Размер шрифта:     
Гарнитура:GeorgiaVerdanaArial
Цвет фона:      
Режим чтения: F11  |  Добавить закладку: Ctrl+D
Смотреть все книги жанра: Эпическая фантастика
Показать все книги автора:
 

«Повелители Марса», Грэм Макнилл

Действующие лица

«Сперанца»

Лексель Котов — архимагос исследовательского флота Котова

Таркис Блейлок — фабрикатус-локум, магос региона Кебрения

Виталий Тихон — звёздный картограф орбитальных галерей Кватрии

Линья Тихон — звёздный картограф, дочь Виталия Тихона

Азурамаджелли — магос астронавигации

Криптаэстрекс — магос логистики

Тарентек — фабрикатус ковчега

Хиримау Дахан — секутор/сюзерен гильдии

Сайиксек — магистр двигателей

Тота Мю-32 — надсмотрщик Механикус

Авреем Локк — крепостной

Расселас Х-42 — аркофлагеллант

Ванн Койн — крепостной

Юлий Хоук — крепостной

Исмаил де Рёвен — сервитор

«Ренард»

Робаут Сюркуф — капитан

Эмиль Надер — первый помощник

Адара Сиаваш — наёмный стрелок

Иланна Павелька — техножрец

Каирн Силквуд — технопровидец

Гидеон Тивель — астропат

Элиор Руа — навигатор

Адептус Астартес Чёрные Храмовники

Танна — брат-сержант

Ауйден — апотекарий

Иссур — посвящённый

Аттик Варда — чемпион Императора

Браха — посвящённый

Яэль — посвящённый

71-й Кадианский «Адские Гончии»

Вен Андерс — полковник отдельного кадианского соединения

Блейн Хокинс — капитан, рота «Головёшки»

Тайбард Рей — лейтенант, рота «Головёшки»

Ян Коллинс — офицер-интендант, рота «Головёшки»

Легио Сириус

Арло Лют «Зимнее Солнце» — принцепс «Владыки войны» «Лупа Капиталина»

Марко Коскинен — модератус

Йоаким Бальдур — второй модератус

Магос Гирдрид — техножрец

Эрикс Скамёльд «Лунная Скорбь» — принцепс «Разбойника» «Канис Ульфрика»

Магос Охтар — техножрец

Гуннар Винтрас «Оборотень» — принцепс «Пса Войны» «Амарок»

Элиас Хяркин «Железная Синь» принцепс «Пса Войны» «Вилка»

«Звёздный Клинок»

Бьеланна Фаэрэлль — ясновидица Бьель-Тана

Ариганна — жалящий скорпион, экзарх Бьель-Тана

Тарикуэль — жалящий скорпион Бьель-Тана

Вайнеш — жалящий скорпион Бьель-Тана

Ульданаишь Странствующий Призрак — призрачный лорд Бьель-Тана

МЕТАДАННЫЕ

45a-Del-553-9438

<Порядок — необходимое условие>

<обеспечения функциональности.>

<Физический Механизм будь то рекрутированные>

<сервиторы, биомеханические скитарии>

<или благословенные машины>

<может работать только если находится в физическом порядке.>

74b-Esc-540-9324

<Когда ты отступаешь от печи>

<она продолжает дарить тепло,>

<но ты погружаешься в смертельный холод.>

<Когда ты отступаешь от света>

<он продолжает сиять,>

<но тебя окутывает тьма.>

<Когда ты отступаешь от Омниссии>

<ты забываешь, что значит быть Механикус.>

Выдержки из стихов 45a-Del-553-9438/74b-Esc-540-9324

Клятвы Архимеда

[Исправлено в 3543735.M41 указом инфинитум

57433/-hgw10753 по приказу капека бинарных святых.]

