Размер шрифта:     
Гарнитура:GeorgiaVerdanaArial
Цвет фона:      
Режим чтения: F11  |  Добавить закладку: Ctrl+D
Смотреть все книги жанра: Полицейский детектив
Показать все книги автора: ,
 

«Ложное обвинение», Ли Чайлд и др.

— Тогда зачем вы здесь?

— На случай, если вы окажетесь между молотом и наковальней. Возможно, этого не произойдет. Но вам не следует недооценивать проблемы, с которыми вы столкнулись.

— Я не получала взяток и не совершала ошибок. Мэсси застрелился.

— Вы знаете это с научной точки зрения?

— Да, с точки зрения науки. Джонатан Йоу ошибся. Зачем мне его бояться?

— Я проведу ночь в этом отеле, — сказал Ричер. — Я советую вам позвонить госпоже Луонг и попросить, чтобы она связалась со мной завтра утром.

— Что вы намерены сказать ей, но не хотите говорить мне?

— Ничего. Все это на всякий случай.

— Из-за молота и наковальни?

— Журналист Йоу мертв, а это совершенно выведет из себя других журналистов. Он один из них. Теперь он их герой. Все сведется к упорству. Рано или поздно министерство обороны сделает вас козлом отпущения, чтобы заставить их замолчать.

— Кто вы такой?

— Просто парень, случайно проходивший мимо.

— Какого рода парень?

— Я был военным полицейским.

— Они говорят, что Йоу задушили при помощи пластикового пакета.

— Редко встречающийся способ убийства.

— Они говорят, что на мешке мои отпечатки.

— Но они вас не арестовали.

— Я не думаю, что они верят, что такое возможно, — сказала Бреннан. — Йоу должен был сопротивляться. Он был крупнее меня. И почти наверняка сильнее.

— К тому же вы ключевая фигура.

— Наверное.

— Как могли попасть ваши отпечатки на мешок?

— Я не знаю.

Ричер встал и вышел из номера. Он кивнул пожилому мужчине, сидевшему на складном стуле, и направился к лифтам. В вестибюле пересек акр мрамора и остановился у стойки портье. Джек снял номер на одну ночь, показав свой паспорт как удостоверение личности, и расплатился кредиткой. Комната находилась на третьем этаже. Без обоев и украшений. Но в ней имелся телефон, который зазвонил через сорок две минуты.

— Мистер Ричер? — спросил женский голос.

Четкий, умный, возможно, смертоносный.

— Да, — сказал Ричер.

— Вероника Луонг, адвокат доктора Бреннан. Я полагаю, вы владеете секретной информацией, доказывающей самоубийство Мэсси. И я думаю, что чувство долга мешает вам поделиться ею, но совесть не хочет, чтобы невинная женщина была несправедливо осуждена.

Определенно смертоносная.

— Что-то вроде того, — сказал Ричер.

— Вы ассистент адвоката.

— Я сказал так для того, чтобы войти в номер доктора Бреннан. На самом деле я безработный.

— Нет, вы именно ассистент адвоката. С этого момента. В моей фирме. Вы официально работаете на меня.

— Речь идет об отношениях между адвокатом и клиентом?

— Я хочу, чтобы вы находились там, где я могла бы вас увидеть, — сказала Луонг. — Начиная с восьми часов завтрашнего дня, в полицейском участке на Индиана-авеню, северо-запад.

 

Четверг, 23 февраля, 08.37 по СВТ

Та же самая комната без окон. То же записывающее оборудование, настенный телефон, стол и стулья. На одном сидела Бреннан. Луонг устроилась рядом.

Они провели здесь сорок минут, когда дверь открылась, вошел Дюпро и бросил на стол папку, которая упала с негромким стуком. Повеяло застоявшимся воздухом.

Дюпро смотрел на Бреннан, его кожа под ярким искусственным светом выглядела землистой. Темперанс не отвела взгляда, давая понять, что в ней поднимается волна гнева.

— Спасибо, что пришли, — сказал через несколько секунд Дюпро.

