Размер шрифта:     
Гарнитура:GeorgiaVerdanaArial
Цвет фона:      
Режим чтения: F11  |  Добавить закладку: Ctrl+D
Смотреть все книги жанра: Фэнтези
Показать все книги автора:
 

«Цитадель тьмы», Генри Каттнер

Послушай, о Король, я расскажу тебе о великолепных дворцах и мужественных воинах, что затерялись во мраке истории задолго до того, как Тир и Ниневия возникли, расцвели и обратились в пыль. Во времена, когда мир был молод, Империя Гоби, Колыбель Человечества, была страной чудесной красоты и черного зла, превосходящего воображение. Ничего не осталось ныне от Империи Гоби, любимицы азиатских морей, ничего. Лишь лопнувшая скорлупа, потрескавшийся камень, некогда венчавший обелиск… Только жалобное завывание ветра, причитания об утраченной славе. Послушай еще, о Король, и я расскажу тебе о моих видениях и снах…

Легенда о Сахмете Проклятом

1. Знак Зеркала

Шесть часов умирающий лучник лежал в тени большого дуба. Нападавшие не потрудились содрать с него помятые доспехи — жалкая добыча в сравнении с их коваными кольчугами, сверкающими от драгоценностей. Они уехали с пленницей, оставив раненого лучника среди тел его спутников. Он потерял много крови и теперь, вглядываясь в полумрак леса, ждал лишь смерти.

Воин жадно хватал воздух пересохшими губами. Он вновь попытался доползти до бурдюка из козьей шкуры, лежавшего на лоснящемся боку павшего боевого коня, и вновь потерпел неудачу. Вздохнув, он прижался щекой к холодной земле.

Далекий звук донесся до ушей лучника — стук копыт. Неужели враги возвращаются? Воин стиснул рукой лук, лежащий рядом, попытался наложить стрелу на тетиву.

Две лошади появились перед ним — крупный сивый жеребец и гнедая кобыла. На кобыле ехал высокий, крепко сложенный чернокожий человек, его мрачное лицо выражало беспокойство и тревогу.

Всадник на жеребце казался небольшим по сравнению с нубийцем, но его сильное тело не поддавалось усталости, несмотря на долгие часы, проведенные в седле. Орлиные глаза, молодое загорелое лицо, копна золотистых волос. Увидев под дубом трупы, он осадил лошадь.

— Шайтан! — рявкнул он. — Что еще за дьявольщина?

Пальцы умирающего воина выпустили лук.

— Принц Рэйнор… воды! — простонал раненый.

Рэйнор спрыгнул на землю, схватил бурдюк и поднес к губам лучника.

— Что случилось? — спросил он. — Где Дельфия?

— Они… они ее увезли…

— Кто?

— На нас напали. Это была засада. Мы дрались, но… их было слишком много, Я видел, как они, забрав Дельфию, уехали на юг.

Внезапно лучник удивленно вгляделся во что-то, вытянул руку и снова стиснул лук.

— Смерть идет, — вздрогнув, прошептал он. Потом челюсть его отвисла он был мертв.

Рэйнор разогнулся, холодный гнев горел в его глазах. Он посмотрел на нубийца.

— Мы тоже едем на юг, — коротко сказал он. — Жаль, что мы отстали, Эблик.

— Не стоит жалеть, — ответил тот. — Это судьба, что твой жеребец вчера охромел. Мы попали бы в ловушку и погибли бы.

Рэйнор взялся за рукоять меча.

— Может, и нет. Во всяком случае, у нас еще будет возможность скрестить мечи с этими шакалами.

— Неужели? Я думаю, что…

— Довольно! — рявкнул Рэйнор и вскочил в седло. Он пришпорил коня и галопом проскакал мимо трупов под дубом.

— Здесь есть дорога, ведущая на юг.

Нубиец двинулся следом за ним, бормоча себе под нос:

— Может, ты и принц Сардополиса, только вот Сардополис пал.

Это была правда. Много дней пути отделяло их от королевства, где Рэйнор появился на свет и где для него больше не было дома. Трое бежали из разрушенного Сардополиса — Рэйнор, его слуга Эблик и девушка Дельфия, — а по дороге к ним присоединились другие беглецы.

