Размер шрифта:     
Гарнитура:GeorgiaVerdanaArial
Цвет фона:      
Режим чтения: F11  |  Добавить закладку: Ctrl+D
Смотреть все книги жанра: Современные любовные романы
Показать все книги автора:
 

«Свободное падение», Кирсти Моусли

Глава 1

Я услышала сигнал будильника за спиной, но звук быстро пропал, так что мне даже не пришлось открывать глаза. Я только-только начала погружаться обратно в блаженный сон, когда вдруг осознала, что кто-то тихо поет мне прямо в ухо и чьи-то пальцы потихоньку водят по моей коже то вниз, то вверх, щекоча ее. Я не смогла остановить глупую улыбку, расползающуюся по лицу.

— …тебя. С днем рождения, дорогая Мейзи. С днем рождения… — Нежный поцелуй на моей шее, заставил мое сердце замереть… — тебя.

Я открыла глаза и, обернувшись, увидела Люка, лежащего у меня за спиной. Его прекрасное лицо было всего лишь на расстоянии в несколько дюймов от моего, а большие карие глаза смотрели прямо в мои. Темно-каштановые волосы были растрепаны и торчали в разные стороны, но ему это шло, это делало его немного грубоватым, но милым. На его мощной челюсти была утренняя щетина, а на лице — огромная улыбка, такая же как у меня.

— Гип-гип, — пробормотал он, и его губы почти коснулись моих.

— Ура? — спросила я, хихикая.

Он тоже засмеялся и наконец прижался мягкими губами к моим. Я улыбнулась прямо ему в рот и обернула руку вокруг его шеи, притягивая к себе все ближе, пока он не начал посасывать мою нижнюю губу, нежно ее покусывая. Я открыла рот, молясь, чтобы у меня не было утреннего дыхания, хотя и знала, что для Люка это было бы неважно.

Я растворилась в его блаженном поцелуе, размышляя, как и сотни раз до этого, что же он нашел во мне. Из всех девушек, которых он мог выбрать, он выбрал меня, и я до сих пор не могла понять почему. Рукой он провел по моему животу и поцеловал меня очень сильно, от чего пальцы на моих ногах поджались, а все тело стало таким жаждущим, что я не смогла думать ни о чем, кроме его вкуса и ощущения подушечек пальцев по всему телу. Наконец, он оторвался от меня и поцеловал в кончик носа.

— Доброе утро, — пробормотала я почти шепотом, как всегда, когда только просыпалась.

— Доброе утро, именинница, — ответил Люк. — Знаешь, я, наверное, никогда не привыкну к тому, как прекрасно ты выглядишь по утрам. Такая естественная, с беспорядком на голове после сна. Это делает тебя абсолютно идеальной для меня, — прошептал он, схватив меня за бедра и потянув еще ближе к себе.

Я улыбнулась, проводя пальцами по его широким плечам.

— Ты так говоришь только для того, чтобы забраться ко мне в трусики.

Люк засмеялся и коснулся своим носом моего.

— Был там. Все знаю. На тебе моя футболка, — ответил он, с гордостью усмехнувшись и потянув за нее.

Я захихикала и закусила губу. Мы были вместе год и семь месяцев, но ему до сих пор удавалось заставлять меня чувствовать себя легкомысленной маленькой девочкой, и это было на самом деле немного нереально.

— Как скажешь, Люк. — Я снова потянулась к его рту, игриво закатив глаза.

Он отстранился, когда я попыталась углубить поцелуй.

— Как насчет подарка прямо сейчас? — сказал он, поглаживая меня по щеке. Мое лицо вспыхнуло от того, как он смотрел на меня; если бы я не испытывала к нему того же, что и он ко мне, то его мягкий, нежный взгляд мог бы напугать меня. Нам было только по восемнадцать, но я знала, что это был он, тот парень, единственный на всю жизнь, и выражение его лица подсказывало мне, что он думал так же.

— Включает ли твой подарок в себя то, что я буду громко стонать твое имя? — спросила я, медленно осматривая все его тело, упиваясь каждым дюймом его идеальной мускулистой груди и V-образной линии, которая уходила вниз, прячась в черных боксерах.

Люк хитро улыбнулся.

— Тот, что я купил, нет. Но если хочешь, я подарю тебе другой немного позже.

Я вздохнула, проводя пальцем по его колючей линии подбородка, представляя, как он будет щекотать мое тело.

