Размер шрифта:     
Гарнитура:GeorgiaVerdanaArial
Цвет фона:      
Режим чтения: F11  |  Добавить закладку: Ctrl+D
Смотреть все книги жанра: Любовная фантастика
Показать все книги автора:
 

«Девятый ключ», Мэг Кэбот

Вику и Джеку — забудьте уже об этом.

Глава 1

Никто не предупредил меня насчет ядовитого дуба[?].

О, мне сказали, что здесь растут пальмы. Ага, про пальмы мне много чего наговорили, это да. Но никто и не подумал хотя бы вскользь упомянуть о неприятностях, связанных с ядовитым дубом.

— Дело в том, Сюзанна…

Это отец Доминик ко мне обращается. Я пытаюсь сосредоточиться, но позвольте мне кое-что вам сказать: ядовитый дуб вызывает чесотку.

— На медиаторах — таких людях, как мы с тобой, Сюзанна, — лежит ответственность. Она состоит в том, что мы должны предоставлять помощь и утешение горемычным душам, страдающим в пустоте между мирами живых и мертвых.

Я что хочу сказать: пальмы — это, конечно, мило и все такое. Было круто сойти с самолета и увидеть их повсюду, особенно если учесть все эти разговоры о том, насколько холодно может быть в Северной Калифорнии по ночам.

Но что за дела с этим ядовитым дубом? Почему никто и не подумал предупредить меня о нем?

— Понимаешь, Сюзанна, наш долг как медиаторов — помочь потерянным душам попасть туда, куда им и полагается отправляться. Можно сказать, мы их проводники. Их духовные связные между этим миром и последующим. — Отец Доминик дотронулся до нераспечатанной пачки сигарет, лежавшей на его столе, и одарил меня своим взглядом взрослого ребенка. — Но когда духовный проводник хватает призрака и швыряет его в дверь шкафчика… Ну ты сама понимаешь, такое поведение не способствует возникновению доверия, которое мы хотели бы заслужить у наших беспокойных братьев и сестер.

Я отвела взгляд от сыпи на руках. Сыпь. Да это слово даже близко не подходило для описания масштабов катастрофы! Это было похоже на грибок. Даже хуже, чем грибок. Скорее опухоль. Коварная опухоль, которая, дай ей время, поглотит каждый сантиметр моей когда-то гладкой, безупречной кожи, покрыв ее красными чешуйчатыми волдырями. Из которых, кстати, сочилась прозрачная жидкость.

— Ага, — согласилась я, — но если наши беспокойные братья и сестры устраивают нам веселенькую жизнь, я не вижу ничего плохого в том, чтобы просто улучить момент и съездить им по…

— Но разве ты не понимаешь, Сюзанна?

Отец Доминик стиснул пачку в кулаке. Я знала падре всего пару недель, но если он начинал вертеть в руках свои сигареты — которые, кстати, никогда не курил — значит, был чем-то расстроен.

И этим «чем-то» в данный момент, похоже, была я.

— Поэтому ты и называешься медиатором, — пояснил святой отец. — Предполагается, что ты будешь помогать этим беспокойным душам достичь духовной целостности…

— Слушайте, отец Дом, — перебила я его, перестав рассматривать свои распухшие руки. — Не знаю, с каким типом призраков вы имели дело в последнее время, но те, с которыми сталкивалась я, были близки к обретению духовной целостности примерно так же, как я к тому, чтобы отыскать в этом городе кусок сносной, по нью-йоркским меркам, пиццы. Ни тому, ни другому не бывать. Эти ребята могут направляться в ад, на небеса или в свою следующую жизнь в ипостаси гусеницы в Катманду, но какие бы пути перед ними ни лежали, иногда им просто необходим легкий пинок под зад, чтобы добраться до места назначения…

— Нет, нет, нет. — Отец Дом подался вперед.

Он не мог наклоняться слишком сильно, потому что примерно неделю назад одна из этих его беспокойных душ решила отказаться от духовного просветления и вместо этого попыталась оторвать падре ногу. А еще она сломала ему пару ребер, хорошенько приложила по голове, что привело к неслабому сотрясению мозга, разнесла полшколы и, постойте-ка, что там еще?

А, да. Попыталась убить меня.

