Размер шрифта:     
Гарнитура:GeorgiaVerdanaArial
Цвет фона:      
Режим чтения: F11  |  Добавить закладку: Ctrl+D
Смотреть все книги жанра: Юмористическая фантастика
Показать все книги автора:
 

«Сценарий для сна», Генри Каттнер

Милосердные Небеса! Да это еще хуже, чем «Саммит Студио»! Какая омерзительно идеальная справедливость отправила Макклина именно сюда...

Он закрыл глаза и попытался думать. Джером Данн явно был настоящим магом. Но как... почему...

— В первую очередь, — тихонько сказал Макклин, — мне придется исходить из невозможной предпосылки. Волшебство! Данн отправил меня в Райские Поля, но где-то что-то закоротило, и я очутился здесь. А вот как это произошло?

Он прервал свои размышления, снял телефонную трубку и позвонил Старому Брюзге. Ждать ответа пришлось довольно долго.

— Это ты! — прорычал в трубке разъяренный голос Старого Брюзги. — Что, черт побери, на этот раз? Я занят! И если ты думаешь, что...

— Погодите, — сказал Макклин, стараясь, чтобы голос его звучал как можно любезнее. — Я просто хочу спросить у вас кое-что. Вы говорите, что я подписал контракт. Могу я взглянуть на него?

— Нет, не можешь! — завопил Старый Брюзга. — Мы не можем перерывать целую гору папок лишь для твоего удовольствия!

— Тогда можно сделать простейший вывод: никакого контракта не существует. Если бы он был, вы бы позволяли увидеть его и...

— Контракт есть! А вот тебя сейчас здесь не будет. Заткнись! Если я услышу от тебя хоть звук в течение недели, то заброшу тебя в Ад так быстро, что ты превратишься в хрустящий картофель, прежде чем окажешься там.

От его воплей чуть было не полопались барабанные перепонки Макклина. Весь кипя, он изрыгнул несколько жутких ругательств. Правда, про себя. И этот несправедливый тиран еще...

Минутку. Здесь Макклина повсюду преследуют неудачи, но в черных ее облаках вдруг блеснул лучик надежды. Макклин досконально знал голливудскую кухню. Если те же ниточки существуют и здесь, то у него есть шансы выпутаться из этой неразберихи. Хотя это и выглядит довольно-таки невероятным.

Он снова взялся за телефон.

— Алло? Мне нужно досье на Джерома Данна, Голливуд, Земля.

— Земля? Простите, сэр, но... О, вспомнил! Земля! Все верно!

Мгновение спустя стол открылся и из него снова вылезла пачка карточек. Макклин схватил ее нетерпеливыми пальцами.

«Джером Данн, родился 7 апреля 1896 года в Питсбурге...»

Далее последовала масса психологических сведений, которые Макклин пока что проигнорировал. Его интересовали практические. Неопровержимые факты. И он их отыскал.

«В 1938 году Данн продал свою душу Сатане в обмен на магические способности. Данн известен небрежным мастерством. У него отсутствует логическое мышление, необходимое опытному волшебнику. Фактически, он дилетант. Работает крайне небрежно: путает любовные напитки с голубой магией и тому подобное. Все его мысли заняты деньгами. Не имеет никакой ответственности, абсолютно безжалостен в жажде разбогатеть.»

Макклин невесело усмехнулся. Небрежность... Безответственная магия.. . Выходит, в конце концов, все это ошибка Данна! У Макклина мелькнула дикая мысль о создании профсоюза магов и чародеев. Он стал жертвой мага, который плохо выполнил свою работу. Вместо того, чтобы отправиться в Райские Поля, Маклинн попал в измерение грезопроизводителей. Но почему из всех мест именно сюда?

Безуспешно поразмыслив некоторое время, Макклин позвонил и затребовал информацию о магических заклинаниях. Пришлось долго объяснять, что ему нужно. Когда же, наконец, прибыла объемистая книга, он обнаружил, что из нее вырваны целые страницы, а многие абзацы замазаны черной краской. Естественно, это постаралась цензура. Ведь правила запрещают здесь производить волшебство.

