Размер шрифта:     
Гарнитура:GeorgiaVerdanaArial
Цвет фона:      
Режим чтения: F11  |  Добавить закладку: Ctrl+D
Смотреть все книги жанра: Любовная фантастика
Показать все книги автора:
 

«Отмеченная полночь», Хлоя Нейл

Глава 1

ОКО ДЬЯВОЛА

«Короли борются за империи, безумцы за овации».

— Джон Драйден

 

Конец апреля

Чикаго, штат Иллинойс

Я стояла на углу Кларк и Эддисон в джинсах и футболке «Кабс», мои длинные волосы, стянутые в конский хвост, торчали из коллекционной кепки «Кабс».

На первый взгляд я, вероятно, не сильно отличалась от тысячи людей вокруг меня. Но я была вампиром и попала под око дьявола. Посему на моей шее висел медальон Дома, Мастер вампиров стоял рядом со мной и в одном из моих сапог был припрятан кинжал.

Я таращилась на здание, взволнованная, как девчонка на своем первом бейсбольном матче. Знаменитая красная афиша светилась над голограммой Харри Карея[?], улыбающегося за толстыми черными очками, что проецировалась на тротуар.

Я была вампиром триста восемьдесят четыре дня. Этот день должен стать одним из лучших, потому что я была дома.

Впервые с тех пор, как стала вампиром, я была на «Ригли-Филд»[?].

— Тебе нужна минутка, Страж?

Я проигнорировала поддразнивающий тон мужчины, что стоял рядом со мной, четырехсотлетнего Мастера вампиров, который управлял Домом Кадогана в Чикаго и частью моего сердца, не посвященной восхитительным книгам и хорошей пицце.

Я повернулась, чтобы одарить его выразительным взглядом, ожидая увидеть на его лице насмешку. Но в этих глубоко посаженных зеленых глазах было что-то нежное. Любовь с оттенком веселья. Его волосы, густые и золотистые, как летний шелк, были стянуты на затылке, подчеркивая острые скулы и квадратный подбородок. И хотя он не был особым фанатом бейсбола, и даже при том, что мы жили на Южной Стороне Чикаго, на нем была винтажная футболка «Каббис», которая сидела на его поджаром теле как влитая. Этан Салливан не часто носит повседневную одежду, но носит он ее так же, как и свои сшитые на заказ, тысячадолларовые костюмы.

— Я наслаждаюсь моментом, — ответила я с ухмылкой. — Хватит меня отвлекать.

— Упаси Господи мне это сделать, — понимающе произнес он, положив руку мне на спину.

— Ты не мог бы поискать палатку? Я умираю с голода.

На этот раз не я просила есть. Этой чести удостоилась моя лучшая подруга, новобрачная Мэллори Кармайкл Белл.

Я все еще привыкаю к смене фамилии.

Я оглянулась на нее, ее волосы были такими же ярко-голубыми, как эмблема «Кабс», ее миниатюрное тело было втиснуто в обтягивающие джинсы и облегающую красно-синюю футболку «Save Ferris»[?].

— Разве ты не съела в машине энергетический батончик?

— Съела, — ответила она, — но это единственное, что я съела за сегодня. Я полдня потратила на жалобы Ордену на их неспособность ведения записей, — проворчала она. — Короче, я умираю с голода.

Орден — это официальное, хоть и на удивление некомпетентное, сообщество американских колдунов. Это был не тот вид жалобы, какую ожидаешь услышать перед «Ригли-Филд», но это вовсе не было странно для нашей группы. Два вампира, два колдуна, и все четверо пытаются пригвоздить самого влиятельного по части финансов и политики магната города, который оказался еще и лидером преступной организации города. Нашим врагом был Эдриен Рид, а его группировка была известна как Круг. У него были сверхъестественные приспешники, включая собственного колдуна, который использовал свои впечатляющие способности, чтобы превратить вампира в Мастера, который, по убеждению Этана, уже давно был мертв.

— Давай обсудим детали подальше от толпы, — сказал колдун рядом с Мэллори. Ее муж, Катчер Белл, был высоким и мускулистым, с коротко остриженными волосами, зелеными глазами и пухлыми губами, которые в данный момент вытянулись в линию, пока он оглядывал толпу на наличие угроз.