И вот последний из их спутников был убит здесь, в чужой стране, недалеко от Моря Теней, лежавшего, словно сияющий сапфир посреди Империи Гоби. Когда накануне конь Рэйнора охромел, принц и Эблик отстали, и вот лучники мертвы, а Дельфия похищена.

Всадники ехали быстро, но, когда опустилась ночь, все еще не выехали из большого леса, что окружал их уже много дней. Рэйнор остановился на небольшой поляне.

— Подождем, пока взойдет луна, — сказал он. — Темно, как в могиле.

Принц спешился и потянулся, Эблик последовал его примеру. Поблизости протекал ручей, в котором слуга напоил лошадей, а потом сел на землю, скрестив ноги — угрюмая черная фигура в темноте.

— Звезды уже появились, — сказал он наконец глухим голосом,

Рэйнор поднял голову.

— Да, верно. Но луна еще не взошла. Нубиец продолжал, словно не слыша его:

— Странно. Никогда прежде я не видел таких звезд.

— Что? — Молодой принц пригляделся внимательнее. На черном занавесе ночи бесконечно далекие звезды сверкали ледяным светом. — Они такие же, как и всегда, Эблик.

Но так ли? Легкая дрожь пробежала по спине Рэйнора. Что-то холодное, чужое и пугающее, казалось, тянулось вниз с небес… какая-то смутная тревога нависала над этим диким лесом.

Те же самые звезды… Да! Но почему в этой чужой стране они выглядят так страшно?

— Ты глупец, Эблик, — коротко сказал Рэйнор. — Займись лучше лошадьми.

Нубиец вздрогнул и поднялся.

— Я жалею, что мы попали в эти мрачные места, — пробормотал он. Здесь так холодно… слишком холодно для середины лета.

Тихий шепот прозвучал вдруг из темноты:

— Да, здесь холодно. А взгляд Василиска и вовсе превратит тебя в лед.

— Кто это? — крикнул Рэйнор и резко повернулся, выхватив меч. Эблик присел, готовый прыгнуть.

Раздался тихий смех, и какая-то тень выдвинулась из-за ствола дуба. Огромная фигура, смутно различимая в темноте, шагнула вперед.

— Друг. Или, по крайней мере, не враг. Убери оружие, человече. Я не собираюсь с тобой биться.

— Вот как? — буркнул Рэйнор. — Тогда почему ты подкрадываешься, как шакал в темноте?

— Я слышал звуки битвы, слышал чужие шаги в лесу Мирак. Они и привели меня сюда.

Серебряное сияние возникло над деревьями — всходила луна. Луч ее скользнул по волнистой гриве седых волос, густым бровям, длинной курчавой бороде. Черты его лица были почти неразличимы, в темноте можно было разглядеть лишь ястребиный нос да пару черных глаз, внимательно всматривающихся в Рэйнора. Простое серое платье и сандалии составляли всю его одежду.

— Кто ты?

— Меня зовут Гхиар.

— Что это за болтовня о… о василиске? — тихо спросил Эблик.

— Немногие могут читать по звездам, — ответил Гхиар, — но те, кто умеет, знают знаки Зодиака. Прошлой ночью знак Стрельца был затемнен Рыбой Эа, а сегодня на небосклоне правит Василиск. — Низкий голос стал еще глубже; мощный, как десяток боевых труб, он гудел в темных лесных дебрях. — Семь знаков имеет Зодиак! Знак Стрельца и знак Рыбы Эа! Знак Змеи и Зеркала! Знак Василиска и Черного Цветка… И знак Таммуза, который нельзя изобразить. Семь знаков… и нынешней ночью правит Василиск.

Под взглядом его темных задумчивых глаз Рэйнору стало не по себе.

— Я не имею дел со звездами, — гневно заявил он. — Я ищу людей, а не змей и не зеркала.

Гхиар поднял брови.

— Но звезды могут тебе помочь, странник, так же как помогли мне, прогремел он. — Например, они сказали мне о девушке, заточенной в замке Мальрика.

Рэйнор замер.

— Что?

— На этих болотах правит барон Мальрик. Его люди похитили твою девушку, и сейчас он держит ее в неволе.

