Размер шрифта:     
Гарнитура:GeorgiaVerdanaArial
Цвет фона:      
Режим чтения: F11  |  Добавить закладку: Ctrl+D
Смотреть все книги жанра: Юмористическая фантастика
Показать все книги автора:
 

«Хорошо смазанная машина», Гораций Файф

Ред Моран нетвёрдой походкой пересёк холл, который отделял его контору от лифта, и на мгновение задержался перед дверью, чтобы бросить свирепый взгляд на украшавшую её надпись:

«ЧРЕЗВЫЧАЙНЫЕ ПРОИСШЕСТВИЯ»Вильям Моран, редактор

— Ещё один такой день! — простонал он. — И зачем только Эллен понадобилось затевать эту ссору?

Он отворил дверь и, стараясь сохранить равновесие, вошёл в комнату.

— Но всё равно — чего ради я так нагрузился?

Треск пишущей машинки оборвался, и монотонный голос ответил редактору:

— Я не знаю.

— Тебя я и не спрашиваю! — огрызнулся Ред.

Синнер, робот-секретарь, был снабжён четырьмя руками, которые давали ему возможность одновременно листать, править и переписывать рукописи. На двух руках у него было по двадцать четыре пальца — для скоростного печатания. Он передвигался на трёх небольших колёсиках, и Ред, встречаясь с ним по утрам, ощущал лёгкую дрожь.

— Сколько аннотаций готово? — спросил он у робота.

— Около дюжины.

— Я заберу их. Остальные принесёшь попозже. — Ред, убеждённый, что его роботы замечают, когда он выбит из колеи, старался держаться бодро. — И скажи Доку, чтобы он смазал твои колёса.

— Тогда вы будете всем говорить, что дело у вас на мази, ха-ха, потому что почти все мы хорошо смазаны? Вы бы послушали, что говорил Эддер сегодня утром!

— Избавь меня от этого! — сказал Ред, скрываясь в своём кабинете.

Он бросил аннотации на стол и опустился в кресло, сжимая руками раскалывающуюся от боли голову. Но когда он почувствовал некоторое облегчение, кто-то постучался в дверь.

В комнату въехал Док. Это была переработанная модель робота такого же типа, как Синнер и Эддер, снабжённая приспособлениями для ремонта различных машин, включая и роботов. В его цилиндрическом теле помещалось запоминающее устройство, в которое вводили необходимые инструкции.

— Эддер не даёт мне исправить его голосовой механизм, — пожаловался Док.

— Но почему же? — удивился Ред.

— Он говорит, что это запрещено правилами регулирования индивидуальности. Но его голос звучит ужасно. Мы потеряли две выгодные рекламы.

— Две рекламы!

— Они обратились к ним по видеофону. Синнер полагает, что, услышав через микрофон голос Эддера, они почувствовали себя оскорблёнными.

Ред нажал кнопку внутреннего коммутатора.

— Отдел объявлений! — пронзительно проскрежетало в ответ.

Ред вздрогнул.

— Док сейчас придёт наладить твой голос, — сказал он. — Мы не можем из-за твоих капризов терять деньги.

— Это и не нужно, — продребезжал робот. — Согласно правилам…

— Прекрасно! Заставить тебя я не могу, но я могу перевести тебя на другую работу. Это не противоречит никаким правилам.

Он отключился.

— Ну, Док, сделай ещё одну попытку, а я пока спущусь вниз к Лайеру.

Воспользовавшись лифтом, Ред спустился в типографию. Он редко проникал в глубину этого помещения из боязни, что огромные роботы-грузчики затолкают его или каким-нибудь иным способом заденут его самолюбие; зато у него вошло в привычку время от времени болтать с роботом-линотипистом.

Лайер был неподвижен из-за своих размеров и сложности механизмов, но зато он был самой образованной машиной, какую Ред когда-либо встречал. В его обязанности входила вычитка набираемых рукописей, и поэтому в его запоминающем устройстве накопилось ужасающее количество возможных неточностей и нелепостей.

