Размер шрифта:     
Гарнитура:GeorgiaVerdanaArial
Цвет фона:      
Режим чтения: F11  |  Добавить закладку: Ctrl+D
Смотреть все книги жанра: Любовная фантастика
Показать все книги автора:
 

«Дикий огонь», Илона Эндрюс

Глава 1

Когда жизнь бьёт вас под дых, то всегда исподтишка. Вы никогда не знаете, что вас ждёт. Вот вы идёте себе, переживаете свои маленькие переживания, и строите скромные планы, а в следующую минуту уже сворачиваетесь калачиком, пытаясь обнять себя от боли, сбитые с толку и растерянные, с путаницей мыслей в голове.

Я поднесла руку к кодовому замку и застыла — на двери висел рождественский венок. Точно. Сегодня же Рождество. Этим утром я была в домике в горах, играя в снегу с самым опасным человеком в Хьюстоне. Затем Рогану написал его специалист по наблюдению, и вот, шесть часов спустя, я оказалась здесь, с перепутанными волосами, в помятой под тяжёлой курткой одежде, напротив служившего нам домом склада. Мне нужно было войти внутрь и принести с собой отвратительную новость, которая никому не понравится. Из-за всего случившегося ранее, мы договорились не обмениваться в этом году подарками. Не то, чтобы я соскучилась по Рождеству, но мне все равно придётся преподнести всем весьма неприятный сюрприз.

Главное — не волноваться. Если я запаникую, мои сестры с кузенами последуют моему примеру. А моя мама изо всех сил постарается отговорить меня от единственного логичного выхода из нашего кризиса. Мне удалось совладать со своими эмоциями весь путь от дома в горах до аэропорта, во время полёта на частном самолёте и последующем путешествии на вертолёте до вертолётной площадки в четырёх кварталах от нас. Но теперь все мои страхи и напряжение бурлили внутри меня со страшной силой.

Я сделала глубокий вдох. На улице вокруг меня царила суета. Не такая оживлённая, как несколько дней назад, когда я помогала Корнелиусу Харрисону (анимагу и теперь уже сотруднику «Детективного агенства Бейлор), выяснять, кто убил его жену, но всё равно шумная. Взгляды Рогана на безопасность были воистину драконовскими. Будучи влюблённым в меня, он решил, что мой дом недостаточно защищён от нападения, поэтому выкупил две квадратные мили промышленной недвижимости вокруг нашего склада и превратил их в свою собственную военную базу.

Прохожие носили гражданскую одежду, но никого не могли обмануть. Так или иначе, все люди Рогана прошли военную подготовку, и они не бродили или прогуливались. Они передвигались из точки А в точку Б с конкретной целью. Их одежда всегда была опрятной, волосы — короткими, и они называли Рогана майором. Когда мы занимались любовью, я звала его Коннором.

Сухой щелкающий звук донёсся с улицы. Мной тут же завладело воспоминание, как я свернула шею Дэвиду Хоулингу. Я слышала хруст его костей, когда вывернула его голову набок. Внутренним взором я видела, как я его отпускаю, и он падает, и меня затопила паника. Я позволила ей охватить меня и подождала, пока она отступит. Поиски убийцы Нари были мерзким и жестоким делом, в конце которого я увидела как Оливию Чарльз, виновную в её смерти, заживо пожирала стая крыс, пока Корнелиус пел, скорбя о своей жене. Я переживала её смерть в своих снах почти каждую ночь.

Я не хотела возвращаться обратно в мир. Я просто… Я просто хотела ещё немного времени.

Я заставила себя посмотреть в сторону звука. Навстречу мне шёл отставной солдат лет сорока, с лицом в шрамах, и вёл огромного медведя-гризли на очень тонком поводке. На медведе была надета шлейка с надписью «Сержант Тедди».

