Размер шрифта:     
Гарнитура:GeorgiaVerdanaArial
Цвет фона:      
Режим чтения: F11  |  Добавить закладку: Ctrl+D
Смотреть все книги жанра: О любви
Показать все книги автора:
 

«Знак расставания», Лиз Райан

Посвящаю книгу моему отцу Джону Гринхалу,

память о котором живет

в моей душе и вдохновляет меня;

также посвящаю ее Лил, Робу, Лоррен и детям,

всем членам семьи, проявившим

к моей работе живой интерес.

Глава 1

— Мистер Кэмпион, не делайте этого. Пожалуйста, не надо!

Голос Аймир Рафтер был умоляющим, и Конора Кэмпиона это всегда обезоруживало. Он сам ненавидел все, что говорил, и прекрасно понимал несуразность того, что он делает. Но они уже все это обсуждали с Молли сотни раз, и он не видел другого выхода. Он вертел в руках кепи, уставившись в пол, плечи его были опущены.

— Да мы бы ни за что так не поступили, миссис Рафтер, будь у нас другой выбор. Но последние два года наши дела идут все хуже. Еще и мальчиков поднимать надо… Не можем мы позволить себе, мэм, всех троих.

Аймир невольно вздрогнула, так необычно было, что ее называл «мэм» человек на двадцать лет старше ее. Но как бы он сейчас ее ни назвал, он наверняка знал, что в этой ситуации его уважать не за что. Образование конечно же прокладывает дорогу в будущее, это всем известно. Лишать ребенка образования было бы совершенно неоправданным поступком, завтра эта потеря окажется невосполнимой. Мистер Кэмпион мог попросить помощи у церкви и сообщить общине, что нуждается в поддержке ее членов.

За спиной Кэмпиона молча стояла его дочь, опустив голову. Ее глаза закрывала густая светлая челка, и эти глаза, как догадывалась Аймир, были полны слез. Понимая, как неловко себя чувствует девушка, Аймир подбирала слова, чтобы как-то успокоить ее.

— Но, мистер Кэмпион, образование бесплатное, вы же знаете — вам не надо платить за обучение Эран. Если же вопрос стоит в обеспечении ее книгами, завтраками и прочими вещами, то не беспокойтесь. Всегда найдется способ, чтобы…

Аймир подумала — хорошо бы здесь оказалась директор, миссис Кэлли, которая бы мягко и дипломатично поддержала ее. Надо, чтобы Кэмпион принял помощь, не чувствуя себя униженным. Но директор ушла сегодня необычно рано, поэтому Кэмпион и настоял на встрече с миссис Рафтер, любимой учительницей своей дочери. Обдумав ситуацию. Аймир решила не откладывать на завтра этот непростой вопрос, чтобы не вынуждать отца повторять этот разговор на больную для него тему в присутствии директора.

Кэмпион покачал головой:

— Нет, миссис Рафтер, дело вовсе не в этом. У Эран и так есть учебники ее сестры, одежда и все такое… Дело в том, что мы больше не можем поддерживать ее. Она должна работать и приносить в дом деньги.

Вот так! Кэмпион сказал это очень просто. Признал — одним махом — свою отцовскую несостоятельность. Сгорая от чувства унижения, он склонил голову перед тремя этими женщинами: своей женой, дочерью и учительницей, которая всегда утверждала, что Эран — самая способная ученица в школе Данрасвея.

Миссис Рафтер уверяла Кэмпиона, что через три недели Эран блестяще сдаст экзамены на аттестат незаконченного среднего образования — на восемь или даже на все девять баллов. Эран действительно была очень способной. Кэмпион гордился дочерью. Но и при всем этом он не может больше содержать ее. Времена изменились с тех пор, как учились Валь и Шер, и, кроме того, еще надо доучить Акила и Дерси, пока им не исполнится по шестнадцать лет. Эран сейчас уже шестнадцать, и вот она покидает школу. Придет и такое время, когда закон разрешит покинуть школу и скорее начать работать ее братьям…

Девушка и сама все это понимала. Она часто видела огромные иностранные траулеры, заходящие в их гавань, видела смеющуюся команду, когда таможенник-ирландец взвешивал их сети с рыбой и сообщал им о дате следующего планового выхода в море после того, как рыбаки получали скудные суммы денег, заранее заложенные в бюджет. Не нуждался в комментариях и новый закон, запрещающий рыбакам уходить более чем за двенадцать миль от берега, навязанный Англией якобы потому, что за этой границей находятся в рейде охранные субмарины. Испанцы и русские были основными конкурентами, и за указанным водоразделом они вылавливали за один час больше рыбы, чем их маленькие ирландские траулеры за целую неделю. Ситуация была очень напряженная, выживал сильнейший, и Кэмпион, как и его дочь, понимал, что сам он не борец.

Глядя на Кэмпиона. Аймир вспомнила то, что ее мать рассказывала об этом рыбаке, когда учила двух его старших дочерей. Ее мысли совпали с мыслями Эран. Да, он был не из сильных духом людей. Конор Кэмпион никогда не был борцом! Даже за тридцать пять лет занятия рыболовством он не попытался завести свое собственное судно. У него никогда не было особых амбиций, он был человеком скромным и честным, но разве теперь эти качества ценятся? Государство предало их, не смогло защитить этих простых людей. Они строили планы уехать в Дублин или в Брюссель, если бы это оказалось возможным. Конор Кэмпион был далеко не единственным, у кого возникли финансовые затруднения. Но ведь пока только он один пришел в школу, потеряв всякую надежду на дальнейшее образование для дочери…

Или это просто первая ласточка?

Рядом в напряженной позе стояла жена Кэмпиона, держа перед собой сумочку в обеих руках, словно та могла защитить ее от негодования Аймир.

Аймир часто встречала Молли, и она казалась учительнице несчастной женщиной, не видавшей в жизни ничего, кроме своей прачечной. Худая, поблекшая, с лицом и голосом, выражавшими непоколебимую приверженность идеалам церкви, слепо верящая средствам массовой информации… Молли и читала-то немного, а больше слушала соседей и верила «праведным» проповедям. Вот на таких невзрачных женщинах и держится общество! Как только кто-то начинал утверждать, что такое хорошо и что такое плохо, Молли тотчас начинала в это верить. Она, подобно несмышленому птенцу, безоговорочно заглатывала любого червячка, которым ее пичкали.

Даже в молодости, еще не придавленная бедностью. Молли редко смеялась и даже улыбалась. Она всегда трудилась в поте лица, чтобы хоть как-то приумножить мизерный доход семьи: держала кур, выращивала овощи, вязала свитера, которые покупались рабочими или туристами в летний сезон. Она была, как и ее муж, честной и работящей, но совершенно не задумывалась над жизнью. Аймир повернулась к ней, чувствуя себя дантистом, выдергивающим больной зуб, и спросила:

— Ну, а как же ваше вязание, миссис Кэмпион? Лето ведь только начинается, разве вам не удастся немного подзаработать?

— Удастся, но недостаточно, чтобы содержать троих детей в течение года, — ответила Молли.

— Но если бы Эран поучилась еще хотя бы два года, она бы смогла зарабатывать значительно больше, чем с аттестатом о незаконченном среднем образовании. Это выгодное вложение денег, — возразила Аймир.

Но мысли Молли немедленно обратились к тому, что «говорят».

— Говорят, что на школьные аттестаты скоро и вовсе смотреть не будут, миссис Рафтер. Эран еще несколько недель поучится в школе до получения аттестата, но в сентябре она уже в школу не придет. Даже если она и еще два года поучится, к тому времени работодателей уже и полное среднее образование не устроит. Им тогда уже университетский диплом подавай. Так зачем все это? — Молли пожала плечами.

— Но старшие же девочки у вас получили полное среднее? Обе закончили нашу школу, — сказала Аймир.

— Да уж! Нам-то что с того пользы? Обе замуж сразу выскочили и ни копейки в дом не принесли, — проворчала Молли.

Это было правдой — Валь и Шер никогда не утруждали себя ничем, кроме поиска мужей. Но, может, они смогли бы помочь семье теперь?

— Ну, миссис Кэмпион, вы говорите, что они вышли замуж, Валь за агента в Корк, а Шер, кажется, за довольно состоятельного американца. Разве теперь они не могут вам помочь? Ведь для них это капля в море, — заметила Аймир.

Аймир говорила с таким отчаянным энтузиазмом, что ее слова не могли не тронуть Кэмпионов. Но глава семейства только вздохнул и поднял на нее голубые глаза.

— Конечно, мэм, вы правы. Но мы не станем их просить. Это несправедливо. Они не обязаны…

— Несправедливо забирать Эран из школы! — воскликнула Аймир.

— Мы очень сожалеем, мэм. Но Эран надо найти работу, и чем скорее, тем лучше. Сообщите ли вы миссис Келли о нашем решении, или нам надо изложить все письменно? — Тон Кэмпиона был неумолим. Лицо его жены ничего не выражало. Они сделали все, что могли, для своего среднего ребенка. Аймир тоже, казалось, могла облегченно вздохнуть. Взглянув на девушку. Аймир почувствовала ее немую мольбу не принимать этот жестокий приговор. Ясно, что у них дома уже состоялся разговор, в котором Эран потерпела фиаско.

— Хорошо, мистер Кэмпион, если я никак не могу повлиять на ваше решение, я расскажу обо всем директору. Нет нужды писать заявление. Мы дадим Эран все необходимые рекомендации, чтобы она начала искать работу, и сделаем все, что только в наших силах, чтобы помочь ей, — произнесла Аймир.

Поблагодарив учительницу, рыбак откланялся и вышел. Жена и дочь последовали за ним. Они уходили по коридору, и Аймир показалось, что она слышит, как разбитые мечты хрустят под ногами Эран равнодушными хрустальными осколками.

 

Тем же вечером Аймир рассказала дома Дэниэлу о том, как школа потеряла блестящую ученицу. Она почти не удивилась реакции мужа. Дэн всегда был прагматиком, что и уравновешивало их взаимоотношения.

— Она же их ребенок. Аймир, а не твой. Если это разрешено законом и они на этом настаивают, тебе ничего не остается, как согласиться с их решением, — сказал он.

— Я не могу вот так просто отпустить ее. Дэн! Она заслуживает хотя бы среднего образования, как ее сестры, никак не меньше! — воскликнула Аймир.

Учителям не следует иметь любимчиков, и Аймир тщательно скрывала свое особое расположение к Эран Кэмпион с тех самых пор, как три года назад стала ее учительницей. Но она не могла скрывать это от Дэна.

— А что говорит миссис Кэлли? — спросил он.

— Я еще не успела ей сказать. Но, наверное, она еще поговорит с родителями Эран, прежде чем позволит им это сделать, — вздохнула Аймир.

— Надеюсь, что так и будет. Эран — лицо ее школы. Но если родителям требуется, чтобы дочь зарабатывала деньги, что можно на это сказать? Рыбная ловля больше не приносит никакого дохода, и ты это знаешь не хуже меня. Аймир.

— Но ведь есть специальные пособия и льготы налогообложения. А Конор Кэмпион даже не потрудился об этом узнать! — возразила Аймир.

— Но Эран уже шестнадцать, и Молли Кэмпион не намерена больше ее кормить, — заметил Дэниэл.

— Да, но пока Эран учится, Конору не надо платить за нее налог, — возразила Аймир.

— Да какой налог, он и так гроши зарабатывает! — засмеялся Дэниэл.

— Ах, Дэн, но как же другие-то рыбаки живут? Посмотри на Джоя Дэвлина, который построил большой дом на холме Феннер, и на Ровена Фармера, который ездит на новой «ауди», — сказала Аймир.

— Ровен и Джой совсем другие, чем Конор. Они понимают, что плохие времена надо просто переждать, а в хорошие — спекулировать. Понимают, что надо требовать и выбивать любую субсидию, стипендию или грант, который они только могут получить, чтобы потом выплачивать по чуть-чуть или вообще не выплачивать. А Конор отказывается от пособий, которые ему сами в руки идут! У него нет ни ума, ни фантазии! — Дэн махнул рукой.

Однако дочь Конора не была похожа на отца. Ее младшие братья хотели просто стать рыбаками, как и их отец. И вот ради такой «карьеры» жертвовали образованием Эран! Да, по закону их было рано забирать из школы. Одному было двенадцать, другому четырнадцать, но ни у Акила, ни у Дерси не было и Доли способностей их сестры!

— Да уж. Конор лишь однажды проявил фантазию, когда попросил священника окрестить детей, назвав их непривычными именами. — И Дэн улыбнулся, подумав, что Валенция, Шеркин, Эран, Акил и Дерси — все дети Конора были названы в честь какого-то острова. Когда же священник заметил, что детей обычно называют в честь святых, а не островов, Конор ответил, что тогда их вообще можно не крестить. И пусть детей называют тогда как угодно. Отец Кэрролл был потрясен, но все же получилось хорошо, что детей назвали именно так — сразу становилось понятно, что они родом из островной зоны. Если бы у Кэмпионов родились еще дети, их бы наверняка назвали Видди, Бласкет или Спайк.

Как говорила Аймир, имена были единственным протестом Конора против их тусклого образа жизни, всего их уклада, и Дэн вполне разделял негодование жены по этому поводу. Но как можно было вложить столько средств и сил в такую бестолковую мелюзгу и не обращать внимания на то, что действительно важно, — на способности Эран? Но море давно наложило свой отпечаток на рыбака, усыпив в нем всякое желание к перемене образа жизни.

— Но, может, у Эран еще что-то и получится, Аймир? Возможно, она пойдет в вечернюю школу и будет бороться несмотря ни на что? — спросил Дэн.

— Да ведь ближайшая вечерняя школа в тридцати милях отсюда, Дэн! А у Кэмпионов нет машины. Я бы и сама помогла Эран продолжить образование, но ведь знаний одного английского языка и истории недостаточно. Я обсуждала возможность открыть местную вечернюю школу, но далеко не каждый желает сделать это обучение бесплатным. Да что говорить, одна я и хотела бы открыть такую школу, — ответила Аймир.

Это было вполне оправданно: у других учителей были дети, домашнее хозяйство, полные хлопот и забот вечера. У Аймир не было причин так громко укладывать тарелки в буфет, но она сердилась.

— Послушай, Аймир, тебе еще целых тридцать шесть лет работать до пенсии. Многие твои самые блестящие ученики за это время вынуждены будут отказаться от образования и пойти работать в официанты и на бензозаправки; но нельзя же принимать все так близко к сердцу, — заметил Дэн.

— Я принимаю это так, как могу! Пойми, на мне лежит ответственность! Да, меня безумно разозлила сегодняшняя сцена с «благородным» папашей и молчаливой покорной мамашей. Да я бы просто заорала на них, если бы они и без того не выглядели так жалко. А бедняжка Эран вообще чуть не разрыдалась, — резко ответила Аймир.

— Но это же не их вина. Они старались изо всех сил, а больше они действительно ничего сделать не могут, — сказал Дэн.

— Да уж точно! Ведь они не из тех, кто поднимает детей или работников ночью вычищать свиной помет, а потом платит этак месяцев через шесть — десять, — ответила Аймир.

— Но ведь и фермерство не легче рыболовства, ты прекрасно знаешь это, Аймир. Ведь ты сама решила остаться здесь после университета, поэтому должна все это знать, — сказал Дэн и подумал, что, если у них когда-нибудь будут дети, им тоже придется нелегко, и когда-нибудь Аймир перестанет думать о проблемах других родителей. Дэниэл отложил газету и приблизился к жене, увидев, как закатный свет отразился в ее озабоченных карих глазах.

— Семестр почти закончен, дорогая. Когда придет лето, обещай мне хорошенько отдохнуть и перестать переживать за Эран. Хочешь, мы снова возьмем напрокат машину и отправимся во Францию? — предложил он.

Аймир слабо улыбнулась мужу и отвернулась к окну, где на лужайке их спаниель Сэмми ловил бабочек. Сэмми был подарком фермера взамен оплаты за уроки. Фермер сказал тогда, что собачонка принесет молодоженам удачу и станет чудесным другом их детям. С тех пор прошло пять лет, но детей у Рафтеров до сих пор не было.

— Да, я отдохну, Дэн, но никуда не поеду, пока все не уладится с Эран, — ответила Аймир.

Он мягко обнял ее за талию, и они молча взглянули на закат над морем. На горизонте были видны силуэты знакомых траулеров, возвращающихся в гавань по золотистой в лучах вечернего солнца воде. Трюмы даже самых удачливых были лишь наполовину наполнены рыбой.

 

Со смешанным чувством облегчения и беспокойства Эран Кэмпион шла по коридору в учительскую, куда ее вызвала миссис Рафтер. Девушка постучала, и дверь тотчас же отворилась. Но миссис Рафтер не пригласила ее зайти, а вышла в коридор. Она была в пальто.

— Бери куртку, Эран. Съедим бутерброды на берегу, — сказала Аймир.

Удивленная Эран прихватила свою куртку и пакетик с бутербродами, завернутыми в простую пергаментную бумагу. Сверток выглядел неуклюже по сравнению с аккуратной пластиковой коробочкой миссис Рафтер. Да и жакет на девушке был не из лучших; хорошо еще, что ее сестра Валь носила тот же размер. Эран чувствовала, что будет неудобно ей самой начинать разговор на щекотливую тему о ее вынужденном уходе из школы, поэтому шла молча. Они миновали школьный двор, вышли из ворот и направились к белой линии песчаного пляжа.

Выдавали ли девушку красные, заплаканные глаза? Догадывалась ли миссис Рафтер, что девушка проплакала всю ночь в подушку, слушая приглушенный разговор родителей о том, что они сделали единственно возможный правильный выбор?

Хорошо, что хотя бы Валь и Шер не было рядом! Сестры вечно смеялись над ней, называли «книжным червем», а теперь вся спальня принадлежала ей одной. Но даже самому отъявленному злыдню не пришло бы в голову посмеяться над ее теперешним положением. Несмотря на то что миссис Рафтер была намного старше, она была в большей степени сестрой для Эран, чем Валь и Шер.

Дойдя до большой скалы, закрывавшей вид на школу. Аймир села на камень и жестом предложила Эран присесть рядом.

— Ты любишь сыр. Эран? Съешь-ка бутерброд с сыром.

Аймир выложила свою коробку, и Эран взглянула на ее содержимое: четыре больших бутерброда с сыром — и все это для одного человека! Хлеб был какой-то особенный. Эран раньше такого и не видела. Да и сыр не был похож на серые невкусные куски из здешнего магазина. Не в силах противостоять искушению. Эран протянула руку и взяла один бутерброд, скромно предложив учительнице взамен свою пищу:

— У меня только латук и помидоры. У нас дома этого добра хватает.

Эти слова не были полной правдой. Все же овощи вносили некоторое разнообразие в монотонный рацион Кэмпионов. Конечно, в этот сезон завтрак девушки редко состоял из чего-то другого, но миссис Рафтер вряд ли об этом догадывалась. А зимой бывало и того хуже: все, что Эран могла бы предложить учительнице тогда, — бутерброд с рыбой, а всю деревню тошнило до смерти от одного запаха рыбной пищи. Наверное, рыбу кто-то и любит: ведь ее отправляли в Дублин огромными грузовиками, а порой даже и в Лондон на пароме. Недавно в Данрасвей переехали французы, чтобы разводить креветки и моллюсков, на которых быстро рос спрос в Европе. В этом была и хорошая сторона торгово-экономического соглашения, которое отменило запрет на экспорт. Это было выгодно, несмотря на приход сюда больших кораблей, загрязняющих чистые воды, в которых все увеличивался масштаб улова рыбы. Отец всегда говорил, что главное — это соблюсти баланс. Но эта задача была не из легких.

Убирая свою коробочку для бутербродов. Аймир подумала, почему столько людей, в том числе и миссис Кэмпион, предпочитают покупать плохой заводской хлеб вместо того, чтобы выпекать свой. Ее соседка Энни Мак-Гован выпекает чудесный хлеб, а также делает отличные сыры. Но ее попытки организовать местный сбыт продуктов были встречены с полным равнодушием. Люди покупали только те товары, рекламу которых они видели по телевизору, — в ярких упаковках, фабричного серийного выпуска.

— Ммм, как вкусно! — воскликнула Эран.

Хорошо, хоть этот латук выращен на собственном огороде Кэмпионов, но, если Молли слышала по телевизору, что надо удобрять огород пестицидами, то… Аймир вдруг осознала, что именно она ест. Заставляя себя доесть уже начатый кусок, она внимательно посмотрела на Эран, удивляясь, как у такой матери могла получиться такая дочь. В майских лучах солнца волосы девушки отливали серебром, кожа ее была чуть тронута весенним загаром. Море и ветер не придали шершавости ее коже, а сообщили ей какой-то внутренний блеск. В то время как ее родители были вечно угрюмы от вечных трудов и забот, серые глаза этой девушки излучали радость. Она с удовольствием поглощала вкусную пищу, и Аймир ясно видела, что Эран просто голодна. Но это было естественно: все дети часто испытывают голод, даже дети Джоя Дэвлина и Ровена Фармера.

Детство здесь рано заканчивалось, как и в большинстве местных деревень. Мало здесь можно было найти мальчишек, которые не помогали бы отцам с рыбалкой, мало девчонок, которые в свои двенадцать — тринадцать лет не вырастили многие поколения домашней птицы. И конечно, дети видели, как рождались телята и ягнята, знали все о периоде случки, которую их родители вряд ли объясняли им в нормальных выражениях. Для большинства детей жизнь сама расставляла четкие акценты, но Аймир хотела для Эран не такой жестокой судьбы.

— Что ж, Эран, похоже, нам придется расстаться, — сказала Аймир.

— Да, миссис Рафтер. Спасибо, что не устроили вчера сцену с моими родителями. Для них это было нелегко, — подавленно ответила Эран.

— Ты на них не злишься? Например, за то, что они не попросили помощи у Валь и Шер? — спросила Аймир.

— Нет. Шер в Америке, она беременна, и мама говорит, что ей вредно волноваться. Да и Валь к нам нечасто наведывается, — ответила Эран.