Лайер знал о женщинах всё — или, во всяком случае, не меньше, чем авторы журнала, воображавшие, что они знают всё. Ещё больше он знал о мужчинах, особенно о том типе мужчин, в обязанности которых входило завоёвывать сердца девушек и спасать земную цивилизацию. Он часто выражал своё сочувствие Реду в связи с тем, что тот не обладал решительным подбородком и в нём не было даже шести футов росту.

— Лучше всего… — начал он, едва Ред пожаловался ему на головную боль.

— Брось, — сказал редактор. — Сколько раз я должен тебе повторять, что достать импортируемый с Юпитера редчайший состав «Кситчил» невозможно по той простой причине, что его не существует. Человечество ещё не добралось до Юпитера.

— Но ведь Бластер Бэйн там уже побывал. В июльском номере.

— Ну ладно, — вздохнул Ред. — Как дела?

— Почти что кончил. — Разговаривая, Лайер продолжал работать. — К полудню уже будет задел. У вас неприятности с женщинами, хозяин?

— Почему ты так думаешь? — удивился Ред, вздрогнув от неожиданности.

— Вы всегда немного перебираете, когда ссоритесь со своей девушкой. Но у людей сплошь да рядом так.

— Из какого идиотского рассказа ты это выудил?

— Из вашего же сообщения, — ответил Лайер. — И я вам подскажу, как надо поступить…

— Ну, ты не знаешь Эллен! — прервал робота Ред.

— Это помогло доктору Стилу из сентябрьского номера, поэтому послушайте. Начните обращаться с ней холодно…

— М-м-м…

— Это уж точно, — настаивал Лайер. — Они не выносят подобного обращения. А когда она станет вас пилить, задайте ей хорошую трёпку. Покажите ей вашу твёрдость. Они это любят.

От одной мысли об этом Реда передёрнуло.

— Мой дорогой советчик, — сказал он, — у неё два брата, и оба почти такие же гиганты, как ты. Так вот… Они рассказывали мне, какой фонарь она поставила под глазом тому, который посильнее.

— Ну что ж… Если вы застенчивый человек… Но есть ещё один великолепный способ: напоить её и незаметно втащить в ракету, отправляющуюся на Плутон.

— Кто это застенчивый? — возмутился Ред. — Я?

— Иногда, — сказал Лайер, — я ощущаю чувство большого удовлетворения оттого, что я отлично приспособлен к своей работе. По крайней мере, я её хорошо выполняю.

— Ну а мне нужно зарабатывать на жизнь, — заметил Ред.

— Положим, это мы зарабатываем для вас. Так утверждает Синнер.

— Что? Эта консервная коробка, набитая старыми шестернями? Посмотреть только, как он высушивает рассказы! Я никогда точно не знаю, что покупаю у авторов!

— Не огорчайтесь, Ред. Когда эти рассказы попадают ко мне, я привожу их в порядок.

— Ну знаешь, в хорошем журнале не должно быть чересчур много упорядоченности, — проворчал Ред. — Только как убедить в этом тебя?

— Я делаю именно то, для чего предназначен, и вы знаете, что я исполняю свою работу лучше, чем кто-либо другой.

Ред сдался и молча выслушал мнение Лайера о том, что сердце женщины можно завоевать либо анонимными подарками, либо убедив её в собственной значительности. Лучше всего, утверждал Лайер, спасти девушку от страшной опасности. Все настоящие герои поступают именно так. Хорошо бы устроить дело таким образом, чтобы Ред и сам пострадал при этом. Лайер полагал, что отсутствие редактора существенно не отразилось бы на журнале.

Ред кисло заметил, что он не прочь попытать счастья, если к тому представится удобный случай, и ушёл. Возле лифта кто-то окликнул его.

Он обернулся и увидел Арти, робота-иллюстратора, с кипой свежих рисунков. Своими колёсами он попал в небольшую лужу масла, пролитого возле груды бумаги.

— Тебя снабдили ни к чёрту негодным приводом, — проворчал Ред, выталкивая робота из лужи.

