Размер шрифта:     
Гарнитура:GeorgiaVerdanaArial
Цвет фона:      
Режим чтения: F11  |  Добавить закладку: Ctrl+D
Смотреть все книги жанра: Любовная фантастика
Показать все книги автора:
 

«Воссоединение», Мэг Кэбот

Глава 1

— Вот это я понимаю — житуха, — протянула Джина.

Я была вынуждена с ней согласиться. Натянув купальники, мы принимали солнечные ванны на пляже Кармела. Стояла приятная теплая погода, градусник показывал двадцать пять градусов. Лежа под припекающим солнышком, трудно было поверить, что сейчас март месяц.

Ну, в конце концов, это ведь Калифорния.

— Я серьезно, — продолжила Джина. — Не представляю, как у тебя это получается каждый день.

Я лежала с закрытыми глазами. Все мои мысли были о высокой охлажденной бутылке диетической колы. Ну почему у них по пляжу не ходят официанты? Это единственное, чего здесь не хватало, правда. Мы уже прикончили всю содовую из переносного мини-холодильника, а подниматься с пляжа к магазину надо было по о-о-очень длинной лестнице.

— Что получается? — пробормотала я.

— Ходить в школу, — пояснила Джина. — При том, что всего в километре от тебя такой шикарный пляж.

— Это крайне тяжело, — призналась я, не открывая глаз. — Но получение аттестата по-прежнему считается одним из важнейших достижений в жизни. Ну то есть я слышала, что без этого не стоит и мечтать получить один из тех важных постов в «Старбаксе», на которые я определенно нацелюсь, когда закончу школу.

— Серьезно, Сьюз, — не унималась Джина. Я почувствовала, как она пошевелилась, и открыла глаза. Джина приподнялась, опершись на локти, и рассматривала пляж из-под солнцезащитных очков «Рэй Бэн». — Как ты это выдерживаешь?

И правда, как? Тут действительно было здорово. Тихий океан простирался насколько хватало глаз, бирюзовая у берегов вода, приближаясь к горизонту, постепенно темнела. Огромные волны разбивались о желтый песок, подбрасывая серферов и бодибордеров в воздух, словно дрейфующие коряги. Вдалеке справа от нас вздымались зеленые скалы Пеббл-Бич, а слева — огромные, пестреющие морскими котиками валуны, в конечном счете переходящие в Биг-Сюр, ужасно каменистый участок побережья.

Вовсю припекало солнце, уничтожая остатки тумана, который с утра угрожал разрушить наши планы. Все было идеально. Просто рай на земле.

Если бы я еще нашла того, кто принесет мне попить…

— О боже! — Джина уставилась куда-то поверх очков. — Зацени, какой типаж.

Я проследила за ее взглядом сквозь коричневые стекла очков от Донны Каран. Спасатель, сидевший в нескольких метрах от наших полотенец в своей белой башенке, неожиданно спрыгнул с кресла, сжав в одной руке оранжевый поплавок. Он приземлился на песок с кошачьей грацией и вихрем рванул к накатывающим на берег волнам. Длинные светлые волосы развевались на ветру, под смуглой загорелой кожей перекатывались мускулы.

Туристы завозились с фотоаппаратами, загорающие поднялись и уселись поудобнее, чтобы лучше видеть происходящее. В воздух испуганно взмывали чайки, люди поспешно убирались с пути спасателя. И вот он прыгнул в океан, на секунду выгнув поджарое мускулистое тело идеальной аркой, вынырнул в нескольких метрах от берега и быстрыми мощными гребками поплыл к парню, захваченному глубинным течением.

Представьте мое удивление, когда оказалось, что это не кто иной, как Балбес, один из моих сводных братьев, который сегодня пришел на пляж вместе с нами. Я тотчас узнала его голос — как только Балбеса вытащили на поверхность, — когда он начал крыть своего спасителя последними словами за то, что тот пытался не дать ему утонуть, позоря при этом перед сверстниками.

Спасатель порадовал меня, обругав Балбеса в ответ.

Джина, с неослабным вниманием наблюдавшая за разворачивающейся на ее глазах драмой, лениво протянула:

— Вот придурок.

Она явно не узнала жертву. По приезде подруга, к моему глубокому изумлению, сообщила, что мне жутко повезло, потому что все мои сводные братья ужасно «клевые». По всей видимости, даже Балбес.

У Джины всегда был не очень хороший вкус в том, что касалось парней.

Сейчас же она вздохнула и снова растянулась на полотенце.

— Чрезвычайно неприятный инцидент, — сказала она, вернув очки на место. — Кроме той части, когда мимо нас пробежал сексуальный спасатель. Это мне понравилось.

