Размер шрифта:     
Гарнитура:GeorgiaVerdanaArial
Цвет фона:      
Режим чтения: F11  |  Добавить закладку: Ctrl+D
Смотреть все книги жанра: Фэнтези
Показать все книги автора:
 

«Тайный круг», Мэри Герберт

Глава 1

Корабль вошел в гавань Санкции с утренним приливом. Это было трехмачтовое торговое судно, с широким трюмом и узкой палубой. Оно шло под всеми парусами, на мачте развевался флаг Палантаса, и издали казалось, что на корабле все в порядке.

Лоцман, дежуривший у входа в гавань, подал кораблю сигнал спустить паруса и ждать его приближения, но парусник как ни в чем ни бывало плыл себе дальше, не обращая на сигналы никакого внимания. Лоцман выругался и схватился за подзорную трубу, намереваясь разглядеть название корабля и доложить начальнику порта о недопустимом поведении палантасского капитана. Но когда он навел подзорную трубу на палубу этого странного судна, челюсть у него упала, а морщинистое, продубленное всеми ветрами лицо побелело.

— Кэйбл! — крикнул он своему помощнику. — Подай сигнал начальнику порта. У нас тут судно без управления!

Молодой человек по имени Кэйбл поспешно взбежал на деревянную башню, высоко поднимавшуюся над портом. Из деревянного ящика, в котором хранились сигнальные флаги, он вытащил один, красно-желтый, который поднимали так редко, что измятая от постоянного хранения в ящике ткань совсем не выцвела, и быстро поднял этот флаг на сигнальную вышку.

Начальник Кэйбла, отдуваясь, поднялся на башню вслед за ним, и они посмотрели на вторую башню — она находилась в глубине гавани, у причалов, где отвечали на сигналы лоцмана ученики начальника порта. Почти немедленно на дальней башне появился такой же красно-желтый флаг, и раздался звук трубы, сообщавший об опасности всем кораблям, находившимся в порту.

— А что с этим кораблем не так, господин лоцман? — спросил запыхавшийся Кейбл. — Мне еще никогда не приходилось поднимать этот вымпел.

Лоцман поморщился. Он был старым, опытным моряком, но сигнальный флаг «корабль-призрак» или «судно без управления» видел считанное количество раз.

— Я не вижу никого на палубе, — сказал он мрачно. — Вообще никого.

Кэйбл поднял брови.

— Корабль-призрак?

При упоминании призрака лоцману пришлось подавить невольную дрожь. Как и многие моряки, он был суеверен и крепко верил в знаки и предзнаменования.

— Не знаю, что там за команда, но судно это вполне реальное, — ответил лоцман. — Может быть, с якоря сорвалось, или причальный трос перетерся. А может, вся команда валяется в трюме мертвецки пьяная.

— С поднятыми парусами? — с сомнением в голосе спросил Кэйбл.

Лоцман в ответ пробормотал что-то неразборчивое и опять посмотрел в подзорную трубу, как странное судно вслепую плывет в гавань, полную людей и кораблей.

— Корабль-призрак — плохой знак, парень, — пробормотал он. — Плохой знак. Так что давай больше не будем говорить о таких вещах.

Хотя красно-желтый флаг был виден всей гавани, мало кто знал, что он означает. Но тут над портом разнесся сигнал тревоги, и все, кто его услышал, прервали работу и настороженно посмотрели на небо или в сторону моря.

Жители Санкции привыкли жить под постоянной угрозой нападения и прекрасно знали, что может означать сигнал тревоги. Но в небе над городом не было видно цветных драконов, а в море не появились никакие черные корабли. Только одинокое судно спокойно шло к причалам. И только те немногие, кто знал значение красно-желтого флага, внимательно посмотрели на неуправляемый корабль и поспешили убраться с его пути.

Под теплым утренним ветром судно прошло мимо маленьких рыболовных шхун, двух прогулочных яхт и большого военного галеона, снаряженного для защиты порта. Корабль с грузом руды, уже поднявший паруса, уступил пришельцу дорогу. Команда стоявшего у причала пассажирского судна успела поднять якорь и еле-еле уйти от столкновения. Люди изумленно смотрели, как безжизненный корабль скользит мимо в нескольких дюймах от их борта.

