Размер шрифта:     
Гарнитура:GeorgiaVerdanaArial
Цвет фона:      
Режим чтения: F11  |  Добавить закладку: Ctrl+D
Смотреть все книги жанра: Короткие любовные романы
Показать все книги автора:
 

«Цветы на воде», Хелен Скотт Тейлор

Маленький фургончик флориста Люси трясся по накатанной колее переулка, что вел к коттеджу Бич Вью. Потребовалось пять лет, прежде чем она смогла появляться здесь без слез. Следующие пять лет, у нее начало получаться даже целыми неделями ходить и не думать о своем маленьком сыне Джордже или бывшем муже Доминике.

Последняя неделя августа — годовщина смерти Джорджа, стала единственным временем, когда она позволяла себе вспоминать.

Печальная улыбка изогнула губы женщины, потому что сознание затопили воспоминания о ее дорогом маленьком двухлетнем сыне. Ужасная трагедия от его потери больше не стирала память о хороших временах, которые были прежде. Но даже по прошествии всего этого времени, ей было трудно думать о Доминике без гнева и боли.

Она достигла конца переулка, где большие ворота открывались на стапелях так, чтобы туристы могли спустить шлюпку на воду. Небольшое парковочное место для отдыхающих, останавливающихся в коттедже с видом на пляж, оказалось занято дорогим спортивным автомобилем.

Люси неодобрительно поджала губы. Некоторые люди были просто эгоистами, когда парковались на местах, предназначенных для других. Ее единственным вариантом было припарковаться у угловой части ворот и надеяться на то, что она никому не перекроет доступ.

Выбираясь из машины, Люси полной грудью вдохнула соленый морской воздух. Сквозь нее пронеслись мешанные эмоции. Она любила океан… и ненавидела его. Он был красив, но при этом силен и опасен. Вздымающаяся масса небрежно разрушила жизнь ее невинного маленького сына. Она не смогла ему помочь, приписывая это злому року, хотя знала, что это было смешно.

Затаив дыхание, женщина подошла к задней части своего фургона, чтобы забрать букет из десяти лилий из специально разработанной стойки, которая содержала в себе резервуар с водой, чтобы цветы оставались свежими.

Перекинув ремень от сумки через плечо и разместив букет лилий в изгибе руки, Люси прошла через маленькие ворота и зашагала по вымощенной плиткой тропинке. Коттедж Бич Вью находился в нескольких шагах от конца дорожки, расположенный среди буйства кустов и цветов в небольшом саду рядом с пляжем.

Когда-то давно, в старом каменном здании размещалась спасательная лодка, которая служила местному сообществу. Когда десять лет назад они с Домиником арендовали место для отпуска, то быстро преобразовали его в жилье. И теперь оно было комфортным в своей новой роли. Единственным намеком на то, что здесь, когда-то было что-то другое, являлся цементный пандус, тянущийся от окна фронтона дома вниз до самой кромки воды.

Люси нагнулась и стала нащупывать ключ по цветочным горшком с геранью. Она отдернула руку назад, когда мокрица ударила ее по руке как маленький броненосец. Женщина отложила в сторону свои лилии и присела, чтобы посмотреть получше. Там, определенно, не было никакого ключа.

Она поднялась и огляделась вокруг, прогоняя беспокойство из своих мыслей. За все годы, что Люси посещала это место, ключ всегда находился под синим горшком. Миссис Уиллис никогда не оставляла его в другом месте.

Забрав свои лилии, Люси обошла дом и приблизилась к черному входу. На коврике снаружи стояла пара мокрых и в песке, мужских ботинок. Как так вышло, что предыдущий отдыхающий не съехал вовремя и все еще находился здесь?

Спокойная музыка лилась через открытое окно. Миссис Уиллис сделала двойную бронь? Люси постучала в дверь, уже приготовив слова, которые она произнесет, чтобы высказать свои претензии постояльцу.

Внутри послышались шаги. Дверная ручка повернулась и дверь открылась. Люси задохнулась. Она отшатнулась назад при виде человека, заполнившего дверной проем.

— Доминик?! — имя еле слышно слетело с ее губ. Она что, шагнула во временную дыру и вернулась на десять лет назад?

Он возвышался над ней высокий и худой, его волосы, по-прежнему были густыми и непослушными, а в глазах плескалось смятение. Но потом она заметила, что среди каштановых прядей пробивались несколько седых волос, и небольшая сетка морщин расходилась от уголков глаз мужчины.

