Размер шрифта:     
Гарнитура:GeorgiaVerdanaArial
Цвет фона:      
Режим чтения: F11  |  Добавить закладку: Ctrl+D
Смотреть все книги жанра: Эпическая фантастика
Показать все книги автора:
 

«Дух мщения», Грэм Макнилл

The Horus Heresy

Это легендарное время.

Галактика в огне. Грандиозные замыслы Императора о будущем человечества рухнули. Его возлюбленный сын Хорус отвернулся от отцовского света и обратился к Хаосу. Армии могучих и грозных космических десантников Императора схлестнулись в безжалостной братоубийственной войне. Некогда эти непобедимые воины как братья сражались плечом к плечу во имя покорения Галактики и приведения человечества к свету Императора. Ныне их раздирает вражда. Одни остались верны Императору, другие же присоединились к Воителю. Величайшие из космических десантников, командиры многотысячных легионов — примархи. Величественные сверхчеловеческие существа, они — венец генной инженерии Императора. И теперь, когда воины сошлись в бою, никому не известно, кто станет победителем.

Миры полыхают. На Исстване V предательским ударом Хорус практически уничтожил три верных Императору легиона. Так начался конфликт, ввергнувший человечество в пламя гражданской войны. На смену чести и благородству пришли измена и коварство. В тенях поджидают убийцы. Собираются армии. Каждому предстоит принять чью-либо сторону или же сгинуть навек.

Хорус создает армаду, и цель его — сама Терра. Император ожидает возвращения блудного сына. Но его настоящий враг — Хаос, изначальная сила, которая жаждет подчинить человечество своим изменчивым прихотям. Крикам невинных и мольбам праведных вторит жестокий смех Темных богов. Если Император проиграет войну, человечеству уготованы страдания и вечное проклятие.

Эпоха разума и прогресса миновала. Наступила Эпоха Тьмы.

Действующие лица

Примархи

Хорус Луперкалъ (Воитель) — магистр войны, примарх XVI легиона

Мортарион (Повелитель Смерти) — примарх XIV легиона

Фулгрим (Фениксиец) — примарх III легиона

Леман Русс (Волчий Король) — примарх VI легиона

Рогал Дорн (Преторианец Императора) — примарх VII легиона

XVI легион, Сыны Хоруса

Эзекиль Аваддон — Первый капитан

Фальк Кибре (Головорез) — капитан, отделение терминаторов-юстаэринцев

Калус Экаддон — капитан, отделение Катуланских Налетчиков

Хорус Аксиманд (Маленький Хорус) — капитан, 5-я рота

Йед Дурсо — линейный капитан, 5-я рота

Сергар Таргост — капитан, 7-я рота, магистр ложи

Лев Гошен — капитан, 25-я рота

Грааль Ноктюа (Заколдованный) — сержант, 25-я рота

Малогарст (Кривой) — советник примарха

Гер Геррадон — луперк

XIV легион, Гвардия Смерти

Кайфа Морарг — 24-е прорывное отделение, 2-я рота

Игнаций Грульгор — Пожиратель Жизней

XIII легион, Ультрамарины, II боевая группировка (25-я рота)

Кастор Алькад — легат

Дидак Ферон — центурион, 4-й дивизион

Проксимон Тархон — центурион, 9-й дивизион

Аркадон Кирон — технодесантник

IX легион, Кровавые Ангелы

Вит Саликар — капитан, 16-я рота

Аликс Вастерн — апотекарий

Дразен Акора — назначенный лейтенант, ранее входил в Библиариум

Агана Серкан — надзиратель

Легио Круциус

Этана Калонис — принцепс, «Идеал Терры»

Картал Ашур — калатор мартиалис

Легио Фортидус

Ута-Дагон — принцепс, «Красная Месть»

Уту-Дерна — принцепс, «Кровавая Подать»

Ур-Намму — разжигатель войны

Легио Грифоникус

Опиник — инвокацио

Механикум

Беллона Модвен — верховный магос, Ордо Редуктор

Дом Девайнов

Киприан Девайн — рыцарь-сенешаль, «Адский клинок»