Он был не единственным, кто оглядывался. Этан известил «Кабс», что мы будем присутствовать на игре, и учитывая надпись «ДОБРО ПОЖАЛОВАТЬ ДОМ КАДОГАНА!» на афише, они решили этим не дичиться. Мы должны были проявлять благовоспитанность — и находиться в состоянии повышенной боевой готовности.

Вечер на бейсбольном стадионе — это идея Этана — несколько часов нормальной жизни за месяц, который включал в себя таинственного злодея из прошлого Этана и нового злодея, который считает, что может лгать, заниматься мошенничеством и безнаказанно воровать. Мы на время приструнили Рида, но он пообещал нам еще один раунд. Мы с нетерпением ждем сражения и твердо нацелены на то, что этот иннинг[?] будет последним.

Кроме того, через несколько дней у меня день рождения. Я официально достигну двадцати девяти, хотя я по-прежнему выгляжу на двадцать семь и три четверти и останусь такой до конца моей потенциально бессмертной жизни. Было время, когда я плохо воспринимала то, что Этан превратил меня в вампира — это было неизбежно из-за жестокого нападения другого вампира, а не по моему выбору — но я переборола эти заморочки.

Мое вампирское восприятие было острым. Я его активно фильтровала, потому что мы находились в окружении большого количества людей, но я все-таки слышала, как наши с Этаном имена шепчут люди вокруг нас, которые узнали нас по газетным статьям и интернет-сайтам. У Этана был его собственный фандом; ЭтанСалливанМойМастер. нет действительно существовал. Учитывая электронные письма, которые Новопосвященный Координатор и личный секретарь, Элен, перехватывала на мое имя, не у него одного были фанаты. Лично мне все это казалось пугающим. Лестным, но пугающим.

Что касается реальных угроз, Этан приказал мне не храбриться, не накидываться ни на кого без крайней необходимости. А поскольку защищать его и Дом — моя святая обязанность как Стража, у нас, несомненно, были разные определения «крайней необходимости».

— Где будем есть? — спросила Мэллори, проходясь взглядом по ресторанам, расположенным вокруг стадиона. Окрестности всегда были переполнены в день игры, но недавняя реконструкция породила больше баров и пабов и привела больше людей.

— В каком-нибудь знакомом местечке, — ответил Этан, затем глянул на меня. — Если ты готова?

Я схватила Этана за запястье и проверила его блестящие стальные часы. Сегодняшняя игра была редким ночным матчем в «Ригли» при поддержке компании батареек, которая раздавала фонарики «Кабс».

— У нас есть полтора часа, — сказала я, когда Этан поправил часы. — И я собираюсь заполучить один из этих чертовых фонариков. — Поскольку бодрствовали мы только ночью и как правило участвовали в Миссиях По Спасению Вампиров И Людей В Чикаго, Даже Если Они Этого Не Ценят, фонарик непременно пригодится. А фонарик «Кабс»? Высший балл.

— Я сделаю все, что в моих силах, чтобы достать тебе фонарик, — сказал Этан. — Мы идем в «Темпл Бар».

Я оживилась. «Темпл Бар» — официальный кабак Кадогана и находится он всего в паре кварталов от «Ригли». За последние несколько месяцев у меня не было возможности его посетить.

— Там есть еда? — спросил Катчер.

Этан понимающе улыбнулся.

— Они заказали пиццу на тот случай, если Мерит проголодается. Как я понимаю, сливочный сыр и двойной бекон в меню.

— Ты знаешь меня слишком хорошо, — произнесла я. Я реально хотела один из этих фонариков, но тем не менее я могла оценить по достоинству часок большущей пиццы с друзьями. Кроме того, сливочный сыр и двойной бекон были моими любимыми добавками — кулинарная смесь, которая может излечить большинство недугов, по крайней мере, на мой одурманенный беконом взгляд.

— Давайте пошевелимся, — сказала Мэллори. — Потому что не дай Бог Мерит не получит свой фонарик.

— Фонарики продаются везде, — пробормотал Катчер, когда Мэллори взяла его под руку, и мы перешли улицу и направились к бару.

— Ты не понимаешь, — промолвила она, поглаживая его по руке, затем посмотрела через плечо. — Мужья. Я права?

Боже, как же странно слышать от нее такое.

 

*  *  *

 

«Темпл Бар» был узким зданием, полным меди, дерева и сувениров «Кабс». Вдоль обшитых панелями стен располагались старинные вымпелы, футболки и игровые мячи, а сидения с трибун забрали из «Ригли» во время ремонта. Пространство заполняли барные столы и кожаные кабинки, а еще добавился бильярдный стол. Бар был битком набит вампирами в одежде «Кабс», их сверхъестественность выражалась гулом магии, что наэлектризовала воздух.

