Размер шрифта:     
Гарнитура:GeorgiaVerdanaArial
Цвет фона:      
Режим чтения: F11  |  Добавить закладку: Ctrl+D
Смотреть все книги жанра: Управление, подбор персонала
Показать все книги автора: ,
 

«Как управлять рабами», Марк Фалкс и др.

Семья и хозяйство – вот краеугольный камень общества и, в конечном счете, всей человеческой жизни. Никакое цивилизованное существование невозможно без усвоения тех необходимых вещей, которые может дать домохозяйство. Но домохозяйство – это просто дом, если в нем нет рабов. Чтобы иметь настоящую семью, нужно иметь жену и детей. Да, их труд приносит определенную пользу. Но основную часть работы по хозяйству выполняют рабы. Это особенно выгодно, поскольку означает, что хозяин домовладения не должен опираться на посторонних лиц для получения нужных услуг. Все мы знаем, как унизительно просить помощи и как скучно и утомительно привлекать к работе сторонних исполнителей. Они никогда не являются в оговоренный срок, могут запросить завышенную плату за услуги и, не имея потребности гордиться своим трудом, выполняют задания кое-как. Если же у нас есть рабы, мы можем быть уверены, что работа будет выполнена именно так, как мы этого пожелаем. Рабы, таким образом, превращают семейную ячейку в некую более значительную структуру – домохозяйство.

Домохозяйство – это государство в миниатюре: оно имеет собственную структуру, иерархию, управление, собственное чувство общности. Муж/жена, отец/сын, хозяин/раб – это основные строительные блоки социальной жизни. Таким образом, рабство является одним из ключевых принципов социальной организация. Раб находится в полном распоряжении хозяина домовладения, таким же образом гражданин повинуется требованиям государства. Но рабство – это состояние абсолютного подчинения. Раб не имеет родственников, он не может взять на себя права и обязанности брака, сама его идентичность определяется владельцем, дающим ему имя. В этом отношении рабство есть то же, что социальная смерть. Оно предполагает полное и безусловное подчинение. К сожалению, рабов иногда приходится принуждать к послушанию, используя жесткие методы. Необходимо сломить дух раба. Именно из-за присутствия духа некоторые гордые племена отказываются сдаваться, потерпев поражение в бою. Так, кантабры в Испании после подавления их восстания предпочли смерть порабощению.

У рабов отсутствуют юридические права. Но не следует считать, что их участь всегда – только тяжелый труд, недостойный свободного человека. На самом деле, как мы увидим, многие рабы занимали влиятельное положение при своих сильных хозяевах. В то же время свободные бедняки нередко должны были выполнять самую грязную и непрестижную работу, чтобы заработать кусок хлеба для своей семьи. Рабы также используются для выполнения разнообразнейших услуг: будь то старый охранник у входа, или мальчик, подносящий воду к столу, или миловидная девушка-рабыня, входящая в опочивальню; в большом хозяйстве рабы выполняют самые разные работы, удовлетворяя все потребности хозяина.

Мой отец учил меня, что рабы нужны также для того, чтобы представить себя в выгодном свете. Раб – это, в сущности, та же вещь, сам по себе он ничего не представляет, однако рабы формируют статус их владельца. Как хорошая лошадь создает образ ее всадника, так воспитанный и почтительный раб подчеркивает достоинства своего хозяина. И если домохозяйство насчитывает четыре сотни рабов – как же от этого возрастает авторитет владельца! Кто же, кроме занимающего самое высокое положение в обществе, может позволить себе такую впечатляющую и престижную свиту?!

Рабы могут быть полными ничтожествами, но служат они самым благородным. Если вы хотите узнать, как вам следует обращаться с теми рабами, которые достаются вам на пике вашей удачи, читайте дальше. Потому что как бы ни противоречила ваша собственная практика принципам древнего мира, она не должна отвращать вас от изучения опыта древних. Ведь в этих работах куда больше того, что заслуживает вашего внимания и одобрения, чем того, что подлежит отрицанию и отбрасыванию. Читайте и учитесь.