Когда палантасский корабль подошел к переполненным докам, ветер стих, паруса повисли на мачтах, как мокрое белье, и судно начало рыскать. Все обернулись к пришельцу, и у тех, кто оказался к нему ближе всего, перехватило дыхание. Странное судно с громким стуком, скрипом и треском врезалось в борт еще одного торгового корабля. После столкновения неуправляемый корабль вроде бы замедлил ход, но под внезапным порывом ветра паруса развернулись, и корабль метнулся прямо к большому южному причалу, у которого пришвартовалось абанасинское судно «Вьюрок» с грузом крупного рогатого скота и овец.

Команда «Вьюрка», увидев мчащийся на них корабль, бросилась врассыпную. Раздался треск — это неуправляемое судно врезалось носом в широкий борт «Вьюрка». Послышался отчаянный звон корабельного колокола. От столкновения оба судна задрожали, а перепуганная скотина в трюме «Вьюрка» жутко завопила.

— Берегитесь! — крикнул кто-то. Бушприт и фок-мачта неуправляемого корабля свалились на палубу «Вьюрка» вместе с сотнями ярдов мокрой парусины и спутанных канатов.

— Клянусь всеми морскими драконами на свете! — взревел абанасинский капитан. — Во имя Хаоса, они соображают, что делают? Ребята, давайте-ка лезьте туда и поучите их хорошим манерам.

Его люди быстро поднялись на ноги, схватили дубинки и сабли и полезли через обломки мачт и рваные паруса. Оказавшись на борту наглого чужака, они остановились и удивленно уставились на безлюдную палубу. Тяжело вымещать гнев на людях, которых не видно. Моряки постепенно разошлись по кораблю, чтобы выяснить, в чем дело.

Старший помощник капитана осторожно прошел на корму к штурвалу. В тени под штурвалом лежала какая-то куча тряпья, которой там не должно было быть. Может быть, нестиранное белье или матросская постель.

— Господин Рольф! — крикнул один из моряков, стоявший у большого люка, который вел в кубрик. — Сюда!

Старший помощник секунду поколебался, но решил сначала пойти посмотреть, что нашел матрос. Через пять шагов ему в нос ударила такая вонь, что пришлось зажать нос и рот ладонью, чтобы сдержать рвотный позыв. Матрос выглядел зеленым. Бледные как мел, двое мужчин подняли люк и посмотрели вниз.

Увидев множество лежащих навзничь мертвых тел, Рольф отшвырнул в сторону руку матроса и захлопнул люк. По звукам за спиной он понял, что подчиненный не справился с естественными рефлексами, и ему самому пришлось сильно сглотнуть, чтобы подавить тошноту. Рольф вытер пот со лба. Во имя богов, подумал он, ну и жара.

— А остальные? — спросил он.

— Здесь тела, — ответил другой моряк, стоявший у дверей капитанской каюты. — Офицеры и юнга!

— И здесь!

— И здесь, — послышалось из других частей корабля.

— Рольф, — заорал капитан «Вьюрка», — что там происходит? Где команда?

Рольф почесал лысеющий затылок, оглядывая вымерший корабль.

— Они, похоже, мертвы, капитан.

Последовала ошарашенная пауза, потом:

— Все?

— Похоже, да, капитан.

— Кажется, один еще жив, — крикнул матрос с кормы. Махнув рукой, он склонился над кучей тряпья, валявшейся под штурвалом. Рольф торопливо поднялся по лестнице на палубу.

Человек лежал у штурвала, там, где упал, вероятно, после последней отчаянной попытки направить корабль в безопасное место. Истощенное тело обтягивала желтая, как пергамент, кожа, покрытая ярко-красными и пурпурными пятнами. Ноздри и уши покрывала корка засохшей крови, кровь сочилась изо рта и запавших глаз. Одежда была вымазана засохшей рвотой.

Казалось бы, никакой жизни не могло остаться в этом изувеченном теле, но, наклонившись, Рольф и матрос увидели, что грудь моряка слегка шевелится. Они испуганно посмотрели друг на друга.

— Это что, поветрие какое-то? — нервно спросил матрос.

Первый помощник покачал головой.

— Никогда о подобном не слышал, но одни только ушедшие боги знают, что могло появиться после их ухода. Нам нужен целитель. — Рольф решительно выпрямился. — Эй, вы, — крикнул он людям с «Вьюрка», — все прочь с этого корабля, живо!