Шон, один из братьев вампиров, которые заправляли этим местом, позвонил в медный колокольчик, который висел за барной стойкой. Завсегдатаи повернули головы в сторону звука.

— Мастер в помещении! — весело крикнул Шон, указывая на Этана свободной рукой.

Бар взорвался криками и аплодисментами, когда вампиры повернулись на своих местах, вытянув шеи, чтобы взглянуть на своего Мастера. Я принимала как должное то, как часто я лицезрела Этана, будь то личным или профессиональным. Для других Послушников Кадогана находиться с ним в одном обществе было редкостью, подарком. Они заулыбались, когда мы вошли, их взгляды по-прежнему становились немного подозрительными, когда они замечали Мэллори. По большей части она искупила свою вину перед Домом после той волнующей истории, но у вампиров хорошая память.

Мы направились к столику на четверых. Брат Шона, Колин, обошел барную стойку, белое полотенце было переброшено через его плечо. Шон был младше брата, но оба выглядели так, словно сошли с ирландского туристического буклета: высокие и долговязые, с рыжими волосами, голубыми глазами и румяными лицами.

— Сеньор, — проговорил Колин, слегка поклонившись Этану, затем улыбнулся мне. — Как много прошло времени, — добавил он, игриво сжав мне плечо. — По какому случаю?

— Первая пост-клыкастая игра Мерит в «Ригли», — ответил Шон, раскладывая коробку пиццы, бумажные тарелки и салфетки в центре стола. Ароматы пряного соуса, жареного бекона и сыра наполнили воздух, а на коробке жирными красными буквами было напечатано одно из моих любимых названий — «У Сола». Не только мой любимый вид пиццы, но еще и из моей любимой пиццерии в Чикаго. Этан действительно постарался на славу.

«Спасибо тебе», — мысленно произнесла я, активировав телепатическую связь между нами. — «Я оценила усилия».

«Ты оценишь их еще больше чуть позднее», — ответил он с лукавством в глазах, которое обещало, что грядет что-то восхитительное — даже если «Кабс» не вырвут победу.

— Ну и ну, — проговорил Колин, глядя на меня. — Это стоит напитка за счет заведения. Ты ведь у нас пьешь джин с тоником, верно?

— Да, — согласилась я. — И это звучит здорово.

— Ладно, — произнес он и посмотрел на Этана. — Сир?

Этан получил повышение, по крайней мере в титуле, когда стал членом Ассамблеи Американских Вампиров, недавно учрежденной организации, призванной передать американским вампирами контроль над их будущим. До сих пор она не создавала проблем, что стало хорошим изменением после их предшественника.

— Я буду то же, что и она.

— Я знала, что в конечном счете ты станешь доверять моему мнению.

Катчер фыркнул.

— Во всяком случае относительно сочетания пищи.

— Послушник берет то, что может получить, — сказал Колин, подмигнув. Он принял заказы у Катчера и Мэллори, оставив нас с пиццей. Мы обменялись проницательными взглядами, ожидая, пока кто-нибудь сделает первый шаг в сторону куска.

— Ну, я не стану ждать, пока вы, народ, сыграете в сверхъестественные камень-ножницы-бумага, — проговорила Мэллори, повернув коробку так, что та открылась перед ней, и утащила кусок на тарелку.

— И как бы это называлось? — поинтересовался Этан.

Она помолчала, вдумчиво прожевывая, затем подняла два пальца буквой «V», согнула их в так называемые клешни и завертела ими так, словно окропляла нас заклинанием.

— Вампир-оборотень-колдун, — ответила она. — Можешь называть это «ВОК».

— Думаю, ты только что придумала мем[?], — впечатленно сказала я.

— Понятное дело. Я же офигенная. Передай мне сыр.

 

*  *  *

 

Мы почти прикончили пиццу, когда Катчер махнул рукой в сторону бильярдного стола.

— Играешь? — спросил он Этана.

— Время от времени.

— Сыграем партейку?

Этан поглядел на меня, приподняв брови.

