Размер шрифта:     
Гарнитура:GeorgiaVerdanaArial
Цвет фона:      
Режим чтения: F11  |  Добавить закладку: Ctrl+D
Смотреть все книги жанра: Социальная фантастика
Показать все книги автора:
 

«Беззумный Аддам», Маргарет Этвуд

Эта книга — художественное произведение.

Ее персонажи, упомянутые в ней имена, описанные в ней компании, организации, места, события и происшествия являются плодом воображения автора или используются для воплощения художественного замысла. Любое сходство с реальными личностями, живыми или мертвыми, реальными событиями и местами — случайное совпадение.

Моей семье и Ларри Гейнору (1939–2010)

 

Трилогия Беззумного Аддама: содержание предыдущих книг

Первые две книги в «Трилогии Беззумного Аддама» — «Орикс и Коростель» и «Год потопа». «Беззумный Аддам» — третья книга.

1. «Орикс и Коростель»

Повествование начинается с того, что Снежный Человек живет на дереве у океанского побережья. Он считает себя последним человеком на свете, единственным оставшимся в живых после смертельной пандемии, опустошившей Землю. Рядом с ним живут Дети Коростеля — кроткие гуманоидные существа, созданные биоинженерным гением по имени Коростель, некогда лучшим другом Снежного Человека и его соперником в любви к прекрасной и загадочной Орикс.

Дети Коростеля не знают ни ревности, ни жадности, ни потребности в одежде, репелленте от насекомых и животном белке — ничего из того, что, по мнению Коростеля, не только портило жизнь человеческому роду, но и сгубило окружающую среду на Земле. Дети Коростеля спариваются раз в сезон, когда определенные органы их тела окрашиваются в синий цвет. Коростель постарался лишить Детей способности к символическому мышлению и музыке, но они умеют петь (в весьма оригинальном, ни на что не похожем стиле) и выработали систему религиозных верований, где Коростель выступает в роли творца, Орикс — покровительницы всех животных, а Снежный Человек — пророка (против собственной воли). Именно Снежный Человек вывел Детей Коростеля из высокотехнологичного купола «Пародиз», где они обитали с момента создания, на нынешнее место жительства — побережье океана.

В прежней жизни, до эпидемии, Снежного Человека звали Джимми. Его мир делился на охраняемые поселки (ОП) и плебсвилли. ОП — владения корпораций, обиталище технократической элиты, правящей обществом через свое силовое ведомство. Корпорацию Корпоративной Безопасности, или ККБ. Плебсвилли — мир за пределами ОП, с городскими трущобами, пригородами и торговыми центрами, где жили, ходили за покупками и обделывали разные аферы все остальные члены общества.

Раннее детство Джимми прошло в охраняемом поселке корпорации «Фермы Орган Инк», где его отец работал над выведением свиноидов — генно-модифицированных свиней с органами человека, предназначенными для пересадки, в том числе почками и мозговыми тканями. Потом отца Джимми перевели в «Здравайзер», корпорацию, которая разрабатывала лекарственные препараты для здоровья и хорошего самочувствия. Именно в Здравайзеровской средней школе подросток Джимми познакомился с Коростелем, которого тогда еще звали Гленн. Мальчики сдружились на почве общего интереса к интернет-порнографии и сложным онлайновым играм. Среди этих игр была одна под названием «Вымирафон», которой руководила загадочная личность, некто «Беззумный Аддам»: «Адам давал имена живым тварям, Беззумный Аддам перечисляет имена тварей мертвых». Джимми и Гленн научились заходить в «Вымирафон» через чат, доступный только доверенным лицам, гроссмейстерам игры.

Коростель и Джимми потеряли друг друга из виду, когда Коростеля приняли в щедро финансируемый Институт Уотсона-Крика, а Джимми, гуманитарий по складу ума, был вынужден довольствоваться убогой Академией Марты Грэм. По странному совпадению мать и отчим Коростеля умерли от загадочной болезни, при которой тело превращается в слизь. Затем группа биотеррористов под кодовым названием «Беззумные Аддамы» начала использовать продукты генной инженерии — макро- и микроорганизмы — для атак на ККБ и инфраструктуру правительства.