Обрадовавшись, что можно уйти с мертвого корабля, моряки поспешно вернулись на свой корабль и отправились с докладом к капитану. Рольф заколебался — он хотел поскорее уйти с этого чудовищного судна, но не мог оставить больного без помощи. Секунду подумав, он оставил больного лежать на месте и отправился искать воду и какие-нибудь одеяла. Заглянув в бочки для пресной воды, стоявшие на палубе, Рольф с удивлением обнаружил, что они сухие. Спуститься на нижнюю палубу он был просто не в силах, так что ему пришлось отправиться за водой на «Вьюрок».

На палубе его встретил капитан.

— Сейчас прибудет начальник порта. Все так плохо?

Ответ был написан у Рольфа на лице.

Тем временем на причале собралась толпа — посмотреть, что случилось, и при необходимости предложить помощь. Люди, гномы, минотавры, несколько эльфов и гномов-механиков, а также множество вытаращивших глаза кендеров громко переговаривались и ждали, что будет дальше. Их оживленные разговоры, вой перепуганной скотины и общий шум порта слились в несмолкающий гул.

Капитан и Рольф заметили, что толпа пришла в движение. По причалу шел начальник порта — высокий, стройный полуэльф — а за ним следовал патруль городской стражи в алых униформах. Зеваки расступились перед ними.

Первый помощник терпеливо ждал, пока начальник порта поприветствует капитана «Вьюрка» и быстро осмотрит повреждения. Затем, захватив с собой флягу с водой, Рольф провел начальника порта на палантасский корабль. Стражники остались на причале, чтобы держать толпу подальше от кораблей.

Огорченно покачав головой, начальник порта поднялся к штурвалу и встал на колени около больного.

— Вы так его и нашли? — спросил он Рольфа.

Первый помощник молча кивнул.

Начальник порта осторожно повернул голову умирающего, чтобы увидеть его лицо, и грустно посмотрел на Рольфа.

— Я знаю этого человека. Капитан Саутхэк. Один из лучших.

Рольф не удивился. Он знал, что начальник порта считает своим долгом знать все корабли и всех капитанов, бороздящих воды Залива Санкции. Много лет назад, еще до Войны Хаоса, полуэльф работал в этом самом порту в рабстве у темных рыцарей Такхизис. А теперь он сам был хозяином порта и состоял в правительстве Хогана Байта.

Двое мужчин осторожно перевернули капитана на спину, приподняли ему голову и влили несколько глотков воды ему в рот. Эффект оказался впечатляющим. Капитан вздрогнул всем телом и открыл темные, залитые кровью глаза. В его взгляде не осталось ни разума, ни сознания — только лихорадочный ужас безумия.

Из глотки капитана вырвался задыхающийся хриплый вопль.

— Уходите! Не трогайте меня! — закричал он, вырываясь. Изо рта у него хлынула кровь. Рольф с искаженным от страха лицом уронил флягу и отшатнулся, как от удара. Начальник порта положил руки на плечи капитана и попытался его успокоить.

Больной не обратил на это внимания.

— Нет. Нет, нет, нет. Не трогайте меня, — снова крикнул он. Кровь струилась из глаз, носа и рта, превращая покрытое пятнами лицо в жуткую смертную маску. — Яд… смерть… везде, — выдохнул он, безумными глазами глядя на начальника порта. — Не подходите!

— Наконец-то что-то осмысленное, — пробормотал Рольф себе под нос. Ему хотелось со всех ног удрать обратно на «Вьюрок», подальше от этого жуткого зрелища, но гордость не позволяла оставить начальника порта одного.

Внезапно голос капитана умолк. Измученное тело снова вздрогнуло и замерло, лицо расслабилось, челюсть упала. Начальник порта проверил пульс капитана.

— Он умер? — спросил Рольф. Начальник порта кивнул. Первый помощник испуганно стер кровь капитана с рук. — О ушедшие боги, они что, все так умерли? Что произошло с этими людьми?

Полуэльф поднялся на ноги и мрачно посмотрел на Рольфа.

— Ничего не трогайте на этом корабле. Я пришлю целителя, пусть разберется, что это за странная болезнь.