Кебелла Девайн — супруга-поклонница дракайна

Рэвен Девайн — первый рыцарь

Альбард Девайн — перворожденный отпрыск

Ликс Девайн — супруга-поклонница сибарита

Дом Донаров

Балморн Донар — лорд-рыцарь

Робард Донар — отпрыск

Имперские персонажи

Малкадор Сигиллит — Имперский регент, Первый лорд Терры

Бритон Семпер — лорд-адмирал Молехского боевого флота

Тиана Курион — лорд-генерал гранд-армии Молеха

Эдораки Хакон — маршал Северной Океании

Абди Хеда — командор Кушитских Восточников

Оскур ван Валькенберг — полковник Западных пределов

Корвен Мальбек — хан Южной степи

Ноама Кальвер — медицинский корпус

Аливия Сурека — пилот гавани Ларса

Джеф Парсонс — докер

Миска

Вивьен

Избранные Малкадора

Гарвель Локен — Странствующий Рыцарь

Йактон Круз (Вполуха) — Странствующий Рыцарь

Севериан — Странствующий Рыцарь

Тилос Рубио — Странствующий Рыцарь

Мейсер Варрен — Странствующий Рыцарь

Брор Тюрфингр — Странствующий Рыцарь

Рама Караян — Странствующий Рыцарь

Арес Войтек — Странствующий Рыцарь

Алтан Ногай — Странствующий Рыцарь

Каллион Завен — Странствующий Рыцарь

Тубал Каин — Странствующий Рыцарь

Бану Рассуа — пилот «Тарнхельма»

Неимперские персонажи

Красный Ангел

И потому торжественное солнце

На небесах сияет, как на троне,

И буйный бег планет разумным оком

Умеет направлять, как повелитель,

Распределяя мудро и бесстрастно

Добро и зло. Ведь если вдруг планеты

Задумают вращаться самовольно,

Какой возникнет в небесах раздор!

Какие потрясенья их постигнут!

Как вздыбятся моря, и содрогнутся Материки!

И вихри друг на друга

Набросятся, круша и ужасая,

Ломая и раскидывая злобно

Все то, что безмятежно процветало

В разумном единенье естества.

Приписывается драматургу Шекспиру (ок. М2),

процитировано в «Пророчестве Амона из Тысячи Сынов»

(Глава III, стих 13) [?]

«Хорус обратился к темной и дикой ярости, скрытой в самой беспощадной, противоречивой и несчастливой силе Имматериума. Он призвал ужасного идола, всепожирающего Молеха, став для того жрецом и воплощением. Все его силы, прежде рассеянные и разрозненные, теперь сконцентрировались и с ужасной энергией направились на достижение ужасной цели».

«Эпоха революции. Запрещенные монографии

магистра хора Немо Жи Мета»

«Линия, которая отделяет добро от зла, проходит не между видами, не между званиями или соперничающими верами. Она пролегает в сердце каждого смертного. Эта линия непостоянна, она меняется и сдвигается со временем. Даже в душах, опутанных злом, остается маленький плацдарм добра».

«Надиктованное Киилер»

(Том II, глава XXXIV, стих 7)

Часть первая

ОТЦЫ

Где гробницы мертвых богов? Льет ли скорбящий вино на их могильные курганы? Некогда всеми богами правил известный как Зевс, и всякий, кто сомневался в его могуществе и величии, был безбожник и враг. Но кто в Империуме поклоняется Зевсу?

А как насчет Уицилопочтли? Ему в жертву приносили сорок тысяч дев, сочащиеся кровью сердца которых сжигали в громадных храмах-пирамидах. Когда он хмурился, солнце застывало. Когда он гневался, землетрясения уничтожали целые города. Когда он хотел пить, его жажду утоляли океанами крови. Однако сегодня Уицилопочтли совершенно забыт.

А что с его братом, Тескатлипокой?

Древние верили, будто Тескатлипока силен так же, как и Уицилопочтли. Ежегодно он пожирал сердца тридцати тысяч девственниц. А теперь? Стережет кто-то его гробницу? Знает ли, где она? Плачет ли кто-нибудь над его идолом, освежая траурные венки?

Что с Балором Одноглазым, или с Кифереей? Или с Диспашером, который, как установил кайсарь романиев, был верховным божеством Кельтосов? Или со спящим радужным змеем Каюрой? Или с Таранисом, которого смутно помнили лишь мертвый орден Рыцарей да первые историки Единения? Или с алчущим плоти Королем Нзамби? Или со змееподобными почитателями Крома Круайха, которых изгнал из их островного логова жрец из Равенгласа?