Но в итоге Макклин обнаружил, что несколько разоблачающих абзацев ему достаточно, чтобы сложить мозаику. Существовало бесчисленное количество измерений, попасть в которые можно было посредством определенных заклинаний. «Пергаментный свиток» был в списке перечисленных методов. Однако, если заклинание было составлено небрежно, использующий его человек мог попасть вовсе не к месту назначения. Он мог быть выброшен наугад в транспространственную область, а оттуда немедленно бы гравитировал в измерение, к которому у него было наиболее вероятное сродство. «Дьявол, вероятно, попал бы на Альфа Центавру, — говорилось в сноске. — Скупой попал бы в Гхель, а воин — в Валгаллу».

Макклин был писателем. Со всеми вытекающими...

— Это Ад! — яростно выплюнул он и стал думать, чем может ему пригодиться новая информация. Понемногу он стал чувствовать себя увереннее. Ему нужен был способ выбраться из этого невозможного мира.

И не было никакого пути отсюда, если... если только...

Глаза Макклина прояснились. Если вы полетите в пропасть, то станете звать на помощь. И звать станете того, у кого есть веревка.

Ну, так у одного человека, фигурально выражаясь, была такая веревка. У Джерома Данна, консультанта-чародея. Разумеется, он может слупить с Макклина непомерную сумму за спасение, но деньги не имели значения. Кроме того, как только Макклин вернется на Землю, то может все уладить по-своему. Он стиснул кулак и треснул себя по колену. Больно...

Но как передать сообщение Данну? Разумеется, не по телефону... Макклин хмуро уставился на разложенные на столе карточки.

«Джером Данн, родился 7 апреля 1896 года...»

Внезапно Макклин задохнулся от страха при собственной мысли. Конечно! Все так просто! Нужно лишь сделать для Данна сон, в котором он объяснит чародею возникшую накладку.

— Не пишите — грезьте наяву, — пробормотал Макклин известную цитату.

Лицо его сияло от счастья.

Он повернулся к диктофону и быстро заговорил в микрофон.

Спустя полчаса в кабинет вернулся Броскоп. Маленький лепрекон довольно склабился.

— Все в ажуре, Тим. Я договорился с продюсером. И ты получишь аванс за работу над сном... — Он замолчал и уставился на Макклина. — Эй, что тут происходит? Ты что, работаешь?

— А почему бы и нет? Ведь для этого я и здесь, не так ли?

Броскоп схватил со стола карточки Данна.

— Земля... человек... Достаточно логично. Послушаем то, что ты тут наваял?

— Давай.

Броскоп переключил диктофон на воспроизведение, и выражение его лица мигом изменилось. Он покосился на Макклина.

— В чем дело? — спросил Макклин.

Броскоп остановил диктофон.

— О, все это бесполезно! Парень, ты же никогда не сможешь пропихнуть это через цензуру. Ты что, не понял, как мы здесь работаем? Ты вообще изучил психологию? Этого человека Данна? — И он ткнул толстым пальцем в карточку.

— Ну...

— Разумеется, нет! Сны должны быть адаптированы к человеку. Какое было времечко, когда я составлял баллады для Титании. Она же всегда была героиней. А Оберон всегда был героем, кроме того, эта парочка вечно ссорилась. Есть правила, которым нужно следовать. Цензура у нас очень строгая.

— Ну, — неуверенно сказал Макклин, — вероятно, я могу кое-что изменить...

— Это не поможет, — покачал головой Броскоп. — Тут вообще ничего не поможет. Твой сценарий не совмещается с психологией Данна. Тут написано, что он жаждет денег. Поэтому ты можешь написать сценарий, в котором он — Мидас. Это грезы об исполнении желаний... или сны о страхе — смотря как ты это подашь.

— А у цензоров есть черный список?

— Список того, что запрещено? Наверняка есть. Ладно, я достану его тебе. Но это ты должен уничтожить. Может, тебя вообще не приставят к созданию снов для Данна. Может, ты лучше подойдешь для обработки других психотипов.

— Вот как? Н-ну-у...

— Я сообщу о тебе Старому Брюзге — скажу ему, что ты работаешь просто шикарно, — а потом вернусь и мы сможем пойти выпить уксуса. Это годится?

— Прекрасно. Но слушай, Броскоп.

— Что?

