Размер шрифта:     
Гарнитура:GeorgiaVerdanaArial
Цвет фона:      
Режим чтения: F11  |  Добавить закладку: Ctrl+D
Смотреть все книги жанра: Мистика
Показать все книги автора:
 

«Отель «Бенсон»», Карина Хелле

Я никогда ещё не была в отеле «Бенсон». Это даже странно, ведь я всю жизнь провела в Портленде, но, полагаю и вы в своём городе бывали не везде. Не так, как туристы.

Этой ночью я решила побыть туристом. Камера помогала играть эту роль. Я улыбнулась швейцару и пошла по дорожке, замерев ненадолго у бронзовой таблички на земле, как и много раз, когда я ходила мимо, а потом робко прошла внутрь.

— Добрый вечер и добро пожаловать в «Бенсон», мэм, — сказал мне швейцар добрым голосом, он был в позолоченной форме. Мне казалось, что он оценивает меня и мою одежду — мои ботинки все еще были в грязи после утреннего дождя, на леггинсах была дыра, а еще была кожаная куртка. Я точно не жила здесь, в одном из самых престижных отелей штата Орегон.

Я напряженно улыбнулась ему и прошла мимо во вращающиеся двери, что впустили меня внутрь. Фойе было людным для девяти вечера, там был ряд людей у стойки, много клиентов угощалось мартини в баре. Я едва успела оценить роскошь обстановки, напоминавшей золотой век Голливуда, мне помахали со стороны бара.

В углу пил нечто, похожее на виски с колой, Декс. Но не смаковал, а опустошал быстрыми глотками. Как только он увидел, что я его заметила, он подозвал официантку и заказал еще один.

Я сглотнула, чувствуя в теле странные ощущения. Я нервничала и до этого, но теперь я и волновалась, едва дышала, видя его, и дыхание вырывалось горячим, неровным и искрящимся.

Я не видела Декса после того, как мы расстались в аэропорту в Альбукерке. Это было недавно, но мне все еще казалось, что я постоянно попадаю на первое свидание. Хотя мы вообще не встречались, нам это не светило, ведь у него была девушка Джен. Но я не могла ничего поделать с чувствами. Глупо. Я любила своего напарника.

Я улыбнулась широко и естественно и пошла к нему, он сидел за маленьким столиком с белой скатертью, где могли уместиться двое. Я шла к нему, думая, обнимет ли он меня, и я не успела закончить мысль, а он встал и обошел столик. Я на миг оказалась в его руках. От него пахло Олд Спайсом и немного сигаретами-самокрутками, что он купил в Нью-Мексико. Его руки были сильными и оказались на моей спине. Он обнимал крепко, прижимал близко. Я немного расслабилась, желая, чтобы мы были где-то еще, а не в фойе, где все на нас с интересом смотрели.

Я первой отстранилась, хотя хотела остаться так на всю ночь. Я не давала ему понять этого.

Он выглядел так же, как и в Нью-Мексико. Порезы на лице после атаки оборотня пропали, усы были подстрижены, их почти не осталось, как и щетины на подбородке. Кольцо в брови поблескивало. Его скулы были высокими, может, выше, чем раньше. Я отступила еще на шаг и поняла, что он немного похудел. На лице это проявилось сильнее всего.

— Проверяешь? — спросил он тихим голосом, ухмыльнувшись. Что-то в нем было не так, но я не понимала, что именно. Может, дело было в том, что, несмотря на объятия, между нами было неловкое расстояние, мы не знали, как вести себя друг с другом, когда оборотни, Максимус и общая кровать остались в прошлом. Мы чуть не умерли в Нью-Мексико. Это повлияло на нас, но не проявилось здесь, в отеле «Бенсон».

Его глаза. Глаза Декса были той его частью, что побеждала людей или отталкивала их. Темно-шоколадные, загадочные, волнующие. Порой — беспощадные и соблазняющие. Они были такой же загадкой, как он сам, и я не могла не тонуть в них каждый раз.

Но сегодня они были затуманены. Даже не так. Не затуманены, а подавлены. Искры, что были в них, несмотря на его настроение, пропали. Они были красивыми глазами, но не его.

