Размер шрифта:     
Гарнитура:GeorgiaVerdanaArial
Цвет фона:      
Режим чтения: F11  |  Добавить закладку: Ctrl+D
Смотреть все книги жанра: Научная Фантастика
Показать все книги автора:
 

«Голос омара», Генри Каттнер

Иллюстрация к книге

Не вынимая сигары из зубов, но держа ее под безопасным углом, Теренс Лao-Цзе Макдафф приник глазом к дырке в занавесе и внимательно оглядел аудиторию.

— Дело на мази, — буркнул он под нос. — А может, все-таки нет? У меня странное чувство, будто по спине взад-вперед ползает мокрая мышь. Жаль, что нельзя отправить к ним девчонку с Малой Веги, чтобы выступила вместо меня. Ну ладно… иду.

Когда занавес начал медленно подниматься, он приосанился и весело начал:

— Добрый вечер всем! Я счастлив видеть так много любознательных существ, собравшихся сегодня здесь, на самом зеленом из альдебаранских миров.

Послышались приглушенные крики, смешанные с запахом пижмы, характерным для альдебаранцев, а также с запахами многих других рас и видов. На Тау Альдебарана как раз наступило Время Лотереи, и знаменитое торжество, заключавшееся в подсчете семян в первом плоде сфиги, привлекло сюда ловцов удачи со всей Галактики. В зале был даже землянин со спутанной гривой рыжих волос. Он сидел в первом ряду и с грозной миной смотрел на Макдаффа. С трудом избегая его взгляда, Макдафф торопливо заговорил:

— Леди, джентльмены и альдебаранцы! Я предлагаю вам мой Универсальный Радиоизотопный Гормональный Омолаживающий Эликсир — бесценное средство, которое вернет вам утраченную молодость за вполне умеренную цену, не превышающую ваших финансовых возможностей.

Какой-то предмет просвистел над головой Макдаффа. Его тренированное ухо выловило из гомона межзвездных языков несколько знакомых слов, и он понял, что чувства собравшихся далеки от одобрения.

— Этот тип мошенник! С места мне не сойти! — орал рыжеволосый землянин.

Автоматически уклонившись от перезрелого плода, Макдафф взглянул на него.

«Ого, — подумал он. — Интересно, как он сообразил, что эти карты краплены для инфракрасного света?»

Воздев руки в театральном жесте, словно прося тишины, он сделал шаг назад, пнул рычаг люка и мгновенно исчез под полом. Зрители взревели от разочарования и ярости. Быстро скользя среди старых декораций, Макдафф слышал над головой топот многочисленных ног и лап.

— Опять прольется хлорофилл, — бормотал он, мчась что есть мочи. — Все неприятности с этими альдебаранцами из-за того, что в глубине души они так и остались овощами. Никакой этики, одни рефлексы.

На бегу он споткнулся о полупустую банку прогестерона, гормона, необходимого, если олень, то есть клиент, был из птиц или млекопитающих.

— Дело наверняка не в гормонах, — вслух рассуждал Макдафф, пинком отбрасывая банку в сторону. — Все из-за того изотопа. Напишу рекламацию фирме в Чикаго. Каковы халтурщики! Следовало предвидеть, что их продукт никуда не годен — при такой-то низкой цене. Три месяца — и все! Еще и двух недель не прошло, как я продал первую бутылку! Только-только рассчитался с долгами, только-только появилась надежда на прибыль!

Последние слова он произнес уже серьезно. В этот вечер Универсальный Радиоизотопный Гормональный Омолаживающий Эликсир должен был принести Макдаффу первые деньги. Алчность альдебаранских чиновников имела размеры, редкие для существ, родившихся на огороде. Где теперь быстро достать денег, чтобы получить место на корабле? Все указывало на то, что дальнейшее пребывание на планете нежелательно.

— Одни неприятности, — пыхтел Макдафф, несясь по коридору. Он выскочил наружу и предусмотрительно перевернул штабель пустых ящиков, преграждая преследователям дорогу. Из-за образовавшейся баррикады послышались яростные вопли.

— Ну, прямо Вавилонская башня, — сказал он сам себе, переходя на рысь. — В этом главная трудность галактических путешествий: слишком много легковозбудимых рас.

Низко пригнувшись, он торопливо удалился с места происшествия, продолжая негромко комментировать его, поскольку имел обычай думать вслух. Впрочем, чаще всего это бывали похвалы в свой собственный адрес.

