Размер шрифта:     
Гарнитура:GeorgiaVerdanaArial
Цвет фона:      
Режим чтения: F11  |  Добавить закладку: Ctrl+D
Смотреть все книги жанра: Короткие любовные романы
Показать все книги автора:
 

«Узы брака», Глория Альварес

Глава 1

Каролину Маккартер Брэдфорд ждали неприятности. Она поняла это в ту же минуту, когда в «Коктейль и печенье» вошел бородатый незнакомец — через полчаса после закрытия.

Все стало ясно уже по манере поведения незваного гостя: он вошел в ресторан уверенно и неторопливо, словно Каролина была обязана накормить его, хотя на дверях висела табличка «Закрыто. Пожалуйста, зайдите в другой раз». О многом поведала Каролине и одежда незнакомца: джинсы, тяжелые ботинки, свитер из грубой шерсти и поношенный жилет. Ни шляпы, ни перчаток, ни пальто — никакого понятия о приличиях!

По спине Каролины так и побежали мурашки. Видавший виды армейский рюкзак, висевший на плече незнакомца, выдавал в нем бродягу-мечтателя. Такую породу Каролина терпеть не могла. От них только и жди неприятностей. Крупных неприятностей.

Но врожденное гостеприимство уроженки гор обязывало ее встретить незнакомца приветливо и дружелюбно, особенно в разгар зимы, когда турист в Коттедж-Крик, штат Теннесси, — более чем редкое явление. Возможно, он просто хотел узнать, как проехать куда-нибудь. Поэтому Каролина осведомилась сдержанным, но вежливым тоном:

— Я могу вам чем-нибудь помочь?

— Еще как можете. — Незнакомец оказался обладателем протяжного баритона, густого, как патока, и сочного, как оттенок каштановых волос, ниспадающих на воротник свитера. — Сегодня я с четырех утра в дороге и потому не прочь перекусить.

Каролину подмывало отказать ему: она уже отпустила повариху домой и до блеска отмыла кухню. Оставалось лишь убрать в зале, и рабочий день можно считать завершенным. Кроме того, с минуты на минуту мог явиться Квентин.

Но искушение длилось недолго. Как владелица ресторана, Каролина была вправе дать от ворот поворот местному жителю, прекрасно знающему часы работы ее заведения. Но отказать приезжему только потому, что он прибыл в город через несколько минут после закрытия ресторана, и тем самым нанести ущерб своему бизнесу Каролина просто не смогла.

— Рабочий день повара уже кончился, — с виноватой улыбкой объяснила она. — Я могу предложить вам только домашний суп и бутерброды с колбасой. Хлеб свежий, испечен только сегодня утром.

— Звучит заманчиво. Благодарю. — Он усмехнулся, и эта дьявольская усмешка отразилась в изумрудных глазах.

— За что? — поинтересовалась Каролина, направляясь на кухню.

Незнакомец кивнул головой в сторону входной двери:

— Там же висит табличка «Закрыто».

Несколько минут спустя, накрывая на стол, Каролина осведомилась:

— Вы здесь проездом? В феврале в наших краях редко встретишь туриста.

— Сам не знаю. Если мой друг сейчас в городе, я ненадолго задержусь у него. — Незнакомец любовно похлопал ладонью по лежащему рядом рюкзаку: — Все свое ношу с собой.

Каролина с непонятным самой себе любопытством наблюдала за ним. В привлекательности гостя чувствовалось что-то вызывающее: несмотря на худощавость, на плечах под свитером просматривались очертания внушительных мышц. Он был дюймов на восемь выше Каролины, рост которой составлял пять футов и три дюйма. Борода скрадывала очертания подбородка, обветренные щеки раскраснелись от холода. Каролина заметила, что нос незнакомца, видимо, становился жертвой не одной горячей схватки.