Несколько лет спустя Джимми и Коростель встретились вновь. Коростель в это время заведовал лабораторией в куполе «Пародиз», где создавались генные сплайсы нового биологического вида — Детей Коростеля. Кроме того, Коростель разработал таблетку «НегаПлюс», которая одновременно повышала наслаждение от полового акта, с вероятностью 100 % предохраняла от зачатия и продлевала молодость. Джимми с удивлением обнаружил, что имена ученых в лаборатории «Пародиз» совпадают с никами игроков в «Вымирафон». Это оказались биотеррористы из группы «Беззумного Аддама» — Коростель выследил их через чат и пообещал амнистию, если они будут работать на него в «Пародизе». Но в таблетках «НегаПлюс» содержался тайный ингредиент, и вскоре после их выхода на рынок началась пандемия, которая стерла человечество с лица планеты. Воцарился хаос, в котором погибли Орикс и Коростель. Джимми остался один с Детьми Коростеля.

Преследуемый воспоминаниями о покойной Орикс и предателе Коростеле, отчаявшийся в спасении, больной и измученный чувством вины Снежный Человек совершает вылазку в купол «Пародиз» в поисках оружия и припасов, которые, как он точно знает, там есть. По дороге на него нападают генно-модифицированные животные — свирепые волкопсы и гигантские свиноиды; последние необычно умны, так как обладают тканями человеческого мозга.

Роман «Орикс и Коростель» заканчивается тем, что Снежный Человек обнаруживает трех других людей, переживших эпидемию. Что он сделает? Присоединится к ним, бросив Детей Коростеля на произвол судьбы? Или, зная разрушительные наклонности своего биологического вида, сам убьет пришельцев? На его колебаниях книга заканчивается.

2. «Год потопа»

Сюжет «Года потопа» разворачивается одновременно с сюжетом «Орикс и Коростеля», но действие книги происходит в плебсвиллях за стенами охраняемых поселков. Это история вертоградарей (они же «Садовники Господни»), адептов «зеленой» религии, основанной Адамом Первым. Вожди сообщества вертоградарей, Адамы и Евы, проповедуют общность Природы и Святого Писания, необходимость любви ко всем живым существам, пагубность технологий и коварство корпораций. Вертоградари избегают насилия. Они возделывают огороды и держат пасеки на крышах зданий в плебсвиллях.

Рассказ начинается в настоящем времени — в двадцать пятом (по летосчислению вертоградарей) году, году Безводного Потопа, как вертоградари называют пандемию. Тоби, вооруженная устаревшим карабином, окопалась в салоне красоты «НоваТы» и надеется на появление других выживших вертоградарей, особенно Зеба, уличного бойца и бывшего вертоградаря, которого она втайне любит. Нарушая кодекс вертоградарей, Тоби пристреливает одного из свиноидов, уничтожающих ее огород. Однажды она видит издали шествие голых людей, возглавляемое бородатым мужчиной в лохмотьях. Тоби ничего не знает о Снежном Человеке и Детях Коростеля и потому решает, что это была галлюцинация.

Тем временем юная Рен заперта в биоизоляторе стрип-клуба «Хвост-чешуя», где она работала до прихода Безводного Потопа. Как раз перед Потопом в клубе происходит разгром — это развлеклись игроки в больбол, бывшие заключенные системы ККБ, в которых не осталось уже ничего человеческого: их заставили сражаться на выживание с другими осужденными на специальной арене для больбола. Рен знает, что умрет с голоду, если ее подруга детства Аманда не доберется до клуба, чтобы открыть дверь изолятора снаружи.

Задолго до этого вертоградари вырвали Тоби из лап жестокого больболиста по имени Бланко, ее начальника в зловещей сети питания «Секрет-бургер». Тоби стала Евой, специалисткой по грибам, пчелам и зельям. Ее наставница, старая Пилар, как и многие другие вертоградари, когда-то была биоинженером и работала на корпорации, а затем сбежала. Но все еще поддерживала тайные связи с информантами внутри корпораций, в том числе с подростком-Коростелем.