Несколько минут спустя красавчик тяжело прошагал в обратном направлении. С мокрыми волосами он выглядел ничуть не хуже, чем с сухими. Парень взобрался обратно в свою башенку, коротко сказав что-то по рации — вероятно, передав ориентировку на Балбеса: мол, будьте начеку, потому что ужасно глупый борец в гидрокостюме рисуется перед лучшей подругой его сводной сестры, приехавшей из другого города, — и вернулся к наблюдению за волнами в поисках других потенциальных утопленников.

— Ну все, — неожиданно провозгласила Джина. — Я влюблена. И собираюсь за него замуж.

Понимаете, о чем я? Полное отсутствие вкуса.

— Да ты пойдешь замуж за любого парня в плавках, — с отвращением ответила я.

— Неправда, — возразила подруга. Она указала на туриста с очень волосатой спиной, сидевшего вместе со своей загорелой женой в паре метров от нас. — Например, вот за этого замуж я совсем не хочу.

— Конечно, не хочешь. Он же занят.

Джина закатила глаза.

— Ты такая странная. Пойдем, купим чего-нибудь попить.

Мы поднялись, натянули шорты и сандалии. Оставив полотенца валяться, как есть, мы побрели по горячему песку к крутым ступенькам, ведущим к парковке, на которой Соня оставил машину.

— Хочу шоколадный шейк, — заявила Джина, когда мы добрались до тротуара. — Только не один из тех навороченных деликатесов для гурманов, которыми торгуют в округе. Мне хочется совершенно ненатуральный, напичканный химикатами, из тех, что продают в «Микки Ди».

— Ну-у, — протянула я, пытаясь отдышаться. Вскарабкаться по всем этим ступенькам — это вам не шутка. А ведь я в очень хорошей форме, практически каждый вечер занимаюсь кикбоксингом. — Придется тебе ехать за ним в соседний город, потому что поблизости ты не найдешь ни одного фаст-фуда.

Джина закатила глаза.

— Ну что у вас за провинциальный городишко? — воскликнула она в притворном гневе. — Ни фаст-фуда, ни светофоров, ни преступлений, ни общественного транспорта.

Но это она несерьезно. Прилетев вчера из Нью-Йорка, Джина все это время жадно впитывала нюансы моей новой жизни: обзавидовалась роскошному океанскому виду из окна моей спальни, пришла в восторг от кулинарных способностей моего отчима и не выказала ни капли пренебрежения к попыткам моих сводных братцев произвести на нее впечатление. А ведь я ожидала, что она тут же велит Соне и Балбесу, которые, похоже, сражались друг с другом за ее внимание, проваливать.

— Божечки, Саймон, — заявила она, когда я спросила ее об этом, — да они же просто красавчики. Что ты от меня хочешь?

Прошу прощения? Мои сводные братья — красавчики?

Как по мне, нет.

По-моему, если уж хочется увидеть красавчика, то зачем далеко ходить — достаточно посмотреть на парня, который стоит за прилавком в маленьком магазинчике «У Джимми», что прямо напротив лестницы, ведущей на пляж. Тупой как пробка, Курт — его так и звали, богом клянусь — тем не менее был сногсшибателен. Вытащив из холодильника и поставив на стойку запотевшую бутылку диетической колы, я одарила парня восторженным взглядом. Он был настолько поглощен чтением «Дайджеста серфинга», что даже не заметил мой плотоядный взгляд. Наверное, я перегрелась на солнце или типа того, потому что я стояла там и пялилась на Курта, хотя на самом деле думала кое о ком другом.

Кое о ком, о ком мне, по правде, вообще не стоило бы думать.

Вероятно, именно поэтому я не услышала, когда со мной поздоровалась Келли Прескотт, словно ее тут и не было.

До тех пор пока она не помахала у меня перед лицом рукой со словами:

— Эй, Земля вызывает Сьюз. Сьюз, выйди на связь.

Я оторвала взгляд от Курта и уставилась на Келли, президента десятого класса, ослепительную блондинку, словно сошедшую с обложки модного журнала. Келли красовалась в одной из папиных белых рубашек, которая была расстегнута, чтобы показать то, что под ней — связанное крючком оливковое бикини с подкладкой телесного цвета, чтобы не проглядывала голая кожа.

Рядом с Келли стояла Дебби Манкузо, время от времени девушка моего сводного брата Балбеса.

— Боже мой! — воскликнула Келли. — Я понятия не имела, что ты сегодня на пляже, Сьюз. Где ты бросила свое полотенце?