Вряд ли ее могла заинтересовать подобная внешность: уж слишком запоздалый посетитель походил на хулигана. Профессия незнакомца тоже не вызывала особого интереса: чтобы бродить по свету и мечтать, большого ума не надо. Каролина же во всем стремилась к упорядоченности. Упорядоченность и продуманность — вот главный девиз ее жизни.

Даже в еде незнакомец пренебрегал всеми существующими правилами: начал ужин с кофе, продолжил его супом, закусил бутербродом. Суп, бутерброд, кофе; бутерброд, еще раз бутерброд, кофе, суп.

Каролине давно следовало приняться за дело: не в ее правилах было глазеть на чудаковатых незнакомцев. Она выполнила заказ, даже немного поболтала, а теперь пора вспомнить об уборке.

Но вместо этого она продолжила разговор:

— Откуда вы?

— Отовсюду. — Спохватившись, он добавил, словно желая загладить резкий ответ: — По правде сказать, из Луизианы. Из Нового Орлеана.

— Новый Орлеан! — Каролина задумчиво вздохнула. — Всю жизнь мечтала увидеть Французский квартал и Миссисипи!

— Красивый город, — подтвердил незнакомец, откусывая бутерброд. — И Денвер тоже. И Сан-Диего, и Альбукерке. Я столько странствовал, что могу назвать домом любой город. Кстати, суп отменный.

Услышав похвалу, Каролина удивленно вскинула брови. Незнакомец давал такие неожиданные ответы на все ее замечания, что она не сразу поняла, что следует ответить.

— Это намек? Хотите добавки?

— Да. Но обычно я заявляю об этом напрямик. — Он снова усмехнулся, и сердце Каролины ухнуло в пятки. В этом человеке чувствовалось нечто необузданное, зловещее и опасное.

Чем же он заинтриговал ее? Почему она разыгрывает гостеприимную хозяйку перед чужаком, который свалился как снег на голову? Перед незнакомцем, не имеющим ни малейшего понятия об элементарной вежливости? Теперь она вряд ли успеет покончить с уборкой до прихода Квентина, не вернется домой вовремя и не приготовит ужин к половине седьмого.

Но почему-то это не волновало ее. Гораздо любопытнее было поболтать с приезжим, потягаться с ним в остроумии. Он не представляет серьезной угрозы для душевного покоя, завоеванного с таким трудом: в городе надолго не задержится. По крайней мере этот цыган способен оценить простую, сытную стряпню. Поймав себя на подобной мысли, Каролина изумилась. Судя по виду, незнакомец вполне мог обойтись без еды, но только не без спиртного. И тем не менее он орудовал ложкой ловко и умело, словно на ужине у президента.

Так в чем же дело? Каролина гордилась своим умением готовить. Благодаря домашней кухне за тридцать лет существования ресторана «Коктейль и печенье» финансовое положение его владельцев ни разу не пошатнулось. Домашняя кухня и безукоризненная чистота — визитная карточка ресторана. Впрочем, безукоризненную чистоту в зале еще только предстояло навести.

Когда Каролина принесла вторую порцию супа, незнакомец жестом отпустил ее, словно умел читать мысли:

— Развлекать меня совсем не обязательно. Похоже, я помешал вам. Заканчивайте работу, не стесняйтесь.

Значит, он все-таки заметил, что в зале не совсем чисто. Чтобы скрыть смущение, Каролина схватила влажную тряпку и принялась вытирать столы и стулья, следя за тем, чтобы на них не осталось ни крошки. Затем она подмела покрытый линолеумом пол, сгребла аккуратные кучки крошек в совок и, наконец, взялась за ведро и швабру.

Дейн Девлин одобрительно следил за точными, рассчитанными движениями хозяйки ресторана. При своей миниатюрности она казалась довольно сильной женщиной. Дейн видел, как под выцветшим коричневым ситцем у нее на плечах перекатываются мышцы — те самые, накачать которые помогает возня с громоздкими кастрюлями, подносами и ведрами. Густые каштановые волосы, заплетенные в толстую косу, были уложены на макушке тяжелым узлом, подчеркивающим высокий лоб и овальную форму лица. Ее гладкая кожа казалась свежей и нежной, как сливки, но главным ее украшением были топазовые глаза, в глубине которых плясали искорки.