Я вспомнила Рэд Фокс[?], он долго обходился без своих лекарств и смог снова чувствовать. Это пугало его, несомненно, (как и меня, не буду обманывать), но он… был свободен. Так я думала. А теперь казалось, что вся жизнь в них угасла. И глаза были разрушительной частью его.

— Прости, — пробормотала я, опустив быстро взгляд на стол, официантка принесла ему напиток.

— Что будешь, Перри? — спросил он у меня. Я посмотрела на него и официантку. На ее бейджике значилось имя Пруденс. Она была светловолосой и дружелюбно улыбалась, но по ее позе я видела, что мне стоит поспешить с ответом.

Я не пила обычно, особенно, на работе, из-за чего мы с Дексом и встретились. Но я сказала:

— Бокал красного, спасибо.

Вино было самым дешевым здесь, оно успокоит мне нервы. Пруденс ушла с моим заказом, когда Декс подмигнул ей. Он повернулся ко мне, мы сели за стол.

— Как ты, малыш? — спросил он, глядя на меня, пытаясь прочитать до того, как я скажу. — Рада, что я снова втягиваю тебя в проблемы?

— Рада тебя снова видеть, — честно сказала я. Декс жил в Сиэтле, а я — в Портленде, и мы виделись только на съемках. А в перерывах я скучала.

По шее пополз румянец. Я это чувствовала.

Он улыбнулся, и это отразилось в его глазах, он даже показал зубы, что были довольно белыми, как для курящего.

— Рад видеть. Жаль, что тебя не будет со мной в мотеле ночью.

Я пронзительно смотрела на него, не зная, шутит он или нет.

Он улыбнулся, почти скалясь.

— Будет печально обниматься всю ночь только с подушкой.

Официантка вернулась с вином. Он ухмыльнулся ей так же. Так он меня злил.

Я закатила глаза.

— Что за план на ночь? Будем просто сидеть, пить и ждать, пока призраки появятся?

— Терпение, Перри, — сказал он, сделав глоток. Он указал на вино и кивнул. — Сначала выпей и расслабься.

Я попробовала горькое вино и огляделась. Отель был роскошным и старинным, людей вокруг было столько, что я не представляла, как в таком месте могут быть призраки. Но так было. Сюда даже заглядывали пару раз в неделю в туре по местам с призраками. Правда, не думаю, что кто-то их видел.

— Мы первые пришли сюда за этим? — спросила я Декса.

Он закашлялся и покачал головой.

— Нет, конечно. Думаю, почти каждый охотник на призраков приходил сюда.

— И они что-то нашли?

Он взглянул на меня.

— А ты как думаешь? Конечно, нет.

— И ты думаешь, что мы сможем?

Он снова улыбнулся и похлопал меня легонько по голове.

— Потому что у меня есть ты, малыш. Маленькая приманка для призраков.

Я вспомнила Рэд Фокс, где Декс сказал, что я могу быть приманкой для оборотней. Мне не понравилось тогда, не понравилось и сейчас. Я сделала большой глоток вина.

Он смотрел на меня пристальнее обычного, не убирал руку. Я не знала, пытался ли он так меня успокоить. Я убийственно посмотрела на него.

— Я шучу же, — сказал он, голос был не таким мрачным. — Просто сама знаешь, что в тебе есть что-то, что привлекает их. Ты как секретное оружие.

— Оружие, — фыркнула я и посмотрела на бокал. Зрение становилось размытым. — Зачем привлекать этих… призраков? Людей? Если бы я могла использовать эту… силу… или что это для блага… это было бы другим делом.

Он пожал плечами и убрал руку, вернувшись к своему напитку. Без его ладони затылок казался уязвимым.

— Кто знает, в отеле должно быть много призраков. Может, ты кому-то поможешь.

Я вскинула брови.

— Много? — повторила я. — Откуда вы это взяли, мистер Форей?

— Википедия. Она не ошибается, — сказал он без иронии. Он огляделся. — Мы должны скоро встретиться с ночным менеджером Пэм. Она обещала найти нас. Она покажет нам место, надеюсь, расскажет правду. Я хочу снять это.