Отец Доминик вернулся к работе, но на ноге его красовался гипс, начинавшийся от кончиков пальцев и исчезавший под длинной черной сутаной. И кто знает, где он заканчивался? Лично мне не нравилось об этом думать.

Правда, святой отец управлялся со своими костылями довольно ловко. При необходимости он вполне смог бы побегать взад-вперед по коридорам за опоздавшими учениками. Но поскольку он был директором, ему не было нужды заниматься отлавливанием провинившихся беглецов — это делали послушницы. Кроме того, отец Доминик был классным парнем и не делал бы ничего подобного, даже если бы это не составляло ему труда.

Хотя, если вас интересует мое мнение, он воспринимал всю эту чепуху с призраками слишком серьезно.

— Сюзанна, — устало сказал отец Дом. — Мы с тобой, на счастье или на беду, рождены с невероятным даром — возможностью видеть мертвых и разговаривать с ними.

— Опять вы за свое со всей этой ерундой про дар, — закатила я глаза. — Честно говоря, падре, мне так не кажется.

Да и как могло быть иначе? С двухлетнего возраста — мне было два года! — меня теребили, колотили, доставали беспокойные призраки. Четырнадцать лет я терпела оскорбления этих «беспокойных душ», помогая им по мере возможности и раздавая им тумаки в остальных случаях. И при этом постоянно тревожась, что кто-нибудь выведает мой секрет и объявит меня биологическим уродцем. Я-то с младенчества об этом знала, но вот от своей милой многострадальной мамы тщательно пыталась скрыть правду.

А потом мама вышла замуж во второй раз и увезла меня в Калифорнию, — в середине моего предпоследнего учебного года, спасибо ей большое, — где, о чудо, я наконец-то встретила человека, проклятого так же ужасно: отца Доминика.

Только вот он отказывался видеть наш «дар» в том же свете, что и я. С его точки зрения, это была изумительная возможность помочь всем нуждающимся.

Ну да, ладно. Ему это подходит. Он же священник. Он не шестнадцатилетняя девушка, которой вообще-то хотелось бы иметь личную жизнь.

Но если вы спросите меня, то у «дара» должны быть хоть какие-то преимущества. Например, сверхчеловеческая сила, или возможность читать мысли, или еще что-нибудь в том же духе. Но у меня нет таких крутых способностей. Я просто обычная шестнадцатилетняя девчонка, — ну ладно, моя внешность не такая уж и обычная, хоть это и нескромно, — которая по чистой случайности может беседовать с мертвыми.

Большое дело.

— Сюзанна, — начал отец Дом, приняв еще более серьезный вид. — Мы медиаторы. А вовсе не… ну, терминаторы. Наш долг — выступать посредниками духов и вести их к конечному пункту назначения. Мы делаем это путем мягкого руководства и наставления, а не бьем их в лицо или изгоняем обрядом бразильской магии вуду.

Святой отец подчеркнул слово «изгоняем», хотя прекрасно знал, что экзорцизм оказался крайней мерой. Не моя вина, что при этом половина школы превратилась в руины. Я имею в виду, технически ведь виноват был призрак, а не я.

— Хорошо, хорошо, хватит уже, — сдалась я, поднимая руки в примирительном жесте. — С этой секунды я постараюсь применять ваш метод. Я буду действовать нежно и заботливо. Господи! В этом все вы, жители Западного побережья. По-вашему, я должна делать призракам массаж и подавать сэндвичи с авокадо?

Отец Доминик покачал головой:

— А что ты называешь техникой медиатора, Сюзанна? Удары головой и удушающие захваты?

— Очень смешно, отец Дом, — проворчала я. — Можно мне теперь вернуться в класс?

— Пока нет. — Святой отец все вертел в руках пачку сигарет, словно на самом деле собирался ее открыть. Хотя скорее летом выпадет снег. — Как прошли твои выходные?

— Круто, — ответила я и протянула директору руки ладонями вниз. — Видите?

Святой отец прищурился.

— О боже, Сюзанна! — воскликнул он. — Что это?

— Ядовитый дуб. Здорово, что никто не удосужился сообщить мне о том, что он здесь повсюду.

— Далеко не повсюду, — возразил отец Доминик. — Только в лесу. Ты что — была в лесу на выходных? — Его глаза за стеклами очков широко распахнулись. — Сюзанна! Ты ведь не ходила на кладбище, правда? Только не в одиночестве. Я знаю, ты считаешь себя неуязвимой, но юной девушке вроде тебя вовсе не безопасно тайком бродить по кладбищу, даже если ты медиатор.