— У меня был выбор? — Холодно и спокойно.

Дюпро отодвинул стул и сел. Открыл папку. Медленно перебрал ее содержимое и разложил в нужном порядке. Однако ему не удалось произвести впечатления ни на Луонг, ни на Бреннан. Обе были давно знакомы с этим старым трюком.

Дюпро убедился, что записывающая аппаратура готова к работе.

— Наша беседа будет записана. Для вашей защиты или моей. У вас есть возражения по данному поводу?

— А если и есть? — спросила Темперанс, глядя в зеркало, за которым, как она была уверена, скрывался Шевчик.

Дюпро нажал на кнопку.

— На данном допросе присутствует специальный агент Пьер Дюпро, Федеральное бюро расследований, управление внутренней безопасности, доктор Темперанс Бреннан и ее адвокат, Вероника Луонг.

Дюпро назвал дату и время, потом вытащил лист из папки и сделал вид, что читает.

Бреннан понимала, что он делает. И почему заставил их ждать. Но у него ничего не выйдет. Она не испытывала тревоги и не чувствовала себя уязвимой, как некоторые другие подозреваемые. Она испытывала ярость. А у Темперанс это приводило к тому, что ее разум превращался в идеально сфокусированный лазер.

Дюпро положил листок бумаги на стол.

Некоторые следователи любят входить в контакт с человеком, которого они допрашивают, стараются завоевать его доверие, а потом воспользоваться моментом. Дюпро прекрасно понимал, что на это ему рассчитывать не стоит, и сразу пошел в атаку.

— Колдер Мэсси являлся полковником военно-воздушных сил США, кадровым офицером с доступом к секретной информации высокого уровня. Многие считают, что его казнили за преступление, которого он не совершал. Его ложно подозревали в предательстве. Говорили, что он занимался активным шпионажем в пользу других правительств. Но это не так. История с самоубийством была попыткой государства скрыть свою ошибку.

— Многие считают, что инопланетяне высадились в Розуэлле.

— В две тысячи двенадцатом году вы осуществляли контроль над эксгумацией и вторичным исследованием останков Мэсси.

— Я впечатлена. Вы умеете читать…

— В этом году исполняется тридцатая годовщина смерти Мэсси. Джонатан Йоу собирался сделать достоянием общественности доказательства того, что вы пытались скрыть правду относительно убийства Мэсси. Мы считаем, что вы убили Йоу, чтобы помешать ему.

— Чрезвычайно творческий поход.

— Некомпетентность, соучастие, жадность… Причина значения не имеет. Разоблачение вас уничтожит.

— Серьезно, вам стоит написать сценарий пилотной серии и отправить его в Голливуд.

Наступила долгая пауза.

— Согласно медицинской экспертизе, Йоу умер между полуночью и семью часами утра вторника. Где вы находились в это время?

— Спала в своем номере в «Марриотте».

— Кто-то может подтвердить ваши слова?

— Вы задали мне весьма личный вопрос. — Тон Бреннан стал ледяным.

— Убийство — это очень личное преступление.

— Я была одна.

— Ваши отпечатки найдены на полиэтиленовом пакете, которым задушили Йоу. Такие пакеты продают в аптеках «СВС». В понедельник, в четыре пятнадцать вы заходили в аптеку «СВС» на Коннектикут-авеню. У нас есть соответствующая видеозапись.

— Покупать зубную пасту незаконно?

— У вас сохранился пакет, в котором, — Дюпро сделал паузу, чтобы произвести впечатление, — лежала ваша «зубная паста»?

— Я храню весь свой мусор. А вы разве нет?

— Вы можете объяснить, каким образом ваши отпечатки оказались на том пакете?

— Нет.

— Покопайте глубже.

— Поцелуй мою…

Луонг не дала Бреннан закончить фразу.

— У моей клиентки очень напряженное расписание. Мы можем перенести разговор на другое время?

— Поведение вашего клиента начинает меня раздражать. — Маленькие глазки неотрывно буравили Темперанс. — А вам это не нужно.