Убедившись, что оказался на безопасном расстоянии от толпы, пылающей жаждой мести, он замедлил шаги, вошел в небольшой ломбард и потратил несколько монет из своих скромных запасов. Взамен он получил небольшой потертый чемодан, содержавший все необходимое для поспешного бегства с планеты. Все, кроме самого главного: у Макдаффа не было билета.

Если бы он предвидел, каких размеров достигли на Тау Альдебарана коррупция и подкуп, он наверняка взял бы с собой побольше денег на взятки. Но он хотел поспеть к большому фестивалю сфиги, и времени на тщательную финансовую подготовку не хватило. Несмотря на это, он не терял присутствия духа. Капитан Мастерсон с «Саттера» был его должником, а его корабль должен был стартовать завтра утром.

— Может, и удастся что-то сделать, — невесело подумал Макдафф, шагая по улице. — Нужно подумать. Но прежде всего — Ао.

Ао, девушка с Малой Веги с выдающимися телепатическими способностями, могла бы стать превосходным фасадом — разумеется, в переносном смысле — для махинаций Макдаффа.

— Одних денег здесь мало. Даже если я сумею уговорить Ао, останется проблема ее опекуна.

Опекуном девушки являлся алголианин Эсс Пу[?]. Макдафф позаботился о том, чтобы быть в курсе его дел, и потому знал, что алголианин уже два дня играет в кости недалеко от центра города, в Мельнице Счастья возле Ультрафиолетового Фонаря. По видимому, противником его по-прежнему был бургомистр Альдебаран-Сити.

— Более того, — рассуждал Макдафф, — у Эсс Пу и Ао есть билеты на «Саттер». Прекрасно. Решение очень просто — мне нужно только присоединиться к игре, выиграть Ао и оба билета, после чего отрясти пыль этой чертовой планеты со своих ног.

Небрежно размахивая чемоданом, он быстро шагал по улицам, по-прежнему слыша вдали нарастающий шум, и вскоре уже стоял у дверей Мельницы Счастья возле Ультрафиолетового Фонаря. Низкий арочный вход был закрыт кожаными портьерами. Макдафф остановился на пороге и оглянулся, удивленно отметив, что в городе царит невероятная суматоха. Подсознательное чувство вины и самолюбие заставили его на мгновение подумать, что это из-за него. Однако, поскольку за свою долгую карьеру он лишь однажды вызвал против себя гнев жителей целой планеты[?], Макдафф решил, что, вероятно, где-то пожар.

Итак, он раздвинул портьеры и вошел, проверяя, нет ли где-нибудь поблизости Ангуса Рэмсея. Это, как без труда догадается читатель, был рыжеволосый мужчина, порочившим Макдаффа в театре.

— А ведь он сам настаивал на покупке бутылки эликсира, — подумал неудачливый изобретатель. — Нет, его тут нет, но зато есть Эсс Пу. Я давал ему тысячу возможностей воспользоваться моим великодушием и продать Ао, но он не захотел. Пусть теперь пеняет на себя.

Напрягая мышцы своих узких плеч (приходится признать, что фигурой Макдафф несколько напоминал грушу), он пробился в угол зала, где Эсс Пу горбился над зеленым столиком вместе со своим напарником, бургомистром. Новичку в космосе могло бы показаться, что это просто невинная партия в кости между одним из местных жителей и омаром. Однако Макдафф был истинным космополитом. Уже при первой встрече с Эсс Пу, несколько недель назад, он разглядел в нем достойного и опасного противника.

Все алголиане опасны и известны своей склонностью к ссорам, неожиданным вспышкам ярости и обратной шкалой чувств.

— Это невероятно, — рассуждал Макдафф, вглядываясь в Эсс Пу. — Они чувствуют себя хорошо, только если ненавидят кого-нибудь. Чувства удовольствия и боли поменялись у них местами. Алголиане культивируют ярость, ненависть и жесткость и потому достойны сожаления.

Эсс Пу, упершись в стол покрытым чешуей локтем, тряхнул кубок перед носом противника. Поскольку облик альдебаранских овощей хорошо известен, благодаря популярности их видеопрограмм, мне незачем описывать бургомистра детально.