Рольф тоже встал, с облегчением думая, что теперь этой трагедией наконец-то займется кто-то другой.

— А как быть с нашим кораблем? — встревоженно спросил он. — Нам надо выгрузить скот, и один Гилеан знает, что за повреждения у нас ниже ватерлинии.

Начальник порта понимающе кивнул.

— Идите, разгружайтесь и чините свой корабль. Есть свободный сухой док, можете воспользоваться, если нужно. Мы осмотрим это судно и отодвинем его в сторону как можно быстрее. — Укрыв мертвеца куском парусины, он подошел к поврежденному лееру, передал свои распоряжения капитану «Вьюрка» и подозвал сержанта, возглавлявшего патруль городской стражи.

— Сержант, отправьте сообщение лорду Байту. Возможно, он сам пожелает разобраться с этим инцидентом.

Патрульный красиво отсалютовал начальнику порта и, обернувшись к патрулю, выкрикнул короткий приказ. Вперед шагнула стройная, привлекательная женщина с коротко остриженными рыжими волосами.

— Линн, у тебя тут неподалеку в конюшне лошадь. Передай сообщение начальника порта лорду Байту. Он на восточных укреплениях, осматривает стоки лавы. Найди его, потом доложишь мне.

Женщина напряженно отсалютовала, глядя на сержанта с каменным выражением лица. Неудивительно — после долгого и утомительного ночного дежурства в портовом районе необходимость седлать лошадь и ехать по жаре через весь город, чтобы найти правителя, лорда Хогана Байта, вряд ли могла бы обрадовать Линн из Завратин, наемницу и бандитку, недавно поступившую на службу в городскую стражу. Но как только Линн повернулась к сержанту спиной и направилась по набережной в город, она расслабилась и позволила себе улыбнуться. Как же долго она ждала возможности встретиться с лордом Байтом! Сдерживая нетерпение, Линн поспешила к конюшне, где она держала свою лошадь.

Глава 2

Войдя в стойло, Линн услышала приветственное ржание. Сестра Ветра, мощная гнедая кобыла, нетерпеливо переступала на месте, когда Линн застегивала уздечку на ее изящной морде. Женщина погладила лошадь по шелковистой шее.

Держать лошадь в Санкции на скромное жалованье стражника было дорогим удовольствием. Цены были высоки, сено и овес частенько оказывалось нелегко раздобыть, и к тому же новая служба занимала почти все время, так что каждый день проезжать лошадь стало нелегко. Но Линн считала, что лошадь для нее не удовольствие, а необходимость.

Она прожила в Санкции почти восемь лет, и многие жители города хорошо знали ее как уличную бандитку Линн из Завратин, ухитрившуюся пробраться в городскую стражу и оказаться «в законе». Только очень, очень немногие знали, что рыжеволосая веснушчатая бродячая кошка с буйным нравом на самом деле совсем не та, кем кажется. И если бы кто-нибудь вне этого маленького круга узнал, кто такая Линн на самом деле, быстрая лошадь оказалась бы ее единственной надеждой на спасение. Так что она экономила на чем могла, всегда держала Сестру Ветра в форме, снимала для нее хорошее стойло и молча молилась, чтобы день, когда ей придется бежать из Санкции, никогда не наступил. Но и в других делах кобыла оказывалась полезной, а этим утром, сама того не зная, она помогла Линн наконец получить возможность встретиться с самим лордом-правителем Хоганом Байтом.

Что-то напевая себе под нос, Линн взглянула на седло, но передумала. День только начался, но от ночной прохлады уже почти ничего не осталось. Вместо седла Линн накинула на Сестру Ветра тонкую попону и вскочила на широкую лошадиную спину.

Кобыла нетерпеливо пританцовывала, но она была слишком хорошо выезжена, чтобы понести. По команде Линн лошадь вышла из конюшни на запруженные улицы. Сержант сказал, что лорд Байт где-то на укреплениях в восточной части Санкции, а гавань находилась к западу от города, так что Линн выехала на улицу Корабельщиков — главную городскую артерию, которая шла с востока на запад и делила Санкцию пополам — и пустила лошадь неторопливой приятной рысью. Все равно двигаться быстрее ей бы не удалось. Стояло раннее утро, но улицы были уже полны повозок, фургонов и пешеходов, а в лавках собирались люди, спешившие выполнить дневную работу до того, как жар станет невыносимым.