— Я должен получить назначение писать сны для Данна. Просто-таки обязан!

Лепрекон покусал губу.

— На это нужно немного времени. Давай-ка подумаем. Разве только ты встретишься с Черепом...

— С кем?

— С Черепом. Это один из совета директоров. Единственный, кто теперь активен в бизнесе. Это тот парень, который приводит в движение всю здешнюю фабрику грез, Тимоти. Ладно, попробуем выцепить Черепа нынче вечером и посмотрим, что можно сделать. Если ты ему понравишься, то можешь делать все, что захочешь. Ну, мне пора. Жди меня здесь.

Макклин ждал, думая мрачные мысли, пока не вернулся маленький лепрекон.

— Я умаслил Старого Брюзгу, — сказал он. — Грубо польстил ему. Сказал, что ты сразу же уловил смысл его слов.

— Может, и так, — усмехнулся Макклин. — И что теперь?

— Теперь пойдем поедим. Затем поищем Черепа. Вероятно, он в одной из горячих точек. О, единственная забава, которая у нас тут есть, — мрачно добавил Броскоп, — это поход по ночным клубам. Однако, на это нужна капуста... — Внезапно его мордашка прояснилась. — Идем же. Я жрать хочу.

Макклин был не против. До сих пор он не видел в этом мире ничего, кроме трех кабинетов и коридоров. Но когда его привели в столовую, он тут же об этом пожалел.

Столовая напомнила ему продовольственный магазин студии, толчею и гул голосов. Но главное — кто ее переполнял. Это были вовсе не люди. А большинство из присутствующих Макклин вообще в жизни не видел даже на картинках в комиксах.

— Ничего, привыкнешь, — махнул ручкой Броскоп. — Скорее всего, нам еще придется потолкаться здесь вечерком. Сюда. Вон к тому бутончику, что пялится на тебя, — закончил он.

Макклин повернул голову и остолбенел, увидев, на что глазел лепрекон. «Бутончиком» оказалась официантка с двумя головами. Он сглотнул и отвел взгляд.

— Веди меня, Броскоп. Я... Как насчет того, чтобы выпить?

— Да, конечно. Превосходная мысль! Два коктейля «Адского Пламени», двойные быстрые и крепкие. Как ты относишься к угрям? — внезапно спросил лепрекон.

Маленькие глазки так и буравили его.

— Я... — осторожно промямлил Маклин. — Угри? Только не говори мне, что у них здесь работают угри!

— Я имею в виду, на ужин, — ответил Броскоп. — Тушеные угри. Весьма неплохие. Так как насчет них?

— Я бы хотел стейк, если у вас он найдется, — сказал Макклин подошедшей официантке.

— Из мамонтятины, телятины или человечины? — неприятно скрипучим голосом уточнила официантка.

— Ик!.. Из телятины, — выдавил Макклин, чувствуя подкатившую к горлу тошноту.

Из апатии его вывело появление коктейлей «Адского Пламени». Ликер потек в его горло, как тайное обещание, которое тут же исполнилось в желудке. Мощная была штучка. Она согревала. И Макклин тут же решил, что хочет еще.

Он пил на протяжении всего ужина, пока не почувствовал, что достиг того туманного великолепия, в котором мог без содрогания смотреть на других посетителей, в большинстве своем нелюдей. Внезапно Макклин захихикал.

Броскоп как раз нес в рот вкусный кусочек угря.

— Чего тебя распирает?

— Вампирша. Ты только взгляни на ее зубы.

— А, она, — протянул Броскоп. — Она актриса. Играет, главным образом, в кошмарах.

— Здесь много странных типчиков, — заметил Макклин, — но они просто милые по сравнению с теми кошмарами, что бывали у меня. Помню паука с глазами, точно суповые тарелки...

— Технические трюки, — пробормотал лепрекон. — Спецэффекты. Подобные монстры создаются в лаборатории и анимируются. Анимируются жизненной силой — aqua vita. Разумеется, все они синтетические. Наш технический персонал сплошь состоит из умников. Вчера я видел такой монтаж, что... — Он замолчал, потому что Макклин уже не слушал.

Вместо этого он уже несся куда-то, решительно распихивая толпу. Броскоп моментально догнал его.

— Эй, ты что это удумал? Куда направляешься?

— Туда, — махнул рукой Макклин. — Там Старый Брюзга. Набивает брюхо в той кабинке. Наверное, человечинкой себя потчует. Я хочу сказать ему пару слов.

— Ох-ты! — пораженно воскликнул лепрекон. — Послушай меня, Тимоти, мне кажется, сейчас нам лучше убираться отсюда. Немедленно! Помнишь, мы должны найти Черепа? Он наверняка в баре. В большом, красивом баре, — Броскоп соблазнительно причмокнул.

— Там, где много ликера...

— А я хочу повидаться со Старым Брюзгой, — возразил Макклин.

— Собираюсь сказать ему такое, от чего у него выпадут рожки.

Он замолчал, на лице у него расплылась блаженная улыбка, затем он весело рассмеялся.

— Шутишь, наверное? Парень, да все в порядке. Ну, скажешь ты ему потом...

Хихикая, Макклин позволил Броскопу потащить себя к двери. Снаружи ночной воздух слегка охладил его пыл. Макклин осмотрелся.

— Что произошло в ресторане? Где...

— Нам нужно найти Черепа. Помнишь?

— Ты пьян, — заявил вдруг Макклин. — Где тут такси?

Такси в этом мире существовали, потому что машина остановилась сразу же, как Броскоп засвистел. Макклин едва видел сквозь облако коктейля «Адский огонь», щурился и думал за жизнь. Подумав, здешняя жизнь была не так уж плоха. Только одно его беспокоило. Парень по имени Данн. Джером Данн. Маленький грязный колдунишка. Чтоб ему дважды лопнуть...

— Чтоб у него рожки выпали, — захихикал Макклин. — Как милой...

Такси остановилось перед кафе, пылающим неоновыми огнями.

Броскоп достал напарника из машины, завел в кафе и усадил за столик.

— Коктейль «Адское пламя»! — заорал вдруг Макклин, воспользовавшись тем, что оркестр взял паузу. — Шесть порций...

— Тс-с! — прошипел лепрекон. — Ты уже выпил четыре рюмки. Неужели ничего не чувствуешь?

В этом коктейле было что-то явно специфическое. Макклин в свое время опробовал почти все ликеры, в смеси и по отдельности, но никогда еще не пил ничего, что так избавляло его от силы тяжести. Он чуть было не вспорхнул со стула, так что пришлось даже схватиться на край столика, чтобы остаться на месте.

— Если бы я закрыл глаза, — сказал он лепрекону, — то подумал бы, что всплываю...

— Это тебе не земной ликер, — отозвался Броскоп. — Не какая-нибудь там настойка соломы. Коктейль «Адское пламя», парень, в самом деле аннулирует силу тяжести, так же, как ликер «Старо» изменит тебя физически.

— Это... как?

— Покажет твою худшую сторону, — пояснил Броскоп.

Макклин пробормотал что-то о Джекиле и Хайде и все же проглотил еще рюмашку «Пламени». На сей раз он действительно вспорхнул с места и потянул было за собой скатерть. Но тут официант, весь закутанный белым плюшем, ловко водрузил его обратно.

— Знаю-знаю, — пробормотал сценарист, вырываясь вырваться из его рук. — Ничего не говори. Ты вервольф.

— Нет, сэр. Я вербер[?], — с достоинством ответил официант и удалился.

Пока Макклин подыскивал подходящий ответ, его внимание привлек скелет, сидящий в кабинке у дальней стены. Макклин уже настолько набрался, что скелет показался ему забавным. И он показал на него Броскопу.

— Как ты думаешь, он может простудиться? — принялся он вдруг теоретизировать. — А может, это она. Может, стриптизерша. Во всяком случае, не хотел бы я быть его массажисткой.

— Ого! — воскликнул лепрекон. — Да нам повезло!

— Повезло? — удивленно глянул на него Макклин. — А мы что, хотим его ограбить?

— Это и есть Череп, — объяснил Броскоп. — Помнишь, что я тебе говорил? Он здесь крупный босс. Большая шишка. Пойдем, я тебя представлю ему.

Он тащил за собой Макклина, что было совсем не трудно, так как сценарист, под влиянием выпитых коктейлей «Адское пламя», почти совсем потерял вес.