Комментарий

Это повествование про алана[?], живущего в обществе, которое не знает рабовладения, показывает, насколько важным был сей факт для римского писателя. Историк IV века Аммиан Марцеллин счел его достойным упоминания, поскольку на римскую аудиторию этот факт производил впечатление как минимум курьезного и возбуждающего любопытство. Едва ли можно найти римлянина, который утверждал бы, что рабство следует отменить. Это был обычный факт социальной жизни, факт того же порядка, как в наши дни владение кошкой или автомобилем. Для состоятельных римлян рабы были необходимым атрибутом высокого уровня жизни, вроде как для нас сегодня современная бытовая техника. Рабы выполняли всю ту работу, которой вам самим заниматься не хочется, – мыли, чистили, бывало, что вытирали задницы, – и оказывали множество других услуг. Но не все рабы были одинаковы. Наблюдалась большая разница между домашними рабами в городе и теми, что работали в поле. Городские рабы часто были нужны не только для выполнения работы, но и просто для поддержания статуса владельца – как сегодня «навороченные» предметы домашней утвари (действительно ли нам так уж необходим 100-дюймовый плазменный телевизор?). Даже в сельской местности рабов держали не всегда только по экономическим соображениям, хотя, конечно, их экономическая роль была решающей – особенно в обширных поместьях богачей.

Греки имели более жесткую точку зрения на природу рабов, чем римляне. Аристотель, как известно, утверждал, что рабы по самой своей природе несамостоятельны и должны находиться у кого-то в подчинении и что это благо для них – быть собственностью тех, кто относится к высшим слоям общества. Среди афинян существовало жесткое деление на «горожан» и рабов, что затрудняло для рабов ассимиляцию в обществе, даже если они получали свободу. В Риме действовала совершенно иная модель, где большое число разного рода аутсайдеров (приезжих, имеющих самое разное происхождение) постоянно вливались в ряды горожан. Одной из главных причин триумфального шествия Рима была его способность смешивать и объединять разного рода чужестранцев, придерживающихся различных обычаев и поклоняющихся различным божествам. Это позволило ему получить дополнительные источники рабочей силы. В таком обществе не имело смысла навсегда закрывать для рабов возможность стать свободными римлянами. Вместо этого казалось разумным рассматривать рабство как временное состояние, после чего, если раб демонстрировал определенные поощряемые качества, он мог стать римским гражданином. До некоторой степени удивительно, что римское рабовладение имело равное отношение к возникновению как социальной мобильности, так и структурной жесткости.

Согласно закону, рабы не имели юридических прав, но на практике владельцы строго не придерживались этого закона, особенно в городских домохозяйствах. Обычно городские рабы имели возможность владеть деньгами и имуществом, даже если юридически это имущество (peculium) оставались собственностью владельца. Хотя рабы не имели права создавать семью, на практике им часто разрешалось вступать в партнерские отношения. Во времена империи они приобрели некоторые законные права: например, могли обращаться к статуе императора в поисках укрытия от жестокого хозяина[?]. Но этот повышенный уровень интереса не означал, что императоры хотели улучшить жизнь рабов. Будучи верховными правителями, они просто должны были вмешиваться во все возникающие проблемы. Люди возлагали на них надежду, рассчитывая на помощь в своих делах.

К цифрам, говорящим о количестве рабов в римском мире, следует относиться с осторожностью. В лучшем случае это «информированные догадки». Сохранившиеся свидетельства слишком скудны и неубедительны. Читатель может найти обсуждение цифр и степени социальной мобильности рабов в Италии времен Древнего Рима в статье Вальтера Шайделя «Мобильность населения в Италии времен Древнего Рима: Рабы» в журнале «Исследования по истории Древнего Рима» (Walter Scheidel. Human Mobility in Roman Italy, II: The Slave Population. Journal of Roman Studies, 95 (2005), 64–79), а также «Рабы в Италии времен Древнего Рима: размышления и предположения» в «Топосе» (The slave population of Roman Italy: speculation and constraints. Topoi, 9 (1999), 129–144). По поводу истории об аланах, которые известны тем, что не имели рабов, см: Аммиан Марцеллин, 31.2.25. Сенека[?] сетует, что рассерженные рабовладельцы скоры на расправу: за попытку возразить или просто за косой взгляд раба могут высечь плетьми, а то и сломать ему ноги. См.: Сенека. О гневе, 3.24 и 32. Объяснение целей Марка в этой книге базируется на предисловии к работе Колумеллы «О сельском хозяйстве». Правовой статус рабов может быть найден в Дигестах, 1.5. «Политика» Аристотеля (1.2) содержит рассуждения о домохозяйстве, рабах как говорящих орудиях и о том, что рабы предназначены к повиновению самой их природой. Древний анализ того, почему в Италии увеличилось число рабов, см.: Аппиан. Гражданские войны, 1.1; этот труд полезно сравнить с современным анализом Кейта Хопкинса в первой главе его книги «Завоеватели и рабы» (Keith Hopkins. Conquerors and Slaves).