С любопытством и удовольствием Дейн наблюдал, как Каролина метет и моет пол. Ему нравилось, как она одним плавным движением выжимает тряпку, нравилось, как с бессознательной грацией расставляет по столам стаканы с салфетками, готовясь к завтрашнему дню. В каждом движении этой женщины чувствовалось изящество. Такой подругой вполне можно гордиться.

Поймав себя на этой мысли, Дейн чуть не поперхнулся остатками кофе. Ну уж нет! Эта женщина не в его вкусе. В ней нет ни капли любви к свободе, стремления странствовать, повинуясь своим прихотям. Она отнюдь не легкомысленная особа, вроде жизнерадостных приятельниц, к которым Дейн иногда заходил поужинать — и задерживался до завтрака. Всем своим видом, каждым движением, готовностью задержаться на работе ради случайного посетителя хозяйка ресторана подчеркивала, что к этому уголку штата Теннесси она привязана душой и телом. Дейн мог бы поспорить на последний доллар, что в ее жизни не было ни единого приключения.

Однако он не прочь дать незнакомке шанс… Эта мысль ударила Дейна, точно обухом по голове. Должно быть, он слишком долго путешествовал в одиночку и малость спятил. Лучше уж сразу двинуть в Гэтлинберг, к старине Хэнку. Задержаться здесь значило нарваться на неприятности.

— Можно ли остановиться где-нибудь здесь, в городе? — Эти слова, вдруг сорвавшиеся с языка, стали для Дейна полной неожиданностью.

Женщина резко вскинула голову, как будто слова Дейна напугали ее. Однако ее голос прозвучал любезно, как прежде:

— А какое жилье вы предпочитаете? В Коттедж-Крик не так уж много гостиниц и мотелей. В Гэтлинберге выбор гораздо больше.

Значит, она тоже заподозрила неладное. Но Дейн сделал вид, что не понял намека:

— Гэтлинберг кишит туристами, и потом, я терпеть не могу большие отели. — В сущности, Дейн предпочитал именно такое жилье. Особенно холодную и безразличную атмосферу огромных отелей, где он мог бы провести всю жизнь.

— Могу порекомендовать вам «Приют Уотсона». — Она выпрямилась, опираясь на швабру. — Он находится через пару кварталов отсюда, на Литтл-Крик-роуд. Его содержит мэр города Зик Уотсон. Он прижимист, но поторговаться с ним все-таки стоит. Сейчас «Приют» пустует, наплыва туристов мы ждем только весной.

— Значит, туризм — местная индустрия?

Каролина кивнула:

— Сюда приезжает на отдых почти все население Гэтлинберга, все, кому по душе тихие уголки. Отсюда всего десять миль до национального парка Смоки-Маунтин — очень удобно для любителей пеших прогулок.

— Симпатичный городок.

Этот комплимент вызвал у Каролины улыбку.

— Мне нравится. Я выросла здесь.

Значит, он не ошибся: она и впрямь привязана к этому уголку мира. Такой вывод мог бы обескуражить Дейна, однако этого не произошло. Его заворожил блеск ее глаз, в которых играли и переливались золотистые точки. Она предложила ему еще одну чашку кофе и присела напротив со своей чашкой. От энергичных движений ее лицо раскраснелось, выбившиеся на влажных висках пряди волос начали завиваться.

Дейну давно не встречались столь привлекательные женщины. Рядом с ней он чувствовал себя как дома, хотя и вломился в ресторан через полчаса после закрытия. Опомнившись, Дейн поспешно отмахнулся от размышлений о доме и сосредоточился на беседе.

