Размер шрифта:     
Гарнитура:GeorgiaVerdanaArial
Цвет фона:      
Режим чтения: F11  |  Добавить закладку: Ctrl+D
Смотреть все книги жанра: Любовная фантастика
Показать все книги автора:
 

«Игра с огнём», Кейти Макалистер

Глава 1

— Хороший двойник вызывает плохого двойника. Горностай кричит в полночь. Как слышно?

— О, ради Бога… Я вообще-то занята! Прекрати посылать мне глупые зашифрованные сообщения! Если у тебя есть что сказать — говори, нет — соблюдай радиомолчание, помнишь?

— Ты больше не развлекаешься. Раньше ты была весёлой, но в последнее время сильно изменилась. У тебя менопауза, Мэй?

Вопрос Сирены меня так сильно поразил, что я прекратила ползать по тёмному коридору и ошеломлённо заморгала, уставившись в зеркало, которое висело напротив.

В нём ничего не отразилось и не моргнуло мне в ответ.

— У тебя всё ещё бывают месячные? Испытываешь приливы ночью? У тебя растут или недавно росли усики?

— Помоги мне Богиня, — прошептала я в никуда и попыталась игнорировать задорный голосок, который весело щебетал в моих ушах, пока я продвигалась в сторону тёмной пустой комнаты. На мгновение я задумалась о том, чтобы просто выключить миниатюрное радио, которое позволяло Сирене разговаривать со мной, но опыт многолетнего общения с моим двойником напомнил о глупости подобного шага.

— Эх, видно ты действительно в плохом настроении раз не повелась на шутку с менопаузой, — заметила она раздражающе снисходительным тоном.

Я притормозила, чтобы полюбоваться красивой вазой цвета морской волны, стоявшей в застеклённой витрине, после чего бесшумно проскользнула к двери в противоположном конце комнаты.

— Потому что она верх глупости. Ты старше, а значит, у тебя менопауза начнётся раньше, чем у меня.

— Не намного я и старше. Всего-то на пару лет. Не более чем тысячу, точно. Что ты сейчас делаешь?

Я попыталась взять себя в руки, хотя больше всего сейчас мне хотелось выплеснуть на неё своё раздражение, но в тоже время я понимала, что делать этого определённо не стоит. Все-таки безопаснее, когда Сирена чувствует себя полезной. Если она обижена, подавлена и расстроена, это может закончиться плачевно, что мне совсем не улыбается увидеть.

— Я в библиотеке, приближаюсь к кабинету, который, возможно, оснащён особой системой безопасности, так что теперь помолчи, ладно?

— Ты сказала, что я могу помочь. — В её голосе слышалось столько капризности, что мои губы сами собой поджались.

— Ты и помогаешь — охраняя подъезд к дому. — Я незаметно подкралась к двери и внимательно её осмотрела. Никаких магических символов не наблюдалось. Я вскинула руку, слегка коснувшись дерева пальцами. Моё внутреннее чутьё также не подавало сигналов тревоги.

— Я на другой стороне улицы!

Дверная ручка повернулась легко, дверь открылась лишь с небольшим шорохом, а значит, обслуживающий персонал хорошо знал своё дело.

— Неплохой обзор.

— Сижу на дереве!

— Высота даёт определённое преимущество. Хм-м.

На другой стороне маленькой комнаты стояла ещё одна восхитительная старинная витрина, освещённая изнутри. Жёлтый свет лился из витрины и образовывал небольшую лужицу на толстом ковре под ней. Там находились несколько примечательных произведений искусства, но моё внимание привлёк небольшой стеклянный флакон, который располагался на центральной полке.

— «Хм-м» что? По-моему, на мне жуки. На этом дереве точно есть насекомые. Что «хм-м»? Ты нашла ту штуковину?

— Экстракт хепатиса[?]? Да. Теперь тише. Я должна выяснить, как эта витрина защищена.