Солдат вытянул левую руку и покрутил её, словно пытаясь заставить кости встать на место. Ещё один сухой щелчок — и меня снова пронзила тревога. Похоже, просто старая травма.

Медведь остановился и посмотрел на меня.

— Веди себя вежливо, — сказал ему солдат. — Не бойтесь. Он просто хочет поздороваться.

— Я не против. — Я подошла поближе к медведю. Массивный зверь потянулся ко мне и понюхал мои волосы.

— Можно его погладить?

Солдат посмотрел на Сержанта Тедди. Медведь коротко фыркнул.

— Он говорит, можно.

Я протянула руку и осторожно погладила его большую лохматую шею.

— Какая у него история?

— Кому-то пришло в голову, что было бы неплохо создать очень умных магических медведей и использовать их в боях, — сказал солдат. — Проблема в том, что стоит сделать существо разумным, как у него появляется самосознанием и он шлёт вас самих разбираться со своим дерьмом. Сержант Тедди — пацифист. Поводок нужен исключительно для показухи, чтобы не пугать людей. Майор купил его несколько лет назад. По его мнению, нельзя заставлять сражаться на войне тех, кто морально против этого, и неважно, человек это или медведь.

— Но ты все ещё здесь, — обратилась я к медведю.

Тот фыркнул и посмотрел на меня шоколадно-карими глазами.

— Мы предложили ему отличные частные угодья на Аляске, — продолжил бывший солдат. — Но ему там не нравится. Скучно, говорит. Большую часть времени он проводит с нами, лопает вредные для него сухие хлопья, и смотрит мультики по субботам. А ещё фильмы. Он обожает «Книгу Джунглей».

Я ожидала знакомого жужжания магии, твердившего, что он лжёт, но ничего не последовало.

Сержант Тедди встал на задние лапы, заслоняя солнце, и обернул свои лохматые передние лапы вокруг меня. Моё лицо прижалось к меху, и я обняла его в ответ. Мгновение мы постояли в обнимку, а затем гризли опустился вниз и потрусил дальше, его поводок поволочился следом за ним по земле.

Я посмотрела на солдата.

— Видимо, он почувствовал, что вас нужно обнять, — пояснил он. — Большую часть времени он находится в штаб-квартире, поэтому можете его навестить.

— Я приду, — пообещала я.

Солдат кивнул и последовал за медведем.

Я набрала код на замке. Только что я обнимала гигантского, супер умного, миролюбивого медведя. Я могу это сделать. Я могу сделать что угодно. Мне просто нужно войти внутрь и созвать семейное собрание. В любом случае, уже почти время ужина и в воскресенье все должны быть дома.

Я открыла дверь и вошла в маленький офис, где размещалось «Детективное агенство Бейлор». Короткий коридор, три кабинета слева и комната отдыха с конференц-залом справа. Искушение спрятаться у себя в кабинете едва не заставило меня остановиться, но я продолжила идти к другой двери, выходившей в примерно три тысячи квадратных футов пространства, служившего нам домом. Когда мы продали наш дом, пытаясь собрать денег на больничные счета папы, мы переехали всей семьёй на склад, чтобы урезать расходы. Мы разделили площадь на три отдельные части: офис, жилое пространство и за ним, за очень высокой стеной, гараж бабули Фриды, где она работала над бронированными автомобилями и мобильной артиллерией для хьюстонской магической элиты.

Я скинула туфли и прошла через лабиринт комнат, где на стенах висели гирлянды. Мои сестры постарались с украшением.

Из кухни доносились приглушенные голоса. Мама… Бабуля. Отлично. Это сэкономит время.

Я прошла мимо большой рождественской ёлки, установленной в общей комнате, шагнула на кухню и замерла.

Мама с бабушкой сидели за столом, а рядом с бабушкой сидела молодая женщина. Красивая и изящная, с лицом сердечком в обрамлении роскошных рыжих волос и глазами, настолько серыми, что они казались серебристыми.