Я посмотрела на часы. Мы поели быстро, и у нас еще оставалось время до начала игры. Я бы с удовольствием попала на стадион пораньше, посмотрела, как разминаются игроки и входят гуськом болельщики, пытаясь удержать хот-доги по-чикагски, телефоны и пиво, пока перемещаются. Но когда Этан с тоской поглядел на безупречное зеленое сукно стола и фигурные ножки в стиле барокко, я поняла, что застряла.

— Дерзай, — сказала я, затем склонила голову. — Хотя я не знала, что ты играешь.

— Я не профессионал, — произнес он, немного возмутившись. — Но я играют так же, как и руковожу.

Неуверенность не была чертой, знакомой Этану.

— В таком случае, повеселись.

— Думаешь, он собирается вышколить Катчера? — спросила Мэллори, когда они пробились сквозь толпу к бильярдному столу.

— Не знаю, — ответила я. Это было вполне актуально, хотя Этан не особо действовал без плана на победу — или, по крайней мере, стратегии выхода.

Я смотрела, как он, высокий и стройный, выбрал бильярдный кий, проверил его вес и гибкость. Пара вампиров поднялась со своих мест возле бара и подошла, чтобы поздороваться. Со светлыми волосами, заправленными за уши, с выбранным им кием в руке, Этан пожал руки вампирам, затем представил Катчера. Они поболтали, пока Катчер расставлял шары, и они приготовились играть.

— Катчер впадет в истерику, если проиграет? — спросила я. Он вообще ворчливый парень. Он мне очень нравился.

— Катчер преуспевает в сдержанности и рассудительных действиях.

Я фыркнула.

— А Этан робкий и управляет Домом, как при демократии.

— Так что мы обе несем полную бредятину, — сказала она, затем бросила взгляд в сторону своего хорошо сложенного мужа. — Если он проиграет, то так ему и надо за то, что бросил вызов вампиру в его собственном заведении.

— Пожалуй, не самое мудрое решение, — согласилась я.

— В любом случае, — произнесла она, придвигаясь поближе, — я рада, что они ушли. Теперь мы можем поговорить.

Учитывая драматизм последних нескольких недель, я предположила, что у нее плохие новости относительно зла или магии, и приготовилась к худшему.

— Я боюсь, что секс станет приевшимся.

Прибыл Колин со свежими напитками — «Манхэттеном»[?] для Мэллори и еще одним «Джин-тоником» для меня. В последний, спокойный момент я выжала лайм в стакан и слизала кислый сок со своего большого пальца. А затем я сделала глоток, поставила стакан на стол и сделала то, что должна была сделать. Я предложила ей поговорить со мной о сексе с Катчером.

— Почему ты думаешь, что он станет приевшимся?

Она наклонилась ко мне, сложив руки на столе.

— Я в том смысле, что не уверена. Мы женаты, и он классный. Он реально классный. И частый.

Я знала, что буду жалеть об этом, но не смогла не спросить:

— Насколько частый?

— Как минимум раз в день. Иногда больше. Мы частенько бываем голыми, — как ни в чем не бывало произнесла она.

— Думаю, это так. — И я была вдвойне рада, что больше не делю с ней ее таунхаус. Мэллори принадлежал дом, и я была ее соседкой, пока не переехала в Дом Кадогана. Когда подселился Катчер, стало много обнаженного тисканья в общественных местах, в том числе и на кухне. Мне, например, не хотелось лицезреть омлет а-ля Голая Задница Катчера. — Ну, кажется, сейчас все нормально?

— Полностью. Думаю, это та часть, которая меня беспокоит. Просто, мне нравится, кем мы являемся сейчас. И я знаю, что часть брака — это когда вам «комфортно» друг с другом. Я просто не хочу, чтобы нам стало настолько комфортно, что мы превратимся в основном просто в соседей или что-то вроде этого. Я хочу сохранить эту искру живой. — Она оглядела его, ее глаза светились любовью — и немного потускнели от похоти. А Катчер был альфа-самцом внутри и снаружи, спереди и сзади, и полностью по ту сторону.

— Н-да, я не думаю, что это будет проблемой, — заключила я.

— Я хочу сказать, что мы не можем держать наши руки подальше друг от друга. Вот почему мы опоздали, — сказала она, приподняв брови.

Мы забрали Мэллори с Катчером на одном из огромных черных внедорожников Дома, поскольку личный автомобиль Этана — обтекаемый черный Феррари — был разбит во время погони с одним из дружков Рида.

Так вот чем они занимались, пока мы стояли у обочины, ничего не подозревая.

