Размер шрифта:     
Гарнитура:GeorgiaVerdanaArial
Цвет фона:      
Режим чтения: F11  |  Добавить закладку: Ctrl+D
Смотреть все книги жанра: Любовная фантастика
Показать все книги автора:
 

«Чаропад», Хлоя Нейл

Благодарности

Хотелось бы поблагодарить всех тех, кто помог главным героиням Лили и Скаут выйти в свет — Джессику, за ее потрясающие редакционные статьи, Розанну, Лиз и Джию за оказанную помощь, благодаря которой книга появилась в продаже. Также большое спасибо моему замечательному агенту Люсиенне. Отдельную благодарность хотелось бы выразить Кристе и Лизе за организацию форума Меритверс (), редактирование рукописей и маркетинг, а также я хотела бы сказать большое спасибо моим коллегам, друзьям и членам семьи (привет, мамуль!) за их неустанную поддержку. Приношу извинения Скауту и Бакстеру за все те игры в мячики, в которые я не смогла поиграть из-за отсутствия времени, а также Джереми, который постоянно находился рядом со мной во время всех моих творческих кризисов и, несмотря на все эти сложности, все равно сделал мне предложение.

Посвящается Джереми, с любовью и Шнауцерами.

Глава 1

«Истинная ценность магии преувеличена.

Храбрость — вот что на самом деле имеет значение».

— Скаут Грин.

Его мех сиял серебром, а цвет глаз переливался различными оттенками от небесно-голубого до цвета весенней зелени, уши же плотно прилегали к голове.

Встретившись взглядом с этим огромным оборотнем, стоявшим передо мной в полный рост, я неожиданно споткнулась и упала. Когда он разразился низким гортанным ревом, мое сердце замерло на мгновение, и все это продолжалось до тех пор, пока он наконец не подался вперед, прижавшись к моей ладони.

— Со мной все хорошо, — заверила я его, вскочив на ноги. Я-то, может, и в полном порядке, а вот мои джинсы, судя по всему, безнадежно испорчены. Туннели, пролегающие под Чикаго, настолько сырые и грязные, что на моих коленках после падения остались бурые следы.

— Черт, — буркнула я себе под нос, пытаясь сделать все возможное, чтобы отчистить джинсы, то и дело сдувая со лба непослушные пряди волос, которые падали мне на глаза. — Они мне так нравились. — Пожалуй, это единственный случай, когда я была бы рада, если бы на мне была надета ненавистная школьная форма с клетчатой шотландской юбкой.

В туннеле вспыхнул свет, и на месте, где только что стоял оборотень, оказался шестнадцатилетний парень, одетый в джинсы и рубашку с длинными рукавами.

— Твои джинсы — это последнее, о чем сейчас стоит беспокоиться, Лили, — сказал он, възъерошив свои русые волосы. — В этом раунде я сбил тебя с ног всего лишь за какие-то десять секунд.

— Я упала, — ответила я и смущенно покраснела, взглянув в его голубые глаза. — Кроме того, у тебя четыре лапы. А у меня всего две ноги.

Он самодовольно ухмыльнулся, но все же подмигнул мне в ответ, что совсем не улучшило моего положения. Дело в том, что мы с Джейсоном встречаемся всего лишь несколько недель, и меня еще достаточно сильно смущает его пристальный взгляд, и время от времени я краснею от стыда. Он весь такой, ну, как бы это сказать… милый. Настолько милый, что глядя на него, по коже бегут мурашки, и сердце взволнованно колотиться.

Внезапно в туннеле эхом раздался всплеск, вслед за которым послышалось чье-то учащенное дыхание. На этот раз в конце туннеля обнаружилась всего лишь парочка подростков. Одна из них Скаут Грин — моя немного чокнутая подруга и Майкл Гарсия — ее обожаемый почитатель (который мог бы уже наконец стать официальным бойфрендом с позволения Скаут, но пока ему по-прежнему приходится всего лишь добиваться ее расположения).

Она моя единственная родственная душа в нашей «супер навороченной» школе для девочек имени Святой Софии. Майкл и Джейсон также ученики старших классов, но только они посещают другую частную школу, которая находится в паре кварталов от нашей.

— Вы в порядке? — поинтересовалась я у друзей.

— Да, все замечательно, — ответила Скаут без тени сомнения в голосе.

— Я победил, — восторженно возликовал Майкл так, словно он только что пересек линию ворот и забил гол. — Я чемпион! Чемпион! Ааааа! Ааа! Толпа ликует!

Услышав это, Скаут закатила глаза, а Джейсон впервые в жизни подставил ему кулак в знак одобрения.