— Люси! Что ты здесь делаешь?

Она из всех сил попыталась восстановить дыхание, чтобы ему ответить.

— Я забронировала коттедж на неделю.

— Я тоже.

Он поднял руку и почесал затылок. Знакомый жест вернул ее на десять лет назад. Она нарочно стерла из памяти все, что было связано с Домиником. Но его демонстрация растерянности была до боли знакомой.

— Я предполагаю, что Уиллис сделал двойную бронь, — сказал он.

— Невозможно, — Люси собрала все свое самообладание и покачала головой. — У меня договоренность с миссис Уиллис о бронировании на неделю каждый год. Каждый раз, когда я приезжаю, я вношу плату за следующий год.

— О, — Доминик уставился на нее и сдвинул брови. — Я заказал у Терри Уиллиса, ее сына.

— Когда?

— После Рождества.

— Я бронировала в августе прошлого года, поэтому у меня приоритет.

Доминик поджал губы.

— Владение — это девять десятых частей закона.

— Не будь ребенком, Дом, — собственное импульсивное возражение удивило ее. По выражению лица Доминика женщина поняла, что он тоже удивился. Они долго смотрели друг на друга в неловком молчании.

— Завтра будет десять лет, Люс, — мягко произнес мужчина. — Я хочу быть здесь.

— Ты не потрудился приехать сюда в течение прошлых девяти лет. И теперь ты думаешь, что можешь неожиданно приехать и выставить меня отсюда? — Люси уперла свои руки в бока. Она уступила бы ему, но не теперь. — Я приезжала каждый год. И думаю, что это дает мне больше прав, чем тебе.

Доминик уперся двумя руками в дверной проем и стиснул зубы. Очевидно, он не собирался отступать. Не удивительно. Она и забыла, насколько упрямым он мог быть.

— Я позвоню миссис Уиллис и разберусь, — Люси направилась к скамейке у тропинки, села и достала из своей сумки телефон. В своем списке контактов она нашла номер владельца дома и набрала его. Женщина получила звуковое сообщение о том, что номер заблокирован. — Это безумие.

— Проблема? — Доминик прислонился плечом к косяку и скрестил руки на груди, наблюдая за ней.

Люси подавила свое закипающее раздражение и попыталась быть воспитанной.

— У тебя есть номер телефона сына Уиллисов?

Доминик бросил подозрительный взгляд в ее сторону, как будто ожидал, что она помчится внутрь и будет отстаивать свои права поселенца, как только он повернется спиной.

Она приподняла брови.

— Ну?

С раздраженным ворчанием он вернулся внутрь.

Над ее головой кричали чайки, и был слышен шум океана. Люси закрыла глаза и попыталась восстановить дыхание. Даже когда она любила Доминика больше всего в мире, он все еще ждал, как бы нажать на кнопку, чтобы вывести ее из равновесия. Она не позволит ему добраться до себя.

Он медленно подошел к ней и вручил листок бумаги, распечатанный с электронной почты, подтверждающий его заказ. Он заплатил цену в два раза выше той, которую она платила за неделю. Здесь происходило что-то странное.

Люси набрала номер телефона Терри Уиллиса и принялась ждать. Когда тот ответил, она объяснила проблему.

— Я сожалею, мисс Картер. Мама умерла прошлой осенью. Она не вела надлежащий учет бронирования домов. У меня была адская проблема с их сортировкой. Это не первый случай, когда коттедж был заказан дважды на одну и ту же дату. Разумеется, я верну вам деньги.

— Дело не в этом, мистер Уиллис. Я забронировала его раньше. Мне нужно остаться здесь.

— Послушайте, я сожалею. Но я не могу попросить уехать мистера Синклера. Вы, вероятно, не помните, но дело в мальчике, который несколько лет назад утонул в заливе. Это был его сын.

— Я все прекрасно помню, — сказала Люси, контролируя свой голос, чтобы тот не дрожал. — Между прочим, он был и моим сыном тоже.

Стало тихо.

Женщина закусила губу в ожидании ответа.

— Что же, — откашлялся Терри. — Почему бы вам тогда обоим не остановиться в этом домике?

— Мы разведены! — от напряжения голос Люси почти сорвался. Она должна была остаться здесь. Женщина не собиралась менять свои планы, но и не планировала находиться здесь со своим бывшим.