— У башни спасателя.

— Ух ты, отличное местечко. А мы во-о-он там, под лестницей.

Тут в разговор встряла Дебби, которая чересчур беззаботно прощебетала:

— Я смотрю, на парковке стоит «рамблер». Брэд со своей доской тоже здесь?

Брэдом все, кроме меня, зовут моего сводного братца Балбеса.

— Да, — подхватила Келли. — И Джейк?

Джейк — другой мой сводный брат, которого я называю Соней. По непонятным мне причинам Соня, ученик выпускного класса академии при миссии, и Балбес, который учился вместе со мной в десятом классе, считались завидной партией. Эти девчонки явно ни разу не видели их за едой. Совершенно омерзительное зрелище.

— Ага, — ответила я. И поскольку понимала, к чему они клонят, добавила: — Почему бы вам к нам не присоединиться?

— Круто, — откликнулась Келли. — Было бы просто су…

Тут появилась Джина, и Келли умолкла на полуслове.

Ну, Джина именно из тех девушек, которые заставляют людей умолкнуть на полуслове. В ней почти метр восемьдесят роста, а оттого, что в последнее время ее прическа представляет собой копну торчащих во все стороны, словно иголки, завитков медного цвета, которые образовывают вокруг головы ауру радиусом не меньше четырех или пяти дюймов, моя подружка кажется еще выше. Кроме того она красовалась в черном виниловом бикини и шортах, которые, по-видимому, были сделаны из кучи язычков, сорванных с банок с содовой.

О, и еще Джина провела на солнце целый день, так что ее кожа, обычно цвета кофе с молоком, достигла насыщенного оттенка эспрессо, поразительно смотрящегося в сочетании с колечком в носу и оранжевыми волосами.

— Вот свезло-то, — восторженно заявила Джина, с грохотом опустив на стойку рядом с моей диетической колой пак из шести бутылок. — «Ю-ху», чувиха. Идеальное сочетание химикатов.

— М-м, Джина, — начала я, надеясь, что она не ожидает, будто я выпью с ней хоть одну бутылочку. — Это мои подруги из школы, Келли Прескотт и Дебби Манкузо. Келли, Дебби, это Джина Августин, моя подруга из Нью-Йорка.

Глаза Джины расширились за стеклами очков. Наверное, ее поразило, что за время, прошедшее с моего переезда сюда, я и правда завела друзей, которых у меня в Нью-Йорке было не то чтобы много, ну кроме нее. Тем не менее, она смогла сдержать свое удивление и очень вежливо поздоровалась.

В ответ Дебби пробормотала короткое приветствие, а Келли перешла прямиком к делу:

— Где ты взяла эти потрясающие шорты?

Пока Джина рассказывала Келли, что да как, я впервые заметила четырех ребят в вечерних нарядах, которые ошивались у полки с солнцезащитными лосьонами.

Должно быть, вам интересно, почему я не разглядела их раньше. Ну, все дело в том, что буквально до последней минуты их там не было.

А потом они вдруг появились.

Живя в Бруклине, я сталкивалась с гораздо более странными вещами, чем появление четверых парадно одетых подростков в воскресный день в магазине на пляже. Но поскольку мы были не в Нью-Йорке, а в Калифорнии, зрелище было нерядовым. Еще более нерядовым был тот факт, что эта четверка как раз пыталась спереть пак с двенадцатью банками пива.

Я не шучу. Большущую упаковку пива, прямо среди бела дня, и разряжены они были, как на бал, у девушек даже цветочные браслеты на запястьях имелись. Курт, конечно, не Эйнштейн, но не думала же эта четверка, что он позволит им вот так просто взять и выйти отсюда со всем этим пивом — тем более, в таком виде?

Я приподняла очки, чтобы получше их рассмотреть.

И тут до меня дошло.

Курт и не подумал бы проверять, исполнился ли ребятам двадцать один год. Исключено.

Курт не мог их видеть.

Потому что они были мертвы.

Глава 2

Ну да, хорошо. Я вижу мертвых и разговариваю с ними. Это мой «особый» талант. Ну знаете, тот «дар», с которым мы, типа, рождаемся и который делает нас единственными в своем роде и непохожими ни на кого на этой планете, хотя на самом деле мало кто из нас вообще его обнаруживает.

О своем я узнала где-то в два года — именно тогда я встретила первого призрака.

Понимаете, мой особый дар состоит в том, что я медиатор. Я помогаю измученным душам недавно умерших людей отправляться к их потустороннему месту назначения — где бы оно ни находилось — в основном, приводя в порядок дела, которые остаются незавершенными после их смерти.