— Молодчина!

— Да, это действительно было круто, — ответил Майкл, его темные кудрявые волосы подпрыгивали каждый раз, когда он победоносно гарцевал вокруг Скаут так, словно это на самом деле способно произвести на нее хоть какое-то впечатление.

— Ну, вот мы и подошли к финалу нашего забега, — произнесла Скаут, положив руки на бедра. — Что у нас следующее по списку?

Джейсон достал из кармана сложенный лист бумаги, расправил его и начал читать вслух:

— «Рекомендуемые Занятия для Адептов: Пункт Второй», — начал он.

— Ну и что там? «Стать наконец послушными детишками»? — сострил Майкл.

— Нет, — ответил Джейсон. — Следующий пункт по списку — вышибалы.

Мы улыбнулись. Это упражнение наше самое любимое, потому что наши вышибалы не имеют ничего общего c той дурацкой игрой в школьном спортзале, где вас выстраивают в ряд.

Дело в том, что мы являемся Адептами — подростками, обладающими магическими способностями. Когда я говорю о магии, я имею ввиду не какие-нибудь там дешевые трюки с дымом и зеркалами. Вовсе нет! Я говорю о самом настоящем мире магии — с вампирами, оборотнями и колдовством — и это только часть того, что я знаю.

Как оказалось, этот мир полон необъяснимого. (Это открытие тут же попало в мой личный список «вещей, которые повергают меня в шок» на пару с турдукеном[?] и гладиаторскими сандалиями. «Кому вообще может идти этот странный тип обуви?»). Некоторым подросткам, обладающим магическими способностями или как их еще иногда называют — сверхособенностями, удалось познакомиться с магией в довольно юном возрасте. Скаут, например, самостоятельно придумывает и претворяет в жизнь заклинания. Я, в свою очередь, владею магией огня. Это значит, что я могу надрать задницу парочке плохих парней, направив на них мощный поток световой энергии. Майкл способен считывать информацию с архитектурных строений, он прикладывает руки к стенам и видит, какие события произошли там за последнее время.

Мой парень, Джейсон Шепард, оборотень. Он объяснил мне, что способность к трансформации не совсем магическая, она скорее является результатом древнего проклятия. Я вряд ли смогу поделиться подробностями случившегося, но одно могу сказать наверняка — оборотень обладает физической суперсилой и уникальными бойцовскими навыками. От себя могу добавить, что так здорово наблюдать за тем, как твой парень превращается в волка в разгар сражения только лишь для того, чтобы как следует дать отпор плохим парням. Также я знаю, что во время полнолуния Джейсон предпочитает держаться от меня подальше. Он утверждает, что это просто небезопасно для меня.

Основная проблема заключается в том, что подарок судьбы в виде суперспособностей оказался временным — как правило он сохраняется лишь до наступления зрелости. Мы являемся Адептами — теми, кто будет вынужден распрощаться с магией в ближайшие несколько лет. Мы принимаем естественный ход магической жизни таким, какой он есть. Жнецы же напротив, отчаянно стараются сохранить свои силы и для этого вынуждены красть чужие души.

Именно поэтому мы сейчас и находимся в темном и грязном туннеле, пролегающим под Чикаго в столь чудесное ноябрьское воскресенье. Адепты должны следить за Жнецами или Темной Элитой, как они себя привыкли называть. А это значит, что темными ночами после занятий мы должны патрулировать город и держать пальцы скрещенными в надежде не вляпаться во что-то такое, с чем мы не сможем в последствии справиться.

И госпожа Удача далеко не всегда нам сопутствует.

Как бы то ни было, в перерывах между учебой и погоней за Жнецами, согласно приказу вышестоящих Адептов, мы обязаны оттачивать свое магическое мастерство.

— Значит, вышибалы, — произнесла Скаут, злорадно потирая ладошки. — И кто же у нас станет жертвой на этот раз?

— Конечно же, я, — пробурчал Майкл. Его магические силы носят исключительно информативный характер, и поэтому ему постоянно приходится упражняться в таких видах активности, как вышибалы. Джейсон может лишь напасть на нас, так что вся вредоносная магия распределяется между мной и Скаут.

Подруга с усмешкой взглянула на меня:

— Ну что, камень-ножницы-бумага?

— Всегда пожалуйста, — сказала я, обогнала Скаут и, встретившись с ней лицом к лицу, вытянула вперед руки, одну в кулаке, другую ладонью наверх. — Ты готова?

— Всегда готова, — ответила на мой лад Скаут, подставив руки для игры.

