Размер шрифта:     
Гарнитура:GeorgiaVerdanaArial
Цвет фона:      
Режим чтения: F11  |  Добавить закладку: Ctrl+D
Смотреть все книги жанра: Современные любовные романы
Показать все книги автора:
 

«Маскарад поневоле», Генриетта Рейд

Глава 1

Делла Эшфорд повернула за угол и, тщетно пытаясь укрыться от дождя под зонтиком, пробежала последние несколько ступенек, которые вели в «Стенхоуп». Укрывшись под широким мозаичным козырьком входа, она закрыла зонтик, сняла дождевик, сложила его и убрала в большую клетчатую сумку. Ее туфли неприятно хлюпали: тонкие, порядком поношенные подметки совсем не могли защитить от воды. Ливень обрушился сразу, как только она вышла из офиса, и все же она не изменила свое решение зайти в «Стенхоуп».

Для нее это был своего рода оазис в каждодневной рутине, который давал ей возможность немножко побыть возле роскоши и богатства, всего того, чем могли наслаждаться более удачливые, чем она, смертные. «Стенхоуп» это магазин для богатых, его витрины были оформлены в очень сдержанной манере, они обращались к тем, для кого деньги не были проблемой.

Туфли на тонкой подошве почти утонули в толстом сером ковре, как только она толкнула стеклянные, с бронзовыми панелями, двери и вошла в отдел, где продавались драгоценности. Дешевый блеск более мелких магазинчиков не для «Стенхоупа»: здесь жемчужины были подлинными, а инкрустированные драгоценными камнями браслеты, кольца и броши были изготовлены по индивидуальным эскизам. Всего лишь неделю назад Делла случайно, по ее мнению, купила серьги: колечки из белого золота с рубинами, они, наверное, превосходно будут смотреться с платьем, которое она собиралась надеть на корпоративную вечеринку. В теплом воздухе ощущались экзотические запахи, которые доносились из отдела парфюмерии. Там даже самый маленький флакончик был ей не по карману.

Отдел дамского белья был оформлен в серебристо-голубых тонах, чтобы подчеркнуть изящность женского белья на витрине. Здесь Делла позволила разгуляться своему воображению, она мысленно выбрала нежно-абрикосовый халатик, украшенный лебяжьим пухом, ночную сорочку с атласными и кружевными лентами, шелковый домашний костюмчик в восточном стиле.

Она вошла в лифт и поднялась наверх. Делла счастливо бродила среди костюмов и пальто, выбирая себе воображаемый гардероб. Наконец она посмотрела: на часы и искренне изумилась. Скоро нужно возвращаться в «Фербэнкс и компания» — инженерную фирму, где она работала машинисткой в одной: из огромных офисных секций.

Когда она направлялась к лифту, ее взгляд остановился на витрине со шляпками и манто в отделе меховых изделий. Они были со вкусом размещены на специальных вешалках, украшенных листьями, искусно подсвеченных красным, коричневым и золотистым — основными цветами осени. Несмотря на то что лето еще не закончилось, «Стенхоуп» уже готовился к прохладным осенним денькам.

Она была просто заворожена белым норковым манто. Поколебавшись мгновение, она поставила свою клетчатую сумку на позолоченное кресло, сняла манто с вешалки на витрине и накинула его на плечи. Мягкий мех скользнул по щеке, на минутку она прижала его к лицу, лаская пальцами, и рассеянно подумала, что, вероятно, оно ужасно дорогое. Затем, сосредоточившись на своем отражении в зеркале, она поняла, что вместо того, чтобы облагородить ее, манто только подчеркивало поношенность ее бледно-голубого пальтишка. Уныло она сняла его с плеч и уже собиралась повесить обратно, как вдруг к нему протянулась чья-то рука и мужской голос произнес, растягивая слова:

— Если оно вас не заинтересовало, позвольте я взгляну?

— Да, конечно, — пробормотала Делла, обернулась и протянула манто человеку, стоявшему напротив.

Когда она сделала это, его глаза будто вонзились в нее. В них было такое выражение, будто он узнал ее.

— Линн! — воскликнул он, и его бесстрастное ранее лицо побелело, словно он испытал шок, меховое манто выскользнуло из его пальцев и упало на пол.