Где их кости? Где древо скорби, на которое вешают памятные гирлянды? В какой забытой обители небытия ждут они часа воскрешения?

Они не одиноки в вечности, ведь гробницы богов полны. Там Урусикс, Езус, Бальдр, Сильвана, Митра, Финикия, Дева, Кратус, Укселлим, Борво, Граннос и Могонс. Все те, кто в свое время были грозными богами, кому поклонялись миллиарды. Им приписывали власть связывать воедино стихии и сотрясать основы мироздания. И они требовали сполна.

Цивилизации поколениями трудились, возводя им громадные святилища — высокие строения из камня и стали, которым придавали форму при помощи технологий, ныне сгинувших в неизвестности Старой Ночи. Толкованием их божественных желаний занимались тысячи святых, безумных жрецов, измазанных в навозе шаманов и отравленных опиумом оракулов. Каждый сомневающийся был обречен на мучительную смерть. Огромные армии выходили в поле, чтобы защитить богов от неверных и донести их волю до безбожников в далеких краях. Во имя них сжигались континенты, вершились расправы с невинными и опустошались миры. И что же? В конце концов, все они иссохли и умерли, свергнутые и забытые. Сегодня лишь немногие безумцы оказывают им почести.

Все они были высшими из божеств, о многих со страхом и благоговейным трепетом упоминается в древних писаниях Белого бога. Они занимали место Верховной власти, однако время безжалостно прошлось по каждому из них и теперь смеется над пеплом их костей.

Все они были достойнейшими богами цивилизованных людей, богами, которым поклонялись целые планеты. Все они были всесильны, вездесущи и бессмертны.

И все они мертвы.

Если кто-либо из них действительно когда-то существовал, то являлся лишь одним из аспектов подлинного Пантеона, маской, за которой таятся первые боги Вселенной во всей своей ужасающей красоте.

Лоргар громогласно проповедовал об этом, что было чрезвычайно утомительно.

Однако его познания не столь велики, как его вера.

Имперская Истина? Изначальная Истина?

И то, и другое несущественно.

Есть Бог, который возвысил Себя над прочими. Он могущественнее, чем любое вообразимое божество или порожденное кошмаром чудовище.

Он — Император.

Мой отец.

И я должен убить Его.

Вот та единственная Истина, которая имеет значение.

Глава 1

МАВЗОЛИТИКА. БРАТСТВО. БРАТЬЯ

Мертвецы Двелла кричали. Округ Мавзолитика стал для них ужасным местом, где прекращение жизненных функций не давало успокоения от непрерывного страдания. Пришлось предать мечу тысячу техноадептов, прежде чем они согласились отремонтировать повреждения, возникшие в результате штурма, проведенного Сынами Хоруса. Тогда ремонт был произведен.

Мертвецы Мавзолитики кричали всю ночь, от рассвета до заката, и каждый день с тех пор, как Аксиманд захватил ее во имя Хоруса. Они вопили от ужаса и отвращения. Но пуще того они кричали от злобы.

Их слышал только Хорус, а его не заботила их злость. Магистра войны интересовало лишь то, что они могли поведать ему о пережитом и познанном ими прошлом.

Сводчатая масса каменных строений с колоннами, имевшая те же размеры, что и дворец могущественного патриция Терры, одновременно служила склепом для мертвых и либрарием. Гладкие фасады из охряного гранита блестели в лучах угасающего солнца, словно полированная медь, а от криков кружащих морских птиц Хорус Аксиманд чуть не забыл о прошедшей тут войне. Чуть не забыл, что он едва не погиб здесь.

Битва за округ Мавзолитика была выиграна тяжелым кровавым натиском — клинок против клинка, мышцы против мышц. Разумеется, были и сопутствующие разрушения: аппаратуру уничтожили, стазисные капсулы разбили, законсервированная плоть превратилась в жесткую кожу, соприкоснувшись с безжалостной атмосферой.

На стенах все еще виднелись пятна крови: картины катастрофы, созданные брызгами от взрывов тел внутри пробитых персональных оболочек. Изуродованные трупы Принужденных убрали, однако никто не удосужился смыть их кровь.