— А мне что делать? — спросила я. Мы собирались снимать вслепую. Точнее, я. Декс всегда знал, что происходит, а я всегда была в неведении. Я искала информацию о «Бенсоне» до того, как прийти, но я не знала, что делать или говорить. Не было сценария. Мы просто делали это, и я выглядела потом глупо.

— Просто будь собой. Задавай вопросы. Я вас сниму. Походим по отелю, может, нам разрешат походить самим и посмотреть. Я дам тебе инфракрасную камеру, чтобы видеть холодные и горячие точки.

Я поежилась. Это значило, что мы будем ходить в темноте. В маяке, в пустыне Нью-Мексико тьма всегда пугала меня. Особенно теперь, когда я знала, что там есть те, кто хотят ранить меня. Я же была приманкой.

Когда Пэм пришла, я уже допила вино. От этого я стала только тревожнее, а не спокойнее.

Пэм была полноватой, как я в старшей школе, но, в отличие от меня, несла себя с уверенностью. Шла уверенно. Ее широкое румяное лицо казалось младше, чем она была, говорила она быстро.

— Вы, должно быть, Перри и Декс, я вас узнала! — воскликнула она, сияя и протягивая руку. Мы быстро пожали ее. Она указала на имя на бейджике на черном костюме. — Как видите, меня зовут Пэм. Пэм Гупта. Я — ночной менеджер в «Бенсоне».

— Спасибо, что приняли, — сказал серьезно Декс, он вытащил из-под стола сумку и камеру.

— Нет, что вы, — она говорила придыханием. — Как только вы сказали, кто вы, я посмотрела ваше шоу и тут же в вас влюбилась.

Мы с Дексом переглянулись.

— Точнее, — исправилась она, издав неловкий смешок, — я перепугалась от серии с маяком, но «Рэд Фокс» меня заставил в вас влюбиться. Вы такие… такие…

— Красивые? — спросил Декс, сияя улыбкой и почесывая щетину.

Она покраснела и рассмеялась.

— Да, ты такой.

Я закатила глаза. Дексу не нужно было больше признания.

— Но, — продолжила она, — вам двоим так… повезло!

Мы переглянулись, но теперь растерянно.

— Повезло? — спросила я.

— Может, я объясню по пути? У меня не так много времени, чтобы показать все, до своей смены.

Мы поднялись, Декс дал мне рюкзак, и мы пошли за Пэм по фойе. Для своего размера она шла легко, двигалась быстро среди людей, улыбаясь всем. Гости смотрели с любопытством на нас с Дексом, их интересовала камера на его плече.

Мы остановились у большой лестницы, ведущей на второй этаж. Я быстро взглянула на себя в зеркало. Цветочное платье прилипло, наэлектризовавшись, к леггинсам, и мои черные волосы спутались от шлема мотоцикла (и руки Декса). Я не годилась для съемок. Я беспомощно пожала плечами отражению и посмотрела на Пэм, указывавшую на лестницу.

— Многие видели, как гость-призрак ходит вверх и вниз по этой лестнице, — сказала она, звуча как экскурсовод, говорящий о музейных экспонатах, а не мертвецах.

Я посмотрела на Декса, а его камера работала, записывая все, что говорила Пэм. Ощутив, что я смотрю на него, он подтолкнул меня к Пэм, в кадр. Я знала, что он хотел, чтобы я начала вести себя как ведущая.

Я пригладила волосы, кашлянула и шагнула в кадр.

— Вы сами видели призраков, Пэм?

Он быстро покачала головой, помрачнев.

— Нет. Идемте дальше.

Не на такой ответ я рассчитывала.

Она пошла по лестнице, а мы следовали, мне приходилось напрягать ноги, чтобы поспевать за ее быстрыми движениями.

Мы дошли до лифтов, и, пока ждали, она сказала:

— Думаю, вам повезло, потому что я всегда хотела увидеть призрака. Я верю в них. Сильно. Но никогда не видела. Странно, ведь я все же работаю в «Бенсоне». Ночью.