— Большинство горожан работают в Гэтлинберге или Пиджин-Фордж, но живут по-прежнему здесь, в Коттедж-Крик. Это особый мирок…

Входная дверь открылась, в зал ворвался ледяной ветер. Коротко извинившись, Каролина поднялась и с широкой улыбкой направилась навстречу вошедшему мальчику:

— Привет! Как дела в школе?

— Отлично, мама. — Размотав клетчатый шарф, прикрывающий лицо, паренек поцеловал ее в щеку. — Дейзи ощенилась. Можно мне после работы зайти к Кэлу, посмотреть щенят?

— Конечно. Хочешь перекусить? Мисс Аманда оставила тебе кусок шоколадного торта.

Снимая куртку, мальчик на мгновение задумался.

— А ты не могла бы отнести его домой? Я бы съел его после ужина. Сейчас я хочу поскорее покончить с работой, чтобы успеть поиграть со щенками.

Каролина снисходительно улыбнулась:

— Ну что мне с тобой делать! Ладно, проверь, все ли в порядке в туалетах, наполни солонки, перечницы и баночки для меда и можешь идти. Я уже закончила.

— Спасибо, мама! — Мальчик скрылся за дверью кухни.

— Ужин в половине седьмого. Смотри не опоздай! — крикнула вслед Каролина.

У Дейна вдруг защемило сердце: именно о таких простых и бесхитростных взаимоотношениях он мог бы мечтать, будь у него сын. Но в свои тридцать лет он привык быть начеку, не желая оставлять временным подругам живые сувениры. Дейн Девлин не годился в отцы.

И уж тем более он не годился в мужья. А в городке вроде Коттедж-Крик одно без другого немыслимо. Должно быть, муж этой женщины работает в Гэтлинберге, а родные ждут его к ужину — к тому самому, к которому не следовало опаздывать мальчику.

С несвойственным ему облегчением Дейн испустил вздох. Он никогда не упускал случая принять вызов, но проницательно заподозрил, что эта женщина — слишком опасный противник даже для самого Дейна Девлина. Это даже к лучшему, что она замужем. В своих подозрениях Дейн утвердился, заметив, что Каролина роется в кармане платья. Выудив оттуда тонкое платиновое кольцо, она надела его на безымянный палец левой руки.

— Простите, — заговорила она, обращаясь к Дейну. — Квентин приходит сюда каждый день после школы, чтобы помочь мне. Не хотите ли шоколадного торта?

— Нет, спасибо. Я и без того слишком надолго задержал вас. Спасибо, что ради меня повременили с закрытием.

— «Коктейль и печенье» открыт дольше всех городских ресторанов. Если бы я не впустила вас, вам было бы негде поужинать. Так нельзя.

Дейн вновь почувствовал себя как дома.

— Сколько я должен вам?

— Три доллара шестьдесят пять центов.

Дейн удивленно вскинул брови.

— А разве вы рассчитывали заплатить больше?

— Само собой. Даже в Новом Орлеане не получишь такой роскошный ужин почти даром. — Дейн протянул ей пятидолларовую купюру: — Сдачу оставьте себе.

— Владельцы ресторанов чаевых не берут. — Каролина протянула ему доллар и несколько мелких монет.

— Так это ваш ресторан? Неплохо.

— «Коктейль и печенье» существует уже тридцать лет. Прежде он принадлежал моей тете.

— Отличная кухня. Я с удовольствием буду рекомендовать ваше заведение знакомым.

Каролина улыбнулась:

— Лучше приходите сами — конечно, в рабочие часы.

Именно так Дейн и намеревался поступить — даже если Каролина принадлежит другому. Ее стряпня стоила этого.

 

Утром в следующий понедельник Каролина извелась от беспокойства, ожидая Рика Уотсона. Через полчаса предстояло открыть «Коктейль и печенье», а продукты на неделю до сих пор не привезли. В кладовой не осталось ни овощей для супа, ни лука для фирменного омлета Каролины, ни апельсинов и грейпфрутов для свежевыжатого сока. По десятибалльной системе день тянул на чахлую тройку, а стрелки часов близились всего-навсего к шести часам утра.