— Это так волнующе, — прошептала Сирена. — Раньше я никогда не принимала участие в твоих вылазках. Хотя просто сидеть и смотреть как-то скучненько, и мне кажется, в этом нет необходимости, раз ты сказала, что маг где-то в Англии. В смысле, он же обычный маг!

Презрение в её голосе было слышно даже через радиоприёмник.

— Никогда не понимала, что ты имеешь против магов. Они такие же люди, как и все остальные, — пробормотала я, пристально разглядывая обычную электронную сигнализацию.

— О, они считают себя пупами земли из-за того, что владеют колдовством и мрачными секретами вселенной. Фу. Дайте мне простейшее заклинание, и я переверну мир. Магов слишком уж переоценивают. Я не понимаю, почему ты не можешь просто пойти и взять эту штуку.

— Переоценивают или нет, Магот сказал, что данный конкретный маг отсутствует, но его слуги здесь, и даже маг не оставил бы такую ценную вещь, как напиток души, неохраняемой, — ответила я, отключив сигнализацию. Маги, как правило, не любят современные меры безопасности, предпочитая полагаться на свою собственную силу, и владелец данной витрины не являлся исключением.

Я с улыбкой посмотрела на вплетённое в деревянную поверхность заклинание, предназначенное для защиты от злоумышленников. Оно на меня не действовало, так что как только я бросила небольшой кусочек ткани с алюминиевым покрытием на маленькую камеру, привинченную высоко в углу комнаты — не стоит оставлять моё изображение для потомков — я просто открыла витрину и потянула руку, чтобы достать флакон.

На долю секунды слева от экстракта хепатиса что-то блеснуло. Я отдёрнула руку, и, прищурившись, посмотрела на то место.

— Не забыла накрыть камеру? — вдруг спросила Сирена. — Ты же не хочешь, чтобы тебя увидели, когда маскировка исчезнет?

— Я не клингонский крейсер, Си, — сказала я рассеяно, разглядывая полку, на которой стоял стеклянный флакон. Там не было ничего кроме него. Может, то, что я видела — просто блик от флакона? Немного света, преломлённого призмой стекла? Или же маг сделал что-то с флаконом, и с этим мне ещё не доводилось сталкиваться?

— Нет, но ты становишься видимой, когда делаешь что-то требующее повышенной концентрации. В противном случае, как бы я смогла тебя увидеть, когда ты жонглировала на вечеринке, которую мы устраивали в Марракеше.

— Разговор о том, как ты использовала меня для фокусов, отложим на потом, — пробормотала я, качая головой от бредовости своих мыслей. Владелец этого дома может быть и маг, но он прямо таки неприлично уверен в своих возможностях уберечь экстракт хепатиса. Я снова потянулась к флакону и заметила ещё один проблеск чего-то потрясающего где-то за пределами моего взгляда. — Agathos daimon!

— Что?

— Agathos daimon. Это…

— Добрый дух, да, я в курсе. Частенько слышу это от тебя. И почему ты не можешь ругаться как все нормальные люди? Зачем постоянно поминать духа?

Я повернула голову в сторону и периферийным зрением заметила очертания небольшой каменной коробочки цвета лаванды, лежащей за флаконом, но когда я попыталась сосредоточиться на ней — она исчезла.

— Здесь есть ещё что-то. Что-то… важное.

— Насколько важное? Можно мне уже слезть с этого дерева? Меня же тут заживо съедят!

— Нет. Оставайся там, пока я не выйду.

Я взяла флакон, закрепив его во внутреннем кармашке своего кожаного корсажа, и бросила на витрину ещё один взгляд, но там ничего не было. Снова повернув голову, я не глядя пошарила пальцами по гладкой стеклянной поверхности полки. В тот самый момент, когда они сомкнулись на холодном маленьком квадратном объекте, в комнате вспыхнул свет.