Кое-кто может подумать, что это очень круто — ну знаете, уметь разговаривать с мертвыми. Позвольте мне заверить вас, что это совсем не так. Во-первых, за редким исключением, мертвые обычно не рассказывают ничего интересного. А во-вторых, этим необыкновенным талантом не похвастаешься перед друзьями. Кто мне поверит?

Ну ладно, неважно. Короче, в данную минуту в магазинчике «У Джимми» нас было много: я, Курт, Джина, Келли, Дебби и призраки.

Круто!

Должно быть, вас удивляет, почему Курт, Джина, Дебби и Келли к этому моменту не выбежали из магазина с криками ужаса? В смысле, учитывая, что при ближайшем рассмотрении призрачная четверка конкретно смахивала на вампиров. Они излучали то особое «Гляньте-ка на меня! Я мертв!» сияние, которое есть только у привидений.

Но разумеется, Курт, Джина, Дебби и Келли не могли видеть этих призраков. А я могла.

Потому что я медиатор.

Отстойная работенка, но кому-то нужно ее делать.

Вот только, должна вам сказать, сейчас мне не очень-то хотелось этим заниматься.

Все потому, что призраки вели себя, мягко говоря, нехорошо. Насколько я могла судить, они пытались спереть пиво. Не самый благородный поступок в любое время, но, если вдуматься, особенно глупый, если так уж вышло, что вы мертвы. Не поймите меня превратно: призраки могут выпивать. На Ямайке люди по традиции ставят стаканы с кокосовым ромом для Шанго Мачо, espiritu de la buena suerte. А в Японии рыбаки оставляют саке для призраков своих утонувших собратьев. И поверьте моему слову, уровень жидкости в этих стаканах понижается не только из-за испарения. Большинство призраков любят хорошенько выпить, если выпадает такая возможность.

Нет, сглупила эта четверка в том, что они были явно новичками во всей этой ерунде, связанной с жизнью после смерти, поэтому с координацией у них пока было не очень. Призракам далеко не просто поднимать вещи, даже сравнительно легкие. Для этого требуется долгая практика. Знавала я привидения, которые были чудо как хороши в грохотании цепями и швырянии книгами и даже более тяжелыми вещами — в основном, в мою голову, но это уже совсем другая история.

Но в большинстве случаев упаковка с двенадцатью бутылками пива намного превышает средние способности новичка в мире призраков, и у этих клоунов ничего бы не вышло. Я бы их предупредила, но поскольку никто, кроме меня, их не замечал, — а парящая за полкой с солнцезащитными лосьонами упаковка находилась вне поля зрения девочек и Курта, и видела ее только я, — это могло показаться несколько странным.

Однако четверка поняла намек без слов. Одна из девушек — блондинка в ярко-синем облегающем платье — прошипела:

— Вон та, в черном, пялится на нас!

Один из парней — оба были в смокингах, оба мускулистые, оба блондины; такие, знаете, типичные спортсмены — отмахнулся:

— Ничего подобного. Она смотрит на «Бэн де солей».

Подняв очки наверх, я дала им понять, что на самом деле уставилась прямо на них.

— Черт, — синхронно выругались парни.

Они выпустили пак с пивом из рук, будто он внезапно загорелся. Внезапный взрыв стекла и пива заставил всех, кто находился в магазине, — ну, кроме меня, конечно, — подпрыгнуть.

Курт выглянул из-за своего журнала и спросил:

— Какого черта?

А потом он сделал очень неожиданную вещь: потянулся под стойку и вытащил оттуда бейсбольную биту.

— А ты молоток, кореш! — выдала Джина, с огромным интересом взглянув на Курта.

Тот, похоже, не услышал одобрительных слов. Проигнорировав нас, он зашагал туда, где за стойкой с лосьонами растеклось пиво, посмотрел на месиво из разбитого стекла и картона на полу и снова, теперь жалобно, спросил:

— Какого черта?

Только на этот раз он сказал не «черт», если вы понимаете, о чем я.

Джина подошла к Курту, чтобы оценить масштабы разрушений.

— Надо же, жалость какая, — сказала она, пнув один из крупных осколков носком сандалии на платформе. — Как думаешь, что произошло? Землетрясение?

Когда мой отчим по дороге из аэропорта домой спросил, что Джине больше всего хочется испытать, пока она будет в Калифорнии, та без колебаний ответила: «Большой звездец». В Нью-Йорке землетрясений случалось не то чтобы очень много.

— Не было никакого землетрясения, — возразил Курт. — И это пиво стояло в холодильнике вон у той стены. Как оно оказалось здесь? — поинтересовался он.