Макдафф упал на ближайший стул, держа чемоданчик на коленях, открыл его и торопливо посмотрел содержимое, куда среди прочего входили: колода игральных карт, несколько слитков плутония (не стоивших ничего) и множество бутылочек с образцами гормонов и изотопов. Имелась там и небольшая пробирка с летейской пылью, этим неприятным наркотиком, действующим на психокинетическую обратную связь. Подобно тому, как повреждение мозжечка ведет к неспособности принимать какие-либо решения, летейская пыль нарушает механизм психокинеза. Макдафф решил, что небольшая путаница в психике Эсс Пу может оказаться полезной, и с этой мыслью принялся внимательно следить за игрой.

Алголианин повел по столу взглядом своих глаз, сидящих на подвижных стебельках, складчатые перепонки вокруг его физиономии стали бледно-синими. Кости покатились — выпало семь. Мембраны Эсс Пу позеленели, одна из костей еще раз дрогнула, покачнулась и перевернулась, давая единицу. Довольный алголианин щелкнул клешнями, бургомистр в отчаянии заломил руки, а Макдафф, с криком восхищения наклонился, чтобы похлопать по спине Эсс Пу и высыпать содержимое пробирки в его стакан.

— Коллега, — восторженно обратился он к омару. — Я пересек галактику из конца в конец, но еще никогда…

— Фе! — фыркнул Эсс Пу, собирая выигрыш, а потом добавил, что не продал бы Ао, даже если бы мог. — Так что вали отсюда! — закончил он, презрительно щелкая клешнями перед носом Макдаффа.

— Почему ты не можешь ее продать? — допытывался тот. — Хотя «продать» в данном случае неподходящее слово. Я имею в виду…

Тут его осенило, что алголианин уступил Ао бургомистру. Макдафф удивленно уставился на эту выдающуюся личность, которая явно чувствовала себя неважно.

— Простите, не узнал Вашей Милости, — сказал Макдафф. — Я, видите ли, с трудом различаю представителей негуманоидных рас. Правильно ли я понял, Эсс Пу — ты сказал, что продал ее бургомистру? Насколько я помню, правительство Малой Веги лишь отдает в аренду подходящим опекунам…

— Эсс Пу отказался от опеки в мою пользу, — поспешно заметил бургомистр, и это была наглая ложь.

— Убирайся, — рявкнул алголианин. — Ао ты не получишь, она — objet d’art[?].

— Твое знание французского великолепно для омара, — тактично заметил Макдафф. — Что же касается этого прелестного существа, то в своем научном исследовании я собираюсь заняться прогнозированием настроений крупных скоплений народа. Как всем известно, жители Малой Веги обладают способностью ввергать слушателей в состояние ошеломления. Имея на эстраде такую девушку, как Ао, я мог бы обеспечить себе неизменный интерес аудитории.

Его прервал резкий писк видеоприемника. Все посмотрели на экраны. Дополнительные аппараты для инфракрасных и ультрафиолетовых лучей, установленные для гостей с различными типами зрения, тихо гудели. На всех видны были вытаращенные глаза диктора, читающего сообщение.

— Лига Защиты Морали уже собрала общее заседание.

Бургомистр начал было испуганно подниматься, но потом решил, что лучше остаться на месте. Судя по всему, совесть его была нечиста. Спрошенный об этом Эсс Пу грубо посоветовал Макдаффу убираться и оскорбительно надулся при этом.

— Фи, — бесстрастно ответил Макдафф, знавший, что бегает быстрее него. — Отвяжись!

Перепонки алголианина стали пурпурными от ярости. Прежде, чем он успел что-либо сказать, Макдафф быстро предложил выкупить у него билет Ао, чего сделать не мог бы, да и не собирался.

— У меня нет ее билета, — рявкнул омар. — Он у нее. А теперь убирайся, пока…

Он поперхнулся от злости, закашлялся и осушил свой стакан. Не глядя на Макдаффа, он выбросил шестерку и подтолкнул стопку жетонов на центр стола. Бургомистр с нервным интересом взглянул на видеоэкран и тоже поставил. В этот момент приемник взвыл жутким голосом обозревателя:

— …толпы демонстрантов движутся на резиденцию правительства! Разгневанный народ требует отставки нынешний администрации, обвиняя ее в коррупции и бездарности! Непосредственной причиной беспорядков явилось, вероятно, раскрытие махинаций некоего Макдаффа…

Бургомистр Альдебаран-Сити подпрыгнул и бросился бежать, но Эсс Пу схватил его клешней за полу сюртука. Видео продолжало жутко пищать, передавая точное описание изобретателя Омолаживающего Эликсира, и только дымка в зале защищала Макдаффа от мгновенного опознания. Он стоял, терзаемый сомнениями: рассудок подсказывал, что нужно поскорее уходить отсюда, но инстинктивно он чувствовал, что за столом вскоре произойдет что-то интересное.