Аксиманд стоял возле стены из алеющего на солнце камня, которая доходила ему до колена, поставив одну ногу на парапет и опираясь рукой на приподнятое колено. Доносившийся снизу издали шум волн умиротворял; когда с океана дул ветер, запах жженого металла из порта сменялся ароматом соли и диких цветов. С обзорной точки на возвышенном плато поверженный город Тижун выглядел, как во время первой высадки Сынов Хоруса.

Первое впечатление было таким, словно громадная приливная волна прокатилась по рифтовой долине, оставив за собой забытый океанский мусор. Казалось, город лишен упорядоченности, но Аксиманд уже давно оценил органичное изящество замысла его древних творцов.

«Город многогранен, — сказал бы один из них, окажись рядом благодарный слушатель, — пренебрежение прямыми линиями и отсутствие навязанной четкости идут ему на пользу. Видимый недостаток согласованности обманчив, так как порядок существует внутри хаоса. Это становится очевидным, когда проходишь по змеящимся дорогам и обнаруживаешь, что твоя цель была определена с самого начала».

Все здания здесь были по-своему уникальны, будто в Тижун явилась армия архитекторов, и каждый из них создал множество строений из отходов стали, стекла и камня.

Единственным исключением был Двеллский дворец — недавнее дополнение к городу, имевшее характерные утилитарные черты классической макраггской архитектуры. Он был выше всех остальных зданий в Тижуне и представлял собой увенчанный куполом дворец имперского правительства: одновременно монумент Великому крестовому походу и свидетельство проявленного примархом Жиллиманом тщеславия. Здание обладало математически точными пропорциями и, пусть Луперкаль счел его аскетичным, Аксиманду понравилась та сдержанность, которую он увидел в его элегантно-четком исполнении.

По периметру главного лазурного купола и в углубленных нишах, тянувшихся по всей высоте центральной арки, горделиво стояли изысканные изваяния имперских героев. До того, как их разбили, Аксиманд выяснил личность каждого из них. Магистры орденов и капитаны Ультрамаринов и Железных Рук, генералы армии, принцепсы титанов, понтифики Муниторума и даже несколько аэкзакторов, сборщиков податей.

Крыши города медово блестели в лучах вечернего солнца, а море Энны было гладким и неподвижным. Вода превратилась в золотое зеркало, в котором мелькали яркие, словно фосфор, отражения кружащих на орбите боевых кораблей, временами появляющейся луны и падающих далеко в море обломков уничтоженных в космическом сражении судов.

Возле мола из воды торчал нос затонувшего грузового танкера, на поверхности которого пузырилась маслянистая грязь нефтехимических гелей.

Далеко на севере, у горизонта сияла звезда — близнец садящегося на юге солнца. Аксиманд знал, что то была не звезда, а все еще продолжающие пылать останки Будайского корабельного училища, орбита которого уменьшалась с каждым оборотом планеты.

— Скоро упадет, — раздался голос позади него.

— Верно, — согласился Аксиманд, не оборачиваясь.

— Хорошего будет мало, — произнес другой. — Лучше бы нам уйти до того.

— Нам уже давно следовало уйти, — добавил четвертый.

Теперь Аксиманд отвернулся от буколической панорамы Тижуна и кивнул своим боевым братьям.

— Морниваль, — сказал он. — Магистр войны призывает нас.

 

Морниваль. Восстановленный. Впрочем, он никогда и не пропадал, лишь временно раскололся.

Аксиманд шел рядом с Эзекилем Абаддоном. В своем шипастом боевом доспехе Первый капитан Сынов Хоруса на голову превосходил Аксиманда ростом. В его движениях читалась агрессивная дикость, его грубо вытесанные черты лица подчеркивали выступающие скулы. На его черепе не было волос; исключение составлял лишь лоснящийся черный пучок, торчащий на темени, словно племенной фетиш.

Они с Абаддоном были ветеранами, входили в Морниваль еще до того, как Галактика сошла с резьбы и рывком повернулась в другую сторону. Они проливали кровь на сотне миров во имя Императора и во многих сотнях других — во имя магистра войны.

И когда-то они смеялись, сражаясь.

Двое новых членов Морниваля шагали рядом со своими рекомендателями. Отраженный свет луны Двелла рисовал на их шлемах полумесяцы. Один из них был известным воином, другой — сержантом, снискавшим себе репутацию во время катастрофы при падении Двелла.