— Великий Агамемнон! — завопила Сирена мне в ухо. — Там кто-то есть! У входа стоит автомобиль, и в трёх комнатах только что включился свет…

— Спасибо за предупреждение, — прошипела я сквозь зубы. Голоса снаружи комнаты предвещали чьё-то неминуемое приближение. Я быстро оглядела комнату, отчаянно пытаясь найти тёмный угол, где могла бы спрятаться, но везде было слишком светло.

— Извини! Я как раз снимала жука с руки и не увидела, как затормозила машина. Что происходит? Почему везде горит свет? О, нет… Кажется, один из мужчин маг. Он… Да, он маг! Возможно, что это и есть владелец дома. Мэйлин[?], живо выбирайся оттуда!

Она не сказала ничего, что я и так не знала. Когда дверная ручка начала поворачиваться, я вскочила на ноги и заклинила её стулом, чтобы дверь не смогли открыть.

— Мэйлин! — кричала Сирена мне в ухо, от волнения, опять используя выдуманное ею прозвище.

Я подбежала к окну, молясь успеть скрыться в темноте, прежде чем дверь откроют. Как только я прыгнула на стол рядом со стеклом, дверь разлетелась на тысячи кусочков, превратившихся в пепел, который медленно опал на пол.

— Мэйлин! — Вопль Сирены был настолько громким, что в ушах зазвенело от боли. Силуэт человека, появившийся в дверях на мгновение замер, по-видимому, услышав моего двойника.

— Мэй Линг! — закричал он, ринувшись на голос Сирены, неверно истолковав моё прозвище. Такое уже случалось раньше. — Это воровка Мэй Линг!

Инстинктивно, я попыталась слиться с тенью, когда услышала голоса людей, но в комнате было слишком светло для этого. Как только мужчина посмотрит в сторону окна, меня обнаружат. Мне не оставалось ничего другого, кроме как уходить через окно.

— Agathos daimon, — приглушённо повторила я и бросилась вперёд, прикрыв руками голову.

— Там! — закричал он, когда боль обожгла всё моё тело. — Она там! Я слышал, как кто-то произнёс её имя! Воровка Мэй Линг на карнизе снаружи!

Меня окружала блаженная темнота позднего мартовского вечера в Греции, делая невидимой для внимательных взглядов, пока я продвигалась вперёд по узкому карнизу и спускалась вниз по трубе.

— Где ты? Ты в порядке? Мэйлин!

— Всё хорошо. Я снаружи, и прекрати вопить, а то люди мага найдут тебя, — зашипела я в микрофон. — Можешь слезть с дерева, чтобы тебя не заметили?

— О, слава богам ты в порядке. Я думала, у меня сердце остановится! Да, мне кажется, что я смогу спуститься. Здесь рядом есть удобная вет… ох!

Напротив элегантного особняка, расположенного в Неа-Макри, маленьком курортном городке недалеко от Афин, на землю упала тёмная расплывчатая человеческая фигура. Я пробежала по периметру площади, избегая лучей света лившихся из домов, пока не добралась до Сирены.

Как только я остановилась рядом, её лицо, тускло освещённое светом из ближайшего дома, повернулось в мою сторону.

— Я упала.

— Я видела. Ты в порядке?

Она кивнула, вглядываясь в сторону дома, пока я помогала ей быстро подняться на ноги.

— Что они кричат? Не могу разобрать ни слова.

— Скорее всего, просто матерятся. О, и моё прозвище. Ну, не именно моё — другое имя.

— Какое другое? — спросила она, когда я поспешила увести её подальше от дома, вниз по тёмной улочке, где мы оставили взятую на прокат машину. — А, ты имеешь в виду то азиатское имя, которое кто-то выдумал?

— Они выдумали его, потому что слышали, как ты выкрикивала моё прозвище в Дрездене, когда я помогала наядам вернуть украденную у них икону. К счастью, они искали человека азиатской внешности и не обратили на меня никакого внимания.

На её лице мелькнуло виноватое выражение.

— Я не думала, что люди примут его за твоё настоящее имя. К тому же, с тех пор прошло как минимум десять лет. Уверена, они уже всё забыли.