По моей спине пробежал холодок.

Ринда Чарльз. Бывшая невеста Рогана. Дочь Оливии.

— Вы помните меня? — спросила она дрожащим голосом. Её глаза были налиты кровью, лицо — неестественно бледным, а губы почти белыми. — Вы убили мою мать.

Каким-то чудом, мне удалось заговорить.

— Что вы здесь делаете?

Ринда смахнула слёзы с глаз и в отчаянии посмотрела на меня.

— Мне нужна ваша помощь.

*  *  *

Я молча разинула рот.

Мама округлила глаза и кивком указала на стол. Я обронила сумку на пол и села.

— Выпейте чаю. — Бабуля Фрида подвинула Ринде дымящуюся кружку.

Ринда взяла чашку и отпила, но её взгляд был прикован ко мне. Отчаяние в её глазах стало близко к панике. Понятно.

Я закрыла глаза, набрала полные лёгкие воздуха, задержала дыхание и стала медленно выдыхать. Один… два… спокойствие, только спокойствие…

— Невада? — забеспокоилась бабуля Фрида.

— Она Превосходный эмпат, — пояснила я. — Я расстроена, поэтому это сказывается на ней.

Ринда выдавила короткий смешок, и я услышала Оливию Чарльз в её голосе.

— Что вы, не стоит.

Пять… шесть… Вдох, выдох… Десять. Достаточно.

Я открыла глаза и посмотрела на Ринду. Мне нужно держать мой голос и эмоции под контролем.

— Ваша мать убила целый отряд солдат Рогана и четырёх адвокатов, включая двух женщин вашего возраста. Нападение не было спровоцированным. Их мужья теперь вдовцы, а дети, по её вине, лишились своих матерей.

— Человек никогда не бывает только хорошим или только плохим, — покачала головой Ринда, ставя чашку на стол. — Для вас она могла быть монстром, но для меня она была моей матерью. Она была замечательной бабушкой для моих детей и очень их любила. Моя же свекровь к ним равнодушна. Теперь у них нет ни бабушки, ни дедушки.

— Мои соболезнования вашей утрате. Мне жаль, что все так вышло. Но это было оправданное убийство.

Боже праведный, я говорю, как моя мама.

— Я даже не знаю, как она умерла. — Ринда сцепила руки в кулак. — Мне лишь отдали её кости. Как умерла моя мать, Невада?

Я сделала глубокий вдох.

— Это не была лёгкая или быстрая смерть.

— Я заслуживаю право знать. — В её голосе зазвучала сталь. — Скажите мне.

— Нет. Вы сказали, что нуждаетесь в моей помощи. По-видимому, случилось нечто ужасное, поэтому давайте поговорим об этом.

Её рука тряслась и кружка слегка выплясывала, когда она поднесла её к губам. Она сделала ещё глоток чая.

— Пропал мой муж.

Так. Пропавший муж. Знакомая территория.

— Когда в последний раз вы видели… — Роган, кажется, как-то упоминал его имя? — …Брайана?

— Три дня назад. Он уехал на работу в четверг и не вернулся. Он не отвечает на звонки. Брайану нравится его распорядок дня, и он всегда возвращается домой к ужину. Сегодня ведь Рождество и он не стал бы его пропускать! — В её голосе зазвенела нотка истерики. — Я знаю, о чём вы спросите: есть ли у него любовница, хороший ли у нас брак, не пропадает ли он, чтобы как следует напиться и покутить? Нет. Не пропадает. Он заботится обо мне и детях. Он возвращается домой!

Похоже, она уже говорила с хьюстонской полицией.

— Вы подавали заявление о пропаже человека?

— Да. Они не собираются его искать, — сказала она с горечью. С каждой минутой она нервничала всё больше. — Он Превосходный и это дело Дома. Вот только Дом Шервудов уверен, что с Брайаном всё в порядке, и он просто взял перерыв. Никто его не ищет, кроме меня. Никто не отвечает на мои звонки. Даже Роган отказывается увидеться со мной.