Глава I

Как купить раба

Если скульптор хочет создать великое произведение искусства, он начинает с поисков куска камня, наиболее подходящего к его цели. Точно так же господин, владеющий рабами, должен понимать, что он может надеяться вылепить рабов, имеющих желательные характеристики незлобивости, высокой трудоспособности и безусловного повиновения, только из правильно подобранного человеческого материала. Важно уделить самое серьезное внимание отбору рабов, представленных на рынке, убедившись в том, что у них нет дефектов, будь то физических, умственных или моральных. Я научу вас, как справиться с трудной задачей покупки раба.

Во-первых, где его покупать. Многие скажут, что нужно идти на площадь в центре города, за храмом Кастора, но вы поступите правильно, если проигнорируете этот совет. Ибо там выставляется на продажу только самый низкокачественный человеческий материал. Гораздо лучшие предложения можно найти у работорговцев на площади Септа Юлия, близ Пантеона. Это особенно верно, если вы хотите приобрести юношу с гомосексуальными наклонностями либо какой-то товар из экзотических регионов империи или даже из-за границы, например из Эфиопии. Все это можно найти у тамошних торговцев, хотя, может быть, придется прямо спросить, нет ли у них чего-нибудь этакого, припрятанного пока на заднем дворике. Они же всегда держат все самое лучшее подальше, приберегая его для своих особо ценных клиентов. У вас не будет проблем с тем, чтобы найти там кастрированного раба, если захотите, хотя теоретически закон запрещает торговлю таким товаром.

С юридической точки зрения рабы – это либо пленные, захваченные в бою, либо рожденные рабынями; но в действительности есть и другие способы попасть в рабство. Некоторые бедняки, лишенные средств к существованию, нелегально продают себя в рабство, чтобы избавиться от долгов, или продают одного из своих детей, чтобы прокормить остальных. Кроме того, нежелательных младенцев бедные родители нередко уносят на свалку на окраине города, а другие люди забирают их и воспитывают как своих рабов, хотя формально такие дети являются свободнорожденными. Также есть предположение, что торговцы рабами часто покупают свой товар у лиц, попросту занимающихся похищением людей, как взрослых, так и детей, путем пиратских набегов на отдаленные прибрежные районы.

Однако нет сомнений относительно законности превращения в рабов тех, кого наши армии взяли в плен во время ведения боевых действий. Эти люди обязаны своей жизнью милости наших солдат, которые, одержав победу, не пошли на массовые убийства и сохранили пленникам их жалкие жизни. То, что эти пленники теперь служат нам, – расплата за их военное сопротивление. Пленники из богатых семей могут быть возвращены в семьи, если за них будет внесен выкуп. Остальные расплачиваются за спасение их жизни пожизненным рабством.

Я сам когда-то принимал участие в штурме небольшого городка в районе границы с Персидской империей. После того как первоначальные попытки убедить жителей сдаться мирно, сохранив себе жизнь, провалились, мы начали штурм и быстро пробили городскую стену с помощью стенобитных орудий. Захватив окраины, мы принялись уничтожать всех, кто попадался нам на пути, будь то мужчина, женщина или ребенок. Большинство жителей бежали в старую часть города, в центр, откуда выслали для переговоров своих представителей, пытаясь спасти свои жизни. Они выражали сожаление, что не приняли с самого начала наше щедрое предложение. Было решено, что те, кто заплатит сумму, равную 2000 сестерциев, могут выйти на свободу, и 14 тысяч человек воспользовались этой возможностью. Все остальные, что-то около 13 тысяч человек, а также все «трофеи» – награбленное добро – были выставлены на продажу.