Келли и Дебби присоединились к Джине с Куртом, оценивая ущерб и недоумевая, что же стряслось. Я же топталась на месте. Наверное, я бы могла пролить свет на случившееся, но сомневалась, что мне кто-то поверит — во всяком случае, если я расскажу все как есть. Ладно, Джина, вероятно, поверила бы. Кое-что о медиаторстве ей было известно — чуть больше, чем всем, кого я знала, за исключением, возможно, моего младшего сводного брата Дока и отца Дома.

И все же этого было недостаточно. Я всегда, так сказать, держала свои дела при себе. Так гораздо проще, знаете ли.

В общем, я прикинула, что с моей стороны самым мудрым решением будет не лезть в это дело, открыла баночку с содовой и сделала большой глоток. Ах! Бензоат калия. Как раз то, что нужно.

И вот только тогда, оглядевшись по сторонам, я заметила заголовок на первой странице местной газеты, который гласил: «Четверо погибших в полночном падении в пучину».

— Может, кто-то вытащил пиво и собирался его купить, — предположила Келли, — а в последнюю минуту передумал и оставил его вот тут на полке…

— Ага, — с энтузиазмом перебила ее Джина. — А потом его столкнуло вниз землетрясение!

— Не было никакого землетрясения, — повторил Курт. Только на сей раз его голос звучал не так уверенно. — Или было?

— Я вроде что-то почувствовала, — заявила Дебби.

— Да, я, кажется, тоже, — подхватила Келли.

— Всего минуту, — добавила Дебби.

— Ага, — согласилась Келли.

— Черт! — Джина уперла руки в бедра. — Вы хотите сказать, только что действительно произошло землетрясение, и я его пропустила?

Я взяла из стопки верхнюю газету и развернула.

«Вчера ночью четверо учеников выпускного класса школы имени Роберта Льюиса Стивенсона трагически погибли в автомобильной катастрофе, возвращаясь с весеннего бала. Семнадцатилетняя Фелисия Брюс и восемнадцатилетние Марк Палсфорд, Джош Сондерс и Кэрри Уитмэн скончались на месте в результате лобового столкновения на коварном участке прибрежной автодороги штата Калифорния, которое привело к тому, что их машина, сломав заграждение, вылетела с дороги и упала в океан».

— На что это похоже? — допытывалась Джина. — Чтобы я поняла, если случится еще одно.

— Ну, оно было не очень сильным, — ответила Келли. — Просто… ну, если ты пережил достаточно землетрясений, то вроде как просто это ощущаешь, понимаешь? Словно затылком чувствуешь. Будто там волоски встают дыбом.

— Ага, — поддакнула Дебби. — Именно такое чувство. Не столько ощущаешь, как земля шатается под тобой, сколько как порыв холодного воздуха проносится сквозь тебя.

— Точно, — согласилась Келли.

«Сообщается, что пришедший с моря после полуночи густой туман привел к ухудшению видимости и сложным дорожным условиям вдоль всей части береговой линии, известной под названием Биг-Сюр, и поспособствовал аварии».

— Как-то это не похоже ни на одно из тех землетрясений, о которых я слышала, — заявила Джина. В ее голосе звучал откровенный скепсис. — Больше напоминает истории о привидениях.

— Но это правда, — возразила Келли. — Иногда толчки настолько легкие, что их нельзя почувствовать по-настоящему. И они очень точечные. Например, два месяца назад землетрясение обрушило в нашей школе порядочный кусок крытого перехода. И все. Ни о каких повреждениях в других местах не сообщалось.

Судя по ее лицу, Джину это не впечатлило. Она же не знала, что я сделала. Что тот кусок перекрытия рухнул не из-за землетрясения, а из-за сверхъестественного происшествия, которое случилось во время ссоры между мной и упрямым призраком.

— Моя собака всегда знает, когда будет землетрясение, — сказала Дебби. — Она носа не показывает из-под бильярдного стола.

— А сегодня она сидела под бильярдным столом? — поинтересовалась Джина.

— Ну… — заколебалась Дебби. — Нет…

«Водитель второго автомобиля, несовершеннолетний, чье имя не было названо полицией, пострадал при аварии, однако после оказания медицинской помощи был выписан из больницы Кармела. На данный момент неизвестно, находился ли кто-то из водителей в состоянии алкогольного опьянения, но полиция заявила, что причины аварии будут расследоваться».

— Гляньте-ка. — Джина наклонилась и вытащила что-то из кучи осколков. — Одна уцелела.

В руке у нее была бутылка «Бада».