Это было не так. Роган никогда бы ей не отказал, даже если бы я закатила из-за этого скандал. Как-то раз, я уже видела их разговор. Он ей симпатизировал и переживал за неё.

— Что именно сказал Роган?

— Я приезжала к нему в пятницу. Люди Рогана сообщили мне, что его нет. Его не было и в субботу. Я хотела подождать, но мне сказали, что это будет пустой тратой времени. Они не знали, когда он вернётся. Может, я наивна, но я не идиотка. Я понимаю, что это значит. Две недели назад, у меня были друзья. У меня были друзья моей матери, могущественные, уважаемые и всегда готовые помочь Оливии Чарльз. Две недели назад, один телефонный звонок — и полгорода отправилось бы на поиски Брайана. Они давили бы на полицию, на мэра, на техасских рейнджеров. Но теперь никого не осталось. Все слишком заняты, чтобы встретиться со мной. Вокруг меня будто выросла невидимая стена. Как громко бы я ни кричала, никто меня не слышит. Люди просто кивают и равнодушно утешают.

— Он не избегал вас, — возразила я. — Он был за пределами штата. Со мной.

Она замерла.

— Вы вместе?

Врать не имело смысла.

— Да.

— Случившееся с моей матерью не было для вас просто работой?

— Нет. Она убила жену человека, которого я считаю другом. Сейчас он здесь работает.

Ринда закрыла рот рукой.

Повисла тишина, тяжёлая и напряжённая.

— Мне не стоило сюда приходить, — встрепенулась она. — Я заберу детей и уйду.

— Правильно, — поддакнула бабуля Фрида.

— Нет, — воспротивилась мама. Я знала этот голос — голос мамы-сержанта. Ринде он тоже был знаком, потому что она тут же села ровнее. Оливия Чарльз никогда не служила в армии, но трёхминутный разговор с ней дал мне понять, что она держала домочадцев в ежовых рукавицах и терпеть не могла всякие глупости.

— Сейчас вы здесь, — продолжила мама. — Вы пришли к нам за помощью, потому что вам больше не к кому обратиться, и вы боитесь за вашего мужа и детей. Вы пришли по верному адресу. У Невады очень хорошо получается находить пропавших людей. Поэтому либо она вам поможет, либо посоветует кого-то, кто сможет это сделать.

Бабуля Фрида повернулась и посмотрела на маму так, будто у той на голове вырос ананас.

— Верно, — подтвердила я. Возможно, я не убивала мать Ринды лично, но благодаря мне эта смерть стала возможной. И теперь она была изгоем, одинокой и напуганной. Она потеряла мать, мужа, и всех людей, которых считала своими друзьями. Я должна была ей помочь. Я должна была хотя бы направить её в правильную сторону.

— Можно вас двоих на минутку? — процедила бабуля.

— Один момент, — сказала я Ринде и встала.

Одной рукой бабуля взяла меня за руку, другой схватила маму за запястье и поволокла нас обеих в самый конец коридора, как можно дальше от кухни.

— Дети? — я посмотрела на маму.

— Твои сёстры за ними присматривают. Мальчик и девочка.

— Вы обе, что, совсем сдурели? — прошипела бабуля Фрида.

— Она не врёт, — сказала я. — Её муж на самом деле пропал.

— Этого я от неё и ожидала! — Бабуля Фрида ткнула в меня большим пальцем, не сводя взгляда с мамы. — Но ты-то должна лучше соображать, Пенелопа.

— Эта женщина в отчаянии, — возразила мама. — Как думаешь, чего ей стоило прийти сюда? Это наша работа — помогать людям, как она.

— Именно! — фыркнула бабуля. — Она в отчаянии. Она красивая, богатая, беспомощная и отчаянно ищет кого-то, кто её спасёт. И она бывшая невеста Рогана. Роган с Риндой непременно будут проводить время вместе, если Невада возьмётся за это дело.