— Ну, — проговорила я, глотнув крепкого напитка, — даже если темп, скажем, снизится, когда вам комфортно друг с другом — это круто.

Я поглядела на Этана, который стоял с другой стороны стола, держа кий в руке, как могли держать копье его шведские сородичи.

— Иметь кого-то, кто тебя подходит — это весьма потрясающе.

— Он тебе подходит, и это важно. — Она усмехнулась. — Но ты не можешь мне утверждать, что Дарт Салливан периодически не показывает тебе свою «Темную Сторону».

— Ты мне испохабила «Звездные Войны». Но что касается твоего вопроса — да. — Я усмехнулась. — Он довольно умело обращается со своим, ну, ты знаешь…

— Ты пытаешься не сказать «световой меч», но тебе реально хочется.

— Реально хочется. — Я помахала руками, закрывая эту тему. — Скажем коротко, у него он имеется, и он знает, как им обращаться.

— Катана. Палаш. Сабля.

— Предполагалось, что мы будем обсуждать Катчера, — напомнила я ей. — И поскольку я видела его, кхм, палаш много раз, могу подтвердить, что у него он имеется. Я думаю, что во всех отношениях есть свои взлеты и падения, свои своды. Иногда безудержная нагота, пока девушка пытается приготовить свою чертову китайскую лапшу.

Мэллори фыркнула в свой коктейль.

— Она все равно для тебя не годится. Слишком много натрия.

— Я бессмертна, — напомнила я.

— Да, — произнесла она. — Надеюсь, ты права. Как ты думаешь, вы с Дартом Салливан сможете сохранять искру в течении шести или семи сотен лет?

Бессмертие не было тем, о чем я частенько задумывалась, в основном потому, что я не могла себе это представить. Этан живет почти четыре сотни лет. Он видел войны, насилие, голод и как появляются и исчезают империи. Если допустить, что я буду держаться подальше от острия осинового кола, то смогу увидеть все это и даже больше. Но протяжение времени не то, что я могла легко перенести в свой разум.

— Не знаю, — честно ответила я. — Не могу себе представить, что не хочу его, но бессмертие — штука долгая.

— А если он сделает предложение?

Он намекал об этом достаточно, готовя меня к его неизбежности, так что «если» было крайне скромным подсчетом.

— Когда он сделает предложение, — произнесла я, — и если я отвечу «да», тогда решение будет принято. Дело сделано, и пути назад не будет.

Я этому улыбнулась. Бессмертие пугало меня; обязательство — нет.

— Хорошо, — сказала Мэллори, затем произнося тост, чокнулась со мной своим стаканом. — Давай выпьем за обязательства. За ворчливые задницы мужчин, которых мы любим, которые на самом деле должны валяться у наших ног. — Она ехидно улыбнулась. — И поступать так, когда поощрение.

— Чувствую я, что мы снова подбираемся опасно близко к зоне обнаженного Катчера.

— Мы лишь в граничащей зоне, — ответила она, подмигнув. Она поставила свой стакан и несколько секунд смотрела на меня. Она нежно улыбнулась, как будто бы знала все тайны мира.

— Что? — спросила я.

— Ничего. Просто думаю о том, как сильно мы изменились. Вампиры, колдуны, два адски сексуальных и донельзя эгоистичных мужчины. Принужденное изменение для тебя и отступление от тьмы для меня. И все же, вот они мы, выпиваем и готовимся к игре «Каббис». — Она чокнулась со мной своим стаканом. — Я бы сказала, что все обернулось довольно неплохо.

С этим я поспорить не могла.

 

*  *  *

 

Этан лидировал после разбоя и почти победил, не пропуская ударов. Схему испортила Послушница, которая слишком много выпила и по неосторожности задела кий. Послушница извинилась, но что сделано, то сделано. Из-за ее налета ход перешел к Катчеру, и он этим воспользовался. Он ни разу не промахнулся, и когда закончил, Этану осталось лишь смотреть на этот разгром.

Ну, или Катчер так рассказал. Учитывая, что его эго практически равнялось с эго Этана по размеру и силе, я предположила, что истина была где-то посередине.

Когда мы закончили и (наконец-то!) были готовы идти на стадион, Колин отказался от денег Этана и попытался выгнать нас из бара; Этану, как всегда стратегически мыслящему, удалось втихаря подсунуть чек Шону. Он предпочитал оплачивать свои долги.