Рен вместе с Амандой — мастерицей выживания и чрезвычайно обаятельной «плебокрыской» — были ученицами Тоби в школе вертоградарей. Мать Рен, Люцерна, бежала из охраняемого поселка «Здравайзера» вместе с Зебом, но, разгневанная его нежеланием заключить с ней брак по обряду вертоградарей, сбежала обратно в «Здравайзер», когда Рен было тринадцать лет. Подросток Джимми соблазнил Рен, а затем бросил. В конце концов Рен устроилась танцевать в стрип-клуб «Хвост-чешуя» (в обиходе — «Чешуйки»), сочтя эту работу наиболее привлекательной из всех открытых ей возможностей.

Зеб и его единомышленники откололись от пацифистов-вергоградарей Адама Первого из-за разногласий по поводу тактики и начали заниматься биотерроризмом, направленным против корпораций, координируя свои действия через чат «Вымирафона». Оставшиеся вертоградари подверглись нападению ККБ и были вынуждены уйти в подполье, где продолжали готовиться к Безводному Потопу.

В текущем — двадцать пятом — году Аманда умудряется добраться до «Чешуек» и освободить Рен. Пока они празднуют встречу, появляются трое их друзей, бывших вертоградарей — Шеклтон, Крозье и Оутс, — за которыми гонятся Бланко и два других больболиста. Пятеро молодых людей бегут, но больболисты устраивают им засаду, насилуют Рен и Аманду, похищают Аманду и убивают Оутса.

Рен с трудом добирается до салона красоты «НоваТы», где Тоби выхаживает ее. Затем они отправляются на поиски Аманды. Избежав столкновения с одичавшими свиноидами и разобравшись с Бланко, они находят группу выживших людей, обосновавшихся в саманном домике в небольшом парке. Среди них — Зеб и его группа «Беззумные Аддамы», а также несколько бывших вертоградарей. Они верят, что Адам Первый жив, и уходят его искать.

Тоби и Рен пускаются в опасный путь — они хотят отбить Аманду у больболистов. На морском берегу они натыкаются на поселение странных, голых и местами синих людей, которые сообщают, что видели трех одетых человек — двух мужчин и женщину. Догадавшись, что это Аманда и два ее похитителя, Тоби и Рен обнаруживают их как раз в тот момент, когда Снежный Человек, — в бреду, с инфицированной раной — собирается застрелить всех троих из пистолета-распылителя, найденного в «Пародизе».

«Год потопа» кончается тем, что больболисты привязаны к дереву, а Рен ухаживает за измученной Амандой и за Снежным Человеком, который мечется в жару. Так как это день Святой Юлианы, праздник всепрощения, Тоби, соблюдая обычай вертоградарей, кормит супом всех, включая больболистов. В это время к ним по берегу приближается группа синих Детей Коростеля, оглашая лес странным жутковатым пением.

Беззумный Аддам

Яйцо

История про Яйцо, про Орикс и Коростеля, и про то, как они сотворили Людей и Животных; и про Хаос; и про Джимми-Снежнычеловека; и про вонючую кость, и про пришествие двух Плохих Людей

 

Вначале вы жили в Яйце. Там вас сотворил Коростель.

Да, хороший, добрый Коростель. Пожалуйста, не надо петь, или я не смогу рассказывать.

Яйцо было большое, белое и круглое, как половина пузыря, и у него внутри были деревья с листьями, и трава, и ягоды. Все, что вы любите есть.

Да, в Яйце шел дождь.

Нет, грома там не было.

Потому что Коростель не захотел, чтобы в Яйце был гром.

А вокруг Яйца был один только хаос и много-много людей, не похожих на вас.

Потому что у них была лишняя кожа. Эта кожа называется «одежда». Да, как у меня.

И многие из этих людей были плохие — они делали плохо и больно друг другу и разным животным. Например, они… Сейчас мы не будем об этом говорить.

И Орикс была очень печальна, потому что животные — ее дети. И Коростель был печален, потому что Орикс была печальна.

И снаружи Яйца хаос был повсюду. Но внутри Яйца хаоса не было. Там все было тихо.

И Орикс каждый день приходила вас учить. Она учила вас, что можно есть, она учила вас разводить огонь, она учила вас всему, что вам нужно знать про животных — Детей Орикс. Она учила вас мурлыкать, если кому-нибудь больно. А Коростель охранял вас.