Лифт звякнул, двери открылись. Пара внутри испуганно посмотрела на камеру, но мы вошли к ним все равно. Пэм поговорила с ними и нажала на кнопку восьмого этажа, она не говорила о призраках, пока парочка не вышла на пятом этаже.

Она склонила голову.

— Не люблю говорить о призраках при гостях. Люди могут реагировать по-разному.

— Я не виню их, — выпалила я.

— Тебе виднее, — сказала Пэм, лифт остановился, и она повела нас по коридору, мы прошли мимо телефона, стоящего на старинном столе.

Она заметила мой взгляд и быстро взмахнула рукой. Ее браслеты звякали от движения.

— Мы стараемся хранить изначальную мебель. Это добавляет роскоши и красоты месту, не находите?

Я кивнула, но не вникала в это.

Пэм повернула направо, и мы прошли мимо комнат до конца коридора. Декс снимал, хотя отворачивал голову от камеры.

— Если мы покажем отель в хорошем свете, — сказал Декс, — у нас есть шанс получить свободный номер на ночь? Я остановился во вшивом мотеле за городом, даже думать страшно об этом.

Пэм обернулась и улыбнулась, а потом развернулась обратно и пошла, не сбившись с ритма.

— Посмотрим. Будете делить комнату?

Декс сразу улыбнулся и посмотрел на меня. Я покачала головой, не веселясь.

— Нет, Перри храпит и пинается во сне, — сказал он.

Я ударила его по плечу, камера вздрогнула.

— Вот и нет! — возмутилась я.

— О, и пускает слюни, — добавил быстро он.

— Так вы — пара? — спросила Пэм, не глядя на нас, но замедлившись к концу коридора.

— Только в некоторых ситуациях, — едва слышно пробормотала я.

— Нет. Перри слишком хороша для меня, а мне приходится оставаться с подружкой из «Крох с вином».

Пэм застыла и посмотрела на него.

— «Крохи с вином»? Ты с кем-то оттуда?

— Вы видели шоу? — с надеждой спросил Декс.

— Да, — медленно сказала она, веселье пропало. Ее щеки немного обвисли. — Мой бывший парень пускал слюни на ту тощую, необычную.

— Ага, это его девушка. Дженнифер Родригез, — сообщила я. Она посмотрела на меня и увидела, что я тоже не в восторге. Просто горячая штучка стала чем-то общим для двух пухлых девушек.

— Я рад, что и женщины смотрят это, — сказал Декс, переключив внимание на камеру, чувствуя, видимо, как недовольство волнами исходит от нас.

Пэм рассмеялась, снова став бодрой.

— Не глупи. Я не смотрю этот ужас. И он идет одновременно с «Готовим ужин». Только идиоты станут это смотреть. Как мой бывший.

Декс открыл рот, но я знала, что он согласен. Потому он перестал работать с ними и начал снимать меня.

— Кстати, — продолжила она, — мы на месте.

Я посмотрела на дверь, перед которой мы остановились. Комната 818.

— Где мы? — спросила я.

— Это комната Паркера, — зловеще сказала она.

— Кто такой Паркер? — спросил Декс. Удивительно, что он чего-то не знал.

— Паркер… — начала Пэм и замолчала. Она вытащила ключи из кармана, шум их заполнил коридор, что внезапно показался очень пустым и странным. Меня охватило знакомое чувство, от которого волоски на шее встали дыбом.

Замок открылся, и дверь медленно со скрипом отворилась. Было видно только тьму и пыль.

— После вас, — сказала Пэм.

Декс пожал плечами и подтолкнул меня в кадр, указывая, что я должна идти первой. Конечно. Я всегда шла первой, а он снимал. И порой в других случаях тоже. Зависело от того, какое у Декса настроение.

Я глубоко вдохнула и открыла дверь сильнее. Она медленно повернулась со скрипом, и я вслепую пошла в темноту.

— Поставить на ночное видение? — спросил Декс в пустоту. Я слышала, как он настраивает камеру, но я ничего пока что не видела. Пэм прошла за мной и включила свет.

— Не стоит пока что пугаться, — пропела она, и я едва могла разглядеть ее лицо.