Наш командир проявил щедрость и половину рабов отдал нам в виде поощрения за верную службу. Остальных он продал в пользу государства (чтобы заплатить за возведение по обету небольшого алтаря в знак благодарности богам за нашу победу), а также в свою пользу. Все это, конечно, не идет ни в какое сравнение с теми огромными трофеями, которые получали воины Юлия Цезаря в результате его побед. Он, как считают, после похода в Галлию захватил миллион рабов. Или взять массовые пленения, которые имели место после взятия Иерусалима, когда, казалось, почти весь еврейский народ попал в рабство, или в Дакии, когда великий Траян покорил воинственные племена. Нет, наши-то приобретения были совершенно пустяковыми по сравнению с этими.

После того как раб стал рабом (не важно, каким образом) и его нужно продать, он попадает к работорговцам. Продаваемые рабы, как правило, стоят на возвышении, чтобы потенциальные покупатели могли хорошо их рассмотреть. У тех, кто поступил недавно, ноги намазаны мелом. Другую информацию, касающуюся места рождения раба и его личностных характеристик, можно прочесть на табличке, которая висит у него на шее.

Продажа рабов регулируется соответствующими разделами Эдикта курульных эдилов[?]. Цель его – обеспечить предполагаемому покупателю возможность узнать о рабе все: любые его болезни или недостатки, не был ли он беглецом или бродягой, не несет ли ответственности по требованию о возмещении убытков. Тот, кто продает рабов, должен установить происхождение каждого раба, предлагаемого для продажи. На это следует обратить особое внимание, поскольку происхождение невольника часто определяет то, станет ли он хорошим рабом: некоторые племена имеют гораздо лучшую репутацию, нежели другие. Не стоит, например, пытаться вырастить личного слугу из своенравного маленького британца, с его дурными манерами и нелюдимостью. Напротив, из египетских мальчиков получаются прекрасные «братья наши меньшие».

Существуют различные мнения относительно лучшего источника рабов. В одном все мнения сходятся: использовать римских граждан как рабов – последнее дело. (А такое иногда случается – например, если они погрязли в долгах.) Вместо этого бедолаг следует продавать за границу, чтобы они не вызывали чувства беспокойства и неловкости у их владельцев, которым так или иначе придется использовать в качестве чернорабочих тех, кто когда-то принадлежал к самой высокой и благородной человеческой расе. Это ведь неправильно, что родившийся свободным римлянином должен окончить свои дни в качестве раба. Даже германские варвары отказываются использовать представителей своего народа подобным образом. Вы, вероятно, удивитесь, узнав, что представители этой угрюмой расы являются фанатичными участниками азартных игр – до такой степени, что могут поставить на карту все, включая собственную свободу, лишь бы еще раз бросить кости. Если свобода проиграна, бедняг уводят в кандалах. Они утверждают, будто делают так потому, что на карту поставлена их честь, а по мне так это просто отсутствие тормозов, граничащее с болезнью. Но выигравший всегда обеспечит продажу такого порабощенного соотечественника за границу, чтобы не испытывать постоянного стыда за то, что он сделал с человеком, и не видеть, как этот бедолага чистит теперь отхожие места где-нибудь по соседству.