Я уставилась на неё.

— Она настоящий магнит для мужиков. — Бабуля Фрида стиснула руки в кулаки. — Они ведутся на всю эту хрень со «спасите меня». Её мужа не было дома три дня. Если он не сбежал, то, скорее всего, мёртв. Ей требуется утешение. Она ищет плечо, на котором можно поплакать, большое сильное плечо. Мне сказать вслух или ты сама догадаешься? Ты собираешься подать ей своего бойфренда на блюдечке с голубой каёмочкой!

Ринда была очень красивой и очень беспомощной. Я хотела ей помочь. Я знала, что Роган тоже этого захочет.

— Все не так. Он разорвал их помолвку.

Бабуля Фрида покачала головой.

— Ты сама говорила мне, что они знают друг друга много лет, с самого детства. Такие вещи просто так не проходят. Люди Рогана тоже это знают, потому и не дали ей никакой информации. Ты играешь с огнём, Невада. Оставь её. Пусть кто-то другой о ней позаботится. Она Превосходная. Она богатая. Она не твоя проблема, пока ты не сделаешь её таковой.

Я посмотрела на маму.

— Третье правило, — напомнила она.

Когда мама с папой основали агенство, то у них было всего три правила: первое — мы верны своему клиенту; второе — мы делаем всё возможное, чтобы не переступать закон; и третье — в конце дня, нам должно быть не стыдно посмотреть своему отражению в глаза. Я могла пережить гибель Оливии. Она снилась мне в кошмарах, но её смерть была оправданной.

Выставить Ринду вон, когда она сидела за нашим кухонным столом, было выше меня. Куда она пойдёт?

— Если рыдания Ринды заставят Рогана порвать со мной, значит, наши отношения все равно бы долго не продлились.

Я искренне верила в эти слова, но какая-то маленькая, крохотная частичка меня в них сомневалась. Но это нормально. Я ведь человек и имею право на небольшую неуверенность. Но будь я проклята, если позволю ей влиять на мои действия.

— Спасибо, бабуля, но я ей помогу.

Бабуля Фрида возмущённо всплеснула руками.

— Когда тебе разобьют сердце, не прибегай ко мне плакаться!

— Все равно прибегу. — Я обняла её.

— Тьфу… — Она сделала вид, что пытается меня отпихнуть, но затем обняла меня в ответ.

Я открыла дверь в офис и направилась по коридору к моему столу и ожидавшему на нем ноутбуку.

— Это все Джеймс, — скорбно пробормотала бабуля. — Он испортил моих практичных внуков своим альтруизмом.

Мама не ответила. Папы не было с нами уже семь лет, но слышать его имя ей было по-прежнему больно. Как и мне.

*  *  *

Взяв ноутбук, блокнот и, на всякий случай, новую папку клиента, я вернулась на кухню, села за стол и открыла компьютер. Несколько нажатий на клавиши сообщили мне, что Берн был дома и в сети.

Я быстро набрала сообщение. «Пожалуйста, срочно пришли мне инфу по Брайану Шервуду». Я отставила ноутбук в сторону и переключилась на блокнот и ручку. Люди обращают намного меньше внимания на бумажные записи, чем на ноутбук или диктофон, а мне требовалось, чтобы Ринда расслабилась. Она уже и так была на взводе.

— Давайте начнём сначала.

— Я вам не нравлюсь, — заявила Ринда. — Я почувствовала это ещё при нашей первой встрече в бальном зале. Вы ревновали ко мне.

— Да. — Вот моя награда за решение взять клиентом эмпата.

— А когда вы вошли и увидели меня, то почувствовали жалость и страх.

— Да.

— Но вы все равно собираетесь мне помочь. Почему? Это не из-за чувства вины. Вина похожа на погружение в тёмный колодец. Я бы её почувствовала.