Я опустила руки и с отвращением сказала:

— Я подцепила это вовсе не на кладбище. Я не работала, а была на вечеринке у бассейна у Келли Прескотт в субботу вечером.

— Вечеринка у бассейна у Келли Прескотт? — удивился отец Доминик. — Как тебе удалось найти там ядовитый дуб?

Слишком поздно я осознала, что, возможно, следовало держать рот на замке. Сейчас, похоже, придется рассказывать директору моей школы — который совершенно случайно является к тому же священником, ни больше ни меньше — о том, как в разгар вечеринки пошли слухи, что мой сводный братец Балбес и эта девица по имени Дебби Манкузо уединились в домике у бассейна.

Я, конечно, ни на минуту в это не поверила, поскольку знала, что Балбес находится под домашним арестом. Его отец, мой новый отчим, истинный калифорниец, которого обычно очень трудно вывести из себя, оказался довольно строгим воспитателем и наказал сыночка за то, что тот обозвал моего друга «педиком».

Так что когда на вечеринке пронесся слух о Балбесе и Дебби Манкузо, предающихся страсти в пляжном домике, я была совершенно уверена, что все ошибаются. Брэд, настаивала я, (все, кроме меня, называют Балбеса Брэдом, так как это и есть его настоящее имя, но поверьте мне: Балбес подходит ему намного больше) сидит дома, слушая Мэрилина Мэнсона в наушниках, поскольку отец заодно отобрал и его стереоколонки.

Но потом кто-то предложил мне пойти и посмотреть самой, и я последовала совету: подкралась к домику на цыпочках и заглянула в окно. Это оказалось ошибкой.

Меня никогда особо не прельщала идея увидеть кого-нибудь из сводных братьев в чем мать родила. Не то чтобы они плохо выглядели или что-то такое. Соню, старшего, большинство девчонок в Академии при миссии Хуниперо Серра, где он учился в одиннадцатом классе, а я в десятом, вообще считали кем-то вроде жеребца. Но это не значит, что у меня имелось хоть малейшее желание лицезреть его, важно дефилирующего по дому без трусов. Равно как и его младшенького братца. Конечно, Доку только двенадцать, и его рыжие волосы и торчащие уши делают мальчишку совершенно очаровательным, но карапузом его при всем желании не назовешь.

А что касается Балбеса… ну, смотреть на Балбеса в его первозданном виде мне и вовсе не хотелось. Собственно, он являлся чуть ли не последним человеком на земле, которого я бы когда-нибудь пожелала увидеть обнаженным.

К счастью, заглянув в окно, я обнаружила, что слухи о степени раздетости моего сводного брата — как и о его сексуальной доблести — сильно преувеличены. Балбес с Дебби всего лишь целовались взасос. Сказать, что я испытала отвращение — значит, ничего не сказать. Я имею в виду, что вовсе не гордилась тем, что мой сводный брат лизался со второй по глупости в нашем классе после него самого особой.

Ну разумеется, я немедленно отвела взгляд. В смысле, само собой, у нас дома есть канал «Шоу-тайм» [?]. И я видела французские поцелуи и до этого. Но я не собиралась стоять там с глупым видом, пока мой сводный братец занимается подобными вещами. А что касается Дебби Манкузо… Ну, ей следовало бы завязывать с выпивкой — вот и все, что я могу сказать. Она не может позволить себе лишиться еще большего количества мозговых клеток, чем уже потеряла из-за лака для волос, которым обильно поливалась в туалете в перерывах между уроками.

Кажется, именно тогда, отшатнувшись в отвращении от окна и сойдя с узкой дорожки, посыпанной гравием, я и наткнулась на этот ядовитый дуб. Никакого другого контакта с растительностью за прошедшие выходные я не припоминаю, поскольку вообще-то принадлежу к числу домоседов.

И позвольте мне вам сказать: я буквально увязла в тех кустах. В голове моей было пусто от ужаса, в который меня повергло увиденное, — ну, знаете, языки и все такое — плюс на мне были сабо на платформе, и я вроде как потеряла равновесие. От позора падения на площадку из красного дерева у бассейна Келли Прескотт меня спасли лишь растения, за которые я успела ухватиться.