Великий философ Сенека считал, что лучше всего иметь доморощенных рабов, поскольку они не знают другой жизни и поэтому с меньшей вероятностью будут, так сказать, «грызть удила» и «бить копытом» (то есть протестовать и бунтовать). Близкий друг Цицерона Аттик был таким предусмотрительным, что дома имел только доморощенных рабов. С его точки зрения, рабы, воспитанные в домохозяйстве, с куда большей вероятностью останутся лояльными хозяину, считая его почти отцом; при этом они не держат затаенной обиды на него за их порабощение. Проблема тут только в том, как мы увидим, что «выращивание» рабов – дело дорогостоящее и отнимающее массу времени. Во всяком случае, немало и тех, кто утверждает, что новый раб подобен влажной глине, из которой можно вылепить то, что пожелает хозяин. Новых рабов можно быстро обучить выполнять определенные задачи определенным образом – как щенков, а не растить и воспитывать долгие годы, чтобы достичь той же цели. Вновь приобретенных варваров с очевидностью следует «объездить», сломить сопротивление. И, покупая раба, надо помнить, что ему потребуется некоторое время, чтобы привыкнуть к новому образу жизни. В первые дни следует продемонстрировать ему мягкость и снисходительность, даже некоторую симпатию. Потому что как же не пожалеть того, кто пытается удержать жалкие остатки прежнего статуса и не проявляет особого энтузиазма при выполнении всяких неприятных заданий, которые мы ему даем? Не наказывайте его слишком жестко, если он еще не пришел в себя после транспортировки и содержания под стражей, плохо себя чувствует и не в состоянии идти пешком в ногу с вашей лошадью. Или если он не привык быть на подхвате весь день, ожидая приказаний хозяина, и едва удерживается от того, чтобы не заснуть. Точно так же от уже служивших кому-то рабов не стоит ожидать, что они быстро и безболезненно адаптируются к своим новым ролям. Если раньше у них была более легкая жизнь в Риме, со всеми праздниками, что предполагает не слишком утомительную домашнюю работу, то жизнь в деревне покажется им чересчур тяжелой.

Стоит предупредить еще вот о чем: не покупайте слишком много рабов из одной и той же среды или одной и той же национальности. Хотя на первый взгляд может показаться заманчивым иметь работников, которые способны к сотрудничеству, легко находят общий язык друг с другом (поскольку говорят на одном языке), в дальнейшем это может породить очень большие проблемы. В лучшем случае они будут подбивать друг друга передохнуть, посидеть и поболтать, стащить что-нибудь, в худшем – начнут спорить и рассуждать, противодействовать, сговариваться: чтобы либо сбежать, либо даже убить вас. Куда лучше, когда рабы – разных национальностей. Тогда они не смогут общаться друг с другом. Это не только помешает им вступить в сговор с целью уклонения от работы, но и вынудит их освоить хотя бы зачатки латыни. Вам будет легче отдавать им приказания, а кроме того, вы будете слышать, что они говорят и о чем сплетничают.

Проявляйте крайнюю осторожность при покупке рабов, которые оказались жертвами пиратских набегов. Я однажды купил такого по ошибке – торговец ввел меня в заблуждение относительно того, как он приобрел свой товар, – а поскольку раб немного знал латынь, то стал упорно доказывать мне, что на самом деле он свободнорожденный. Заявил, будто родом он из города Мотона, что на побережье Адриатического моря, куда в один прекрасный день прибыла вереница кораблей – вроде бы торговцев с востока. Они согласились купить вино по цене, какую запросили жители города, и даже продали им какие-то специи. На следующий день в город стали подтягиваться жители окрестностей, прослышавшие, что тут есть возможность поторговать и купить экзотические восточные вещицы. В итоге набережная оказалась заполненной людьми, пытающимися продать вино и получить в обмен какие-нибудь товары. Но когда вино везли вниз к гавани, пираты (а это на самом деле были именно они) неожиданно похватали людей – и мужчин и женщин, – сколько успели, и насильно увезли их на своих кораблях, оставив город почти опустевшим. Я, естественно, сначала подумал, что раб лжет, дабы таким путем получить свободу, но он упорствовал и даже убедил судью слушать его дело, хотя оно было потом закрыто за отсутствием доказательств. В итоге я вынужден был продать его (сильно потеряв при этом), поскольку не хватало сил терпеть его постоянный ропот.