— Откуда ты это знаешь? — спросил Рэйнор.

— Какое это имеет значение? Я обладаю некой силой… и могу тебе помочь, если захочешь.

— Это колдовство, принц, — буркнул Эблик. — Лучше всего пронзи мечом то, что у него под бородой.

Рэйнор заколебался, почти готовый последовать этому совету. Гхиар пожал плечами.

— Замок Мальрика крепок, а дружина многочисленна. В одиночку тебе не освободить девушку. Позволь помочь тебе.

Смех Рэйнора был полон презрения.

— Ты мне поможешь, старик? Как?

— Старик? Да, я старше, чем ты думаешь. Однако эти дубы тоже стары, но сила их с возрастом растет. Открою тебе один секрет: Мальрик боится звезд. Он родился под знаком Рыбы Эа, которая служит знаку Черного Цветка. Я тоже родился под знаком Рыбы Эа, но мне дана сила, чтобы править, а не служить. Барон знает мою силу, и со мной ты сможешь освободить девушку.

— И что ты на этом выиграешь? — вмешался Эблик. Гхиар помолчал. Холодный ветер раздувал его седую бороду и трепал край одежды.

— Что я выиграю? Может, месть. Может, барон Мальрик мой враг. Какое это имеет для вас значение? Достаточно того, что я помогу вам.

— Верно, — признал Рэйнор. — Хотя это пахнет магией. Но клянусь шайтаном, — он пожал плечами, — нам нужна помощь, если Мальрик и вправду так силен, как ты говоришь.

— Хорошо! — угрюмые глаза Гхиара заблестели. Он сунул руку в складки одежды и вынул небольшой сверкающий предмет. — Этот амулет будет твоим оружием.

Рэйнор взял амулет и с любопытством осмотрел диск серебристого металла размером с ладонь, на котором были изображены шесть знаков: стрела и рыба, змея и круг, цветок и похожее на дракона небольшое создание с длинным хвостом и шипастым гребнем на спине.

Середину диска украшал черный матовый камень, внутри у него горела яркая искорка.

— Знак Таммуза, — прошептал Гхиар, — который нельзя изобразить! Но по звезде в черном опале ты узнаешь Таммуза, Владыку Зодиака.

Рэйнор перевернул амулет — с другой стороны диск был идеально отполирован.

— Не смотри слишком долго в это зеркальце, — предупредил Гхиар. Через знак Зеркала проявляется мощь Василиска, а тебе может потребоваться эта мощь. Покажи Мальрику этот талисман и от моего имени прикажи освободить девушку. Если он согласится — хорошо. Если откажется… глубокий голос понизился до зловещего шепота, — если откажется, переверни амулет и покажи Знак Зеркала.

Гхиар указал рукой на юг.

— Вот твоя дорога. Луна взошла. Отправляйся на юг!

Рэйнор буркнул что-то и подошел к лошади. Молча вскочил он в седло и вывел коня на дорогу. Эблик держался сзади.

Принц оглянулся через плечо. Гхиар все еще стоял на поляне, подняв голову вверх, неподвижный, словно статуя.

Чародей вглядывался в звезды.

2. Знак Василиска

Вот так принц Рэйнор и нубиец Эблик прибыли в замок барона — серое строение, возведенное среди мрачных лесов из дикого камня. Они выехали из-за деревьев и остановились, молча глядя на широкий луг, где стоял замок, словно зверь, готовящийся к прыжку. Красный отблеск светильников и факелов пробивался сквозь узкие окна. В воротах поблескивали доспехи стражника.

— За мной! — крикнул Рэйнор и пришпорил коня. Они пересекли через луг и прежде, чем дремлющий стражник успел прийти в себя, перед ним выросли две мускулистые фигуры. Рот солдата открылся, но из него не вырвалось ни звука: сверкающая сталь пробила обнаженное горло и вынырнула, испачканная красным. Давясь собственной кровью, стражник ухватился за ворота, медленно сполз на землю и замер лицом вниз.

— Всего один стражник, — буркнул Рэйнор. — Видимо, барон Мальрик не очень-то боится врагов. Что ж, нам легче. Идем.