В любом случае, падре услышал сильно сокращенную версию событий. Я сказала, что, должно быть, влезла в заросли ядовитого дуба, выходя из джакузи Прескоттов.

Отец Доминик, кажется, поверил.

— Ну что ж, тебе следует намазать руки гидрокортизоном, чтобы избавиться от сыпи. А после не мешало бы наведаться к медсестре. Постарайся не расцарапать волдыри, чтобы воспаление не распространилось дальше.

— Ага, спасибо. С таким же успехом я могу постараться не дышать. Наверное, это будет так же просто.

Отец Доминик не обратил внимания на мой сарказм. Забавно, что мы оба оказались медиаторами. Я никогда не встречала других таких же, как я — фактически, еще пару-тройку недель назад я считала, что являюсь единственным медиатором во всем огромном мире.

Но отец Дом говорит, что есть и другие. Он не уверен ни в том, сколько их, ни даже в том, как на самом деле получилось, что именно мы были избраны для такой блистательной — я упоминала, что еще и неоплачиваемой? — карьеры. Я все думаю, может, нам стоило бы начать выпускать газету или еще что-нибудь. «Новости медиаторов». И устроить конференцию. Я могла бы провести семинар на тему «Пять легких способов надрать призраку задницу, не растрепав прическу».

Да, так вот, обо мне и отце Доме. Для двух людей, которые имеют одну и ту же сверхъестественную способность разговаривать с мертвыми, мы были настолько разными, насколько возможно. Помимо разницы в возрасте — отцу Доминику шестьдесят, а мне — шестнадцать — он сама доброта, в то время как я…

Ну, в общем, нет.

Не то чтобы я не пыталась. Просто из всего произошедшего со мной я сделала один вывод: нам отведено не слишком-то много времени на земную жизнь. Так зачем тратить его на то, чтобы носиться с проблемами других людей? Особенно тех, которые все равно уже мертвы.

— Помимо ядовитого дуба, — продолжил отец Доминик, — случилось ли с тобой еще что-нибудь, о чем, по твоему мнению, мне следует знать?

Еще что-нибудь, о чем, по моему мнению, ему следует знать. Дайте подумать…

Как насчет того факта, что мне шестнадцать, и тем не менее, не в пример моему сводному братцу Балбесу, я все еще ни разу не целовалась, и даже больше того — никогда не ходила на свидания?

Невелика беда — особенно для отца Дома, человека, который дал клятву целомудрия почти за тридцать лет до моего рождения, — но тем не менее это унизительно. На вечеринке у Келли Прескотт было полно поцелуев и даже кое-чего посерьезнее, но никто не попытался коснуться моих губ.

Хотя, нужно отметить, парень, имени которого я даже не знала, все же пригласил меня на медленный танец. И я согласилась, но только потому, что Келли наорала на меня после того, как я сказала «нет», когда он предложил мне потанцевать в первый раз. Судя по всему, она давненько запала на этого парня. Не знаю, каким образом мой медленный танец с ним должен был помочь Келли понравиться объекту ее симпатии, но после того, как я ему отказала, она загнала меня в угол в своей спальне, куда я зашла, чтобы поправить прическу, и с самыми настоящими слезами на глазах сообщила мне, что я погубила ее вечеринку.

— Погубила твою вечеринку? — Я изумилась до глубины души.

К тому моменту я прожила в Калифорнии всего две недели, и меня позабавило, что я умудрилась сделать себя социальной парией за столь короткий период времени. Я знала, что Келли злилась на меня, поскольку я пригласила на ее вечеринку своих друзей Ки-Ки и Адама, которых она и почти все остальные десятиклассники академии при миссии считали чудиками. Теперь я определено добавила ко всем своим проступкам еще и оскорбление отказом потанцевать с каким-то парнем, которого даже не знала.

— Господи! — воскликнула Келли. — Он учится в школе Роберта Льюиса Стивенсона, понятно? Звездный нападающий их баскетбольной команды. Победитель прошлогодней регаты в Пеббл-Бич и самый классный парень в долине после Брайса Мартинсона. Сьюз, если ты не потанцуешь с ним, клянусь, я никогда не заговорю с тобой снова.

— Ну ладно, ладно, — согласилась я. — Тебе-то что за дело?