Мы начали считать в один голос:

— Раз, два, три, — и затем одновременно открыли глаза. Скаут выбрала камень… а я бумагу.

— Ехууу! — воскликнула я, положив свои руки сверху на ее. — Бумага кроет камень. Моя очередь бросать.

Скаут недовольно пробурчала себе что-то под нос, но все же выгребла свою сумку-почтальонку с изображением черепа из кучи вещей, наваленных на полу в пределах небольшого сухого островка. Это единственное чистое место, которое мы обнаружили в этом туннеле.

— Ладно, салага. Только смотри не прибей нас всех током, — произнесла она с иронией и ткнула пальцем в нас с Джейсоном, — И чтобы никакого мухлежа!

— По-твоему, я на такое способен? — спросил Джейсон, взглянув на меня.

— Ну, если честно, то да. Но на данный момент это уже не так важно. Вперед, Адепт! — воскликнула Скаут, а затем резко развернувшись, принялась разгуливать за моей спиной, то и дело подначивая меня. — Схвати нас!

Смысл данного упражнения для Адептов — попасть магической волной прямиком в мишень. В данном случае ею являлись Скаут, Джейсон и Майкл, а значит сила удара не должна быть оглушающей. Этакий «лайт» вариант. Достаточно сильный, чтобы сбить кого-нибудь из них с ног, но не настолько, чтобы причинить вред.

Осуществить это на практике не так-то просто.

— Мы ждем, Лилс, — произнес Джейсон, подойдя поближе к Скаут и поманив меня к себе указательным пальцем. — Иди сюда и заполучи нас.

Он такой милый, даже несмотря на то, что это не просто детская игра в догонялки.

Это самая настоящая магия огня.

На самом деле, моя сила все еще для меня в диковинку, ведь она оказалась всего лишь случайным подарком судьбы. Я получила свою суперспособность от Жнеца Себастьяна Борна, который нечаянно поразил меня магией огня. Но все же мне удалось научиться контролировать свою силу и направлять ее на внешние объекты.

— Сейчас ты у меня получишь, — пробормотала я и закрыла глаза для того, чтобы почувствовать приток энергии, который, словно волна, устремился ко мне через весь туннель. Энергетическая волна подо мной стремительно набирала силу, я чувствовала, как она заполняет мои руки и ноги и ищет выход, чтобы вернуться назад. Мои пальцы покалывало, а ток так и стремился вырваться наружу в виде сильнейшего потока.

Я вновь открыла глаза и заметила, что лампочки, которые висели на потолке туннеля прямо надо мной, усиленно замерцали. Я представила, как собираю огромный энергетический шар, скатывая его, словно снежный ком. Джейсон, Скаут и Майкл отступили в другую часть туннеля, а я подбросила получившийся клубок энергии в воздух прямо над их головами.

Скаут взвизгнула и нырнула вниз, а полученный шар с шумом взорвался и разлетелся зелеными искрами в стороны так сильно, что вокруг задрожали стены. Не очень приятно, когда все это происходит под землей, но лучшего места, чем подземные туннели, для практики не сыщешь. Дело в том, что кроме Жнецов, о наших способностях осведомлены лишь несколько обычных ребят из Чикаго, которые помогают нам оставаться в безопасности.

— Гонка началась! — воскликнул Майкл и ринулся вниз по туннелю, а Джейсон и Скаут устремились вслед за ним.

Я собрала еще немного энергии для шара и побежала вдогонку за друзьями. Свет каждой лампы на потолке тускнел, когда я проносилась под ней. Казалось, он словно струна прогибается под силой энергии, которую я сосредоточила в своих руках. Я бросила еще один огненный шар перед собой, как только это трио исчезло в проходе арки. Шар рассыпался искрами, едва ударившись о стену за спинами этих троих.

Я пробурчала какое-то проклятие себе под нос. Несмотря на то, что я вовсе не собиралась в них попасть, шар в любом случае должен пролететь настолько близко, насколько это представляется возможным. И вот этот последний мог бы быть хотя бы чуточку поближе.

Вода в туннеле разлеталась брызгами, пока они убегали. Туннели использовались для небольшой железной дороги, по которой перевозился уголь и мусор между зданиями Чикаго. Вода, как правило, собирается на полу между старыми рельсами, не говоря уже о веществе, что просачивается из стен. В туннелях обычно темно и холодно, а сейчас в них вдвойне холоднее, ведь приближается зима.

Я следовала за звуками плескающихся воды под их ногами, словно сыщик, остановившись лишь однажды, когда троица появилась в той части туннеля, который я никогда до этого не видела. В этом отсеке поперек арки прикреплена тонкая металлическая балка.