Головорез Кибре командовал терминаторами-юстаэринцами. Один из людей Абаддона и истинный сын. Кибре был опытен и проверен в бою, но Грааль Ноктюа из Заколдованных был новичком в легионе. Воин обладал разумом, похожим на стальной капкан, и Абаддон сравнивал его ум с неторопливым клинком.

С появлением Кибре на одну чашу Морниваля лег тяжкий груз гневливости. Аксиманд надеялся, что это уравновесится присутствием флегматичного Ноктюа. Благосклонность, которую Аксиманд проявлял к сержанту, вызывала у некоторых ворчание, однако Двелл заставил их всех умолкнуть.

Вместе с двумя новыми братьями Аксиманд и Абаддон шли к центральному залу Мавзолитики, откликаясь на зов магистра войны.

— Думаете, будет приказ о мобилизации? — спросил Ноктюа.

Как и всем им, ему не терпелось получить свободу. Война здесь давно закончилась, и, если не считать нескольких вылазок за пределы системы, основная масса легиона оставалась на месте, пока примарх уединялся с мертвыми.

— Возможно, — отозвался Аксиманд (ему не хотелось строить домыслы относительно мотивов магистра войны остаться на Двелле). — Скоро узнаем.

— Мы должны двигаться, — произнес Кибре. — Война набирает обороты, а мы бездействуем.

Абаддон остановился и ткнул рукой в центр нагрудника Головореза.

— Думаешь, будто знаешь о ходе войны больше, чем твой примарх?

Кибре покачал головой:

— Конечно, нет. Я просто…

— Первый урок Морниваля, — сказал Аксиманд. — Никогда не решай за Луперкаля.

— Я за него и не решал, — огрызнулся Кибре.

— Хорошо, — произнес Аксиманд. — Значит, сегодня ты усвоил нечто важное. Может быть, магистр войны нашел то, что ему было нужно, а может, нет. Может быть, мы получим приказ о мобилизации, а может, нет.

Кибре кивнул. Аксиманд видел, как тот силится обуздать свой бешеный нрав.

— Как скажешь, Маленький Хорус. Расплавленное ядро Хтонии, что горит в каждом из нас, бурлит во мне сильнее, чем во всех остальных.

Аксиманд усмехнулся, хотя это прозвучало непривычно. Мышцы двигались под кожей немного иначе.

— Ты говоришь будто о чем-то плохом, — заметил он. — Просто не забывай, что пламя полезно, когда его контролируют.

— В большинстве случаев, — добавил Абаддон.

И они двинулись дальше.

Пересекали высокие сводчатые вестибюли с рухнувшими колоннами и залы с изрешеченными болтерами фресками, где раньше было поле боя. Воздух гудел от вибрации зарытых генераторов и имел привкус, как в бальзамировочной мастерской. Между фресок, изображавших кобальтово-синих воинов легиона, которых приветствовали гирляндами, на вмурованных пластинах были выложены сусальным золотом десятки тысяч имен.

Захороненные мертвецы Мавзолитики.

— Похоже на Проспект Славы и Скорби на «Духе», — сказал Аксиманд, указывая на мелкие надписи.

— Его так не называли с Исствана, — фыркнул Абаддон, даже не взглянув на имена.

— Пусть некрологистов больше нет, — вздохнул Аксиманд, — однако он такой же, каким был всегда: место памяти о мертвых.

Они поднялись по широким мраморным ступеням, с хрустом ступая по раздробленным остаткам опрокинутых статуй, и вышли в поперечный вестибюль. Аксиманд проходил его вдоль и поперек с боем: вскинув щит, высоко подняв клинок Скорбящего и расправив плечи. По локоть вымокнув в крови.

— Опять замечтался? — спросил Абаддон, заметив крошечную заминку.

— Я не мечтаю, — бросил Аксиманд. — Просто размышляю, как нелепо, что армия людей смогла мешать нам тут. Когда вообще смертные создавали нам при встрече хлопоты?

Абаддон кивнул.

— В Граде Старейших сражалась Цепная вуаль. Они меня задержали.

Дополнительных слов не требовалось. То, что какая-то армия — смертных или транслюдей — смогла задержать Эзекиля Абаддона, красноречиво говорило о ее отваге и умениях.