Метафайл Механикус 587634857z/ТЕЛОК

ХРАНИЛИЩЕ МЕТАДАННЫХ %002

АВЕ.OMNISSIAH.orv 4048 a_start.equ 3000 2048

Ld length,% 2064 БУДЕТ ИСПОЛНЕНО 00000010 100000000

НЕОПТИМАЛЬНЫЕ ОПЕРАЦИИ 00000110 2064 addcc%r1, –

4,%r1 10000010 100000000 01111111 11111100 2072

addcc.%r1, %r2, %r4, 10001000 ВЕРЕФИКАЦИЯ КАПЕРА

ВЫПОЛНЕНА 01000000 УМЕНЬШЕНИЕ ЗАПАСОВ ФЛОТА

2076 1d%r4, %r5 11001010 00000001 00000000 00000000

2080 ba loop 00010000 10111111 11111111 ВОССТАНОВИТЕЛЬНАЯ

СИСТЕМНАЯ ОЧИСТКА: ПРИЕМЛИМО/НЕПРИЕМЛИМО? 2084 addcc%r3 ПРИНУДИТЕЛЬНОЕ

УДАЛЕНИЕ ИСКУССТВЕННОГО СОЗНАНИЯ, %r5, %r3 10000110

100000000 11000000 00000101 2088 done: jmp1%r15+4, %r0

10000001 11000011 КРЕМНИЕВЫЕ ОРГАНИЗМЫ? 00000100

2092 length: 20 КАРТОГРАФИЧЕСКАЯ ССЫЛКА ЗА ПРЕДЕЛАМИ ШРАМА ОРЕОЛА:

МАХАРИЙ 00000000 00000000 00010100 2096 address:

a_start 0000010 °CОХРАНЯЮТСЯ АНОМАЛЬНЫЕ ВРЕМЕННЫЕ ПОКАЗАНИЯ

00000000 00001011 10111000. Omni.B_start

Бесконечный цикл Бесконечный цикл Бесконечный цикл Бесконечный цикл

Бесконечный цикл Бесконечный цикл Бесконечный цикл Бесконечный цикл

Бесконечный цикл Бесконечный цикл Бесконечный цикл Бесконечный цикл

Бесконечный цикл Бесконечный цикл Бесконечный цикл Бесконечный цикл

Бесконечный цикл Бесконечный цикл Бесконечный цикл Бесконечный цикл

Бесконечный цикл Бесконечный цикл Бесконечный цикл Бесконечный цикл

Бесконечный цикл Бесконечный цикл Бесконечный цикл ///////////

Запущен анализ метаданных.

++++++++++++++++++++

<++<ДЕКАРТОВО СОМНЕНИЕ>++>

001

Знание — сила. Они называют это первым кредо, но они ошибаются. Знание — это только начало. Сила рождается в применении знания. В конце концов, в чём ценность открытия, если полученное знание не находит применения?

Тысячелетия прошли с тех пор, как я стал Механикус, но даже послушником-литейщиком квантовых рун я понимал, что слепо воспринимаю множество непроверенных на собственном опыте принципов, как истинные. Следовательно, сделанные впоследствии мною выводы, основанные на этих принципах, представляются весьма сомнительными. С этого момента озарения я убедился в необходимости избавиться от всех принципов, которые столь легко принял.

Я хотел бы построить знание из истин, которые нашёл сам.

010

Древний терранский орден техно-теологов некогда гордился геральдическими устройствами, украшенными словами Nullius in Verba, которые даже самый примитивный прото-готический лексический сервитор переведёт, как «Ничьими словами». С этим кредо я жил с ним и умру. Венерианский эпистолярий, который первый нацарапал эти слова на обработанной шкуре животного, и в самом деле был мудр, и наследникам Красной планеты стоит помнить его мудрость.

Но жрецы Марса забыли, что значит быть Механикус.

Магосы радуются объедкам со столов богов и считают себя благословлёнными. Они превозносят подобные реликвии, как величайшие награды, почти не понимая, что интеллектуальные обломки бесполезны в великой схеме галактического бытия.

Они — глупые дети, спотыкающиеся вокруг мастерской гения. Инструменты и знания, которые они требуют, дабы восстановить былую славу человечества находятся у них в руках, но они не видят это. Они владеют смертельно непредсказуемыми технологиями, словно игрушками, не обращая внимания на наносимый ущерб и не осознавая, сколь много теряют, извлекая пользу с каждым неуклюжим шагом.

Так много некогда потерянного было открыто вновь, кричат они, но, как и миллион рассеянных кусочков головоломки их знания бесполезны, если не объединены. Со всем, что скрыто под песками Красной планеты мы могли бы восстановить Империум, как в безмятежные дни первой великой диаспоры. Мы могли бы осуществить мечту, которую начал воплощать Император в краткие мгновения мира после Пакс Олимпус.

Ах, как я жалею, что не был там. Видеть Омниссию, когда Он шагал под маской плоти. Купаться в Его свете и чувствовать спокойствие совершенного кода, текущего по моему телу. Столь механически совершенный, как я не должен скучать по мягкому неизменно дряхлеющему телу из плоти, которое оставил, поднимаясь в рядах Духовенства, но я бы принял эти бесконечные ограничения, лишь бы только увидеть тот момент органическими глазами.