— Благодарю вас, — сказал Арти.

Он продолжал стоять, фиксируя Реда своим фотоэлектрическим глазом, до тех пор, пока робот-лифтёр не захлопнул двери лифта. Ред вновь забеспокоился. Сомнения давно одолевали его. Ему вовсе не хотелось заменять Арти новой моделью, но, с другой стороны, герои рассказов, иллюстрированных Арти, всё больше и больше становились похожими на редактора Вильяма Морана.

Ред вернулся в свой кабинет и обнаружил, что стопка с рукописями на его столе значительно увеличилась. Он принялся читать их, предварительно отложив в сторону несколько рассказов, положенных сверху. Синнер всем прочим предпочитал сюжеты, в которых роботы завоёвывают мир.

Ред выбрал страницу, взглянул на кодовый номер, обозначавший место рассказа и автора в запоминающем устройстве Синнера, и принялся читать:

«Юный Джек Хансен, пилот космического корабля «Хок», совершавшего опасный полёт на астероиды, брошен восставшей и покинувшей корабль командой в бессознательном состоянии. «Хок» захвачен космическими пиратами, которые разыскивают секретный, баснословно ценный груз корабля. Пиратами командует прекрасная блондинка, известная под именем…»

Ред решил, что он действительно должен быть благодарен Синнеру. Если бы не робот, ему бы пришлось читать это ужасающее сочинение целиком. Он взял следующий листок:

«Во время экспедиции на звезду Капелла юный доктор Мартин захвачен отвратительным существом по имени Вольвак, безумным жителем Капеллы, который подготавливает космическую катастрофу с целью уничтожения Солнечной системы. Чтобы узнать месторасположение лагеря экспедиции, Вольвак угрожает доктору страшными пытками, но с помощью прекрасной блондинки, прибывшей с Земли и потерявшей память, учёному удаётся бежать…»

Ред потянулся к нижнему ящику стола. После двух хороших глотков он почувствовал себя лучше и продолжал чтение. Наконец он наскочил на произведение, которое представляло интерес. На последней странице стопки начиналась аннотация, сразу привлёкшая внимание своим небанальным сюжетом:

«10:23. — Реду звонила до видеофону прекрасная блондинка по имени Эллен, которая коротко переговорила с роботом-секретарём».

Ред перевернул страницу. Дальше не было ничего.

Подобные сообщения приводили Реда в бешенство. Размахивая бумажкой, он открыл дверь.

— Почему ты не сказал мне об этом? — заорал он Синнеру.

— Не сказал? О чём?

— О том, что звонила Эллен. Что за идиотизм — спрятать эту бумажку под кучей аннотаций?!

— Все бумаги лежат в порядке поступления, — рассудительно ответил Синнер.

Ред прислонился к стене, крепко зажмурив глаза. Можно не без успеха оспаривать аксиомы, подвергать сомнению моральное право, но логика роботов всегда остаётся непреоборимой.

— Что она сказала? — спросил он, стараясь сохранить максимальное спокойствие.

— Если я не записал, значит, это было не интересно.

— Разреши мне объяснить, — простонал Ред. — Что кажется не интересным тебе, может представлять интерес для меня!

Он хлопнул дверью и набрал номер Эллен на диске своего видеофона. Ответа не было. Может, она ждала его где-нибудь? Ладно, он позвонит ей ещё раз.

Не успел он испытать чувство жалости к самому себе из-за тупости окружающих его роботов, как в коммутаторе внутренней связи загудел зуммер.

— Ред! — безмятежно сказал Синнер. — Вас хочет видеть Торп. Он уже идёт…

В то же мгновение в комнату ворвался плотный, краснолицый мужчина. Его рыжеватые усы гневно топорщились, в руке он держал помятый номер «Чрезвычайных происшествий».

— Где Вильям Моран? — выкрикнул он неожиданно тонким для своей комплекции голосом.

Ред скромно ткнул себя пальцем в грудь.

— Вы? Но робот называет вас Редом!

— Сокращение от слова «редактор», — в тысячный раз объяснил Ред. — Так же, как Синнер — от слова «синопсиз».

