и рой тараканов, вылезающих из твоего рта, — выпалила Дитрих. — Во всем этом нет ничего правильного.

— Дай мне фонарик. — Тим протянул руку к Фросту. — Если вы все трусите, я схожу и посмотрю.

Фрост уставился на пустую руку Тима. Он точно знал только одно: эти мерзкие букашки так пугали его, что он не собирался отдавать единственную вещь, которая наверняка помогает от них избавиться. Ни за что.

— Даже не думай, — сказал он. — Сам схожу.

— Все пойдем, — добавила Дитрих.

— Нужно просто убрать с дороги этот стол, — сказал Джесси.

Он убрал руку от глаза. Тот опух настолько, что совсем не открывался.

— Верно, — согласился Фрост. — Добровольцы есть?

Джесси ничего не ответил. Он просто рванул вперед и толкнул стол в сторону, быстро и сильно. Из-под стола тут же выпорхнули несколько жуков, так что он перевернул проклятую деревяшку, выставляя обратную сторону на свет.

Еще дюжина жуков скрылась в темноте. На этот раз Фрост проследил за ними лучом фонарика, чтобы увидеть, где они прячутся. Жуки подлетали к стенам и исчезали в трещинах возле самого пола, протискиваясь даже через самые незаметные из них.

— Посвети-ка сюда, — попросил Джесси, подобравшись к телу Пака.

Фрост наклонился в сторону и направил луч фонарика мимо Джесси. И тут же тяжело сглотнул, пытаясь удержать в себе выпитое. Тварь, цеплявшаяся за грудь Пака, отвалилась. Пустой панцирь, поблескивающий в свете фонарика — все, что от нее осталось, — лежал рядом с ним. Грудная клетка Пака в том месте, где крепился панцирь, была раскурочена, будто плоть содрали, выставив напоказ кости и внутренние органы.

Дитрих резко отвернулась, и ее стошнило на пол.

— Чтоб меня! Да они его просто прогрызли изнутри! — ужаснулся Берто.

Приглядевшись, Фрост понял, что бармен прав. Большая часть кишечника отсутствовала, а из желудка был вырван изрядный кусок.

— Надо убираться отсюда, — заявила Дитрих, прополоскав рот. — Незачем тут оставаться.

— А как же эти твари снаружи? — спросил Берто. — Как мы проберемся мимо них?

— Может, они уже убежали? — предположил Фрост.