Да, хороший, добрый Коростель. Пожалуйста, не надо петь. Не обязательно петь каждый раз. Конечно, Коростелю нравится, как вы поете, но еще ему нравится моя история, и он хочет дослушать ее до конца.

Однажды Коростель уничтожил хаос и людей, которые делали другим больно. Он сделал это, чтобы Орикс была счастлива и чтобы у вас было безопасное место для жизни.

Да, от этого вокруг какое-то время очень плохо пахло.

А потом Коростель ушел в свой дом на небе, и Орикс ушла вместе с ним.

Я не знаю, почему они ушли. Наверняка у них была важная причина. И они оставили Джимми-Снежнычеловека, чтобы он заботился о вас, и он привел вас на берег моря. И в рыбные дни вы ловили ему рыбу, и он съедал ее.

Я знаю, что вы никогда не едите рыбу, но Джимми-Снежнычеловек не такой, как вы.

Потому что ему надо есть рыбу, иначе он очень сильно заболеет.

Потому что он так устроен.

И однажды Джимми-Снежнычеловек пошел к Коростелю. А когда вернулся, у него на ноге было бо-бо. И вы мурлыкали над ним, но ему не стало лучше.

А потом пришли два плохих человека. Они остались от хаоса.

Я не знаю, почему Коростель не убрал их. Может быть, они спрятались под кустом и он их не заметил. Но они схватили Аманду и стали делать ей плохо и больно.

Нет, сейчас мы не будем говорить о том, что они с ней делали.

И Джимми-Снежнычеловек хотел их остановить. А потом пришла я, и Рен тоже пришла, и мы поймали двух плохих людей и привязали их к дереву веревкой. Потом мы сели вокруг костра и стали есть суп. Джимми-Снежнычеловек ел суп, и Аманда ела суп, и Рен тоже ела суп. Даже два плохих человека ели суп.

Да, в супе была кость. Да, это была вонючая кость.

Я знаю, что вы не едите вонючую кость. Но многие Дети Орикс любят есть такие кости. Рыськи их едят, и скуноты их едят, и свиноиды их едят, и львагнцы тоже их едят. Они все едят вонючие кости. И медведи тоже их едят.

Что такое медведь, я расскажу вам потом.

Сейчас мы не будем больше говорить про вонючие кости.

И пока они все ели суп, вы пришли с факелами, потому что хотели помочь Джимми-Снежнычеловеку, потому что у него была больная нога. И еще вы знали, что тут есть синие женщины, и хотели с ними спариться.

Вы не знали про плохих людей и про то, почему на них была веревка. Вы не виноваты, что они убежали в лес. Не плачьте.

Да, Коростель очень сердит на этих плохих людей. Может быть, он пошлет на них гром.

Да, хороший, добрый Коростель.

Пожалуйста, не надо петь.

Веревка

Веревка

О событиях того вечера — событиях, вновь выпустивших в мир человеческую злобу, — Тоби потом сложила две истории. Первую — со счастливым концом (во всяком случае, настолько счастливым, насколько у Тоби хватило изворотливости), чтобы рассказывать ее вслух Детям Коростеля. Вторую — только для себя, менее лучезарную. Эта история повествовала частично об идиотизме самой Тоби, ее упущениях, но отчасти и о темпе. Все произошло слишком быстро.

Конечно, Тоби была уставшая; прилив адреналина сменился упадком. Это и понятно, ведь ей выпали очень трудные два дня, когда приходилось напрягать все силы и почти не пришлось есть.

Накануне она и Рен покинули убежище — саманный домик Беззумных Аддамов, где укрылась горстка выживших после пандемии. Тоби и Рен отправились на поиски Аманды, лучшей подруги Рен, и нашли ее как раз вовремя, потому что два больболиста, захватившие Аманду, уже использовали ее почти до конца. Тоби хорошо знала повадки больболистов: один из них чуть не убил ее перед тем, как она попала к вертоградарям. У любого, кто больше одного раза побывал в больболе, мозг атрофировался до рептильного. Если попадаешь в руки к больболисту, он пользуется тобой в сексуальном плане, пока от тебя не остается одна сухая шкурка; после этого ты становишься обедом. Больболисты особенно любили почки.