Делла удивленно посмотрела на него. Мужчина нагнулся, чтобы поднять манто, и у девушки возникло ощущение, что он уронил его намеренно, словно чтобы дать себе время вернуть самообладание. Он выпрямился, и Делла как следует рассмотрела его. Это был высокий, довольно стройный молодой человек с водянистыми голубыми глазами, в которых все еще читался шок.

— Как глупо с моей стороны! Конечно вы не Линн. — Его будничный тон резко контрастировал с выражением лица. — Извините, но вы так похожи на одну мою знакомую, что мне стало просто жутко.

Он отвернулся и подозвал продавщицу, которая заинтересованно наблюдала за происходящим.

Продавщица поспешила подойти, а Делла отправилась взглянуть на коротенький жакет из пушистой белой лисицы. Она слышала, как голубоглазый молодой человек разговаривает с продавщицей; голос его был вялым и снисходительным.

Когда она шла обратно, продавщица вернула манто на витрину и обратила внимание на Деллу.

— Я бы хотела примерить жакет из белой лисицы, с нажимом сказала Делла, стараясь, чтобы ее голос звучал уверенно и решительно.

Затем, уже сожалея о своих словах, она почувствовала, как краснеет от стыда. Ее притворная уверенность испарилась под свирепым, обвиняющим взглядом продавщицы.

Несколько раз за лето Делла приходила в магазин и пыталась играть там выдуманную роль богатой леди, примеряя платья из таиландского: шелка и батиста — фирменный товар «Стенхоупа». Было слишком очевидно, что продавщица узнала ее и прекрасно понимала, что Делла не собирается ничего покупать, тем более такой дорогой жакет. Ее глаза метали молнии, она оглядела дешевые мокрые туфли Деллы и ее поношенное пальто.

Обиженная взглядом, выражавшим презрение, которое продавщица и не думала скрывать, Делла забыла о своей природной застенчивости и огляделась в поисках большого, во весь рост, зеркала.

— Мадам, вероятно, захочет пройти в одну из примерочных, — сухо сказала пожилая продавщица, с кислым выражением лица ожидавшая, пока Делла наденет жакет.

Девушка кивнула и с гордо поднятой головой последовала за продавщицей. На фоне светлых волос и розовых щечек мех выглядел дорого и к месту, вот только дешевая юбка розового, как леденец, цвета портила картину. Девушка считала ее миленькой и вполне приличной, когда купила. Теперь же, в сравнении с дорогим мехом, она выглядела довольно убого, и Делла понимала, что у продавщицы нет иллюзий на ее счет. Невнятно пробормотав, что жакет не совсем такой, какой она искала, Делла, смутившись под угрожающим взглядом продавщицы, попыталась выскользнуть из отдела.

Клетчатая сумка стояла там же, где она ее оставила, за витриной с манто и шляпками. Когда девушка подошла к сумке, она увидела, что высокий молодой человек вернулся и сообщил продавщице, что все же решил остановиться на норковом манто. Та просияла и заторопилась к витрине, но вдруг застыла, нахмурив брови.

— Его здесь нет, — сказала она удивленно.

Молодой человек подошел к ней и посмотрел на пустую вешалку, с которой раньше так кокетливо свисало манто.

— Да, его, разумеется, здесь нет, — подтвердил он бесстрастно. — Но я отчетливо помню, что возвращал его, прежде чем уйти.

С все возрастающим волнением продавщица осмотрелась вокруг, а затем остановила пристальный взгляд на клетчатой сумке, стоявшей у витрины.

Проследив за ее взглядом, Делла замерла от ужаса, увидев, что из-под полуоткрытой «молнии» торчит кусочек светлого манто.

Далее последовала немая сцена: все были шокированы, никто не мог сделать ни шагу. Затем продавщица набросилась на Деллу с обвинениями:

— Боюсь, у меня нет другого выбора, кроме как отнести вас в офис менеджера. Я должна была понять, что вы не слишком благонадежны, еще когда вы попросили примерить жакет!

— Но я не брала его! — Побледнев от ужаса, Делла уставилась на продавщицу, все еще не веря своим глазам.