Доминик продолжал стоять в дверном проеме и слушал. «Почему он не мог просто исчезнуть?» — этот мужчина управлял ею десять лет назад. — «Почему он появился сейчас?»

Люси поднялась и направилась в самый дальний угол небольшого сада. Не то, чтобы это обеспечило ей хоть немного уединения.

— Ну, решайте сами, останетесь вы или нет, — продолжил Терри Уиллис, — но я не стану просить мистера Синклера съехать. Он заказал у меня дом по всем правилам. Приезжайте на ферму, если надумаете вернуть свои деньги, — после чего связь прервалась.

«Этот чертов мудак посмел бросить трубку!» — Люси раздраженно фыркнула. Что, черт возьми, ей оставалось делать? Это была ее неделя в Бич Вью. Так было на протяжении последних десяти лет. Доминик не имел никакого права возвращаться в жизнь бывшей жены и отбирать у нее эту неделю.

Женщина резко развернулась, напряглась и приготовилась отстаивать свои права. Но он опередил ее.

— Оставайся, Люси. Места достаточно много для нас обоих, — Доминик улыбнулся своей понимающей улыбкой, которая чертовски противоречила его предложению.

Женщина давно простила ему смерть Джорджа. Это было несчастным случаем, и она никогда не должна была его обвинять. Но Доминику не было оправдания за ту писанину, которая заставила ее снова пережить этот кошмар во второй раз. Люси за всю свою жизнь не смогла бы простить Дома за его проклятую книгу.

— Я не хочу оставаться здесь, с тобой.

Он пожал плечами.

— Либо так, либо найди что-нибудь в другом месте. Я не уеду.

Люси стиснула зубы.

— Я буду держаться в сторонке, Люси. Мы даже можем не разговаривать, если ты этого не захочешь.

— Я не знаю.

— Да ладно ты, входи, — он отошел в сторону и махнул рукой, пропуская ее в дом.

— «Прекрасно», — женщина поджала губы, схватила свои лилии и шагнула в помещение. Она сможет это сделать. Она будет его просто игнорировать.

Солнечные лучи пробивались через большое панорамное окно в передней части гостиной, бросая отблеск на каменные стены и балочный потолок. Новая современная небольшая кухня заполняла с одной стороны открытую часть помещения.

Люси положила лилии на кухонную столешницу и принялась искать вазу в шкафу. Не сказав ни слова, Доминик вытащил из высокой стеклянной вазы на подоконнике несколько искусственных цветов и подал ее бывшей жене.

Она встретилась глазами с пристальным взглядом Доминика, уловив этот молчаливый момент перемирия, которое образовалось между ними.

— Спасибо, — Люси наполнила вазу и поместила лилии в воду, все еще обернутые в целлофан.

— Я расположился в большой спальне у входа, — предупредил Дом.

Комната с двуспальной кроватью, которую они делили много лет тому назад. Нежелательные воспоминания, когда она лежала в той постели в объятиях Доминика, в теплоте и безопасности его рук, пронеслись в голове у Люси. Женщина отмахнулась от подобных мыслей.

— Мне будет прекрасно и в дальней спальне.

Она не сказала ему, что всегда спала на односпальной кровати в дальней комнате. Люси не могла даже заставить себя заглянуть в семейную спальню, не говоря уже о том, чтобы остаться ночевать в ней.

— У тебя есть багаж?

— Я сама его принесу, — женщина оставила свою сумочку на кухонном столе и направилась к фургону. Доминик последовал за ней. — Тебе не обязательно мне помогать, — сказала она ему через плечо.

Мужчина замедлил шаги позади бывшей жены и остановился у ворот, позволив ей самостоятельно подойти к фургону. Она осмотрела дорогой автомобиль на своем парковочном месте с циничной улыбкой на губах. Было очевидно, что Доминик отошел от того скромного образа жизни, который они вели… вероятно, благодаря гонорарам от той злополучной книги.

Люси вытащила сумку из задней части своего автомобиля, хлопнула дверью и задержала свою ладонь на цветастом логотипе: «Дом цветов Люси — цветы для свадеб и торжеств». Она создала для себя новую жизнь, прошла долгий путь, когда записалась на курсы флористики в местный колледж. Странно было думать о том, что если бы был жив Джордж, она не начала бы свой бизнес. Вероятно, она все еще жила бы в тени Доминика, как какая-то пустышка, которая забеременела и разрушила перспективы умного мальчика.