— У него берцовая кость расколота, — заметил Макклин. — Как здороваются со скелетом? Можно ли спросить у него, как он себя чувствует? Это же просто глупо. Если бы я был скелетом, то наверняка чувствовал бы себя препаршиво.

— Тс-с!.. Сэр, это Тимоти Макклин. Он новичок. Хочет выразить вам свои комплименты.

Скелет дружелюбно осклабился. Макклин с облегчением понял, что ему не предлагают обменяться рукопожатием.

— Тимоти Макклин? — спросил скелет глубоким, скрипучим голосом. — Ну, и как вы, Тимоти Макклин?

— О, все в порядке, — ответил Макклин, думая о том, насколько он пьян. — Со мной наверняка все в порядке. Если бы не так, то я бы не мог стоять здесь и вести светскую беседу со сбежавшим из могилы.

— Он слегка подвыпил, сэр, — поспешно перебил его Броскоп. — Коктейль «Адское Пламя», знаете ли, такое вытворяет...

— Разумеется, пьян, он ведь парит... — сказал скелет, уставившись на Макклина пустыми глазницами.

— Может быть, я пьян, но пока что не мертв, — заявил Макклин.

Он стоит здесь, собрав все свое мужество и любезность, чтобы разговаривать со скелетом, а в ответ получает лишь оскорбления. Макклин почувствовал, как во рту у него адски пересохло. Ему захотелось еще коктейля.

И именно в этот момент появился Старый Брюзга, добавив лишний штришок дисгармонии к этой сцене. К этому времени Макклин растерял весь свой здравый смысл и забыл все предупреждения. Он помнил лишь оскорбления.

Старый Брюзга, игнорируя всех, кроме Черепа, уселся рядом со скелетом и небрежно махнул рукой Макклину и Броскопу.

— Брысь отсюда, мальчики, — прогрохотал он. — Нам тут надо обсудить кое-какие дела.

Лепрекон отчаянно тянул Макклина прочь, но тот даже не обращал на него внимания. Оглядевшись, он увидел на соседнем столике тарелку с солеными крендельками и схватил ее, затем, заняв позицию поодаль, принялся бросать крендельки в Старого Брюзгу, пытаясь нацепить их на рожки.

— Тимоти, парень! Во имя Титании, умоляю тебя, уйдем отсюда! — скулил возле него лепрекон.

— Лучше возьми крендельки, — весело ответил Макклин. — Выиграй приз! Опс!.. Бинго!

Старый Брюзга осторожно снял соленый кренделек со своего правого рожка и с закипающей ненавистью окинул Макклина взглядом.

— А я тебя знаю, — прорычал он.

— Знаешь — значит, любишь, — с дурацким смехом отозвался сценарист и метнул очередной кренделек. — А зачем еще тебе нужно было выращивать рожки? — И он снова заржал. — Рожки. И кто только тебя ими наградил?.. Опс! Получил? И вообще, это частная вечеринка, крокодильчик ты наш, и тебя на нее, вроде, не приглашали.

Старый Брюзга, казалось, готов был вот-вот взорваться. Череп кивнул лепрекону.

— Лучше уведи отсюда своего дружка. Он ведь сценарист, не так ли? Ну, так ты должен знать, что режиссер по должности стоит выше сценаристов.

— Я едал мясо бычков и пожирнее тебя, — оскорбительным тоном сказал Макклин, переключив свое внимание на скелет. — Не мешай мне, иначе я отправлю тебя обратно на прокорм червям.

Он вырвался из рук Броскопа и внезапно взмыл к потолку, где и завис, болтая ногами. Затем уставился сверху на перевернутую физиономию Старого Брюзги, маленькую зеленую мордашку лепрекона и череп.

— Вот он я, — заявил он. — Поднимайтесь сюда. Если хотите со мной разобраться. Вы не можете обращаться со мной, как со своими контрактниками. Я не принадлежу вам. Меня направили сюда по ошибке. И если вы немедленно не отправите меня обратно на Землю, то я сделаю вам здесь такой ад, что всем чертям станет...

— Где вышибала? — проревел Старый Брюзга.