Было невероятно, чтобы манто само по себе попало в ее сумку, но с очевидным не поспоришь. Она почувствовала слабость, и ее охватила паника, когда она отчетливо представила себе, что будет дальше. Ее заставят назвать свое имя и адрес гостиницы, где она жила с тех пор, как умерли ее родители, то есть с того самого времени, как она начала работать в «Фербэнкс». Новость о ее несчастье распространится, подобно лесному пожару, от одной девушки к другой, взгляды со скрытой усмешкой будут направлены на нее, некоторые будут жалеть ее, другие посмотрят с плохо скрываемым злорадством. В компании ведь были и те, кто считал застенчивость и сдержанность манер Деллы просто прикрытием высокомерия, и теперь они непременно отметят: «За высокомерием всегда следует падение».

Она отрицала все, запинаясь, и, вероятно, ее неуверенность была расценена как косвенное признание. На короткий миг она подумала обратиться к продавщице за помощью, но, взглянув в холодные, выцветшие глаза пожилой женщины, отвергла эту идею. Было слишком очевидно, что та собирается сполна насладиться ролью Немезиды, ничто не помешает ей исполнить то, что она считает своей обязанностью.

Делла обхватила голову руками и покачнулась.

— Разве вы не видите, что она больна? — Тон, которым молодой человек задал этот вопрос, был довольно резким.

Делла почувствовала, как ее настойчиво усадили в кресло и холодная рука дотронулась до ее лба.

— Кажется, вы слишком близко к сердцу принимаете этот инцидент, — сказал молодой человек продавщице, которая поторопилась подойти к Делле вслед за ним. — Без сомнения, девушка поддалась минутному искушению.

— Нет, — вяло возразила Делла.

Он поднял руку в знак протеста.

— Разумеется, вы будете отрицать это. Но как вы объясните тот факт, что манто оказалось в вашей сумке? — Прочитав на лице Деллы отчаяние, он удовлетворенно кивнул: — Вот именно. У вас нет приемлемого объяснения, ведь даже в сегодняшний сказочный день оно не могло залететь туда само. И разве вы можете винить эту достойную женщину в том, что она заставляет вас ответить? Однако, я думаю, ваше дело можно решить и без неприятной огласки. Как я уже заметил, — непринужденно повернулся он к продавщице, — я решил купить манто, и я также беру на себя заботу об этой молодой леди. Да и потом, мы ведь должны защищать такую редкую теперь атмосферу, какая царит в «Стенхоупе»!

Продавщица, обескураженная саркастическими нотками, прозвучавшими в его голосе, замешкалась на несколько мгновений, затем огляделась и увидела небольшую группку продавцов и посетителей магазина, которые внимательно следили за происходящим.

Видя, что явная нерешительность женщины играет ему на руку, молодой человек действовал с невероятной быстротой, и, прежде чем Делла поняла, что произошло, он почти затолкал ее в лифт и подвел к блестящему лимузину, припаркованному у обочины.

Когда он распахнул перед ней дверцу, она заколебалась. Сейчас, когда все самое страшное осталось позади, она почувствовала инстинктивное нежелание садиться в машину.

— Ну, — в голосе слышалось нетерпение, — вы позволите довезти вас домой или вы раздумываете достаточно ли я безобиден?

Насмешка в его тоне заставила Деллу согласиться.

— Нет, конечно же нет, — сказала она поспешно.

— Тогда залезайте, — спокойно скомандовал он, взял ее за руку и почти затолкнул в машину. — Кстати, — сказал он, заняв место за рулем, — меня зовут Маннеринг, Рекс Маннеринг. Боюсь, я не расслышал вашего имени.

— Делла Эшфорд, — ответила она сухо.

Она как можно дальше отодвинулась от него, не обращая внимания на роскошную внутреннюю отделку машины. Усевшись на самый краешек кресла, она назвала свой адрес, ее голос все еще немного дрожал — последствие шока и напряжения.

— Кажется, вы нервничаете, — заметил он мягко и бросил на нее слегка насмешливый взгляд. — Так вы решили, что я заинтересовался вами? Что ж, возможно, это и так, но несколько в другом смысле. И между прочим, откиньтесь на спинку кресла, вы сидите на краешке, как взволнованная школьница. Почему вы ожидаете худшего? Разве я не спас вас от бесчестья, когда вас собирались арестовать за воровство?

— Дело в том, что… — начала она. Невозможно было словами объяснить ее инстинктивную настороженность. Было что-то слишком неестественное в том, как он ловко выпутал ее из этой неприятной истории в «Стенхоупе».