— Я должен идти домой! — стонал бургомистр. — Дела необычайной важности…

— Ставишь Ао? — допытывался омар, многозначительно потрясая клешнями. — Ставишь, а? Ставишь? Ну, говори!

— Да! — крикнул измученный бургомистр. — Да, да, да! Все что хочешь!

— У меня была шестерка, — напомнил Эсс Пу, гремя кубком. Мембраны на его морде покрылись странными пятнами, а глаза беспокойно шевельнулись на подвижных столбиках. Вспомнив о летейской пыли, Макдафф начал медленно продвигаться к выходу.

Алголианин взревел от удивления и ярости, когда увидел, как уже непослушные его воле кости легли, давая семь. Держась за горло, он схватил свой стакан и подозрительно заглянул в него. Игра кончилась. Мельница Счастья содрогнулась от диких воплей омара, но Макдафф уже выскользнул наружу и быстро скрылся в холодном, насыщенном запахом пижмы мраке альдебаранской ночи.

— Как бы то ни было, мне по-прежнему нужен билет, — рассуждал он. — А также Ао, если это возможно. Пойду-ка я во дворец бургомистра. Если меня не разорвут на кусочки, — добавил он, сворачивая, чтобы разминуться с размахивающей факелами толпой, заполнявшей улицу.

— Забавно, — бормотал Макдафф. — В такие минуты я горжусь, что принадлежу к цивилизованной расе. Да-а, это вам не Солнечная Система. — Он поспешно прополз под забором, пересек улицу и добрался до задних дверей роскошной резиденции из розового порфира. Ухватив молоток, он постучал в дверь из красного дерева. С тихим шорохом открылся глазок, и Макдафф решительно взглянул на невидимого привратника.

— Сообщение от бургомистра, — заявил он. — У него неприятности, и он послал меня, чтобы я незамедлительно привел ему девушку с Малой Веги. Это вопрос жизни и смерти. Поспеши!

Из-за двери донесся удивленный вскрик и удаляющиеся шаги. Через некоторое время дверь открылась, явив бургомистра собственной персоной.

— Вот! — воскликнул обезумевший от страха чиновник. — Она твоя. Только забери ее отсюда поскорее. Я никогда в жизни не видел ни Эсс Пу, ни тебя, ни ее. Я вообще никого не видел. О, эти безумные реформаторы! Достаточно лишь тени подозрения, и я погиб, погиб!

Слегка удивленный неожиданной удачей, Макдафф быстро взял себя в руки.

— Можете на меня рассчитывать, — сказал он несчастному овощу, когда стройную красивую девушку вытолкнули за порог. — Она покинет Тау Альдебарана завтра на рассвете. Я немедленно отвезу ее на борт «Саттера».

— Да-да, хорошо! — ответил бургомистр, безуспешно пытаясь закрыть дверь, чему мешала нога Макдаффа.

— Билет на корабль у нее?

— Билет? Какой билет? А, да. Он прикреплен к ремешку на запястье. О, вот они идут! Смотрите!

Перепуганный бургомистр захлопнул дверь. Макдафф схватил Ао за руку и вместе с ней нырнул в гущу кустов, окружающих дворец. Секундой позже их поглотил густой туман и лабиринт улочек Альдебаран-Сити.

В первой же подворотне Макдафф остановился и взглянул на Ао. На нее стоило посмотреть. Девушка стояла, не думая ни о чем: ей незачем было думать, она была слишком красива.

Никому еще не удалось описать существо с Малой Веги и, вероятно, никогда не удастся. Электронные мозги выходят из строя и ртуть застывает у них в клетках памяти при попытке анализа того неуловимого фактора, что превращает любого живого в соляной столб. К сожалению, вся эта раса, а значит и Ао, не отличалась избытком интеллекта. Макдафф смотрел на девушку с чисто платоническим восторгом.