Прикидывая, сколько кофе осталось в большой банке, Каролина нервно притопывала ногой. Рик никогда не опаздывал. Неужели с ним что-то случилось? Городские дороги обледенели, а его грузовичок дышит на ладан.

— Что же будем делать? — возмущенно осведомилась повариха Аманда. — Мы потеряли уже целых полчаса!

— Знаю, знаю. — Каролина старалась скрыть беспокойство. Мисс Аманда великолепно готовила, но отличалась несдержанным характером. Если дать ей волю, сегодня к завтраку подавать на столы будет нечего.

Каролина еще раз обвела взглядом зал. Все готово к приему клиентов, через несколько минут появятся официантки. Направившись на кухню, Каролина на скорую руку произвела ревизию: просторные духовки пышут жаром, источая аромат горячих бисквитов, в кастрюлях кипит соус к мясу, холодильник в человеческий рост забит свежими продуктами. Четыре года назад Каролина сменила оборудование кухни, оставив из прежнего лишь почерневший гриль тети Хипзайбы. Каролина умело управляла рестораном и могла по праву гордиться собой. Если Рик вскоре появится, у нее и впредь будут все основания для гордости.

Услышав натужный рев двигателя старого грузовичка, подкатившего к двери кухни, Каролина вздохнула с облегчением. Благодаря чудесному изобретению — кухонным комбайнам — она еще сумеет наверстать упущенное время, а может, и выкроить пару минут, чтобы проглотить чашку кофе.

— Где вы пропадали? — бросила она в спину водителю, выбирающемуся из кабины. — Мы чуть с ума не сошли от беспокойства, не говоря уже о том, что выбились из графика!

— Все семейство Уотсонов гриппует. Держимся на ногах только мы с Зиком.

— Печально, — машинально откликнулась Каролина.

Голос шофера показался ей знакомым. Когда же он обернулся, ее вдруг охватили те же чувства, что и в пятницу, после закрытия. Странный незнакомец вернулся, мало того — доставил ей продукты.

— Вы? — растерянно пробормотала она, переводя взгляд с тяжелых ботинок на толстые перчатки водителя. Его волосы растрепал ветер. Сегодня незнакомец выглядел особенно внушительно, как человек, заслуживающий доверия. Но в глубине изумрудных глаз метались огоньки, насторожившие Каролину.

— Я. Надо же чем-то платить за жилье. — Дейн открыл кузов грузовика, вытащил накладную и протянул ее Каролине: — Проверьте, все ли на месте. Кстати, спасибо за рекомендацию. Зик содержит неплохую гостиницу, — он выставил большой палец, — и вдобавок мне удалось получить отличную работу.

Каролина взяла накладную. Их пальцы не соприкоснулись, но между ними проскочило нечто вроде электрического разряда. Он пробежал вверх по руке Каролины, остановился у позвоночника и принялся рассылать дрожь по всему телу. Каролина недоумевала: что творится с ней в присутствии этого человека? Они даже не знакомы. Молча просмотрев накладную, она подписала ее, отложила в сторону и стала помогать незнакомцу выгружать продукты.

— Это вовсе не обязательно, — запротестовал он.

— Нам некогда ждать, — резко отозвалась Каролина, снова обретя дар речи. — Чем раньше продукты попадут на кухню, тем скорее мисс Аманда начнет готовить завтрак, а я смогу перехватить чашку кофе.

Напряженная работа продолжалась минут пятнадцать. Вдвоем они перетащили из грузовика в холодильник картофель, бобы, яблоки и горошек. Заказы в начале недели всегда были большими — Каролина предпочитала запасаться продуктами на несколько дней. Прежде ей и в голову не приходило помогать водителю выгрузить продукты. Должно быть, теперь ею руководило желание доказать незнакомцу, что она вполне самостоятельная особа.