Бреннан сделала вдох, чтобы ответить, но Луонг выставила ладонь, заставив ее замолчать.

— У вас есть еще вопросы, агент Дюпро? Свидетель? Доказательства контактов между доктором Бреннан и жертвой? Записи телефонных разговоров? Письма по электронной почте?

— Расследование продолжается.

— Были ли отпечатки доктора Бреннан найдены еще где-то на месте преступления?

— Где именно?

— Не важно, где.

Ответа не последовало.

— Была ли доктор Бреннан рядом с домом мистера Йоу? Пыталась ли взломать систему безопасности? Или ее видели рядом с банком? Школой? Парковкой? Соседи?

В маленьких глазках Дюпро что-то промелькнуло, но он молчал.

— Значит, нет, — сказала Луонг.

— Расследование продолжается.

— Понятно. Вы готовы предъявить обвинение моей клиентке?

Молчание.

— Я так и думала. — Луонг встала. За ней встала Бреннан. — Моей клиентке больше нечего сказать.

Адвокат взяла свой портфель, а Темперанс — сумочку. Обе направились к двери.

— Доктор Бреннан, — сказал Дюпро ей в спину.

Она повернулась, положив ладонь на ручку.

— Вплоть до дальнейшего уведомления вам следует оставаться в Вашингтоне.

— Я отменю свое путешествие в Чернобыль.

Они оставили Дюпро собирать свои бессмысленные бумаги.

*  *  *

Ричер ждал в вестибюле. Луонг на минуту оставила Бреннан и подошла к нему.

— Как прошло? — спросил Джек.

— Все хорошо, но не так, как хотелось бы, — ответила адвокат. — Я видела людей, которых отправляли в тюрьму и за меньшее. Иногда ситуация выходит из-под контроля и ничего нельзя сделать.

— Но они ее не арестовали.

— Пока нет.

— У вас есть для меня задание в качестве ассистента адвоката?

— Да, — сказала Луонг. — Вы знаете, как работает закон, с точки зрения полицейского. Вы должны заставить ее перестать давать им повод. Вы — ее личный юридический советник. Не позволяйте ей говорить ничего лишнего.

Луонг повернулась и ушла, а Ричер подошел к дожидавшейся его Бреннан.

— Что? — спросила она.

— Получается, что я стал вашим юридическим советником, — сказал Джек.

Темперанс ничего не ответила. Она просто зашагала дальше. Ричер последовал за ней. Они вышли на маленькую площадь. Казалось, свинцовое небо задумалось о снеге. Или о дожде со снегом.

Бреннан вытащила телефон и вызвала такси через «Убер». Ей обещали Мигеля на «Хонде» через семь минут. Он подъехал через шесть. А через десять они уже были в «Марриотте».

Ни Бреннан, ни Ричер ничего не ели, и оба проголодались. Они пересекли футбольное поле вестибюля и нашли ресторан, где можно было позавтракать.

Все столики оказались заняты, но две женщины уходили. Каждая была в брючном костюме из полиэстера, рожденного на темной стороне спектра, и прочных туфлях. Обе держали в руках по холщовому мешку с логотипом ААСН[?], на шее у каждой болтался шнурок с бейджиком. На одном значилось «С. Миллер», на другом — «Т. Саутам». С бейджиков свисали разноцветные ленточки. У Миллер больше, чем у Саутам.

Бреннан заказала омлет с сыром, Ричер — блины и яичницу с беконом. И оба попросили принести черный кофе. Казалось, это разочаровало официантку Маршу — бронзовый бейджик с именем украшал ее полную грудь.

— Что вы намерены делать, мистер Ричер? — спросила Темперанс, когда Марша отошла от их столика.

— Это зависит…

— Давайте подойдем с другой стороны. Почему вы здесь?

— Чтобы помочь.

— Мне?

— Я считаю, что вам потребуется помощь.

— Вы уже говорили.

— Говорил.

— И по этой причине вы согласились работать на Луонг.

— Я делаю это за деньги.

Бреннан не стала смеяться.

— То, что я на нее работаю, делает мое присутствие законным, — сказал Джек.

— Я не фальсифицировала данные и не совершала ошибку, — сказала Темперанс. — Мэсси застрелился.

Принесли их заказ. Они поперчили и посолили еду и попросили принести еще кофе. Он оказался очень неплохим.

— Как вы узнали про убийство Йоу? — спросила Бреннан, когда Марша снова ушла.

— Услышал по радио.

— Вашингтонская станция?

— Нет.

Она ждала, что Ричер уточнит. Он не стал. Но Темперанс поняла подтекст. Новость перестала быть местной. Это плохо. История привлечет всеобщее внимание, пресса вцепится в нее мертвой хваткой, и доктор Бреннан станет главной жертвой.

— Вы и в самом деле считаете, что министерство обороны намерено сделать из меня козла отпущения?

— Я думаю, что вероятность весьма велика.

— Чтобы скрыть тот факт, что оно приказало убить Мэсси?

— Чтобы заставить людей перестать о нем говорить.

— А в новостях сообщалось о моем аресте?

— Из выпуска следовало, что это должно произойти.

— Теперь, когда вам известно об уликах против меня, вы бы произвели арест?

— А вы считаете, что я был бы должен сделать это?

К стоявшему рядом с ними столику начал приближаться мужчина, и Бреннан с Ричером, оба, обратили на него внимание. Одинаковый рефлекс. Одинаковые незаметные взгляды.

— А если б радио не работало? — спросила Темперанс, еще больше понизив голос.

— Я читаю вчерашние газеты.

— И вы посчитали, что должны сюда приехать?

— Да.

Бреннан принялась пережевывать эту мысль. И омлет. Ричер подцепил желток на тост. Люди вокруг спорили об обеспечении сохранности проб, ДНК и анализов следов укуса. Некоторые изучали программки, другие говорили по сотовым телефонам.

— Вы сказали, что служили в армии в восемьдесят седьмом году. В Германии.

— Верно, — подтвердил Ричер.

— Вы были знакомы с Колдером Мэсси?

— Я о нем знал.

— Я не люблю спектакли, мистер Ричер. — В голосе Бреннан что-то промелькнуло.

Раздражение. Разочарование. Беспокойство.

— А я не ставлю спектакли.

— Существуют вещи, которыми вы не хотите или не можете поделиться.

Джек кивнул.

— Тем не менее вы здесь.

— Да.

— Но чем-то вы можете поделиться?

— Вы правы.

— В чем?

— Мэсси застрелился.

— Откуда вы можете знать? — Сомнение.

Ричер положил вилку, поправил салфетку и откинулся на спинку стула.

— Я там был, — сказал он.

*  *  *

Еще по чашке кофе, и Темперанс с Джеком пришли к согласию по трем главным вопросам.

Неистовство прессы уничтожит карьеру Бреннан. Возможно, ей будет предъявлено обвинение, не исключено, что ее признают виновной.

На Дюпро и Шевчика оказывалось давление с самого верха. С этой стороны Бреннан не могла рассчитывать на помощь.

Чтобы обелить свое имя и избежать тюрьмы, она должна сама найти убийц Йоу.

Ричер повторил предложение о помощи. Бреннан признала, что ее умения больше подходят для работы в лаборатории, чем на улицах. Джек заверил ее, что с этим все будет в порядке. А ее способность к аналитическому мышлению станет их главным оружием.

Впервые за весь день Темперанс улыбнулась. Ей понравился Ричер, и она приняла его предложение.

Так было достигнуто согласие по четвертому вопросу.

Они обсудили свои возможности и пришли к выводу, что начинать следует с редактора Йоу.

Пять вопросов.

Бреннан заказала такси через «Убер», и они вышли в вестибюль.

*  *  *

Бреннан и Ричер миновали стеклянные двери и оказались в галерее. Воздух был холодным и влажным — сказывалась близость Потомака. Тучи стали еще темнее и толще, но все еще не могли ни на что решиться.

Внимание Джека и Темперанс привлекли громкие голоса и рев автомобильных гудков.