Что-то ринулось через зал... Дракула, с внезапной паникой подумал Макклин. Он почувствовал, как его схватили твердые когти, и отчаянно забился, пытаясь освободиться.

— Выведите его, — негромко сказал Череп.

Макклина потащили по воздуху. Мельком он увидел испуганную мордашку Броскопа — а затем свет погас. Призраки шестнадцати порций «Адского Пламени» утопили все его мысли и чувства в бездонной тьме.

Макклин почувствовал себя бодрым и освеженным, хотя очнулся в Аду. Его нервы больше не были натянуты, как струны. И он больше не сомневался в своем душевном здоровье. Ликер навел порядок в его мозгах, и он уже мог спокойно принять существование магии и потустороннего мира, не возвращаясь к мыслям о неврозах и психозах.

Правда, во всем этом было два недостатка. Одним являлось жуткое похмелье. А вторым все же окружающая среда. Он чувствовал неприятную жару, и когда открыл глаза, то увидел ее причину. Он находился в Аду.

Высоко над его головой небо текло потоками огня, уносящегося вдаль с раскатами грома. От резкого аромата серы он тут же стал задыхаться.

Макклин сел, почувствовал головокружение и огляделся. Он был на... сковородке. Черный металл, на котором он сидел, был ужасающе горячим. Вероятно, это все же был какой-то вулканический островок...

 

Иллюстрация к книге

Но тут резко, без всякого предупреждения, изменилась перспектива. Он оказался на гигантской башне, а земля была отвратительно далеко внизу. Он осторожно подошел к краю, остановившись все же на безопасном расстоянии. Внизу лежал черный город. И этот город окружало пламя, а от звуков, слабо доносившихся снизу, Макклин задрожал. Да, это был Ад.

Жара становилась все сильнее. Языки пламени лизали его, поджаривая и ослепляя. Макклин инстинктивно свернулся в комок. Он...

Уууупс!

Ад исчез. Он лежал, совершенно одетый, на весьма жесткой кровати, а над ним, как игрушка с рождественской елки, висело маленькое зеленое личико лепрекона.

— Думаю, настало тебе время вернуться, — вздохнул Броскоп. — Они дали тебе только двадцать четыре часа в Аду. Ох, парень, ну, почему ты не послушался меня?

Макклин сел. Он находился в огромном общежитии, пустом, но с рядами кроватей.

Броскоп сидел на перилах и с беспокойством глядел на него.

— Ну, как ты, в порядке?

— Я... Да. Кажется, да. А ч-что произошло?

— Поднимайся, тебе нужно поесть. И выпить кофе. А то скоро нужно будет начать работать.

— Работать?

Макклин застонал при этой мысли, но покорно поднялся и последовал за Броскопом в туалет. Там он поспешно привел себя в порядок, и вскоре уже сидел в столовой, глотая черный кофе и дрожащими пальцами поднося ко рту сигарету.

— Это было так, — говорил Броскоп. — После того, как ты оскорбил Черепа и Старого Брюзгу... Ты ведь помнишь это, верно? Ну, так вот, в качестве наказания тебе дали сутки в Аду. Неповиновение здесь тяжкое преступление. Ну, и как тебе там понравилось?

Макклин проворчал, что там было не так уж и плохо.

— Вот как? А, понятно. Тебе повезло. Ты продрых большую часть своей отсидки.

— А где я был?

— На самой высокой башне города Дис. Нас всегда туда отправляют. Если бы мы оказались поближе к земле, то превратились бы в пепел. Но с этого времени тебе лучше вести себя поосторожнее, парень. Старый Ворчун ненавидит тебя, да и у Черепа нет причин тебя любить. Ну, почему ты все это натворил? Ведь ты же хотел попросить у Черепа поблажку и...

— Правильно, — сказал Макклин, кусая губу. — Хотел. Я хотел поработать над снами Данна.

— Выпей еще кофе, — сказал Броскоп. — Ладно, теперь ты не можешь пойти выпрашивать для себя привилегий. Вместо этого тебе придется писать сны для собственной психогруппы и... и... Выпей кофе.

Кофе прочистил голову Макклина. Впервые за последние месяцы он почувствовал себя спокойным и мыслящим здраво. А утром всегда хорошо строить планы на будущее.