011

Теперь я смотрю на мир сквозь органическо-кремнёвые мембраны и глассиново-сетчатый алмаз. Тысяча микромашин заставляет течь жидкости внутри моего нового тела из кристалла и света. Мои руки и ноги сильнее даже чем у Адептус Астартес, мой разум выполняет ультрабыстрые вычисления, которые обеспечивают скорость познания намного превосходящую даже способности генерала-фабрикатора.

Но ничто столь ценное никогда не достаётся даром и ничто не является опаснее для прогресса человечества, чем предположение, что наше понимание технологии всеобъемлюще. Поверить, что не осталось тайн во всей вселенной или что мы уже одержали все победы и нет новых миров для завоевания — означает пригласить застой.

А застой — означает смерть.

Я путешествовал по космосу, как мало кто до меня.

Я преодолел барьеры времени и пространства и видел больше, чем кто-либо другой. Я повелеваю силами вселенной. Время, пространство, гравитация и свет подчиняются моим желаниям.

Подобно великим астрономическим инженерам невероятно далёкой эпохи я перекраиваю плоть галактики согласно своим прихотям. И туда где древняя война и забытые геноциды навсегда покончили с прошлым, я принёс жизнь и обещание возрождения цивилизации.

Механикус почитают тех, кто приблизился к их видению союза с Богом Всех Машин и это их право.

Но они выбрали неправильное божество.

По любым смертным меркам я — бог.

Столь смелое заявление справедливо можно принять за высокомерие.

В моём случае это — скромность.

Простая констатация факта.

Я — архимагос Веттий Телок и я восстанавливаю некогда потерянное.

В этом сила моего знания.

МАКРОКОНТЕНТ НАЧАЛО:

+++МАКРОКОНТЕНТ 001+++

МИКРОКОНТЕНТ 01

Едва достойный называться планетой обречённый мир висел на окраине пояса Койпера у самой дальней границы звёздной системы Арктур Ультра. Большая часть этой области космоса состояла из замороженных летучих веществ — дрейфующих скоплений льда, аммиака и метана — медленно превращавшихся в пар из-за тепловых предсмертных выделений быстро расширяющейся короны недавно названной звезды. Облако Оорта почти исчезло, позволив кораблям Котова приблизиться к системе не опасаясь получить повреждения от обломков, рассеявшихся, словно астрономический мусор на границе Арктур Ультра.

Умирающую планету назвали Катен Вениа, и жить ей оставалось в лучшем случае несколько месяцев. Её скоро уничтожит сама звезда, некогда вскормившая неизвестное количество пригодных для жизни миров в узком астрономическом регионе, который назвали по имени белобрысого вора из древнего мифа.

Благодаря расширяющейся тепловой короне ближайшие к звезде планеты уже превратились в металлический пар, и осталась только Катен Вениа. Почти все её внешние слои замороженного азота испарились в космос, обнажив поверхность — покрытую каменными и ледяными кратерами, геометрически красивыми устремлёнными в небеса кристаллами, глубокими каньонами посреди ледников и закутанной пустынной тундрой, — которую разрывали мощные гравитационные толчки хаотической орбиты.

Любой непредвзятый звёздный картограф сочтёт Катен Вениа ничем не примечательным миром, голой скалой, лишённой любых достойных внимания объектов. Только изучение её гибели могло представлять хоть какой-то интерес для большинства магосов. И всё же при всей своей очевидной бесполезности на Катен Вениа находилось нечто, что сделало её бесценной.

Сюда направился благословлённый Машиной Телок, весь исследовательский флот которого пропал без вести. Многочисленные легенды Марса рассказывали о его безрассудном поиске неизвестного, и что он нашёл древнее технологическое чудо, известное как Дыханье Богов. Каждый рассказ по-своему описывал одержимость Телока, но все сходились в том, что путешествие закончилось неудачно.

Но недавно обнаруженная реликвия обречённой экспедиции представила обнадёживающие намёки, что Пропавший магос и в самом деле что-то нашёл в неизведанных пределах вдали от света знакомых звёзд: маяк спасательной капсулы стал доказательством, что планета, недавно получившая имя Катен Вениа, являлась местом погребения «Томиоки», флагмана Телока.

Вот что привело огромный исследовательский флот Адептус Механикус, который не видели тысячи лет, за границы Млечного пути на орбиту над северным полюсом планеты.

Сердцем этого флота являлся корабль, который без преувеличения можно было назвать уникальным. Могучий межзвёздный колосс. Реликвия эпохи, когда тайны технологии не скрывались за пеленой невежества, жестокие муки рождения которой разрушили планету. Его невероятный размер воплощал в себе результат труда людей, осмелившихся создавать величайшие творения, которые только возможно представить.

Корабль назывался «Сперанца» — он был ковчегом Механикус, флагманом архимагоса Лекселя Котова.