Они пересекли украшенный флагами двор и вошли в замок, оказавшись в караульной с голыми каменными стенами, где лежали груды оружия — мечи, дубины и железные пики. Напротив входа была большая дубовая дверь. Рэйнор помешкал, затем осторожно подкрался к двери. Она была не заперта; принц приоткрыл ее и посмотрел через щель. Эблик заметил, как напряженно замер его господин.

Рэйнор смотрел на большой замковый зал. Почерневшие от дыма дубовые стропила пересекались под крышей словно паутина. Зал был огромен, пол устилали ковры и богатые меха, длинные столы тянулись от стены до стены. За столами, смеясь и пьяно крича, пировали люди Мальрика — бандиты, поставленные вне закона.

Бородатые мужчины с дикими лицами обгрызали бараньи кости и опустошали большие кубки пряного напитка. Во главе стола на богато украшенном троне сидел сам барон, и странно было, что такой человек управляет этими дикарями. Мальрик был молод, строен и темноволос, длинные волосы свободно спадали на плечи. Он был одет в простую коричневую тунику с широкими, просторными рукавами, а в руках он непрерывно крутил резной позолоченный кубок. Когда двое рослых мужчин втащили стройную девушку, барон поднял голову и улыбнулся.

Это была Дельфия. Она по-прежнему была в своих помятых доспехах, распущенные черные волосы окаймляли бледное лицо, а в черных глазах ее горел огонь. Дельфия выпрямилась и смерила взглядом Мальрика.

— Ну? — бросила она. — Какое еще новое оскорбление ты выдумал?

— Оскорбление? — повторил барон тихим, спокойным голосом. — Я вовсе не собирался тебя оскорблять. Может, сядешь с нами за стол? — Он указал на пустой стул рядом с его троном.

— Лучше уж есть с собаками, — ответила Дельфия.

После этих слов зловещий ропот пробежал по залу. Мощный мужчина, косящий одним глазом, с белым шрамом, пересекающим щеку, вскочил и подбежал к Дельфии. Потом оглянулся на Мальрика.

— Разве я позволил тебе встать, Гюнтер? — мягко спросил барон.

В ответ бандит грязно выругался.

— Клянусь шайтаном! — рявкнул он. — Ты слишком долго заставлял меня ждать, Мальрик. Эта девка моя. Я ее захватил, и мне она будет принадлежать. Если она сядет с нами за стол, ее место будет рядом со мной!

— Вот как? — Голос Мальрика не изменился, только в глазах заплясали иронические огоньки. — Я вижу, тебе надоело мое правление, Гюнтер. Может, ты хочешь сесть на мой трон?

За длинными столами стало тихо. Рэйнор невольно стиснул рукоять меча; он чувствовал смерть, повисшую в воздухе.

Видимо, Гюнтер тоже ее почувствовал, и белый шрам на его щеке налился кровью. С проклятием вырвал он из ножен большой меч и бросился на Мальрика. Клинок свистнул в воздухе.

Барон вскочил так быстро, что движение это было почти незаметно. В одно мгновение он оказался перед Гюнтером, сунул узкую ладонь в широкий рукав и тут же зловеще сверкнул металл.

Рука Мальрика рванулась вперед, словно атакующая змея. Узкий нож мелькнул в воздухе и безошибочно нашел свою цель: через глаз и хрупкую кость лезвие вонзилось прямо в мозг. Гюнтер хрипло вскрикнул, его меч увяз в деревянном столе.

Тело бандита изогнулось дугой, в агонии он вскинул руки к лицу, разрывая ногтями кожу, а потом рухнул и замер у ног Мальрика.

Барон со вздохом сел, пальцы его вновь охватили позолоченный кубок. Казалось, он не замечал хвалебных возгласов, гремевших вокруг,

Потом он перевел взгляд на Дельфию, сделал знак, и стражники вытолкнули ее вперед.

Рэйнор, ждавший у дверей, решил, что пора действовать. Может, это и безумие — соваться вдвоем к вооруженным врагам, но принц уже принял решение. Почему-то он все больше верил в талисман Гхиара. Вынув диск из-за пояса, он стиснул его в ладони, знаком предупредил Эблика, пинком открыл дверь и вошел в зал.