— Тебе нравится то, чем ты занимаешься? — спросил Доминик, кивнув на эмблему на фургоне. — Не припоминаю, чтобы раньше тебя сильно интересовали цветы.

— Люди меняются, — она не хотела обсуждать с ним свой бизнес. Флористика стала ее жизнью после Доминика и ее убежищем от воспоминаний. Люси ни в коем случае не станет делиться этим с бывшим мужем.

Когда женщина прошла через ворота, он забрал у нее сумку. Это было ее второй натурой — принимать его помощь. Дом уже был на полпути к лестнице, когда Люси вспомнила, что намеревалась принести сумку самостоятельно.

Вздохнув, она направилась за ним назад в дом и поднялась вверх по лестнице. Доминик поставил ее багаж возле ножки односпальной кровати в дальнем углу комнаты. Женщина огляделась вокруг, рассматривая небольшие акварельные принты и сосновую мебель. Эта спальня стала привычной за эти годы. Она почти чувствовала себя как дома, хотя находилась так далеко. Люси должна была возненавидеть это место после того, что здесь произошло, но она была странно привязана к нему.

Доминик повернулся, чтобы уйти, а затем помедлил, и на его лице появилась загадочная улыбка.

— Ты не изменилась, Люс.

— Уверяю тебя, что это не так, — защищаясь, сказала она. Сейчас, Люси уже не была той наивной восемнадцатилетней девушкой, которая вышла за него замуж. Девушкой, которая тогда жила для него или девушкой, которая думала, что любовь была всем, что ей необходимо. Какую глупую, жестокую шутку, с ней это сыграло.

— Я имею в виду твою внешность, — уточнил Дом. — Ты едва ли выглядишь старше, чем, когда я видел тебя в последний раз.

— Спасибо. Я запомню, — вероятно, он думал, что сделал ей комплимент, хотя она не была уверена, что хотела бы всегда выглядеть на двадцать один. Теперь женщина ощущала себя вполне комфортно и была рада, что выглядела соответственно возрасту. Никто не воспринимал ее всерьез, когда она была молодой. Даже учителя в школе относились к ней как к глупой пустоголовой блондинке и не удивились, когда она забеременела и оказалась вынуждена бросить школу. Теперь, она была бизнесвумен. И люди ее уважали.

— Ну, я оставлю тебя, — сказал мужчина.

Люси закрыла дверь за Домиником, радуясь своему одиночеству. Первый раз с того времени, как она приехала, женщина расслабилась. Она распаковала и убрала в ящики свою одежду, а затем открыла дверь спальни и прислушалась. Внизу тихо играл джаз. Она не хотела проводить время с Домиником. Нахождение рядом с ним возвращало слишком много воспоминаний. Но почему она должна была ограничивать себя пределами спальни, когда коттедж был обязан стать ее на всю неделю?

Люси тихо спустилась по лестнице и остановилась в дверях гостиной. Доминик развалился на диване с ноутбуком на коленях, в очках для чтения, которые располагались на макушке. Темные волосы мужчины упали ему на лоб, когда он посмотрел в окно.

Дом выглядел старше, но его жесты и то, как он задумчиво повернулся и прикусил губу; все это отдавалось эхом сквозь прошедшие годы и вызывало в памяти давно забытые воспоминания. Люси упорно трудилась, чтобы стереть из своей памяти бывшего мужа, но прошлое возвращалось к ней с пугающей скоростью.

Нежелательная дрожь осознания прошла сквозь женщину. В нем все еще было что-то, от чего ей становилось жарко и болезненно. Но она действительно не хотела увлечься им еще раз.

Доминик надел свои очки, заглянул в блокнот и начал печатать, не обратив на нее внимание. Несомненно, мужчина писал новую книгу.

Когда пять лет назад в издательстве вышла книга «Цветы на воде», Люси пришла в бешенство из-за его попытки сделать деньги на личной трагедии и том, что он разбередил прошлое.

Она отказалась говорить с репортерами, которые хотели взять у нее интервью о книге, и отказалась читать копию, подписанную для нее Домиником. Ее мать прочитала рукопись и рыдала над ней, но Люси не смогла заставить себя прикоснуться к этой проклятой вещи.