— Готово! — наконец объявила она, поставив на полку последний ящик с яблоками. — Спасибо, что вы заменили Рика. Передайте ему мое пожелание поскорее выздороветь. — Внезапно ее осенило: — Вы не могли бы подождать минутку?

— Конечно.

— Вот и хорошо. Располагайтесь, можете налить себе кофе. Я сейчас вернусь.

Дейн ушел в зал, а Каролина отыскала пластиковую банку с плотно прилегающей крышкой и наполнила ее остатками вчерашнего овощного супа. Если Рик болен, значит, нездоровится и Марте — стало быть, надо помочь ей с обедом. Закрыв банку, Каролина уложила ее в бумажный пакет, налила в чашку кофе и привычным движением толкнула бедром вращающуюся дверь, ведущую в зал.

Дейн сидел за тем же столом, что и в пятницу, потягивая обжигающий черный кофе. Каролина уселась напротив и протянула ему пакет:

— Вы не передадите суп Зику, для Рика и Марты?

Усмехнувшись, Дейн потер рука об руку:

— Там суп? И вы не боитесь доверить его мне?

— Не боюсь, потому что это обед для больных. А вы можете вернуться сюда днем.

Дейн окинул ее медлительным взглядом, словно обдумывая приглашение.

— Пожалуй, так я и сделаю, Каролина. — Произнесенное чужим голосом, собственное имя показалось Каролине бесконечно длинным. Эти четыре плавных слога окутали ее, заглушая удивленный возглас.

— А разве мы знакомы? — К счастью, ей удалось ответить обычным тоном — втайне Каролина боялась сорваться на пронзительный писк.

— Дейн, — представился ее собеседник, блеск в глазах которого стал еще ярче. — Дейн Девлин. — И он игриво подмигнул ей.

— Ведите себя прилично! Мы едва знакомы, — деловито посоветовала Каролина, преодолевая внутренний трепет.

— О вас мне известно почти все, — сообщил Дейн с самодовольной улыбкой. — Вы — Каролина Брэдфорд, урожденная Маккартер. Вашему сыну десять лет, а этот ресторан вы купили у своей тети Хейзл… нет, Хэлен…

— Хипзайбы, — машинально подсказала Каролина.

— …четыре года назад. Вы — удачливый предприниматель, член городского совета, а ваши грандиозные планы по развитию индустрии туризма мэр города считает попросту бредом.

— У Зика нет ни капли воображения, — попыталась оправдаться Каролина, но спохватилась и поджала губы. Так она и знала! Зик был неисправимым болтуном: он беседовал со взрослыми, подростками, животными, даже неодушевленными предметами. Эта болтливость давно стала неотъемлемой частью его обаяния и успеха в политике. Дейну было достаточно задать Зику всего один вопрос о Каролине или ее ресторане, чтобы в ответ услышать исчерпывающую историю ее жизни. В таком городке, как Коттедж-Крик, каждый знал о каждом всю подноготную.

Каролина сразу поняла всю неловкость своего положения: она ничего не знала о Дейне — за исключением собственной странной реакции на его слова. Рядом с Дейном Каролина нервничала, ощущала возбуждение, напоминала натянутую струну, что совсем не подобало тридцатидвухлетней вдове с ребенком.

— Вы знаете обо мне почти все, а я о вас — ничего, — заявила она. — Вас не смущает такая несправедливость?

— Вам уже известно, что я родом из Нового Орлеана. — Дейн усмехнулся. — Я скрипач, прибыл сюда учиться у виртуоза Хэнка Ричардса, а еще… такого мужчины, как я, вы не видели уже несколько месяцев, а может быть, и лет. — Он поднялся, лихо прищелкнул каблуками и протянул руку: — Бродяга с Миссисипи к вашим услугам.