Декс вошел, и Пэм закрыла за ним дверь. Глаза привыкли к свету, и я увидела, что номер выглядит так же, как обычные номера, только этот был больше и дороже. Кроме жуткого холода, ничего необычного не было. Кровать была заправлена, гостиная была, казалось, отдельно, виднелась за ширмой в японском стиле. Я видела справа большую ванную.

— Как я и сказала, это комната Паркера, — сказала она. — Была. Я говорю так, потому что гости, что остаются здесь, говорят, что видят его. Но редко.

— Еще раз, — повторил Декс скучающим тоном, — кто такой Паркер?

Пэм подошла к кровати королевского размера и села на нее. Она немного просела под ее весом, матрас уже был не таким упругим.

— У нас много призраков в отеле. Паркер не самый известный, но самый настоящий. Он был, и его история очень трагичная. Но и очень обычная.

Я подошла к кровати и села рядом с Пэм. Вдруг меня начала пугать перегородка между спальней и гостиной, словно за ней кто-то стоял.

Декс, похоже, тоже напрягся. Хотя он стоял передо мной и Пэм, направляя камеру на наши лица, взглядом он скользил по комнате, склонив голову, словно слушал. Я подавила дрожь, не хотелось казаться новичком, и переключила внимание на Пэм.

— Что случилось? — спросила я, стараясь сделать голос спокойным, стараясь не обращать внимания на мурашки, что бегали под одеждой.

— Паркер, Паркер Хейден был в тридцатых хозяином корабля. Тогда Портленд был другим городом. Зависел от кораблей. Было много денег, преступлений и… скандалов, думаю. Как Вегас, но на реке. Паркер был одним из многих владельцев кораблей. Он часть времени проводил здесь, часть — на восточном берегу. Он снимал эту комнату, тратя по ночам кучу денег. Его любили женщины, и это не удивительно! А еще он был немного странным. Но из-за его богатства его звали просто эксцентричным. Ходили слухи, что он водил романы с горничными, порой его ловили на краже туалетных принадлежностей, которые он прятал в своем шкафу. Это сейчас мы зовем его странным, а тогда он был богатым и влиятельным, так что мог делать, что хочет.

— Не сильно отличается от этих дней, — тихо сказал Декс, направив камеру на Пэм. Он уже не обращал внимания на комнату, и мне стало лучше.

Пэм рассмеялась.

— В этом ты прав. А конец был таким. В 1934 Портленду здорово досталось из-за забастовки. Помнится, она называлась портовой забастовкой Западного побережья. И в этой забастовке пострадал его корабль, он потерял много денег. И очень быстро. По записям, его выбросили из отела, потому что он не мог оплатить счета. Ни за какую комнату здесь.

— И что случилось? — подгоняла я.

Она вздохнула и быстро потерла лицо, впервые выглядя неловко. Морщины проявились на ее моложавом лице.

— Он не уходил. Его пару раз выгоняли на улицу. Унижали. Он был небритым и грязным, как бомж. Он говорил, что за ним идут люди, хотят от него денег, и он боялся за жизнь. А потом его нашел работник отела. Мертвым. Повещенным на двух полотенцах в комнате горничных. Два дня спустя. Как вам это?

Она улыбнулась, но вымученно, и я не спешила отвечать тем же. Мне было не по себе.

Я посмотрела на Декса, а он снова разглядывал комнату.

— Что такое? — спросила я его. Не сдержалась.

Пэм взглянула на него. Мы огляделись, но ничего не увидели.

— Гости, что видели его, — она продолжила уже тише, глядя на перегородку, — говорят, что в той комнате ходит мужчина, бормочет под нос. Замечая человека, он пытается сказать что-то или записать. Но не выходит ни слова, и гости пугаются, а призрак расстраивается. Порой он исчезает, а порой летит на гостей и… пшик.

— Это будет запоминающийся визит, — тихо отметил Декс.

Пэм нервно рассмеялась, а потом встала.

— Боюсь, мне придется оставить вас. Долг зовет.

Декс опустил камеру и коснулся ее руки, остановив на половине шага. Очевидно, что она хотела покинуть комнату. Я хотела идти за ней.

— Где та комната горничных? — спросил он.

Пэм опустила взгляд на ноги.