Тоби и Рен притаились в кустах, слушая, как больболисты спорят о скуноте, которого едят, о том, следует ли атаковать Детей Коростеля, и о том, что дальше делать с Амандой. Рен была испугана до потери рассудка; Тоби надеялась, что Рен не упадет в обморок, но не могла слишком долго о ней думать, потому что набиралась храбрости для выстрела. Которого застрелить первым, бородатого или стриженого? Успеет ли второй схватиться за пистолет-распылитель? Аманда не поможет и даже сбежать не сумеет: у нее на шее веревка, а другой конец веревки привязан к ноге бородатого. Стоит Тоби сделать неверное движение, и Аманда погибнет.

Тут из кустов вывалился незнакомый мужчина, обожженный солнцем, покрытый болячками, голый, с пистолетом-распылителем в руке, и чуть не перестрелял всех, в том числе Аманду. Но Рен закричала и выбежала на поляну, и это отвлекло больболистов. Тоби шагнула из кустов с нацеленным ружьем, Аманда вырвалась от того, кто ее держал, и больболистов скрутили, пнув несколько раз в пах и треснув камнем, и связали их собственной веревкой и полосками, оторванными от розовой накидки с логотипом «НоваТы», которую Тоби носила для защиты от солнца.

Рен тут же занялась Амандой, которая, кажется, впала в шок, и голым в болячках, которого называла Джимми. Она завернула его в остаток накидки, тихо приговаривая что-то; по-видимому, этот Джимми когда-то был ее бойфрендом.

Когда все более или менее улеглось, Тоби решила, что можно расслабиться. Она успокаивалась с помощью дыхательного упражнения вертоградарей, приспособленного к ритму шуршащих рядом волн — шшш-шшш, шшш-шшш, — пока пульс не снизился до нормы. Потом она сварила суп.

А потом взошла луна.

Восход луны означал, что по календарю вертоградарей начался праздник святой Юлианы и Всех Душ:[?] праздник нежности и сострадания Бога ко всем живым существам. «Он держит вселенную в Своей ладони, как было открыто в мистическом видении много столетий назад святой Юлиане Нориджской, которая поведала об этом нам. Мы должны прощать, наши поступки должны быть исполнены любви и доброты, и никакой круг не должен быть разорван. «Все души» — значит, все без исключения, что бы они ни совершили. По крайней мере, от восхода луны до ее захода».

Если уж Адамы и Евы у вертоградарей тебя чему-нибудь научили, это остается с тобой навсегда. У Тоби просто не поднялась бы рука убить больболистов — хладнокровно убить беспомощных людей, поскольку те были уже крепко привязаны к дереву.

Привязывали их Аманда и Рен. Они вместе учились в школе у вертоградарей, в программе которой много времени уделялось созданию разных поделок из вторичных материалов, и превосходно умели вязать узлы. Больболисты стали похожи на макраме.

 

В тот благословенный вечер святой Юлианы Тоби отложила оружие в сторону — свой собственный старинный карабин, и пистолет-распылитель больболистов, и пистолет-распылитель Джимми тоже. Потом стала изображать добрую фею-крестную, разливая суп, деля питательные вещества по справедливости на всех.

Должно быть, ее заворожило ощущение собственной доброты и благородства. Она рассадила всех в кружок у уютного вечернего костра и всем налила супу — даже Аманде, которая была настолько истерзана, что почти впала в кататонию; даже Джимми, которого трепала лихорадка, — он разговаривал вслух с давно умершей женщиной, стоящей посреди костра. Даже двум больболистам; неужели Тоби действительно думала, что они раскаются, обратятся и станут белыми и пушистыми? Удивительно, что, разливая суп, она не начала говорить проповедь по случаю праздника. «Ешьте все — и ты, и ты, и ты! Отбросьте злобу и ненависть! Войдите в круг света!»

Но злоба и ненависть — как наркотик. Они опьяняют. И, попробовав раз, ты хочешь еще, а если не получаешь, у тебя начинается ломка.