Он наклонился к ней и похлопал ее по сжатой в кулак ладони.

— Дело в том, что вы, несомненно, хорошо воспитанная девушка и вас научили остерегаться незнакомцев.

Делла покраснела от смущения из-за издевки, сквозившей в его голосе.

— Забавно, — продолжил он, — но в этом конкретном случае вы абсолютно правы.

Делла с тревогой посмотрела на него. Его светлые глаза, теперь прикованные к дороге, изменили вялое выражение на холодное и расчетливое. Затем внезапно она сильно встревожилась, поняв, что дорога, которую он выбрал, все отдаляет и отдаляет ее от гостиницы. Они уже выехали за пределы города и мчались по окаймленной с двух сторон деревьями дороге, которая вела к реке. Делла почувствовала, как страх, подобно туче, накрывал ее.

— Куда вы меня везете? — Ее голос был неестественно громким от отчаяния.

Не отвечая, он свернул к реке. Делла резко отвергла мысль о побеге. Дорога была пустынна, а река быстро текла между обрывистыми берегами и казалась холодной и зловещей.

— Восхитительное место для спокойного разговора. Вы так не думаете, мисс Эшфорд? — Он вытащил серебряный портсигар, украшенный монограммой, и предложил ей сигарету.

Белая от ужаса, она покачала головой.

— Вы видите, я совсем не собираюсь убивать вас.

— Зачем тогда вы привезли меня сюда? — Делла заметила, что мужество возвращается к ней, теперь ей казалось, этот человек действительно не сделает ей ничего дурного.

— Все дело в том, моя дорогая, что у меня есть для вас предложение, и я думаю, что вы вынуждены будете принять его. — Он замолчал и изучающе посмотрел на нее. — Удивительно все-таки, до чего же вы напоминаете Линн. Даже тембр голоса безумно похож. Я просто не поверил своим глазам, когда вы обернулись, и я впервые вас увидел в «Стенхоупе». Если бы я был суеверным, я бы решил, что вы — призрак Линн, восставший из могилы.

— Линн… — повторила Делла в изумлении.

— Вот именно, Линн де Валенс. Она погибла в авиакатастрофе. Кстати, мы были помолвлены.

Его голос оставался совершенно бесстрастным, и страх Деллы уступил место любопытству.

— Но какое это имеет отношение ко мне?

Он задумчиво изучал ее некоторое время, словно размышляя, какую порцию информации можно ей доверить.

— Так случилось, что моя невеста должна была унаследовать обширное поместье в Ирландии от своей двоюродной бабушки. В качестве ее мужа я бы получил контроль над ее деловыми операциями. Она была безоглядно влюблена в меня. Разумеется, ее смерть положила конец моим надеждам, но, как говорится, «где хотение, там и умение». Как только я увидел вас, я понял, что судьба мне улыбнулась. Старая миссис де Валенс, бабушка моей погибшей невесты, еще не слышала о печальном событии. Родители оставили Линн достаточную сумму денег, благодаря которым она могла осуществить любой свой каприз, и она просто наслаждалась жизнью. Разумеется, она проводила не так много времени со старой леди.

Саггарт — это поместье, занимающее целые акры полей и лесов. Оно не соответствовало представлениям Линн о веселом времяпрепровождении. Впрочем, его называют «Золотой Жилой Типперери». Другими словами, земля на редкость богата и высоко ценится на рынке, но, поскольку право на наследство Линн погибло вместе с ней, мои надежды стать хозяином Саггарта тоже испарились. Как я уже сказал, вы потрясающе похожи на Линн и ростом, и сложением, и вообще внешностью в целом. Кроме того, Линн получила образование в английской школе, поэтому даже в манере говорить вы не слишком отличаетесь. В общем, вы так сильно похожи, что даже ее бабушка вряд ли вас отличит. Как только я вас увидел, то сразу понял, что это мой шанс. Разумеется, вас нужно было, скажем так… убедить. Что ж, пригодилось украденное манто. Заметьте, это было довольно остроумно.

— Вы хотите сказать, — прошептала Делла, — что вы намеренно…

Он нетерпеливо кивнул, раздраженный ее недогадливостью.