Она идеально подходила для приманки. Мозги жителей Малой Веги излучают какие-то неизвестные волны, действующие гипнотически. Макдафф знал, что если бы Ао была с ним час назад, он почти наверняка сумел бы успокоить разозленных покупателей и предотвратить беспорядки. Волшебной очарование Ао могло бы успокоить даже Ангуса Рэмсея. Удивительно, но все контакты Ао с противоположным полом имели исключительно платонический характер, разумеется, исключая представителей сильной половины населения Малой Веги. Всем остальным хватало одного ее вида. Честно говоря, зрение не имело с этим ничего общего, потому что у каждой расы свой канон красоты. Но все живые организмы одинаково реагировали на присутствие жителей Малой Веги.

— Здесь что-то назревает, моя дорогая, — сказал Макдафф, размашисто шагая. — Почему бургомистру не терпелось от тебя избавиться? Конечно, нет смысла спрашивать у тебя. Лучше давай проберемся на борт «Саттера». Уверен, что капитан Мастерсон даст мне денег на билет. Сообрази я раньше, наверняка бы уговорил бургомистра одолжить мне немного… а может, и чуть побольше, — добавил он, вспомнив явное чувство вины у этого благородного гражданина.

— Похоже, я упустил хороший случай.

Ао грациозно перескочила через лужу, размышляя о более приятных и возвышенных вещах.

Они уже подходили к космодрому, когда доносящиеся издалека звуки и зарево подсказали Макдаффу, что толпа подожгла порфировый дворец бургомистра.

— Это всего лишь овощ, — сказал он себе, — и все-таки я чувствую… О господи!

Он умолк, потрясенный. Перед ними раскинулся космодром, на котором сверкало толстое тело «Саттера». Послышался рокочущий раскат — корабль прогревал двигатели. Толпа пассажиров бурлила на помосте перед ним.

— Боже, они улетают, даже не сообщив пассажирам! — воскликнул Макдафф. — А может, они дали извещение по видео? Да, пожалуй, так и было. Это осложняет дело. Капитан Мастерсон будет в рубке, в комнате с надписью «Не мешать» на двери. Старт корабля — дело сложное. Как на Тау Альдебарана попасть на борт, имея на двоих только один билет?

Двигатели угрюмо урчали, тяжелые полосы тумана ползли по черным и белым плитам взлетного поля. Макдафф побежал, таща за собой Ао.

— Есть идея, — сипел он. — Во-первых, нужно пробраться на корабль. Потом они, конечно, проверят всех пассажиров, но капитан… гмм…

Он внимательно вгляделся в офицера, стоявшего на конце помоста, проверявшего билеты и отмечавшего в списке фамилии пассажиров. Путешественники, слегка встревоженные, двигались в образцовом порядке, видимо, успокоенные уверенным голосом офицера. Макдафф пушечным ядром ворвался на помост, таща за собой Ао и вереща во все горло.

— Они идут! — ревел он, продираясь сквозь толпу и опрокидывая по пути массивного жителя Сатурна. — Это второе восстание боксеров[?]! Вторжение ксериан! Все бегают и кричат: «Альдебаран для альдебаранцев!»

Волоча Ао и яростно размахивая чемоданом, он буквально месил густую толпу пассажиров, бегал взад-вперед по помосту, распихивая стоявших в очереди и истошно крича. Офицер у люка попытался его перекричать, но без особого успеха. Стараясь придерживаться приказа, он заверил, что пусть даже капитан ранен, нет причин для беспокойства…

— Слишком поздно! — завыл Макдафф, ныряя в центр быстро растущей группы, поддавшейся панике. — Слышите, что они кричат? «Смерть чужеземцам!» Кровожадные дикари. Слишком поздно, слишком поздно! — добавил он, пробиваясь вместе с Ао сквозь толпу. — Закрывайте люк! К оружию! Они уже здесь!

В этот момент очередь рассыпалась, и перепуганные пассажиры различных рас бросились на штурм люка. Судорожно стискивая чемодан и Ао, Макдафф возглавил атаку и секундой позже оказался вместе с остальными на корабле, оставив позади лежащих пластом офицеров. Торопливо проверив свое имущество, он пробежал по коридору, а затем перешел на быстрый шаг. Если не считать Ао, вокруг никого не было. Издалека доносились чьи-то проклятья.