В отличие от линкоров, заложенных на укреплённых верфях Империума, ковчег Механикус не вызывал ни малейших мыслей о военной эстетике, как и не был украшен накопленными за века статуями и орнаментами, прославляющими давно умерших святых или героев. Этот корабль никто и никогда не назвал бы красивым, даже его создатели, потому что в нём не было ни симметрии, ни плавных обводов, ни даже большой прямой оси, которая вызывала бы ложные представления об аэродинамике.

«Сперанца» была судном навсегда связанным с космосом, и только расположение защитных генераторов огромных плазменных двигателей позволяло стороннему наблюдателю понять, где находится нос, а где корма. Её внешний корпус представлял собой запутанную компоновку воздуховодов, обнажённой скелетной надстройки и защищённых от излучения отсеков экипажа. Невзрачные надстройки и выпуклая нижняя часть выглядели поперечными плато, переполненными геометрически разросшейся необузданной промышленностью. Очистительные заводы, обогатительные фабрики, генетические хранилища, испытательные базы, мануфактуры, лаборатории, электрогенераторы и сборочные кузни хаотично цеплялись за борта, не отвечая даже базовым представлениям о дизайне, за исключением необходимости и практичности. «Сперанца» была судном исследования и изучения, галактическим мореплавателем, единственная задача которого заключалась участвовать в поиске знания Котова.

Хотя большую часть невообразимой массы ковчега занимали механизмы и сооружения он не был беззубым. Повсюду виднелись обычные орудия и простое космическое оружие, но в отчаянных обстоятельствах проявились намного более смертоносные военные технологий, спрятанные внутри тёмных отсеков, о которых давно все забыли кроме самого судна.

Корабль представлял собой не что иное, как мир-кузню, вырезанную с поверхности родившей его в предсмертных муках планеты, огромные пространства кафедральных соборов и технологии и являлся самой квинтэссенцией преданного служения Культа Механикус Омниссии. В центре «Сперанцы» находился электродвижущий дух, сформировавшийся из гештальт-соединения триллиона машин и намного более ужасающе сложного гибрида интеллекта и инстинкта, близкого к божественному.

Как у любого воплощения божества у него были последователи.

«Сперанцу» окружала флотилия вспомогательных судов: заправщики, военные корабли, пехотные транспорты, барки снабжения и целая армия шаттлов и вместительных тендеров, которые перемещались между ними по строго предписанным транзитным коридорам. «Дитя Луны» и «Дитя Гнева», отремонтированные крейсеры-близнецы типа «Готик» патрулировали фланги «Сперанцы», а «Мортис Фосс», последний уцелевший из трёх кораблей, присланных с Фосс Прайм, печально держался над дорсальными мануфактурами ковчега.

«Клинок Чести» пропал во время экстренного выхода из варпа на краю галактики, а «Клинок Фосса» разорвал адский гравитационный шторм во время кошмарного путешествия сквозь Шрам Ореола. Но не они стали самыми тяжёлыми потерями флота в рискованной экспедиции за пределы галактической границы.

«Кардинал Борас» — корабль великого наследия, невзирая на варп-бури облетевший всю галактику, погиб в засаде пиратов-эльдар. Сопровождавшие флотилию Адептус Астартес также понесли горестную утрату — те же самые пираты высадились на борту быстрого ударного крейсера Чёрных Храмовников, носившего гордое имя «Адитум». Хотя размещавшиеся на нём крестоносцы спаслись на «Громовом ястребе» «Барисан», чтобы продолжить сражаться, их реклюзиарх погиб, а сокрушительные гравитационные волны Шрама Ореола поглотили труп корабля из стали и камня.

Налётчики с величайшим трудом избежали возмездия флота, но у военных кораблей, защищавших «Сперанцу», не было никаких шансов снова поймать их.

Во флот архимагоса Котова входил ещё один достойный упоминания корабль. Хотя он был в длину почти три километра, «Ренард» выглядел незначительным в сравнении с огромными судами Механикус, зато отличался скоростью и обладал изяществом и балансом, которых не хватало «Сперанце».

Его капитаном являлся Робаут Сюркуф, а Катен Вениа была миром, которому он подарил имя.

Он станет первым, кто увидит её небеса.

Вот зачем он прилетел так далеко.

*  *  *

— Знаешь для того, кто живёт в космосе, ты из рук вон плохо обращаешься со скафандром, — произнесла Каирн Силквуд, технопровидец «Ренарда», повторно закрепив зажимы громоздкого украшенного в стиле барокко экзо-доспеха капитана. — Если я позволю тебе выйти в таком виде, то ты умрёшь через тридцать секунд.