— Вот вы мне и скажите.

Она сощурила глаза. Меня коснулась лёгкая, невесомая магия.

— Сострадание, — тихо сказала она. — И долг. Почему вы испытываете чувство долга по отношению ко мне?

— Вы когда-нибудь работали?

Она нахмурилась.

— Нет. Мы не нуждались в деньгах.

Должно быть, неплохо так жить.

— У вас есть какое-нибудь хобби? Увлечения?

— Я… делаю скульптуры.

— Вы их продаёте?

— Нет. В них нет ничего особенного. Я никогда не участвовала в выставках.

— Тогда зачем вы продолжаете их делать?

Она заморгала. — Это приносит мне удовольствие.

— Работа частным детективом тоже приносит мне удовольствие. Я занимаюсь этим не просто ради денег — иногда мне удаётся помочь людям. В данный момент, помощь нужна вам.

Ноутбук звякнул. Новый е-мейл от Берна. Брайан Шервуд, 32, второй сын в Доме Шервудов, Превосходный гербомаг. Основной бизнес: Шервуд Биокор. Оценка личного состояния: $30 млн. Жена: Ринда (Чарльз), 29. Дети: Джессика, 6, и Кайл, 4. Братья/сестры: Эдвард Шервуд, 38, Анджела Шервуд, 23.

Брайан Шервуд был магом растений. Ринда была эмпатом со вторичным талантом телекинетика. Что-то тут не сходилось. Превосходные обычно вступали в брак с представителями своих видов магии. Как Роган как-то красноречиво мне пояснил в своей «суицидальной» речи, сохранение и увеличение магии в семье играло ключевую роль в выборе партнёра.

Я снова посмотрела на неё.

— Я пока не знаю, подходящий ли я для вас вариант. Возможно, вам было бы лучше обратиться в другое агенство. Но прежде, чем мы дойдём до этого, расскажите мне, что было в четверг. Вы проснулись. Что дальше?

Она сосредоточилась.

— Я встала. Брайан уже проснулся и принял душ. Я приготовила завтрак и упаковала ланчи для него и детей.

— Вы готовите ланчи каждый день?

— Да. Мне нравится это делать.

Брайан Шервуд, стоящий тридцать миллионов долларов, каждый день брал с собой на работу коричневый пакет с приготовленным женой ланчем. Ел он его или выбрасывал в мусор? Вот в чём вопрос.

— Брайан поцеловал меня и сказал, что будет дома как обычно.

— В какое именно время?

— В шесть часов. Я сказала, что у нас на ужин будут стейки, а он спросил, будет ли к ним картошка-фри.

Она подавила всхлип.

— Кто отвёз Джессику в школу?

Ринда взглянула на меня с удивлением.

— Откуда вы знаете её имя?

— Мой кузен нашёл общедоступную информацию о вас. — Я развернула к ней ноутбук, чтобы она смогла увидеть.

Она моргнула.

— Вся моя жизнь в одном абзаце.

— Продолжайте, — попросила я. — Как Джессика добралась до школы?

— Брайан её подбросил. Я взяла Кайла на прогулку.

Ложь.

— В обед я позвонила Брайану. Он ответил.

Правда.

— О чем вы говорили?

— Ни о чем важном.

Ложь.

— Я вам не враг. Мне бы хотелось, чтобы вы были честны со мной. Давайте попробуем ещё раз. Куда вы с Кайлом ходили, и о чём был разговор по телефону?

Она сжала губы в ровную, тонкую линию.

— Все, что вы скажете мне сейчас — конфиденциально. Конечно, не настолько, как разговоры с вашим адвокатом, — в случае судебного процесса мне придётся предать ваш рассказ огласке. Но за этим исключением, больше эта информация никуда не пойдёт.

Она закрыла лицо руками, на какое-то время, задумавшись, а затем вздохнула.