Слева были установлены переносные барьеры, которые шли от Вудли-роуд. Персонал отеля проверял машины, после чего их пропускали на широкую мощеную площадку, предназначенную для приема и проводов гостей.

Бреннан и Ричер посмотрели направо.

И там такая же система безопасности.

Мгновенное удивление, потом понимание.

За барьерами журналисты устроили настоящий цирк — там перепутались камеры, микрофоны и провода; репортеры возмущались из-за того, что им не разрешают пройти в отель. Очевидно, акулы почуяли запах крови — какой-то политик попался на том, что трахался со своим стажером или старлеткой, не принадлежащей к звездам первой величины, чтобы попасть в «Ритц», — и теперь их водитель не может до них добраться, поэтому Бреннан и Ричер решили дальше идти пешком.

— Это она! — закричал кто-то, когда они приблизились к барьеру. — Это Бреннан!

Новость моментально разлетелась среди репортеров. Камеры водружались на плечи. Зажигался свет. Микрофоны приводились в боевое состояние.

— Доктор Бреннан. Тед Сандерс, Си-эн-эн.

— Вы хотите сделать заявление?

— Вы его убили?

— Вы покрывали фальшивое самоубийство? Или просто совершили ошибку?

— Вас скоро арестуют?

Бреннан замерла на месте, и по ее лицу Ричер догадался, что она начала бы стрелять, будь у нее пистолет. Джек схватил ее за руку и потащил обратно. Она ощетинилась, но не стала сопротивляться. Им вслед летели вопросы.

— Мы подождем тридцать минут и выйдем через кухню, — сказал Ричер, когда они оказались в вестибюле.

— Ублюдки! — прорычала Темперанс.

— Да, — Ричер кивнул.

— Все это чушь, — сказала она.

— Да, — не стал спорить Джек.

— Я ожидала, что пресса будет звонить, но это… — Она махнула рукой в сторону двери. — Безумие какое-то.

— Йоу был журналистом, — напомнил ей Ричер.

— У них чувствительность вшей.

— Но вши не мстят за своих.

— Да, должно быть, — согласилась Бреннан.

Но они ошиблись.

 

Четверг, 23 февраля, 13.45 по СВТ

В течение десятилетий здание «Вашингтон пост» высилось, словно гигантский серый муравейник, на углу Пятнадцатой и Эль. Теперь его новый адрес был: 1301, Кей-стрит. Или Франклин-сквер, дом 1. Газета и почта до сих пор утрясают это разночтение.

Редактора Йоу звали Альберт Торстен. В справочнике говорилось, что его офис находится на седьмом этаже над вестибюлем с невероятно большим экраном. Бреннан и Ричер поднялись на бесшумном лифте и прошли по коридору длиной с границу между США и Канадой, огибавшему отдел новостей.

Через пять ярдов сквозь огромное застекленное пространство они увидели Торстена, который сидел за письменным столом под стать остальным деталям здания. Дверь была распахнута. Бреннан и Ричер вошли и провели стандартную рекогносцировку.

Кабинет был ни большим, ни маленьким, ни скучным, ни ярким. Изобилие бумаг, распечаток, папок и книг, несмотря на стену-аквариум, превращало его в тесную, вызывающую клаустрофобию комнату. За головой Торстена висело изображение склада — деревянный пирс, чайки и лодка. Картина отлично сочеталась со всем остальным.

Торстен выглядел лет на пятьдесят и на грани сердечного приступа. Серые волосы, мешки под глазами, отвисший живот. Он скептически приподнял брови, увидев Бреннан, — очевидно, Луонг упомянула только ассистента адвоката. Возможно, дело было в размерах Ричера. Или его половой принадлежности.

— Леди часа, — угадал Торстен.

Или уже знал это из последних фотоматериалов. Затем его вопросительный взгляд переместился к Ричеру.

— Я ассистент адвоката.

— Да, конечно.

Торстен указал на два стула, стоявших напротив стола. Они выглядели как письменные столы, вот только были стульями.