— Едва ли. Слава о Мэй Линг продолжает жить…

Мы остановились перед машиной. Я как раз собралась вытащить ключи, но тут с удивлением осознала, что сжимаю что-то в руке.

— Что случилось? — спросила она, когда я уставилась на свою руку. — Богиня! Да, у тебя кровь! Ты убегала через окно?

— Да. — Я разжала пальцы и посмотрела на… пустоту.

— Нам лучше уйти отсюда, — сказала она, забрав ключи и открывая дверь. — Я поведу. Тебе лучше пригнуться, чтобы быть менее заметной. Я знаю, что никто не может увидеть тебя, когда ты используешь свою маскировку, но они могут заметить кровь, которой ты истекаешь. Хорошо, что ты мой двойник, иначе тебе пришлось бы ехать в больницу.

— Если бы я не была твоим двойником, то не оказалась бы в подобной ситуации, когда мне пришлось убегать через окно, — машинально ответила я, ощупывая руками коробочку. — Что бы там маг не использовал на ней это довольно мощная вещь. Я до сих пор не могу её увидеть.

— Увидеть что? — спросила она и остановилась, чтобы осмотреть мою руку. — Порезы? Они заживут через несколько минут.

— Я беспокоюсь не о них — меня резали ножом, в меня стреляли и однажды почти выпотрошили, поэтому мне доподлинно известно, что исцеляюсь я довольно быстро. Сейчас я говорю вот об этом, — сказала я и пригнулась, когда Сирена толкнула меня в машину.

— О чём? — спросила она, заводя двигатель. — В гостиницу?

— Да, пожалуйста. Это коробочка. Взгляни на неё периферийным зрением.

— Я не могу что-либо увидеть, пока я за рулём… О! Это коробочка! — воскликнула она. Её взгляд метался между моей рукой и улицей.

— Похоже это какой-то кристалл. Думаю…

Мои пальцы, поглаживающие невидимую коробочку, должно быть нажали на какой-то маленький спрятанный переключатель, потому что неожиданно моя душа возликовала. Я скорее почувствовала, чем увидела мягкое золотое свечение испускаемое коробкой. Свет был такой непередаваемой красоты, что он, казалось, наполнял меня счастьем.

Сирена выругалась и ударила по тормозам, резко выехав, к счастью, на пустой тротуар. Её глаза расширились.

Я в изумлении смотрела на источник невидимого, но до сих пор ощущаемого божественного сияния.

— Что за… что это? Милостивая богиня, это… это…

— Это квинтэссенция, — проговорила я, тяжело дыша и позволив сверкающему блеску проникать глубоко в мои кости.

— Что?

— Квинтэссенция. Пятый элемент.

Я медленно закрыла крышку коробочки, и свет исчез так же внезапно, как и появился, оставив в моей душе тоску.

— Как в фильме что ли? С Брюсом Уиллисом?

— Что? — Не сразу её словам удалось проникнуть сквозь туман в моем сознании, образовавшийся от потери сияния. — Нет. Это тебе не Голливуд. Пятый элемент это то, что алхимики больше всего жаждут найти. Первооснова.

— Первооснова чего? — спросила она, аккуратно выруливая обратно на дорогу, но почти сразу затормозив, когда из-за угла прилегающей улицы выскочили полицейские машины с включённой сиреной.

— Всего. Она везде. Олицетворением этой силы является жизнь. Это чистейшая сущность… бытия.

— Она дорогая? — спросила Сирена, и в её глазах мелькнул расчётливый блеск.

Мои пальцы сжались вокруг коробки.

— Очень. Более чем дорогая. Она бесценна. Любой алхимик, не задумываясь, убьёт, чтобы заполучить её.

— Хм-м.

Я знала, о чём она думает. У Сирены были дорогие запросы, и она абсолютно не умела экономить. Я была уверена, что она собирается предложить выставить квинтэссенцию на торги, чего я не могла допустить.

— Нет, — твёрдо произнесла я.

Её пухлые губы приобрели нежно-розовый оттенок и надулись в той особой манере, которая, как я знала, сводит с ума взрослых мужчин.

— Почему нет? Держу пари, мы могли бы выручить за неё кучу денег.

— Во-первых, она не моя. — Я с благоговением поглаживала неровную поверхность кристаллической крышечки.

— Ну, Магот понятное дело захочет её прибрать к рукам, но он же посылал тебя не за квинтэссенцией, правильно? Значит, ему совсем не обязательно знать, что она у нас есть.

Я покачала головой.

— Если Магот хотя бы заподозрит, что я находилась рядом с квинтэссенцией… на ум сразу приходит фраза: «нет ничего страшнее обманутого повелителя демонов». Я даже не могу описать, что он со мной сделает, чтобы её получить. И с тобой заодно, если уж на то пошло.

Она бросила на меня быстрый взгляд, ведя машину в центр города туда, где располагалась наша гостиница.

— Со мной? Повелитель демонов не может мне ничего сделать. Я бессмертная!

— Так же как и я, но он с лёгкостью может раздавить меня, словно насекомое.

— Не могу поверить, что ты этого не знаешь, но повелители демонов не могут убить элементалей[?], наяд[?] в частности, — сказала она снисходительно. — Это всем известно.

— Так гласят легенды, но ты серьёзно полагаешь, что сможешь избежать гнева Магота?

— Э… — задумалась она на мгновение, поджав губы. — Нет.

— Вот и я не думаю. Нет, мой дорогой двойник, Магот не получит эту коробочку… и мы не будем её продавать. Мы ничего не будем с ней делать — я собираюсь просто вернуть её магу.

— Жаль, — сказала она, въезжая на подземную парковку, расположенную под нашей скромной гостиницей. — Может он и не знает, что она пропала. Я считаю, тебе следует попридержать её у себя и посмотреть, заметит ли он вообще её исчезновение.

— Ты что лишилась каких-либо моральных принципов и здравого смысла в придачу? — спросила я.

Сирена припарковала машину и, повернувшись ко мне лицом, преувеличенно закатила глаза.

— С моими моральными принципами все отлично и не надо на меня так смотреть. Я просто думаю, что нам стоит ещё раз хорошенько обсудить данный вопрос. Коробочка невидимая, так что маг вполне возможно забыл о ней.

Я наклонилась вперёд, пока не заглянула прямо в голубые глаза Сирены.

— Она бесценная, Сирена. Ей буквально… нет цены.

В её глазах на мгновенье вспыхнула алчность.

— Если бы я даже была из того типа людей, которые воруют для себя, а это не так, хотя ты легко забываешь об этом, всякий раз как появляется искушение, я бы не смогла оставить её у себя. Она слишком ценная. Маг сделает всё возможное и невозможное, чтобы вернуть квинтэссенцию, и, откровенно говоря, я могу обойтись без того, чтобы за моей головой охотились.

Она вздохнула и вылезла из машины.

— Ты относишься к жизни слишком серьёзно. Нам определённо надо поработать над твоим чувством юмора, не говоря уже об умении веселиться.

– У меня нет времени для развлечений, с такой-то работой. Кстати о птичках, как ты думаешь, что предпримет маг, ведь его люди слышали моё имя, — проговорила я, медленно вылезая из машины. Моя кожа была горячей и натянутой в тех местах, где засохла кровь. Порезы уже почти совсем зажили, но я до сих пор выглядела адски.

Она обернулась, прижав ладошку ко рту.

— О, Мэй! Прости! Я не подумала об этом. Полагаешь, они свяжут Мэй Линг с тобой?

Я позволила одному уголку моего рта искривиться в печальной улыбке.

— Маловероятно. Им не удалось хорошо меня рассмотреть, и они думают, что это была Мэй Линг — печально известная международная воровка-домушница, а не простой доппельгангер из Калифорнии.

Она скривилась.

— Язык мой — враг мой.

— Ну, все не так уж и плохо. Если будут искать азиатку, то на меня просто не обратят внимания. Агх! Я не могу войти в гостиницу в таком виде. Скроюсь-ка я в тенях по дороге в свою комнату. С тобой всё будет хорошо?

И хотя у неё был целый век для оттачивания многострадального взгляда, которым она меня одарила, мои губы всё равно дрогнули.

— Я не беспомощная, Мэй! Я вполне способна войти в гостиницу и дойти до комнаты, не встретив по дороге никаких убийц, воров, анархистов или бандитов.

— Извини, — сказала я покаянно.

— Честное слово! Ты обращаешься со мной как будто я ребёнок, а ты моя мать, когда всё совсем наоборот. Мне, знаешь ли, почти двенадцать сотен лет! Только потому, что мне время от времени требуется немного помощи, не значит, что я ничего не могу сделать без тебя…

Она зашагала к лифту, негодующе подёргивая плечами. Я не торопясь последовала за ней, избегая верхнего освещения и воспользовавшись лестницей, в то время как в моей голове прокручивался снова и снова один и тот же вопрос.

Как, черт возьми, я смогу вернуть квинтэссенцию магу, чтобы меня не поймали?

Глава 2

— Доброе утро. Магот на месте?

— Да. — Демоница оторвалась от ноутбука и, используя жуткий с виду стилет[?], заправила непослушную прядь светлых волос в аккуратный пучок, поглядывая на меня при этом с явным презрением. — Вы не демон.

— Э… нет, не демон. Я доппельгангер. Не думаю, что мы встречались. Я Мэй Норткотт.

— Соуб, — ответила она, чопорно поджав губы. — Я никогда не видела доппельгангеров. Вы относитесь к тёмным существам?

— Не совсем. Я двойник, теневое воплощение обычного человека. Только не смертного — она наяда.

— Двойник? — Выражение лица Соуб стало ещё более кислым. — И как вас создают?

— О, как обычно, знаете ли, — сказала я, изо всех своих скромных сил лучась жизнерадостностью. Естественно это не сработало — подобное поведение мне вообще не свойственно. — Кто-то решает, что хочет точную копию самого себя, призывает повелителя демонов, приносит в жертву одну из черт своего характера и пуф! Появляется доппельгангер, после чего обычно устраивают пирушку и иногда оргию.

Соуб продолжала просто смотреть на меня, поджав губы. Я сделала мысленную заметку, что не стоит даже пытаться смешить демонов.

— Ясно. Что вы тогда здесь делаете, если являетесь двойником наяды?

— Это длинная история и к тому же скучная до слёз, — произнесла я, не желая вдаваться в подробности моей истории с незнакомым демоном. — Давайте сойдёмся на том, что я время от времени выполняю кое-какую работу для Магота. Какое у него сегодня настроение?

— У господина? Он смеялся. Дважды.

Я вздрогнула.

Соуб кивнула, нажав длинными пальцами с розовыми ноготками пару кнопок на клавиатуре.

— У вас не назначена встреча, доппельгангер. Если вы на него работаете, то должны знать, как его раздражает, когда слуги приходят к нему без предварительной записи.

— Меня ожидают, — беспечно ответила я, пытаясь подавить тошноту, неизбежно подступавшую к горлу, всякий раз, когда меня вызывал Магот. Он может и самый низший из повелителей демонов, но встречи с ним внушали мне… просто панический ужас.

— Это ваша жизнь, — сказала Соуб, пожав плечами, и опять обратила всё своё внимание на ноутбук. — Точнее то, что от неё осталось.

Я расправила плечи, собирая все свои силы, прежде чем осторожно постучала в дверь, что вела в большой офис. С Маготом и в лучшие дни приходилось нелегко… Но если он счастлив, это никому не предвещало ничего хорошего.

— Entrez[?]!