Робаут Сюркуф покачал головой. — Я живу на космическом корабле и поэтому не должен носить скафандр, — ответил он, сквозь вокс-решётку шлема голос капитана казался резким и далёким.

Силквуд носила серую армейскую форму и плотно облегающий топик кадианского полка, в котором она раньше служила, широкое тело женщины блестело от масла, смазки и ладана машинных палуб, которые являлись такой же частью форменной одежды технопровидца, как наплечные шевроны или значки званий. Из-за функциональной связующей аугметики её выбритый череп выглядел узловатым и покрытым грубыми имплантатами, а тактильные подкожные устройства в пальцах и ладонях предавали ей солидности и неплохой хук справа.

Она в последний раз обошла вокруг Робаута, изучив швы и соединительные регуляторы и проверив внутреннюю атмосферу скафандра на громоздком рюкзаке. Удовлетворённая результатом она отстранилась и кивнула сама себе.

— Теперь довольна? — спросил Робаут.

— Если бы не приходилось обращать внимания на твою глупость.

— Переживу, — сказал Робаут, отвернулся и направился к Адаре Сиавашу, который помогал магосу Павельке подготовить гравитационные сани для поверхности. Они представляли собой немногим больше, чем тяжёлый прямоугольный кусок металла с кабиной экипажа и репульсорным генератором и являлись механической рабочей лошадкой «Ренарда». Двигатель был рассчитан перевозить грузы до шестидесяти тонн и объёмом до ста кубических метров, хотя прошло много времени с тех пор, как они несли что-то настолько большое. Сани парили на подушке искривлённого воздуха, от которой зубы Робаута заныли даже несмотря на защиту космического скафандра.

Павелька была в обычной мантии Механикус с капюшоном, скрывавшей большую часть аугметики. Хотя Робаут понятия не имел о полном объёме модификаций Иланны, он подозревал, что она значительно уступает в этом большинству жрецов Марса на борту «Сперанцы». Несколько силовых кабелей протянулись от искрящего блока питания на её спине, и четыре сложенных гармошкой трубы расширялись и сокращались, как меха, питая энергией аккумуляторы.

— Она готова? — спросил он, хлопнув рукой в перчатке по помятым пластинам грав-саней.

Павелька вздрогнула от удара и ответила. — Предостережение: мне стоит напомнить вам, капитан, что приписывать пол машинам — бесполезный антропоморфизм? Машины не нуждаются в обозначениях плоти.

— Не могу поверить в это, — сказал Адара, подмигнув капитану сквозь полированную лицевую панель скафандра. — Ясно же видно, что перед нами роскошная женщина. Поверь, я разбираюсь в слабом поле.

Силквуд усмехнулась и провела металлической ладонью по гудящему фюзеляжу, словно по спине любовника.

— Должна сказать, что согласна с парнем, — заметила она. — Не в том, что он разбирается в женщинах. Поверь, он не отличит один интерфейсный порт от другого. Но она надёжная машина, это точно. Она крепкая и не подведёт в нужный момент. Похожа на меня.

Адара отвернулся, скрывая смущение, а Павелька покачала головой. — Чего ещё ожидать от технопровидца? — сказала она, отсоединяя кабели от саней.

Силквуд усмехнулась и ответила. — Тяжёлую работу, ругательства и похмелье, которое покалечит орка.

Робаут поставил ногу на ступеньку металлической лестницы, свисавшей из кабины саней, и неловко поднялся на место пилота. Силквуд забралась за ним и изучила проверочные таблицы с дотошностью управляющей общежития Сороритас, проверяющей все ли послушницы в постелях.

Силквуд была кадианкой, и дотошность являлась её девизом.

— Эй, а почему ты не проверила зажимы и швы моего скафандра? — спросил Адара, поднявшись на сани с противоположной стороны.

Силквуд ответила даже не взглянув на него. — Потому что ты не капитан и меня мало заботит твоя взрывная разгерметизация в токсичной среде.

— Тогда тебе придётся очищать скафандр от мочи и крови, — произнёс Робаут, внося последние корректировки в топограф саней.

— Сколько на то, что Адара пропустил зажим? — спросила Силквуд, оглянувшись на Павельку.

— Ты говоришь, как господин Надер, — ответила магос.

— Мы оставили его на «Ренарде», — сказала Силквуд. — Кто-то должен играть роль надоедливого идиота.

— В любом случае здесь не о чем спорить, — продолжила Павелька. — Судя по атмосферным показателям, господин Сиаваш запечатал скафандр в пределах допустимых параметров.

— Рад слышать это, — отозвался Адара.