— Определенно, — замурлыкала я, кивая с энтузиазмом.

Люк улыбнулся и сразу выскочил из постели, и я вновь поразилась тем, как мне повезло, что этот парень хотел меня. Люк Ханниган — спортсмен, весьма популярный в нашей школе, и, хотя он и ужасно упертый в своих желаниях, Люк был самым обожаемым парнем во всем мире. Почему он выбрал меня, я не понимала до сих пор. Я не была красавицей. Популярной, во всяком случае, уж точно. Я была своего рода заучкой. Я очень серьезно относилась к учебе, не носила короткие футболки или открытые майки и не прыгала на стадионе, поддерживая его во время игры. Я предпочитала ходить без макияжа и собирать волосы в неаккуратный хвостик, я не против немного попотеть в футболках, но не согласна носить высокие каблуки и топы. Я с большим удовольствием пошла бы в поход или проснулась ранним утром, чтобы насладиться восходом солнца, нежели отправилась в спа и сделала маникюр. Теоретически, мы с Люком были полными противоположностями. Когда мы впервые появились на людях вместе, все подумали, что он сошел с ума, выбрав такую заучку, как я. К счастью, он поступил именно так, и у меня никак не получалось не радоваться этому факту.

Люк вернулся к кровати и рухнул рядом со мной, заставляя меня захихикать от того, что он поймал меня за разглядыванием его тела. Он приподнял бровь и усмехнулся, а затем протянул руку, демонстрируя мне небольшую коробочку размером с ладонь.

— С восемнадцатилетнем, малыш, — прошептал он.

Я сглотнула и забрала коробочку из его руки.

— Спасибо. Я надеюсь, ты не сильно напрягался, выбирая его, — пробормотала я, посмотрев на Люка с благодарностью. Он улыбнулся и покачал головой. Я разорвала блестящую красную бумагу, желая скорее посмотреть, что он мне купил. Когда я добралась до черной бархатной коробочки, я прикусила губу. Теперь мой пульс барабанил в ушах, потому что я знала — это была какое-то украшение, что-то, что я могла хранить и беречь. Я улыбнулась и открыла крышку, увидев, что же он купил. Внутри коробочки лежал овальный золотой медальон на тонкой цепочке из того же материала. Он был с витиеватым узором и небольшим брильянтом внутри. Медальон был прекрасен.

— Люк, это… — ахнула я, даже не найдя подходящих слов для описания такой изысканной вещицы.

Он улыбнулся и забрал коробочку из моих рук, подбрасывая медальон в воздухе и возвращая мне. Я посмотрела на него, и мое сердце тут же растаяло и превратилось в лужу. Позади медальона была выгравирована надпись: «Настоящая любовь длится вечность. Твой навеки, Люк».

Мои глаза наполнились слезами. Я все еще была не в состоянии говорить. У меня просто не было слов, настолько замечательным был этот подарок, и он значил для меня так много — ведь Люк выбрал такую прелесть не для кого-то, а именно для меня.

— Спасибо, это… — Я посмотрела на Люка с благоговением. В ответ он нежно меня поцеловал.

— Не за что, — прошептал он в уголок моих губ. — Тебе правда нравится? Если нет, то я куплю тебе что-нибудь другое. — Он казался немного обеспокоенным своим выбором.

Я яростно покачала головой и бережно прижала коробочку к своей груди.

— Я люблю этот медальон, и тебя тоже, — призналась я.

Люк усмехнулся.

— Я тоже тебя люблю, Мейзи. — Он указал на коробочку, которую я крепко держала в руках. — Я не смог найти хорошую фотографию с нами подходящего размера. Надо было воспользоваться фото-редактором или вроде того.

Я ухмыльнулась и вновь схватила медальон, замечая на нем небольшое отверстие. Я с нетерпением желала открыть его и посмотреть на это неудачное фото, помещенное внутрь. Мое сердце билось как сумасшедшее от того, сколько сил и времени он потратил на этот подарок. Он, должно быть, выбирал одну единственную фотографию из сотен других, чтобы она подходила по размерам, но все равно его голова была немного обрезана, так же как мой подбородок.

— Я что-нибудь придумаю, — убедила я его. — Поможешь надеть? — спросила я, протягивая ему коробочку. Я посмотрела, как он достал красивое ожерелье из коробки, и убрала свои волосы, перекинув их на одно плечо. Холодный медальон коснулся моей груди. Когда Люк закончил, я взяла медальон в руку, и посмотрела на своего парня, улыбаясь и радуясь тому, что он был моим. — Что насчет другого подарка? — решила пофлиртовать я, поднимая брови и соблазнительно улыбаясь.

Люк усмехнулся и прямо-таки набросился на меня, заставляя захихикать и упасть обратно на подушки. Все становилось жарче и горячее, когда мы услышали стук в дверь. Я вскрикнула и оттолкнула его в то же самое время, как он в панике отпрыгнул от меня, соскальзывая задницей с кровати и ударяясь головой об пол.

Я прикусила губу и с тревогой посмотрела на него.

— Ты в порядке?

Дверь открылась, и я натянула одеяло до плеч, вовремя вспомнив, что секунду назад Люк снял с меня футболку. Моя мама зашла с подносом в руках и огромной улыбкой на лице. Я бросила быстрый взгляд на другую сторону кровати и убедилась, что Люка моей маме не видно.

— Доброе утро! С днем рождения! — прощебетала она, не замечая, что я вчера втихую протащила своего парня в дом.

— Привет, гм… Спасибо! — пробормотала я, стараясь не покраснеть.

— Ты скоро встанешь? Я готовлю вам праздничный завтрак, — сообщила она со счастливой улыбкой на лице. Я улыбнулась в ответ и с энтузиазмом кивнула. Праздничные завтраки были самыми лучшими вещами на свете — моя мама готовила все, что мы заказывали. Каждый год я ела одно и то же — блинчики с черникой и со взбитыми сливками. Она жарила моему неразумному брату-близнецу бекон, а папа обычно просил блинчики с шоколадом, но они обязательно должны были быть подгорелыми, он в этом смысле вел себя как-то странно.

— Черт, да! Мне просто нужно… — Мне просто нужно выдумать достойную причину, почему я должна остаться одна в своей комнате на несколько минут. Люк бы успел одеться, и я смогла бы тихонько вывести его из дома.

Мама ухмыльнулась и поставила поднос на туалетный столик.

— Я сделала тебе кофе. Завтрак будет готов минут через пятнадцать, так что у тебя есть время выпить его, — сказала она, пожимая плечами и по-прежнему улыбаясь. — И да, Люк, в следующий раз, когда будешь прокрадываться к нам в дом, убедись, что ты припарковал машину чуть дальше, чем за два дома от нашего, — поддразнила она, глядя на место, где прятался Люк.

Мой рот открылся от изумления, и Люк вылез из своего укрытия, виновато смотря на нее и потирая затылок.

— Да, прости за это, Райли, — пробормотал он, морщась. Я села, покраснев, а мама покачала головой и закатила глаза.

— Дилетанты, — поддразнила она. — Не вздумайте попасться на глаза Клэю или Алексу, а то вам не поздоровится, — пошутила она, наверняка посмеиваясь про себя.

Я захихикала, и Люк быстро кивнул. Это было правдой — мой отец и брат совсем иначе бы восприняли тот факт, что парень тайно провел ночь в моей комнате.

— Не попадемся, спасибо, — застенчиво пообещал Люк.

Мама улыбнулась и снова направилась к выходу.

— Я сделала и тебе кофе, Люк. — Она махнула рукой в сторону подноса.

После того как мама закрыла за собой дверь, мы с Люком взглянули друг на друга и рассмеялись. Он толкнул меня обратно на кровать и накрыл одеялом с головой, прижавшись почти обнаженным телом к моему, улыбаясь в полутьме.

— А твоя мама крутая, — сказал он, целуя меня в щеку.

Я кивнула, соглашаясь. У меня определенно была лучшая мама на свете: с ней было легко говорить, она всегда помогала мне и никогда не осуждала. Она полностью поддержала меня, когда я решила начать интимные отношения с Люком год назад, отвела меня ко врачу и купила рекомендованные им таблетки, когда я была готова к следующему шагу. Благодаря маме все прошло для меня гораздо легче, чем могло бы быть, и я любила ее за это. Люку не разрешалось оставаться здесь, но я обычно протаскивала его в дом по особым случаям, например, в день святого Валентина или в мой день рождения.

Мне повезло с моими родителями: папа тоже был замечательным, но он чересчур защищал меня, и иногда это раздражало. Но я могу это понять, ведь я была его маленькой девочкой, несмотря ни на что, и это в основном работало на меня, учитывая, что я была папиной дочкой и меня постоянно баловали.

— Тебе лучше одеться и уйти до того, как папа застанет тебя здесь, — посоветовала я Люку, хихикая, и он отстранился. У моего отца не было претензий конкретно к Люку, он бы, наверное, обходился так с любым моим парнем; ему постоянно нравилось испытывать его и проверять, не сбежит ли он от меня и не обидит ли. Можно было бы подумать, что после года и семи месяцев наших отношений папа должен был уже сдаться и признать, что Люк никуда не денется, но нет.

— Да, хорошая идея.

Люк поцеловал меня еще раз и встал с кровати, не желая уходить. Я улыбнулась, смотря, как он натягивает джинсы и оглядывается в поисках своей футболки, которую он стащил с меня в порыве страсти и куда-то бросил. Я заметила ее на тумбочке с другой стороны кровати и, улыбнувшись ему, кивнула в нужном направлении. Он улыбнулся в ответ и нацепил ее на себя, прежде чем потянуть меня за руку с кровати, чтобы я тоже могла одеться.

Надевая пижаму, я могла чувствовать его глаза на мне.

— Знаешь, ты выглядишь еще сексуальнее в восемнадцать, чем в семнадцать, — начал свои размышления Люк, когда я засунула руки в карманы халата.

Я засмеялась и хлопнула его по груди, отодвигая, но он тут же вернулся, обнимая меня.

— Пойдем, вытащим тебя отсюда, — предложила я и, взяв его за руку, направилась к выходу из комнаты. Аккуратно приоткрыв дверь, я высунула голову, оглядываясь, чтобы удостовериться, что все чисто. К счастью, моя спальня была на самом верху лестницы, а входная дверь была сразу внизу. Ему придется сделать всего тринадцать шагов, затем пройти через короткий коридор, и мы окажемся на свободе.

Не заметив никого, я снова взяла Люка за руку и вытащила его из комнаты — мы оба практически сорвались на бег. Как только мы оказались внизу, я увидела светловолосую голову, появившуюся в дверном проеме кухни. Я задержала дыхание, тихонько попятившись. И тут Люк врезался в меня. Его рука мгновенно обхватила мою талию, чтобы я не упала; мы посмотрели друг на друга широко распахнутыми глазами.

Боже, нет, пожалуйста, пусть это будет Алекс, а не папа!

Ну, конечно, я не была настолько удачлива: это был мой папа. Но он не заметил меня, потому что, проходя через дверь, изучал газету. Моя мама встала перед ним, улыбаясь, и тут ее зрачки расширились — она, должно быть, увидела Люка у меня за спиной. Я глазами молила ее о помощи. В ту же секунду она взяла папу за руку и сжала. Он развернулся к ней лицом, а к нам спиной. Мама обняла его за шею и поцеловала. Я сглотнула, немного отшатнувшись. Мне пора было уже привыкнуть к этому — они всегда целовались, как влюбленные подростки, когда думали, что рядом никого нет. К сожалению, видеть родительские поцелуи не становится легче, сколько раз бы ты с этим не сталкивался.

Я застыла на месте, раздумывая, собирается ли мама заманить папу в кухню, чтобы я смогла пройти через дверь и вывести Люка, или она предлагала мне увести его прямо сейчас, пока они целуются?

Они прекратили целоваться, и папа засмеялся.

— За что это, Мишка Райли? — спросил он, обвивая ее руками.

— Просто хотела поцеловать тебя, вот и все, — ответила мама. Она указала пальцем на входную дверь несколько раз за папиной головой, сообщая нам, что можно двигаться дальше. Люк сжал мою руку, и мы начали прокрадываться к двери, считая шаги.

— Тебе не хватило сегодня утром? — поддразнил ее папа, от чего мама рассмеялась.

— Фу! — прошипела я, когда поняла, что он имел в виду. Рука Люка закрыла мой рот, и он нежно подтолкнул меня, чтобы я шла быстрее к двери.

Еще больше звуков поцелуев раздалось за моей спиной, и я вздрогнула. Наконец, добравшись до двери, я медленно открыла ее, стараясь быть настолько тихой, насколько это было возможно. Люк проскользнул через дверной проем, и я послала ему воздушный поцелуй, а он сжал мою руку, прощаясь. Немного позже он заедет за мной, чтобы отвести в школу, но вчера ему очень хотелось остаться, чтобы быть первым человеком, которого я увижу в свой день рождения. Он всегда был таким милым. Я мечтательно вздохнула и закрыла дверь, позабыв о том, что нужно быть тихой.

— Привет, родная, что ты делаешь?

Я сглотнула при звуке голоса моего отца.

— Гм, я собиралась… принести тебе газету, — тут же сказала я.

Папа засмеялся и показал мне газету, которую все еще держал в руках.

— Я сам забрал ее, дорогая, но спасибо, — проворковал он и подошел ко мне, обняв так крепко, что мои кости захрустели. — С днем рождения! Моя маленькая девочка теперь официально стала взрослой. — Он покачал головой, посмотрев на меня с благоговением.

Я засмеялась и кивнула головой.

— Да, так что, мне теперь можно сделать татуировку? — спросила я, шутя только наполовину. Если он согласится, я, конечно же, как-нибудь сделаю одну.

Папа приподнял бровь, глядя на меня.

— Нет. — Вот и все, что он сказал. И я не могла не улыбнуться. Он радостно улыбнулся в ответ и потянул меня в кухню. Восхитительный запах уже распространился по всему дому. — Итак, как думаешь, ты получишь что-нибудь хорошее на свое восемнадцатилетние?

Я усмехнулась, думая о медальоне на моей шее.

— Полагаю, я подожду здесь, пока не прилетит фея дня рождения, — пошутила я, обнимая папу. Когда мы были маленькие, папа всегда говорил это мне и моему брату-близнецу Алексу, когда мы с нетерпением ждали ночи перед днем рождения: если мы не ляжем спать, то фея дня рождения не придет к нам.

Когда мы зашли на кухню, я засмеялась, увидев много розовых и голубых воздушных шариков с плакатами ко дню рождения и целую гору подарков на столе.

— Ого, фея дня рождения уже побывала здесь!

Папа улыбнулся, и я взволнованно закусила губу. Сегодня день должен быть прекрасным: я, конечно, пойду в школу, но зато во время ланча встречусь с Люком. Сегодня у нас дома будет семейный ужин: дедушки и бабушки придут в гости. Мне удалось убедить родителей пригласить и Люка, потому что он, как ни как, был частью моей «большой семьи». А завтра будет пятница, что означает — мы пойдем в клуб с Люком на всю ночь, чтобы отпраздновать мой день рождения. Субботний вечер будет даже лучше предыдущего, потому что мы отправимся с Люком в поход к озеру, только мы вдвоем, и никого больше. Я радостно вздохнула. Моя жизнь была абсолютно идеальной, и год после моего восемнадцатилетия станет, определенно, «моим» годом.

Глава 2

На мне была моя обычная одежда: простые джинсы и футболка. Длинные каштановые волосы собраны в хвост. Точно так же, как и в любой другой день. Как обычно, я не заморачиваюсь с макияжем. Я никогда не была девочкой-барби, поэтому вы не найдете в моем гардеробе соответствующих вещей. Я спустилась по лестнице и остановилась, услышав голос Люка на кухне. Он говорил с моим отцом.

— Клэй, это всего лишь поход. Мы же и раньше ходили в походы, ты не возражал.

Я услышала тяжелый вздох.

— Да, но тогда с вами был Алекс и ваши друзья. Я всего лишь говорю, что ты должен позаботиться о ней. Мне не нравится идея, что вы проведете ночь наедине, но, полагаю, мне пора признать, что она уже взрослая, — произнес папа немного сердито.

— Честное слово, тебе не о чем волноваться. Я всегда буду заботиться о ней, — ответил Люк. Он явно был раздражен, и мне стало интересно, как давно папа его мучил. Я не слышала, как Люк пришел, так что он вполне мог подвергаться инквизиции все время, пока я была в душе и собиралась в школу. Люк, конечно, видел от моего папы всякое, но, если не считать случайных угроз время от времени, они вполне себе ладили.

— Понимаешь, вы просто так стремительно двигаетесь вперед… Например, общий колледж… Я просто не хочу, чтобы вы испортили свое будущее. Понимаешь, о чем я?

— Конечно, понимаю. Мы с Мейзи всегда были очень ответственными, — с легкостью согласился Люк, как будто разговор с моим отцом о нашей сексуальной жизни не был для него чем-то особенным. — Я знаю, что мы молоды, но вы тоже были влюблены в нашем возрасте. Вы с Райли вообще к этому времени были уже женаты.

— Мы с Райли — совсем другое дело. Я знал ее всю свою жизнь, — возразил мой папа, обороняясь.