— Неужели эта преграда действительно способна хоть кого-то остановить? — удивилась я и с легкостью пролезла под ней, продолжая свой путь вперед. Но когда в туннеле неожиданно повисла тишина, я остановилась.

Тихо было настолько, что я могла слышать пульсацию крови в своих ушах, но от Адептов по-прежнему не было слышно ни звука. «Неужели они прекратили бежать, или все же решили устроить мне ловушку, пока я отвлекалась?»

Есть только один способ это проверить.

Я немного уменьшила силу шара, этого было достаточно для того, чтобы продолжать удерживать пламя в руках и напугать до смерти этих троих, если они соберутся внезапно на меня напасть. Я медленно пробиралась вперед, шаг за шагом, стараясь не думать о многоногих существах, которые, вероятно, роились вокруг меня в темноте.

Свет здесь горит гораздо тусклее, но лампы все еще продолжали мерцать, когда я проходила под ними — кралась словно охотник, с приглушенным огненным шаром в руках.

— Есть кто? — прошептала я, вглядываясь в укромный уголок в стене. Пустота. Огненный поток заставлял мои пальцы чесаться в попытках вырваться на свободу. Я потерла их друг о друга.

— Есть здесь кто-нибудь? — тихо произнесла я, пробираясь из одного отсека туннеля в другой, в котором уже не горел свет. Было настолько темно, что я могла видеть лишь на несколько шагов вперед, но даже и на этом клочке света не удалось обнаружить тех самых трех ухмыляющихся Адептов (ну, или двух Адептов и одного оборотня), что заставляло меня еще больше нервничать. Напряжение от ожидания усиливалось все больше в связи с моей готовностью спугнуть их.

Мои нервы были натянуты, как струна, и я решила остановиться.

— Ладно, ребята, я сдаюсь. Пойдемте наверх, с меня вечеринка!

В темноте напротив меня раздались шаркающие звуки. Я похолодела и почувствовала, как в волнении учащенно бьется сердце у меня под рубашкой.

— Ребят?

— Буууу!

Где-то в глубине моего сознания я догадалась, что та, кто выпрыгнул позади меня, никто иная, как Скаут, но было уже слишком поздно — моя голова перестала работать. Я испуганно закричала и подпрыгнула в воздух на полметра, выпустив шар, который так долго пыталась удерживать в руках.

Он вылетел и повис в воздухе, деформируясь по мере своего передвижения. Он пролетел мимо Майкла и Джейсона, которые вжались в стену, чтобы обойти столкновение с шаром, и со всей силой ударил в Скаут. Ее тело резко дернулось и обмякло. Я бросилась вперед и успела подхватить ее до того, как она упала, и бережно опустила на землю. Положив голову подруги себе на колени, я почувствовала, как из моих глаз брызнули слезы.

— О, черт, Скаут… с тобой все в порядке? Как ты, все хорошо?

Майкл поспешил к ней. Он положил ей руку на лоб и похлопал по щекам так, словно пытался ее разбудить.

— Скаут, как ты себя чувствуешь?

— Скаут, мне так жаль, — проговорила я, ощущая прилив паники от того, что непреднамеренно причинила вред своей лучшей подруге. Это явно не лучший способ отблагодарить первого человека, который уделил мне внимание по приезду в школу Св. Софии несколько месяцев назад.

Джейсон опустился на колени около меня и оглядел Скаут.

— Я уверен, что с ней все будет хорошо, ведь ты же действовала не в полную силу, так ведь?

— Конечно же, нет. — И все же состояние подруги пугало меня. «Вдруг я нечаянно усилила электрическое напряжение шара?»

— Если ты очнешься, то я позволю тебе носить свои ворсистые тапочки — те, которые тебе так нравятся. Я больше не буду ныть из-за того, что ты ешь мои шоколадные маффины с утра. Ты можешь брать их хоть каждый день. Только приди в себя, хорошо?

Прошло несколько секунд тишины, и Скаут наконец открыла глаза и ухмыляясь посмотрела на меня. Да она же просто дурачила меня!

— Шоколадные маффины, значит? И ворсистые тапочки? Все слышали это, ребят? С этого момента вы — мои свидетели.

Меня уже не волновало то, что она лежит в луже, в которую я собственноручно повалила ее не так давно во время схватки.

Наверное, стоило ударить ее посильнее.

Глава 2

Как бы вы завершили день после того, как вас одурачила лучшая подруга в заброшенном туннеле под Чикаго?

Вы бы помогли заносчивым мажоркам готовить украшения к вечеринке.

Само собой, подготовка к вечеринке не в моем стиле, но именно поэтому я и взялась за это. Дело не в том, что я горела желанием потусить с другими девочками из комитета — большинство из них ходит с роскошными сумочками и козыряют деньгами — но в забавах с клеем и блестками есть что-то по-настоящему расслабляющее. Никаких тебе крыс. Никаких пауков. Никаких Жнецов. Никаких «тренировок». Всего лишь немного бессмысленного рисования-и-рукоделия. Да, пожалуйста.

Девушки в дорогой одежде — мои товарищи из комитета по подготовке Тайного праздника — сидели группами на блестящем паркетном полу спортзала Св. Софии, приклеивая глаза-бусинки на аппликации ворон и развешивая фальшивую паутину вокруг всего, что держалось на одном месте достаточно долго, чтобы быть обвешанным. Также повсюду были пенопластовые надгробия, выкрашенные в черный цвет и щедро посыпанные черными блестками.

Вечеринка — это ежегодный праздник для наших младшеклассников, а ответственные за нее девушки из Св. Софии — звездная компашка — решили, что нашей темой для украшений будет «кладбищенский гламур». (Ребята из комитета по подготовке в Монтклэре, нашей братской школы, в которой учатся Джейсон и Майкл, отвечают за все аудиовизуальные и электронные эффекты). Идея не совсем оригинальная, но поскольку я фанатка темной одежды и подходящей подводки для глаз, то не сильно уж и возражала. Кроме того, выпускники Св. Софии арендовали Филдовский Музей[?], чикагский музей естественной истории, для вечеринки, которая состоится в эту пятницу. Я там еще не была, поэтому не совсем уверена, чего ожидать, но со всеми этими деньгами и украшениями и речи идти не может о точ, что это не будет выглядеть классно, когда мы закончим.

Я очень волновалась по поводу танцев. С другой стороны, без звездной компашки я могла обойтись. Вероника — блондинка из разряда каждый-волосок-на-своем-месте — их лидер. В данный момент она использовала карандаш, чтобы указывать другим ученицам младших классов на их блестящие задания.

Мне она не нравится, но в последнее время я уделяла ей больше внимания. Несколько недель назад Вероника попала в самый разгар гражданской войны между двумя кланами вампиров, живущих в Педвэе[?] — сети проходов, которые соединяют здания в центре Чикаго. Марлена — их правящая королева клана, и она не в восторге оттого, что Нику, вамп, которого она создала, образовал свой собственный клан. Нику помог нам спасти Веронику, и, кажется, между ними что-то пробежало. Ее заколдовали, чтобы стереть воспоминания о схватке и встрече, но я никак не могу избавиться от ощущения, что она магическая бомба замедленного действия, которая обязательно рванет.

Номером два в звездной компашке является Эми. У нее ярко-розовая комната в моем блоке, но сама она довольно спокойная, и сейчас рисует воронов, которых мне поручили посыпать блестками.

Мэри Кэтрин, третья из звездной компашки, в чьи темные волосы сейчас вплетены осветленные завитые прядки и небольшие стразы, красила ногти темным оттенком синего. По крайней мере, я предположила, что это стразы. Кто ее знает?

Лесли Барнаби, еще одна соседка по блоку, подошла ко мне, держа в руке связку плоских, черных птиц. Ей была поставлена задача переносить птиц от звездной компашки ко мне. Поскольку их главная цель — забраться на вершину иерархии Св. Софии и сводить меня с ума, я была более чем рада позволить Лесли играть роль посредника.

— Еще вороны, — сказала она, положив их на пол.

Она села, скрестив ноги, рядом с этой кучей, до колен доходила пара ярких многоцветных носков. На ней также была футболка с радугой, а к ее светлым волосам были прикреплены небольшие пушистые кошачьи ушки. У Лесли весьма своеобразное чувство стиля.

Я люблю одежду, и у меня определенно есть артистическая жилка. Я терпеть не могу инкубаторскую шотландку нашей школьной формы. Но это просто делает меня подростком. Лесли же совсем другая девушка. Она ведет себя не как подросток, а скорее как супермодель, переместившаяся из какого-нибудь будущего мира со странной одеждой и неопределенным выражением лица. Вещи, которые она носит, могут стать реально классными лет эдак через двадцать, но сейчас они кажутся просто странными.

— Спасибо, — поблагодарила я и окинула взглядом девушек. Вероятно, звездная компашка расширилась с трех до четырех. Новенькая, Лисбет Кэннон, тусовалась с шайкой.

— Как там звездная компашка? — спросила я.

Лесли пожала плечами.