— Значит, вы и есть та самая тупица, которая испортила мой рассказ?

— Что?!

— Вот он! — завизжал Торп, швырнув журнал на стол Реда. — Лучший из всех моих рассказов! Подлинно артистическое произведение, слишком хорошее для вашего вонючего комикса, если хотите знать! Что вы с ним сделали?!

Ред раскрыл рот, чтобы задать вопрос, но так и не смог произнести ни слова.

— Какого дьявола надо было выкидывать конец? Получилась сущая бессмыслица! Зачем? Неужели всякая свежая мысль кажется вам невыносимой?

— Давайте поближе к сути, — перебил его наконец Ред. — Вы утверждаете, что кто-то самочинно переделал ваш сюжет, который был… э-э… оригинальным?

— Именно это я и пытаюсь вбить в вашу башку!

— Ну ясно… Я, кажется, догадываюсь, кто в этом виноват. Может, вы поговорите с ним?

— Ведите меня к нему!

Ред вызвал Синнера с тем, чтобы тот проводил Торпа к Лайеру. Затем он нажал кнопку и вызвал Дока.

— Разве я не просил тебя что-нибудь сделать с Лайером? — напустился он на робота-механика, когда тот вкатился в кабинет. — Давным-давно нужно было сделать так, чтобы он бросил эту дурацкую привычку редактировать рассказы, пока он их набирает.

Док в сильном замешательстве промолчал.

— Если говорить правду, — начал он, — я боюсь трогать такой сложный механизм, как у Лайера. Ведь я всего лишь модель 255-С.

— Ох… Убирайся! — огрызнулся обескураженный Ред.

Когда Док выкатился из комнаты, Ред постарался сосредоточиться на чём-либо более приятном. Но ничто не приходило ему в голову. Кроме Эллен. Может быть, она хотела сказать ему, что возвращает обручальное кольцо?

Зазвонил видеофон: видимо, Синнер, уходя, соединил его напрямую. На экране возник худой, черноволосый, рассерженный человек.

— Эй, послушайте! — заорал он. — Я не люблю, когда со мной разговаривают подобным тоном! Вы хотите потерять наш заказ?

Ред узнал агента по рекламе, который обычно заполнял обложку журнала объявлениями своих клиентов. По-видимому, агент столкнулся с Эддером. Ред собрался с силами и повёл разговор с обстоятельностью копра, вбивающего сваю…

— О-ох… — вздохнул он через пятнадцать минут, выключая видеофон после мастерски проведённого объяснения. — Это зашло слишком далеко. Синнер!

Когда робот вошёл, Ред приказал ему временно поменяться обязанностями с Эддером. Затем он подумал о том, что хорошо бы смыться на обед, но было ещё слишком рано. Как там с Торпом? Он позвонил Лайеру.

— Торп только что ушёл, — доложил тот. — Погрустнел, но явно стал мудрее.

— Ну, это штамп, — невольно заметил Ред.

— Более точного определения вы не найдёте, — уверил его Лайер.

Когда Торп ввалился в кабинет, Ред вынужден был согласиться с Лайером.

— Я должен признаться, что и сам не понимал, как низко пал, — с трудом произнёс он. — Мне, конечно, не следовало винить вас.

— Что вы хотите этим сказать? — спросил Ред.

— Я никогда не думал, что так точно соответствую шаблону, пока ваш робот не объяснил мне, какими правилами руководствуется он, редактируя для вас журнал.

— Как так «редактируя»?

— Он совершенно чётко сказал мне, какие сюжеты выбрасывает, а какие оставляет. Да их можно сосчитать на пальцах одной руки. Я знал, что ваш скучнейший журнал стереотипен, но вдруг обнаружить, что я, Александр Дж. Торп, ничуть не лучше робота, который изо дня в день по единому стандарту высасывает из…

— Погодите минуту!

Торп не обратил на этот возглас ни малейшего внимания. Лицо писателя с него уже сошёл румянец гнева — сразу обмякло. Он поник, как десятилетний мальчик, чью собаку раздавил автомобиль.