Такой жары в Санкции не видели уже больше тридцати лет, с самой Войны Хаоса. Она изменила распорядок всей жизни в городе — Санкция просыпалась на рассвете, а к полудню буквально замирала. К середине дня на улицах оставались только собаки, кендеры, овражные гномы и городская стража. К вечеру жара спадала как раз настолько, чтобы город, облегченно вздохнув, немного оживал.

В прибрежной части Санкции теснились таверны, гостиницы, конторы и склады. Почти все, кого Линн видела на улицах, имели отношение к расцветающей в городе морской торговле: матросы, парусные мастера, плотники, канатные мастера, конопатчики, изготовители весел и кузнецы. Там были минотавры, гномы, люди и эльфы, все работали вместе — грузили и разгружали корабли, кренговали их, чинили паруса и создавали новые предприятия. Только таверны тихо дожидались, когда жар загонит портовых работников в тень — выпить чего-нибудь прохладного.

Сестра Ветра приближалась к внутренним укреплениям Санкции. Пристани, таверны и торговые конторы сменились новыми жилыми домами, магазинами и высокими узкими зданиями, тесно стоявшими вдоль мощеных булыжником улиц. Здесь находилось множество бытовых служб — прачечные, пекарни, бани, массажные заведения и аптеки, явно успешные и процветающие. Кроме того, здесь размещались лавки опытных ремесленников — их легко было узнать по ярким фасадам с вывесками, изображавшими продукцию хозяев. По краям улиц тянулись деревянные тротуары с навесами. Там и тут виднелись маленькие садики — зеленые мазки в общем серо-бежевом городском колорите.

И над всем этим возвышались высокие башни и каменные зубцы крепостных стен Санкции. Здесь, со стороны порта и возможного морского вторжения, на пересечении стены и улицы Корабельщиков находились главные западные ворота, путь в сердце Санкции. Массивные ворота были достаточно широкими, чтобы в них могли разъехаться два груженых фургона. По обеим сторонам ворот стояли круглые караульные башни, над которыми развевались алые флаги с эмблемой пылающего меча. Здесь находился штаб городской стражи.

Эта стена появилась совсем недавно — ее построил лорд-правитель, чтобы защитить город от множества врагов. До Войны Хаоса Санкция находилась под властью богини, Королевы Такхизис, и ее темных рыцарей. Это был лагерь драконармий, гнездо пиратства и работорговли. Но с уходом богов в конце войны все изменилось. Темные рыцари потеряли контроль над городом, а расплавленная лава, которую извергали три вулкана — Повелители Рока — грозила залить все, что оставалось от трущоб, храмов и загонов для рабов. В какой-то момент — никто не мог вспомнить, когда именно — в городе появился незнакомец по имени Хоган Байт и провозгласил себя правителем. Обладая силами, сущность и происхождение которых никто в городе не знал, он укротил вулканы и направил лаву, пепел и дым прочь из города. Он создал первое в истории Санкции правительство, уничтожил работорговлю, сформировал мощную городскую стражу, чтобы поддерживать порядок, и принес городу такое процветание, какого раньше никто и представить себе не мог.

Одним из первых крупных достижений лорда Байта была постройка целого комплекса городских укреплений — земляных валов, каменных стен, высоких башен и — самое впечатляющее — лавовых рвов, по которым стекали извержения трех гигантских вулканов, окружавших город с севера, востока и юга. Рвы начинались у Громового Рога, восточного вулкана, и подковой огибали Долину Санкции, охватывая город, порт и значительный кусок побережья.

Пока что все эти защитные сооружения вполне выполняли свои фукнции. Рыцари Такхизис отчаянно хотели вернуть себе свой город, но лавовые рвы и земляные валы не давали им вторгнуться в Санкцию с севера и востока. Портовые укрепления защищали город от пиратов и от флота темных рыцарей, а высокая стена охраняла сердце города. К сожалению, укреплений было недостаточно, чтобы защитить Санкцию от всех ее врагов. В городе действовало что-то еще, что-то невидимое, тонкое и могущественное, державшее на расстоянии даже великих драконов-правителей. Что-то, находившееся в руках таинственного Хогана Байта.