В ней поднялся безудержный гнев, и женщина занервничала. Потеря Джорджа стала несчастным случаем и на самом деле не являлась ошибкой Доминика, но книга выглядела циничной попыткой извлечь выгоду из их трагедии. Дом снова причинил ей боль и только за тем, чтобы набить собственные карманы. Люси никогда бы не поверила, что он был на такое способен, если бы не увидела это собственными глазами.

— Новая книга? — слова получились более колкими и прозвучали громче, чем она предполагала.

Доминик поднял голову и его пальцы замерли.

— Извини, что?

— Ты пишешь очередную книгу.

Задумчиво посмотрев на бывшую жену, мужчина закрыл ноутбук и отложил его.

— Ты читала «Цветы на воде», Люси?

— Нет! — сердито ответила она. — Как ты мог написать о том, что произошло? Как ты мог?

Дом потер виски.

— Если бы ты прочитала книгу, то все бы поняла.

— Нет. Я бы не поняла. Попытка заработать деньги на смерти Джорджа — это… — Люси покачала головой, отгоняя слезы, которые начали наполнять ее глаза. Она никогда бы не заплакала над книгой; никогда бы не стала проливать слезы над тупым поведением Доминика. Она не позволит себе поступить так и сейчас. Женщина отчаянно заморгала, изо всех сил игнорируя желание закричать.

— Ты думаешь, это то, что я сделал?

— Не отрицай этого. Эта чертова книга была в списках бестселлеров много месяцев. Для меня это стало кошмаром. Репортеры хотели снова вытащить на свет все. Люди, с которыми я работала, читали ее и хотели поговорить о том, что произошло. Я только начала свою жизнь заново. Коллеги по работе не знали о моем прошлом, пока не вышла твоя книга. Мне пришлось бросить все и опять начинать сначала. Вероятно, ты заработал кучу денег на нашем горе, — она ткнула пальцем в направлении переулка снаружи. — Не сомневаюсь, что та модная тачка куплена с прибыли.

— Люси, я никогда не хотел причинить тебе боль снова, — Доминик поднялся на ноги и пошел к ней.

Она отступала в прихожую, пока не уперлась локтем в стену, а затем подняла ладонь, чтобы остановить его.

— Не смей прикасаться ко мне.

Мужчина остановился, а на его лице появилось разочарование.

— Я хотел, чтобы ты ее прочитала. Я только хотел, чтобы ты поняла, что я чувствовал. Но ты даже не потрудилась прочитать предисловие, не так ли?

Люси покачала головой и плотно сжала губы.

Доминик убрал волосы со лба и неожиданно стал выглядеть потерянным.

— Я написал это не для публикации, Люс. После того, как Джордж умер, выразить на бумаги свои мысли и чувства было моим способом справиться с этим.

Теперь она вспомнила, что муж всегда вел дневник, изливая свои мысли в ежедневник с кожаным переплетом, который хранил на прикроватном столике.

— Я представил ее как свой тезис на соискание докторской степени.

— Твой, что?

— После развода мама предложила мне вернуться в Оксфорд. Я остался там, чтобы стать доктором в области философии. В конечном счете, большинство диссертаций так и остаются пылиться на неприметной полке в библиотеке, но мой преподаватель показал ее своему другу редактору. По-видимому, повествование в стиле нехудожественной прозы имело большую популярность. Вот издатель и поторопился.

— Ты вернулся в Оксфордский университет?

Доминик пожал плечами.

— Это то место, куда я направлялся прежде чем ты забеременела Джорджем.

Таким образом, он вернул свою жизнь, которую пропустил пока они были женаты. Три совместных года, оказались для него всего лишь преградой на пути к успеху.

В конце концов, его родители добились своего. Они сделали все, что было в их власти, чтобы убедить сына поступить в университет и оставить Люси, но он все же бросил свое многообещающее академическое будущее, чтобы жениться на ней и растить Джорджа. Это были годы, воспоминания о которых, ассоциировались у нее с жуткими скандалами с родителями Дома, когда те узнали, что девушка беременна, и ужасными вещами, которые они ей наговорили.

Они хотели, чтобы она избавилась от ребенка; хотели, чтобы Люси исчезла из жизни их сына. Женщина все еще могла слышать слова миссис Доминик Синклер:

— Она просто девушка с симпатичным личиком. Не связывай себя до конца дней своих с этой тупой маленькой шлюшкой.

Доминик отступил назад, подняв руки в жесте поражения.

— Я надеялся… — мужчина на мгновение закрыл глаза, а затем отвернулся. — Не имеет значения. Забудь.