— К сожалению, это правда, — продолжал он. Жестом, полным отчаяния, он бросил свой экземпляр журнала на стол. — Господи! Возьмите хотя бы иллюстрации… Ведь все герои похожи на вас! Вы словно близнецы! Сначала я не поверил этому, но потом…

— Послушайте! — закричал Ред. — У меня своих неприятностей хватает!

Торп вынул носовой платок и звучно высморкался.

— Я знал, что вы не поймёте. Художник должен оберегать собственную духовную целостность. Он превращается в тупого коммерсанта, подобного вам, как только начинает проституировать своё артистическое…

— Одну секунду, — уже покорно попросил Ред.

Он залез в нижний ящик стола и вытащил два стакана. Торп наблюдал за ним печально, но одобрительно.

Стаканы были наполнены.

— Ну, а теперь, — предложил Ред, — расскажите мне всё о духовной целостности художника…

Некоторое время спустя Эддер, стоявший начеку возле приёмной, открыл дверь, чтобы выяснить, почему никто не отвечает на его звонок.

Торп оживлённо критиковал Шекспира; он уже процитировал удручающе длинные отрывки из Джона Рескина, воинственно и резко атаковал Сезанна и других французских художников и продекламировал современные подражания Т. С. Эллиоту. Вое это звучало очень впечатляюще, особенно потому, что Ред и не пытался вникнуть в смысл рассуждении Торпа. Его жужжащий голос успокаивал и усыплял.

— Вас вызывают по видеофону, — проскрежетал Эддер.

Редактор вздрогнул и повернулся к экрану. Торп продолжал прожёвывать фразы, которые почти не имели семантической ценности. Перед Редом возникло лицо Эллен.

— Наконец-то вы соблаговолили ответить! — начала она вместо приветствия.

— К-конечно, — слегка струхнул Ред. — Почему бы мне не ответить?

— Я совсем не собиралась ждать, но ваш робот со страшным скрипом выдал мне целый прейскурант. Кажется, он думает, что я оплачиваю ваше внимание!

— Ну что ты, конечно, нет… Совсем наоборот, потому что… О-о, что я болтаю? Нет, я хочу сказать…

— Вы не очень-то охотно ответили на мой звонок!

— Видишь ли, тут кое-что произошло, — не совсем убедительно произнёс Ред.

— Да, — подозрительно заметила Эллен, — я, кажется, вижу, что кое-что происходит и сейчас.

Ред поспешно отодвинул стакан из поля зрения объектива и попросил Торпа на минутку попридержать язык.

— Вильям Моран! Вы пьяны? Среди бела дня?

— Конечно, нет! Эддер, скажи ей, что я не пьян!

— Ред не пьян, — скрипучим голосом объявил Эддер.

Эллен вздрогнула.

— А это кто?

— Один из моих авторов, дорогая! (Торп сжал виски обеими руками и устремил безнадёжный взор к потолку).

— Ты, надеюсь, не подумала, что здесь какая-нибудь девушка? Ты же знаешь, что я бы и смотреть не стал на другую женщину!

— Если это случится, можете считать себя покойником, — ядовито произнесла Эллен. — Ну, вот что… Пусть я окончательно лишилась рассудка, но я ещё раз даю вам возможность объясниться со мной.

— Бесполезно, — пробормотал Торп, — даже если вы продадите душу…

— Замолчите же! — прошипел Ред.

— Не смейте шептаться с кем-то, когда с вами говорю я! — приказала Эллен. — Итак, вы должны встретить меня перед завтраком, и я выслушаю ваши извинения.

— Конечно, ссылка на меня вам мало поможет, — просопел Торп. — Я это допускаю…

— Не больно меня интересуют ваши допущения, — огрызнулся Ред. — Ну, конечно, дорогая… Где же мы встретимся?

— Я всё же хочу заметить… — начал Торп.

— Вам сказано, убирайтесь вон! — страшным голосом заскрежетал Эддер.