Ричер сел. Бреннан села. Следующие слова Торстен обратил к Бреннан:

— По слухам, вы прикончили одного из моих репортеров.

— Слухи ошибочны.

— И вы осчастливили меня своим присутствием потому, что…

— Я намерена найти ублюдка, который это сделал.

Торстен немного подумал.

— Йоу узнал про вас ряд любопытных фактов.

— И каковы они?

— Понятия не имею.

— Он не вводил вас в курс своих расследований?

— Йоу был ветераном. Он вводил меня в курс по мере надобности.

— Такая надобность возникла.

В кабинете повисла еще одна напряженная пауза, пока они молча смотрели друг на друга через стол. Взгляд Торстена оставался равнодушным, и Бреннан пришла к выводу, что миновали годы с тех пор, как он в последний раз смягчился сочувствием.

— Вы помогаете Луонг с защитой доктора? — спросил Торстен у Ричера.

— Да.

— Как ассистент адвоката?

— Да. Чтобы познакомиться с людьми, с которыми разговаривал Йоу.

Журналист рассмеялся, Бреннан и Ричер ничего другого и не ждали.

— Послушайте, я не могу открыть вам источники. — Он тут же понял свою ошибку. — Если б я их знал.

— Йоу никогда не рассказывал вам, что они ему говорили? — спросила Темперанс.

Торстен медленно покачал головой.

— Он не показывал вам свои записи? Не интересовался вашим одобрением? Не требовал деньги на текущие и представительские расходы? Для взяток?

Редактор продолжал качать головой.

— А что вы можете нам сказать, мистер Торстен? — спросил дипломат Ричер.

— Йоу обещал мне грандиозный материал.

— Боюсь, тут вам не повезло. — Бреннан даже не пыталась скрыть отвращение.

— Или история стала еще лучше.

— Будьте очень осторожны, мистер Торстен.

— Это угроза?

— Журналисты часто делают вид, что они знают больше, чем есть на самом деле.

Торстен пожал плечами, показывая, что ему нечего добавить.

Бреннан посмотрела на Ричера. Тот слегка опустил подбородок, и оба встали.

— Я не убивала Джонатана Йоу, — сказала Темперанс, глядя на редактора сверху вниз. — Не допускала ошибок и не брала взяток в деле Колдера Мэсси. Когда я докажу два этих факта и найду убийцу Йоу, то первым делом позвоню в «Нью-Йорк таймс».

Бреннан вытащила визитную карточку из сумочки и бросила ее на письменный стол. Потом они с Ричером повернулись и вышли. И зашагали по длинному коридору, обвивающему отдел новостей. Спустились вниз в бесшумном лифте. Пересекли вестибюль и оказались на шумной Кей-стрит.

Решили поехать на метро. Когда они стояли на платформе, зазвонил сотовый телефон Бреннан. Номер был ей неизвестен, однако она ответила.

— Вы услышали об этом не от меня. — Голос звучал глухо, как будто Торстен говорил, прикрывая трубку ладонью.

— Что услышали?

— Ян Мэсси.

— Младший брат Колдера?

— Ян думает, что самоубийство было инсценировано министерством обороны.

— Так думают многие люди.

— Он — настоящий безумец.

— Вы с ним беседовали? — Темперанс посмотрела в глаза Ричеру, который внимательно слушал разговор.

— Много раз. Пока не перестал отвечать на его звонки.

— Вы полагаете, что он может прибегнуть к насилию?

— Он ненавидит правительство.

— Как и многие другие.

— По моему мнению, Ян Мэсси может устроить стрельбу вроде той, что случилась в «Сэнди-Хук»[?].

— Но зачем ему убивать Йоу, который собирался доказать, что он прав?

— Проследите деньги, — произнес приглушенный голос, похожий на песчаную бурю.

А потом Торстен повесил трубку.

— Наш мистер Торстен — многогранный персонаж. Только что он был осторожным корпоративным редактором, а через минуту — мистер Уотергейт и анонимный источник.

— Я не хочу говорить с Яном Мэсси, — сказала Бреннан.