Цена, которую вы должны быть готовы заплатить за раба, разумеется, колеблется в зависимости от качества товара. Имейте в виду: рабы не слишком дешевы. В среднем за здорового взрослого мужчину возрастом от 15 до 40 лет вы должны быть готовы выложить тысячу сестерциев. Таких же качеств женщина обойдется вам немного дешевле – скажем, 800 сестерциев. Учитывая, что небогатый человек на 500 сестерциев может в течение года кормить семью из четырех человек, вам должно быть ясно, сколь значительных вложений требуют рабы. Более старые и более молодые работники имеют примерно ту же цену, что и те, кому за сорок (около 800 сестерциев), то же касается и детей от 8 до 15 лет. Совсем уж старые или очень юные – те, кому за 60 и дети до 8 лет, – будут подешевле, где-то 400 сестерциев. Имейте в виду: если раб был обучен каким-то навыкам – скажем, умеет читать, вести бухгалтерский учет или оказывать парикмахерские услуги, – цена на него окажется значительно выше.

Конечно, если ваши средства позволяют, одно небо может поставить предел вашим желаниям. Есть много примеров, когда богатые люди выкладывали колоссальные суммы за какой-то исключительный товар, который может благоприятно отразиться на статусе владельца. Марку Антонию, например, работорговец Тораний продал двух детей редкой красоты, как две капли воды похожих друг на друга. Так тот, говорят, заплатил за близнецов 200 000 сестерциев. Однако оказалось, что это обман: один из мальчиков на самом деле был рожден в Азии, а другой – в северных Альпах: сей факт обнаружился, поскольку дети заговорили на совершенно разных языках. Когда взбешенный Марк Антоний встретился с Торанием, находчивый работорговец сказал, что это и есть реальная причина, по которой он запросил такую высокую цену: ведь если два брата как две капли воды похожи друг на друга, в этом нет ничего особенного, но полнейшее сходство между детьми, родившимися в разных странах, – случай поистине уникальный и бесценный. Марк Антоний был настолько сражен подобным ответом (хотя и был в ярости), что уверовал в то, что эти «близнецы» действительно являются его блестящим приобретением и должным образом отражают его великий статус – статус соправителя Рима с Октавианом.

Могу добавить, что самая высокая «нормальная» цена, заплаченная за раба, известная мне, – это когда Марк Скавр[?] предложил 750 тыс. сестерциев за грамматика Дафниса, который продавался Аттием из Пизавро. Естественно, эта цифра была значительно превышена известными рабами-актерами, покупающими себе свободу за счет своих колоссальных доходов. В давние времена актер Росций[?], как говорят, заработал 500 тыс. сестерциев за год, поэтому он, должно быть, заплатил много больше, чтобы купить себе свободу. Были и другие особые случаи. Один из рабов Нерона, участвующий в военной кампании против армянского царя Тиридата, получил свободу в обмен на награбленное имущество, составившее около 13 млн сестерциев. Известно также, что Луторий Приск купил евнуха Паэзона у Сеяна, приближенного Тиберия, за 50 млн сестерциев. Такая цена была выложена, чтобы удовлетворить свою прихоть и продемонстрировать свое богатство, а вовсе не потому, что раб каким-то образом ее заслуживал. Это показатель того, насколько страшным и неспокойным было то время, когда Сеян имел влияние: никому не было дела до такой скандальной сделки.

Стоит уделить внимание характеру раба, которого вы намереваетесь купить. Не кажется ли он вам нерешительным и безвольным или, напротив, бесшабашным и дерзким? Для работы больше всего подходят те, которые не являются ни крайне забитыми, ни слишком смелыми: с теми и другими вы потом намаетесь. Те, которые слишком смирные и «затюканные», вряд ли смогут проявить активность и упорство в работе, а теми, кто не имеет тормозов и демонстрирует свою удаль, трудно управлять. С другой стороны, в некоторых случаях, особенно когда дело касается подбора домашней прислуги, уместно обратить внимание на тех, кто почтителен и скромен. Домашние рабы должны быть как мыши: бесшумные, робкие, но постоянно занятые делом и снующие туда-сюда. Конечно, вам следует остерегаться тех, кто просто притворяется такими в надежде на спокойную жизнь. Многие рабы демонстрируют правильное поведение, с тем чтобы им поручили необременительную домашнюю работу, вроде прислуживания за обедом, что дает им возможность расслабиться между завтраком и обедом, обедом и ужином, а также подкормиться остатками с господских тарелок.