— Только такая наивная и неопытная девушка, как вы, могла бы попасться на этот трюк. Это было элементарно. Вы были немного возбуждены и смущены, когда последовали за продавщицей в примерочную, и вряд ли бы заметили, как я положил манто в вашу сумку. Между прочим, моя дорогая, — задумчиво заметил он, — вам стоит перестать быть такой простушкой. Наивность, конечно, похвальна, но она мало подходит для девушки, которой придется играть роль Линн де Валенс.

— Вы, должно быть, с ума сошли, — проговорила Делла, губы ее пересохли.

— Вовсе нет, моя дорогая. Просто меня интересуют деньги. В качестве хозяина Саггарта у меня будут власть и деньги. Сейчас у меня нет ни того ни другого. Пусть вас не обманывает машина. Я взял ее напрокат. Я выяснил, что богатство, даже мнимое, творит с некоторыми людьми чудеса. Но вернемся к миссис де Валенс. Разумеется, когда старая леди покинет нас, я любезно заплачу вам за все неудобства, которые вы, возможно, претерпите на протяжении нашего небольшого спектакля. Без сомнения, это не будет просто спокойным плаванием. На наследство также претендует Сорша де Арси, крестница старой леди. После смерти мужа она поселилась в замке с сыном Перси, ужасным, безнадежно испорченным ребенком. Старая леди — любительница жестких правил, поэтому с их стороны нам нечего опасаться. Есть и другая ветвь семьи, Стейси, — продолжал Рекс безжалостно, — но и они нам не помеха, семьи уже давно практически не общаются. Последний представитель этой ветви — Логан Стейси, который, к счастью, независим и старается держаться подальше от старой леди. Чем меньше претендентов на ее благосклонность, тем лучше.

Обескураженная грубостью Рекса Маннеринга, Делла почувствовала слабость. Видя, что девушка готова отказать, он сказал резко:

— Помните, если о случае в «Стенхоупе» узнают, вы наплачетесь.

Она почувствовала, как ее захлестывает волна отчаяния. Она представила возможные последствия отказа и задрожала. Если об этом узнают в гостинице, она не сможет больше там оставаться. Куда ей тогда идти? Что делать? Если ей придется оставить «Фербэнкс», на что тогда она будет жить? У нее останется так мало возможностей заработать.

— Ну что? — мягко осведомился Рекс Маннеринг.

— Кажется, выбора у меня нет, — сказала она мрачно.

Он кивнул:

— Вот именно. А в случае, если вы когда-нибудь станете сожалеть о сделке, помните, что у меня есть доказательство. — Он показал ей меховое манто. С горечью Делла подумала, как оно могло когда-то ей так нравиться. Мягкие светлые ворсинки норкового манто теперь зловеще завладели ее жизнью.

— Кстати, прежде чем мы продолжим, вам лучше надеть кольцо, которое я подарил Линн в день помолвки. Он достал из кармана маленький черный кожаный футляр для драгоценностей.

— О нет! — воскликнула девушка в испуге.

Он поднял брови:

— Не будьте ребенком. То, что у вас кольцо, прибавит роли натуральности. С легким щелчком футляр открылся, и он, с удивительной для такого безжалостного человека мягкостью, надел на ее палец колечко, украшенное бриллиантами. — По счастливой случайности перед катастрофой Линн отдала его мне, чтобы я его сохранил. Оно было ей немного велико, у Линн были тонкие пальцы, прямо как у вас.

Делла посмотрела на драгоценность с отвращением.

— Вы не суеверны? — поинтересовался он, наблюдая за выражением ее лица.

— Я не хочу его носить, — робко запротестовала Делла. — Оно принадлежало мертвой теперь женщине.

— Вы до смешного болезненно все воспринимаете, — заметил он резко, будто весь этот разговор начинал раздражать его. — Совершенно необходимо, чтобы вы носили это кольцо. Оно доказывает, что вы — моя невеста. Кроме того, бабушке Линн покажется странным, если вы не будете носить его. У нее уже была возможность увидеть его, когда мы навещали ее вскоре после помолвки. Если вы будете вести себя благоразумно и станете сотрудничать, мы быстро достигнем цели. Я уверен, что Саггарт будет моим, и, должен признать, есть множество причин, по которым и вам должно там понравиться. Саггарт — огромная старая усадьба, фактически замок. Так что вы можете считать себя удивительно удачливой девушкой.

— Как вы можете так говорить? — в ярости воскликнула Делла. — Вы просто подлец!

Он изумленно поднял брови: