Размер шрифта:     
Гарнитура:GeorgiaVerdanaArial
Цвет фона:      
Режим чтения: F11  |  Добавить закладку: Ctrl+D
Смотреть все книги жанра: Научная Фантастика
Показать все книги автора:
 

«Голос омара», Генри Каттнер

— Паника имеет свои положительные стороны, — бормотал Макдафф. — У меня не было другого способа. Что этот дурень говорил о капитане? Ранен? Надеюсь, ничего серьезного. Я должен выбить у него кредит. Ну, моя дорогая, какая у тебя каюта? А, вот оно — отсек R. Лучше укроемся до тех пор, пока не окажемся в космосе. Слышишь сигнал? Это значит, что мы стартуем, и, следовательно, проверка билетов откладывается. Быстро в сетку, Ао!

Он рывком открыл дверь каюты R и толкнул девушку к паутине волокон, свешивающихся с потолка, словно гамак.

— Входи и жди меня, — приказал он. — Я должен найти еще один гамак.

Тонкая сетка влекла Ао словно пена морской волны сирену. В одно мгновение девушка скользнула в ее мягкое нутро, мечтательно глядя вдаль.

— Очень хорошо, — сказал Макдафф сам себе.

Он вышел, закрыл за собой дверь и направился к каюте X, которая, к счастью, не была заперта. Кроме того, никто не занимал единственного гамака.

— Ну вот… — начал было Макдафф.

— Это опять ты! — раздался вдруг знакомый голос.

Макдафф быстро повернулся на пороге. На другой стороне коридора, в дверях соседней с Ао каюты стоял уже знакомый читателям омар.

— Какой сюрприз, — сердечно сказал Макдафф. — Мой старый друг Эсс Пу. Единственный… гмм… алголианин, которого я хотел бы…

Закончить ему не дали. Выкрикивая что-то, в чем с трудом можно было разобрать слова «пыль» и «летейская», Эсс Пу бросился вперед. Макдафф поспешно захлопнул дверь и повернул ключ. Снаружи послышался глухой удар и яростный скрежет.

— Наглое нарушение общественного порядка, — бормотал он про себя.

Напор на дверь усиливался, но его заглушил звуковой и инфразвуковой сигнал, предупреждающий об экстренном старте. Дверь оставили в покое, скрежет клешней затих. Макдафф прыгнул в противоперегрузочную сетку. Устраиваясь в ее мягких волокнах, он надеялся, что склочный алголианин не успеет вовремя к своему гамаку и ускорение размажет его по полу. Двигатели плюнули огнем, «Саттер» покинул беспокойную планету и ее взбудораженных жителей, а неприятности Макдаффа только начались.

Пожалуй, пора уже объяснить, во что же невольно впутался Макдафф. Я уже упоминал мимоходом о таких, казалось бы, не связанных вещах, как семена сфиги и ксериане.

В самых дорогих парфюмерных магазинах на самых роскошных планетах можно найти малюсенькие пузырьки, содержащие несколько капель жидкости соломенного цвета и украшенные знаменитой этикеткой «Сфиги № 00». Эти духи из духов ценятся одинаково, независимо от того, продают их в обычной бутылочке или в платиновом флаконе, украшенном драгоценными камнями. Они настолько дороги, что по сравнению с ними «Кассандра», «Радость Патоу» и «Марсианская Страсть» — просто дешевка.

Сфиги — растение-эндемик Тау Альдебарана. Его семена охраняются так тщательно, что даже основным соперникам альдебаранцев — ксерианам, не удалось раздобыть их ни силой, ни хитростью, ни даже честной торговлей. Все знают, что ксериане продали бы свои души или, точнее, душу, за несколько семян. Из-за их сходства с термитами всегда имелось сомнение, обладает ли отдельный ксерианин разумом и волей, или же все представители этой расы являются клетками одного общего мозга, выполняющими приказы коллектива.

Основная сложность со сфиги заключается в том, что цикл развития растения должен идти почти непрерывно. Семена теряют всхожесть через тридцать часов после снятия плода с растения…

— Мягкий старт, — бормотал Макдафф, выбираясь из гамака. — Вряд ли Эсс Пу получил хотя бы трещину в панцире.

Он выглянул наружу и в ту же секунду дверь по другую сторону коридора стремительно распахнулась, явно готового к броску алголианина. Макдафф отпрянул назад со скоростью испуганной газели.

— Как крыса в ловушке, — бормотал он, расхаживая по каюте из угла в угол. — Где тут интерком? Вопиющее беззаконие! Ага, вот он. Прошу немедленно соединить меня с капитаном! Говорит Макдафф, Теренс Лао-Цзе Макдафф. Капитан Мастерсон? Хочу поблагодарить вас за удачный старт. Превосходная работа. Я слышал, с вами случилось несчастье… надеюсь, ничего серьезного?

Интерком издал предсмертный хрип, набрал воздуха и изрек:

— Макдафф.

— Вас ранили в горло? — сочувственно предположил Макдафф. — Однако, к делу, капитан. У вас на борту опасный маньяк. Этот алголианский омар совершенно спятил и караулит под моей дверью — каюта X — собираясь убить меня, если я выйду. Пришлите, пожалуйста, пару вооруженных людей.

Из интеркома донеслись странные звуки, которые Макдафф принял за подтверждение.

— Спасибо, капитан, — вежливо сказал он. — И еще одна мелочь. Обстоятельства заставили меня прибыть на корабль в последний момент, и я не успел купить билет. Время поджимало, а кроме того, я должен был позаботиться о девушке с Малой Веги и защитить ее от гнусных посягательств Эсс Пу. Хорошо бы, если известие о ее присутствии в каюте R не дошло бы до этого омара.

Он глубоко вздохнул и доверительно произнес:

— Произошли ужасающие события, капитан Мастерсон. Меня преследовала толпа, жаждущая крови, Эсс Пу пытался обмануть при игре в кости, а Ангус Рэмсей угрожал…

— Рэмсей?

— Возможно, вы слышали это имя, хотя оно наверняка фальшивое. Его с треском вышвырнули со службы за контрабанду опиума. Я уверен…

Кто-то постучал в дверь кабины, и Макдафф на секунду умолк.

— Быстро сработано, капитан, — сказал он. — Полагаю, это ваши люди?

В ответ послышалось утвердительное бормотание, и трубку положили.

— Au revoir[?], — сказал Макдафф и открыл дверь. Перед ним стояли двое членов экипажа в форме. По другую сторону коридора в открытой двери каюты стоял Эсс Пу и тяжело сопел.

— У вас есть оружие? — спросил Макдафф. — Этот рак готов нас атаковать.

— Каюта X, — сказал один из мужчин. — Ваша фамилия Макдафф? Капитан хочет вас видеть.

— Разумеется, — ответил Макдафф, достал сигару и смело вышел в коридор, убедившись, однако, что один из стражников находится между ним и Эсс Пу. Развязно срезая кончик сигары, он вдруг остановился и ноздри его задрожали.

— Идемте, — сказал охранник.

Макдафф не шелохнулся. Из открытой кабины алголианина доносился слабый восхитительный запах — словно дохнуло ветерком из рая. Макдафф, наконец, прикурил и торопливо двинулся по коридору, выпустив густой клуб дыма.

— Идемте, идемте к капитану. Я должен с ним повидаться.

— Тоже мне новость, — сказал стражник, выдвигаясь вперед, тогда как второй сместился за спину Макдаффа. Так они дошли до офицерских кают, и всю дорогу Макдафф с удовольствием разглядывал себя в зеркальных переборках.

— Впечатляюще, — бормотал он, выпуская клубы душистого дыма. — Конечно, не красавчик, но по-своему неплох. А живот — просто признак хорошего питания… А, капитан Мастерсон! Отлично, мои дорогие, теперь вы можете оставить нас наедине. И закройте за собой дверь. Ну, капитан…

Он вдруг умолк. Мужчина за столом медленно поднял голову. Как наверняка поняли все, кроме самых глупых читателей, это был Ангус Рэмсей.

— Значит, контрабанда опиума?! — сказал он, скаля зубы в недоброй усмешкё. — Выброшен со службы?! Ах ты, жалкий мошенник! Да знаешь ли ты, что я с тобой сделаю?!

— Бунт! — пролепетал Макдафф. — Что вы здесь делаете? Взбунтовали экипаж и захватили «Саттер»? Это вам с рук не сойдет! Где капитан Мастерсон?

— Капитан Мастерсон, — ответил Рэмсей, с видимым усилием сдерживая гнев и забывая на момент о своей привычке пользоваться сленгом, — лежит в больнице на Тау Альдебарана. Видимо, бедняга попал в руки разъяренной толпы. В результате капитаном «Саттера» стал я. И для меня имеет значение только одно: у тебя нет билета.

— Вы меня неверно поняли, — сказал Макдафф. — Разумеется, у меня был билет. Подымаясь на борт, я отдал его офицеру. Этому интеркому совершенно нельзя верить.

— Так же, как и твоему Эликсиру Бессмертия или некоторым игрокам, использующим карты, крапленые для инфракрасного света, — буркнул капитан Рэмсей, многозначительно сжимая кулаки.

— Вы ответите за нарушение личной неприкосновенности, — испуганно напомнил Макдафф. — У меня есть право гражданина…

— Верно, — согласился Рэмсей, — но у тебя нет прав пассажира на этом корабле. Так что ты, жалкий клоун, будешь пахать за свой билет до первой остановки на Ксерии, а там получишь пинка под зад.

— Я куплю билет, — пообещал Макдафф. — Правда, сейчас это для меня несколько сложно…

— Если я поймаю тебя на надувательстве пассажиров или на азартных играх с кем-либо, ты сядешь в кутузку, — коротко сказал капитан. — Вышвырнули, да? За контрабанду опиума! Ха!

Макдафф лихорадочно перечислял свои права, но Рэмсей лишь злорадно посмеивался.

— Если бы ты попался мне на Альдебаране, — сказал он, — я с удовольствием разорвал бы на куски твою жирную тушу. Щас придется обойтись тем, что ты будешь пахать с уборщиками. На этом корабле ты будешь честным, хоть сдохнешь с непривычки. А если ты думаешь о той девушке с Малой Веги, то я все проверил, и стянуть у нее билет тебе не удастся.

— Вы не смеете лишать ее опеки! Это бесчеловечно! — крикнул Макдафф.

— Пшел вон! — гневно прервал его Рэмсей, вставая. — И берись за работу!

— Минуточку, — сказал Макдафф. — Вы пожалеете, если не выслушаете меня. На этом корабле совершено преступление.

— Верно, — ответил капитан, — и я уже просек, кто его совершил. Катись!

Он бросил в интерком несколько слов, и в дверях появились охранники.

— Нет! — заорал Макдафф, чувствуя неумолимое приближение тяжелой работы. — Это Эсс Пу! Алголианин! Он…

— Если ты надул его, как и меня… — начал капитан Рэмсей.

— Это контрабандист! — крикнул Макдафф, вырываясь из рук охранников, тащивших его из комнаты. — Он выводит сфиги с Тау Альдебарана! Говорю вам, я учуял запах! У вас на борту контрабанда, капитан Рэмсей!

— Стой! — приказал Рэмсей. — Поставьте его. Это что — новый прикол?

— Я унюхал его, — упорствовал Макдафф. — Вы же знаете, как пахнет сфиги, тут не ошибешься. У него в каюте наверняка есть растения.

— Растения? — задумался Рэмсей. — Вот те на! Гмм… Ну ладно, позовите сюда Эсс Пу.

Он опустился в кресло, пристально глядя на Макдаффа. Тот бодро потер ладони.

— Можете ничего не говорить, капитан. Не нужно извиняться за излишнее рвение ваших людей. Разоблачив перед вами этого опасного преступника, я подвергну его перекрестному допросу, и он признается во всем. Разумеется, вы его арестуете, и каюта окажется свободной. Я взываю к вашему чувству справедливости.

— Тс-с-с, — ответил капитан Рэмсей. — Заткнись.

Грозно хмурясь, он вглядывался в дверь. Наконец она открылась, и вошел Эсс Пу. Он неуклюже направился к столу и вдруг заметил ненавистного врага. Мембраны на его физиономии мгновенно покраснели, а клешни поднялись для удара, судорожно щелкая.

— Но-но, приятель! — предупредил его Рэмсей.

— Вот именно, — подхватил Макдафф. — Помни, где находишься. Все раскрылось, Эсс Пу, и ложь тебе не поможет. Шаг за шагом мы с капитаном докопались до истины. Ты продался ксерианам, выкрал семена сфиги, и сейчас доказательство вины находится в твоей каюте.

Рэмсей задумчиво смотрел на алголианина.

— Н-ну? — спросил он.

— Подождите немного, — сказал Макдафф. — Когда Эсс Пу убедится, что мы знаем все, он поймет бессмысленность запирательства. Позвольте действовать мне.

Видя, что Макдаффа не остановить, капитан буркнул что-то неразборчивое и, взяв толстый том «Справочника межзвездного права», принялся листать страницы. Эсс Пу резко щелкнул клешнями.

— Неважный план, — продолжал Макдафф. — С самого начала даже для меня, гостя на Тау Альдебаране, было ясно, что администрация планеты насквозь продажна. Нужно ли и дальше искать ответ? Думаю, нет. Сейчас мы летим прямо на Ксерию, чьи жители много лет подряд всеми правдами 370 и неправдами стараются порушить монополию альдебаранцев.

Он с негодованием ткнул сигарой в сторону алголианина.

— Купленный ксерианами, ты прибыл на Тау Альдебарана, сам подкупил несколько высших чиновников, добыл семена сфиги и перехитрил таможенников. Подарив бургомистру Ао, ты заручился его тайной поддержкой. Можешь пока не отвечать, — поспешно добавил он, желая продлить свой триумф.

Эсс Пу вдруг вспомнил кое-что, и из горла его вырвался булькающий звук:

— Летейская пыль! А-а-а! — Алголианин бросился на Макдаффа.

Тот поспешно отступил за стол.

— Вызовите своих людей, капитан, — посоветовал он.

— Он совсем спятил. Нужно его разоружить.

— Алголианина можно разоружить, только расчленив, — рассеянно ответил Рэмсей, отрываясь от параграфов и статей. — Я вижу, ты не оправдываешься, Эсс Пу?

— А как он может оправдываться? — вмешался Макдафф. — Этот близорукий мерзавец посадил семена в своей кабине, и даже не поставил там нейтрализатор запахов. Глупцов не стоит жалеть.

— Н-ну? — спросил капитан с непонятным сомнением.

Эсс Пу тряхнул узкими плечами, многозначительно хлопнул хвостом об пол и раззявил пасть, изображая улыбку.

— Сфиги? — спросил он. — Конечно. Ну и что?

— Сам признался! — восхитился Макдафф. — больше ничего и не требуется. Берите его. Мы поделимся наградой, если она будет, капитан.

— Нет, — решительно ответил Рэмсей, откладывая справочник. — Ты снова влип, Макдафф, потому что не знаешь межзвездного права. Мы находимся за пределами зоны ионизации Тау Альдебарана, и значит, вне ее юрисдикции. Все остальное — просто треп, однако значение этого параграфа совершенно ясно. Альдебаранцы сами должны были следить, чтобы никто не выкрал у них семена сфиги, а если уж не смогли этого сделать, то мне-то и подавно наплевать. Честно говоря, и не могу. Это противоречит закону.

— Вот именно, — самодовольно ответил Эсс Пу.

Макдафф вздохнул.

— Вы потворствуете контрабанде?

— Ко мне не подкопаешься, — сказал алголианин, делая в сторону Макдаффа оскорбительный жест.

— Он прав, — признал Рэмсей. — Закон говорит об этом совершенно однозначно. Что касается моего к этому отношения, то Эсс Пу может держать у себя сфиги, маргаритки и даже заразиху, — задумчиво добавил он.

Омар фыркнул и повернулся к двери. Макдафф умоляюще положил руку на плечо капитана.

— Но он мне угрожал! Моя жизнь в опасности! Взгляните на его клешни.

— Да, — неохотно сказал Рэмсей. — Ты знаешь, что грозит за убийство, Эсс Пу? Хорошо. Приказываю тебе не убивать этого жалкого мошенника. Я вынужден придерживаться устава, поэтому смотри, чтобы я или кто-нибудь из команды не поймал тебя на месте преступления. Усек?

Эсс Пу, похоже, все усек. Он хрипло засмеялся, щелкнул клешнями и выкатился из комнаты, весело раскачиваясь на ходу.

Оба охранника стояли под дверью.

— Сюда, — приказал им Рэмсей. — У меня есть для вас работа. Отведите этого зайца к уборщикам, и пусть старший им займется.

— Нет! Нет!! — заверещал Макдафф, пятясь. — Только троньте меня! Отпустите! Я не пойду! Отпустите меня! Капитан, я требую… Капитан Рэмсей!

Прошло несколько дней, разумеется, бортового времени. Ао по-прежнему лежала, свернувшись в своем гамаке, погруженная в сонные видения. Где-то под потолком послышалось сопение, скрежет и покашливание, а затем за решеткой вентиляционного отверстия появилось лицо Макдаффа.

— Ах, моя маленькая подружка, — приветствовал он ее.

— Так вот где ты. Мне теперь приходится ползать по вентиляционным каналам, словно какому-то фагоциту.

Он внимательно осмотрел густую сетку.

— Приварена, как и везде. Во всяком случае, я хоть вижу, что к тебе хорошо относятся, моя дорогая.

Он вожделенно уставился на обильно заставленный поднос с завтраком. Ао мечтательно смотрела в пространство.

— Я отправил сообщение, — продолжал голос из глубины стены. — Продал несколько ценных семейных реликвий, которые были при мне, и набрал достаточно денег, чтобы послать телеграмму по льготному тарифу. К счастью, мое удостоверение журналиста еще сохранилось.

Среди обширной коллекции документов Макдаффа можно было найти что угодно, вплоть до членского билета Клуба Низкорослых Любителей Овсянки и Маршей.

— Более того, я только что получил ответ. И теперь придется рискнуть, моя дорогая. Сегодня в кают-компании объявят условия лотереи, и я должен там быть, даже под угрозой ареста или избиения. Это будет нелегко. Можно сказать, я пал здесь жертвой всех возможных оскорблений, за исключением… какая наглость! — воскликнул он вдруг.

Веревка, обвязанная вокруг ноги, натянулась и потащила его вглубь шахты. Крики Макдаффа быстро удалялись. Слабеющим голосом он сообщил, что в кармане у него бутылка битетрапентатрихлорофеноксиуксусной кислоты, которая может разбиться и угрожать его жизни. После этого все стихло. Ао осталась невозмутимой, почти не заметив недолгое присутствие Макдаффа.

— Да, — философски заметил этот последний, удирая по коридору от твердого носка ботинка инспектора контроля атмосферы, — справедливость слепа. Вот тебе благодарность за сверхурочную работу… по крайней мере, три минуты после конца рабочего дня. Зато теперь я свободен и могу приступить к делу.

Пять минут спустя, ускользнув от инспектора и слегка почистившись, он смело двинулся в кают-компанию.

— Очко в мою пользу, — рассуждал он. — Эсс Пу, вероятно, не знает, что Ао здесь. Когда он в прошлый раз гнался за мной, то все время жаловался, что из-за меня оставил ее на Альдебаране. Увы, пока это мое единственное преимущество. А сейчас нужно затеряться среди пассажиров и не попасться на глаза Эсс Пу, капитану Рэмсею и остальной команде. Хотел бы я обладать способностями жителей Церес[?]. Ну ладно…

Осторожно продвигаясь в сторону кают-компании, Макдафф размышлял о преследующих его неудачах. Молниеносный темп, в котором он скатывался по лестнице общественной иерархии корабля, просто ошеломлял.

— Хотите заставить Архимеда работать лопатой? — спросил он. — Это все равно, что взвешивать слона на аналитических весах.

Ему велели заткнуться и браться за лопату. Макдафф тут же принялся обдумывать лучший способ использования принципа рычага. Какое-то время у него занял точный расчет коэффициента влияния фоновой радиоактивности на альфа-волны мозга.

— Иначе может случиться что угодно, — объяснил он и продемонстрировал.

Черенок с треском сломался.

По просьбе старшего уборщика Макдаффа перевели на другую работу. Однако вскоре стало ясно, что знания, которыми он обладает, не включают сведений о глажении белья, смазывании гомеостатически-симбиотического контрольного механизма, обеспечивающего удобства пассажирам, равно как и умения проверять показатель рефракции биметаллических термостатов. Когда это было доказано на практике, его перевели в секцию гидропоники, где он устроил происшествие с радиоактивным изотопом углерода. Макдафф говорил потом, что дело тут не в изотопе, а в гаммексене, точнее, в применении этого инсектицида без мезоинозитола…

Как бы то ни было, когда тридцать квадратных футов тепличного ревеня принялись в результате мутации, вызванной гаммексеном, выделять двуокись углерода, Макдаффа отправили прямо на кухню, где ему удалось подсыпать в суп гормон роста, что едва не привело к катастрофе.

Сейчас он был не самым ценным работником секции контроля атмосферы и выполнял работу, которой никто другой заниматься не хотел. Все чаще чувствовал он запах сфиги. Ничто не могло замаскировать этого специфического аромата, проходящего с помощью осмоса сквозь клеточные фильтры, проникающего во все уголки корабля и в ноздри всех пассажиров.

Пробираясь в кают-компанию, Макдафф отметил, что слово «сфиги» было на устах у всех, как он и предвидел.

Он осторожно остановился на пороге зала, окружающего весь корабль по‘периметру наподобие пояса — или, точнее, галстука — так что пол везде поднимался в обе стороны. Идущий по этому залу, чувствовал себя как белка в колесе.

— Какая роскошь! — вслух подумал Макдафф.

Его душа сибарита рвалась к столикам, заставленным всевозможными холодными закусками. Мимо проехал по своему рельсу подвижной бар, похожий на дворец изо льда. Оркестр играл «Звездные Дни и Солнечные Ночи» — произведение, вполне уместное на корабле, летящем в пространстве, а воздух наполнял чудесный аромат сфиги.

Несколько минут Макдафф невозмутимо стоял у дверей, разглядывая толпу пассажиров. Он ждал появления капитана Рэмсея. Наконец послышались возбужденные голоса, и пассажиры сбежали по наклонному полу салона, собравшись 374 в одном месте. Прибыл капитан. Макдафф молниеносно растворился в толпе.

С улыбкой на покрытом шрамами лице Рэмсей стоял посреди кают-компании. Он нигде не видел ни следа Макдаффа, хотя время от времени из-за широкого тела представителя чешуекрылых с Плутона доносились чьи-то тихие комментарии.

Капитан заговорил:

— Как вы, конечно, знаете, мы должны установить правила лотереи. Возможно, кое-кто из вас впервые в космосе, поэтому мой заместитель объяснит, как это делается. Мистер Френч, пожалуйста.

Мистер Френч, серьезный молодой человек, откашлялся, помешкал и внимательно оглядел собравшихся, когда за спиной чешуекрылого пассажира кто-то захлопал в ладоши.

— Спасибо, — сказал он. — Э-э… многие, вероятно, знают принципы традиционной корабельной лотереи, когда пассажиры угадывали время прибытия судна в порт. Наши компенсационные системы, эффекторы и субтракторы ведут наш корабль настолько четко, что мы можем не сомневаться в точном времени прибытия на Ксерию…

— К делу, парень, к делу, — произнес чей-то голос, и капитан Рэмсей нервно посмотрел в сторону пассажира с Плутона.

— Э-э… да, — продолжал мистер Френч. — Есть у кого-нибудь идеи?

— Угадывание даты на монете, — предложил кто-то, но его заглушил хор голосов, произносящих слово «сфиги».