— Зачем она вам?

— Мы не можем не осмотреть место, где он повесился. На полотенцах. Я, конечно, могу сложить лебедя из полотенца, но петлю?

— Я бы показала, но мне уже надо…

Она искала поддержки у меня, а он забрал ключи из ее руки. Он показал ей ключи.

— Просто скажите, какой ключ от этой комнаты, и мы сами ее найдем.

— Декс, — начала я, не желая, чтобы он переходил грань. Он был порой невыносим. Он не послушал меня и улыбнулся Пэм так, что у меня уже подкосились бы ноги.

— Ну же, Пэмми, ты же хочешь, чтобы у нас все получилось. Паркеру мы здесь не нужны. Нужно дать мужчине место.

Ее губы дрогнули, пока она думала. Декс подмигнул ей, и она покраснела. Я закатила глаза.

— Хорошо, — пробормотала Пэм и забрала у него ключи. Она покрутила их и сняла один ключ с кольца, отдала ему. — Это внизу. Ключом откроете грузовой лифт, он вас туда доставит. Но ключ вернете, ладно?

— Конечно, — он улыбнулся и сжал ключ, чтобы она не передумала.

Она посмотрела на меня, и я пожала плечами.

— Мы не будем ничего ломать и пугать гостей, — сказала я. Хотелось добавить, что мы обещаем, но я знала, что мы не можем ничего обещать. Разрушения преследовали нас с Дексом, куда бы мы ни шли. Такой была охота на призраков, ничего не поделать.

Я видела, что Пэм это не нравится, но она промолчала. Она покинула комнату и закрыла за собой дверь. От этого с ламп полетела пыль.

Я медленно выдохнула и посмотрела на Декса. Он пристально смотрел на меня.

— Что? — спросила я.

— Хочешь выключить свет?

Он приподнял камеру, и я поняла. Мы будем снимать в темноте? Я знала, что хочу сказать, но и знала, что он скажет.

— Оставь свет, — сказала я.

— Нам стоит выключить его.

Я знала это.

— Тогда зачем меня спрашивать, если ты все равно все сделаешь по-своему?

— Чтобы ты чувствовала свое участие, — сказал он, звуча удивительно искренне. Он спрятал ключ в карман брюк и улыбнулся мне. — И ты знаешь, что съемки в темноте придают напряжения.

— И вызывают страх умереть молодой, — парировала я.

— Двадцать один — уже не мало, малыш. Ты почти пережила Джеймса Дина. Если ты…

Я вскинула руку.

— Хватит. Просто покончим с этим.

— Известные слова Перри.

— Декс. Заткнись.

Теперь он закатил глаза. Я ощутила холод со стороны гостиной, и я тут же потерла ладони и руки. Там точно что-то происходило, и я не спешила узнавать. Но мне нужно было это сделать.

— А если оставить свет там? — спросила я, указав на лампу. Остальной номер, включая ванную и гостиную, освещал тусклый свет. Так будет достаточно жутко. Но не так темно, чтобы у меня началась паника.

— Как пожелаешь, — сказал Декс, и мне не нравилось то, что он не боится. Все же он всегда смотрел на все сквозь объектив. Он не видел ужасы так близко.

Ох и работа. С одной стороны, я часто пугалась малейшей вещи, молилась, что не столкнусь с призраком (или оборотнем, ведь я знала, что они есть). С другой стороны, если я с чем-то столкнусь, эпизод будет крутым. Во многих таких шоу не показывали толком ничего, а мы не хотели быть такими же, как они. Мы были выше них, так часто говорил Декс. Я не знала, верит ли он в свои слова, но если мы что-то необъяснимое снимем, просмотров станет больше, и нам будет лучше.

Вот только ради этого блага я едва ли не мочилась в штаны каждый раз.

— И… — начала я.

— Пойдем туда, — он положил сильные руки на мои плечи и подвинул меня, чтобы я оказалась перед ним и камерой. Я не хотела, чтобы он отпускал, но он сделал это. — Я отодвигаю ширму, ты быстро говоришь о том, что сказала Пэм, а потом пройдешь туда. Я сразу за тобой.