Писатель побледнел, выронил пустой стакан и удалился. Эддер последовал за ним, в то время как редактор записывал место встречи с Эллен. Ему хотелось продолжить разговор с ней, но она тотчас отключилась, видимо, только для того, чтобы помучить его неизвестностью.

Ред, обнаружив, что он один, вызвал робота.

— Я принёс вам аннотации, — сказал Эддер.

— Ладно, давай их сюда. У меня есть ещё полчаса свободного времени.

Когда дверь за роботом закрылась, Ред взял верхний листок — первую аннотацию нового секретаря.

«Не попадайтесь в ловушку, подобно юному доктору Джиму Уоткинсу, застрявшему в глубоких ледяных пещерах Плутона. Но чтобы раскрыть загадку прелестной брюнетки с Земли, затерявшейся во льдах, чтобы узнать об ужасной опасности, грозившей трём планетам, чтобы дать читателям «Чрезвычайных происшествий» сорок страниц острых переживаний и приключений, купите эту рукопись! Немыслимо продолжать выпуск журнала и пройти мимо этого захватывающего произведения!»

Страница выпала из ослабевших пальцев Реда.

— Что я наделал? — прошептал он. — Что я наделал?!

У Эддера был теперь другой круг обязанностей, но он остался роботом, созданным для рекламы. Дрожащей рукой Ред взял следующую страницу.

«Это лучшее произведение из всех, когда-либо поступавших в редакцию с того момента, когда автор этих строк начал аннотировать рукописи. В раскалённой пустыне беглец, уносящий с собой ужасный секрет, пытается скрыться от шайки самых жестоких убийц, когда-либо существовавших. И внезапно, подобно миражу — прелестная брюнетка, возникшая ниоткуда, ключ к древнему языку и множество других не менее изумительных приключений. Вы будете сумасшедшим, Ред, если не обратите внимание на эту рукопись!»

— Я уже сумасшедший! — завопил Ред. — Одно то, что я не разбил вдребезги эту проклятую машину, свидетельствует о полном кретинизме! Неужели я сам должен теперь читать эту чушь?

Тут Реду пришло в голову, что его поведение несколько странно для нормального человека. Ему следовало хотя бы видеть перед собой робота, ибо какой смысл говорить с самим собой?

Он отбросил аннотации, выхватил из пачки самую последнюю, чтобы для очистки совести просмотреть и её.

«Почему молодой Эдди Мак-Гиннити покончил самоубийством? Кто была таинственная брюнетка на фотографии, стоявшей на его столе? Должен ли д-р Клеффер верить записке, полной отчаяния и безнадёжной любви? Что мог Эдди предложить девушке, привыкшей к роскоши…»

— Ну нет, к чертям собачьим! — простонал Ред. — Какой идиот приказал ему делать эти аннотации?.. Ах да, кажется, я сам…

Невидящими глазами Ред уставился на стопку бумаг.

— Что я, собственно, делаю? — вновь вернулся он к своим мыслям. — До каких пор я позволю ей играть со мной?

Ответ казался простым. На него свалились столько неприятностей сразу, что он уже не мог с ними справиться. Надо было устранить хотя бы часть из них.

«Начну с того, что не пойду на свидание с Эллен, — твёрдо решил он. Если мы встретимся, я снова размякну, и всё будет как прежде. После всех этих сцен я не могу работать, голова у меня разламывается».

Он заставил себя заняться подготовкой очередного номера журнала. Ему казалось, что твёрдое решение, принятое им, сразу улучшит его настроение. Этого, правда, не произошло, но он укрепился в своём намерении не отступать.

Именно поэтому, когда во второй половине дня в его кабинет вторглась Эллен, он был просто потрясён.

— Ну, уж теперь вам придётся всё выслушать! — многообещающе начала она, появившись в его святая святых, несмотря на протестующий скрип Эддера. — Я не намерена терпеть издевательства, даже если мы видимся в последний раз!

— Уддер! Проводите эту даму! — крикнул Ред, хотя его решимость несколько поколебалась при виде разъярённой Эллен.