— Я просто хочу, — заявила Келли, вытирая глаза наманикюренным пальчиком, — чтобы все прошло хорошо. Я положила глаз на этого парня уже какое-то время назад, и…

— Ну да, Кел, — перебила я. — И танец со мной, само собой, убедит его в том, что ты ему нравишься.

Когда я указала на этот пробел в ее мыслительном процессе, в ответ я только и услышала: «Просто сделай это», — только не так, как это говорится в рекламе «Найк» [?]. Прозвучало это похоже на то, как злобная Западная ведьма приказывала летучим обезьянам убить Дороти и ее собачку.

Я не боюсь Келли, ничего подобного, но кому, в самом деле, нужны истерики?

Так что я вышла из спальни в своем цельном купальнике от Кельвина Кляйна с парео, нарочито небрежно завязанным вокруг талии, и осталась поджидать, пока Келли направлялась к парню ее мечты и просила его снова пригласить меня на танец. И я совершенно не догадывалась о том, что только что влезла в заросли ядовитого дуба.

Стоя там, я старалась не думать, что единственной причиной, по которой парень хотел со мной потанцевать, в первую очередь, было то, что я оказалась единственной на вечеринке девушкой в купальнике. Поскольку меня никогда до этого не приглашали на вечеринки у бассейна, я наивно верила, что люди там действительно купаются, и оделась соответственно.

Очевидно, зря. Не считая моего сводного брата, который, по-видимому, перегрелся в страстных объятиях Дебби Манкузо и стащил с себя рубашку, на мне было меньше одежды, чем на любом из присутствующих.

Включая парня мечты Келли. Через несколько минут он неспешной походкой приблизился ко мне с серьезным выражением лица. Он был одет в белые хлопчатобумажные брюки и черную шелковую рубашку, словно типичный представитель Нью-Джерси. Но ведь это Западное побережье — откуда ему знать?

— Хочешь потанцевать? — спросил он своим бархатным голосом. Я едва смогла расслышать его за звуками песни Шерил Кроу, грохотавшей из динамиков у бассейна.

— Слушай, — сказала я, отставляя свою диетическую колу. — Я даже не знаю твоего имени.

— Тэд, — представился он.

А затем, не говоря больше ни слова, парень положил свои руки мне на талию, притянул меня поближе и начал покачиваться в такт музыке.

Не считая того момента, когда я бросилась на Брайса Мартинсона, сбивая его с ног, чтобы помешать призраку обрушить на его голову огромную деревянную балку, я впервые почувствовала тело парня — живого парня, который все еще дышал — так близко.

И знаете, черной шелковой рубашке невозможно было противиться. Мне она нравилась. Чувствовать этого парня оказалось так приятно. Он был теплый — я в своем купальнике слегка замерзла; конечно, на дворе стоял январь, когда и должно быть немного прохладно для купальников, но мы же в Калифорнии, в конце-то концов — и пах каким-то сортом прекрасного дорогого мыла. А еще Тэд был выше меня ровно настолько, чтобы его дыхание провоцирующе и романтично обвевало мне щеку в духе какого-нибудь дамского романа.

И позвольте вам сказать: я закрыла глаза, обвила руки вокруг шеи парня и закачалась вместе с ним. И это были две самые длинные, самые благословенные минуты в моей жизни.

Потом песня кончилась.

— Спасибо, — тем же мягким голосом, что и раньше, сказал Тэд и отошел от меня.

И это все. Он развернулся и направился обратно к группке парней, которые околачивались возле бочонка пива, купленного отцом Келли при условии, что она никому не позволит сесть за руль пьяным — условии, которое дочь строго выполняла: сама она не выпила ни капли и повсюду таскала с собой мобильный телефон с номером такси Кармела на быстром наборе.

До конца вечеринки Тэд меня избегал. Он ни с кем больше не танцевал. Но и со мной не разговаривал.

Конец игры, как сказал бы Балбес.

Но я не думала, что отец Доминик хочет услышать о моих сердечных переживаниях. Поэтому ответила:

— Не-а. Nada [?]. Ничего.

— Странно, — задумчиво произнес отец Дом. — Мне показалось, что я чувствую определенные признаки паранормальной активности…

— О! — воскликнула я. — Вы имеете в виду, не случилось ли чего-нибудь, связанного с призраками?