Он успел сделать десять шагов, прежде чем его заметили. Десять шагов, с нубийцем, наступающим ему на пятки и держащим наготове свой большой боевой топор.

А затем волки заметили его и напали.

Почти в ту же секунду Мальрик отдал короткий приказ. Его голос, подобно острому ножу, прошел сквозь крики, и тут же воцарилась тишина. Барон по-прежнему сидел, спокойно разглядывая пришельцев и слегка хмуря брови.

— Ну? — спросил он. — Кто вы такие? — Мальрик быстро взглянул на Дельфию, и та вздрогнула, выдавая свое удивление.

— Мое имя не имеет значения, — ответил Рэйнор. — Я принес весть от Гхиара.

— Гхиар! — В возгласах, прокатившихся по залу, звучали страх и ненависть.

— Что это за весть? — спросил Мальрик.

— Ты должен освободить эту девушку.

Лицо барона оставалось спокойным и даже приветливым.

— Это все?

Рэйнор почувствовал разочарование: он ожидал иной реакции, хотя и не знал, какой. Поведение Мальрика сбило его с толку.

Барон подождал. Не получив ответа, он сделал быстрый жест, и вооруженные мужчины бросились в атаку, крича и размахивая оружием. Рэйнор и Эблик приготовились встретить их.

Вот цена обещаниям чародея! Рэйнор горько улыбнулся, вытащил меч… и тут вспомнил о талисмане. Что там говорил Гхиар?

«Если откажется, переверни амулет и покажи ему Знак Зеркала».

Первые бандиты были уже рядом. Рэйнор поднял руку, в которой держал талисман. Из зеркала вырвался луч света, тонкий, как игла, и ослепительно яркий.

Луч ударил прямо в лицо бандита.

И тут же маска дикого ужаса сменила звериную жажду крови. Мужчина остановился и застыл неподвижно, как статуя.

Забытые слова Гхиара прозвучали в мозгу Рэйнора беззвучным шепотом:

«Взгляд Василиска превратит тебя в лед…»

Теперь из зеркала талисмана изливались потоки бледного света, холодного, как полярное сияние, нематериального, как стрелы легендарной Богини Луны. Светящиеся лучи пронзали воздух, молниеносно находя свою цель. Люди Мальрика замирали один за другим.

Последним замер сам барон, и талисман погас.

— Дельфия! — крикнул принц. Девушка уже бежала к нему через зал.

— Это колдовство, принц, — прошептал Эблик. — Это зло!

— Но оно нам помогло, — буркнул Рэйнор и повернулся навстречу девушке.

И тут холод заполнил все вокруг. Лампы замерцали и погасли, погрузив большой зал в полную темноту.

В непроницаемом мраке Рэйнор услышал крик Дельфии. Выругавшись, он бросился вперед, но споткнулся о чье-то тело. Принц нагнулся, и его пальцы нащупали бородатую щеку мертвого бандита.

— Дельфия! — позвал он.

— Рэйнор! — откликнулась она, и голос ее звучал тихо, словно издалека. — Рэйнор! Помоги!

Меч принца свистнул в темноте. Рэйнор наугад бросился вперед, пытаясь разглядеть хоть что-нибудь, и рука его стиснула твердую, жесткую кожу.

— Дерзкий глупец! — прозвучал гневный голос. — Ты смеешь поднимать оружие на Владыку Зодиака?

Это был голос… Гхиара! При помощи каких-то злых чар чародей оказался в замке Мальрика.

— Смею ли? — яростно откликнулся Рэйнор. — Да я тебя на куски разорву, гнусный колдун!

И он взмахнул мечом, прежде чем Гхиар успел вырваться. Послышался крик боли.

Однако чародей исчез где-то во тьме, и Рэйнор бросился следом, чтобы не дать ему сбежать.

— Глупец! — прошептал голос Гхиара, холодный, но полный ненависти. Слепой неразумный глупец!

Рэйнор, шаривший перед собой, внезапно замер. Странное, зеленоватое сияние разлилось во тьме. Однако оно не давало никакого света, виден был только его источник.

Мерзкая длинная фигура, покрытая сверкающими чешуйками, склонялась над принцем. Она походила на дракона, и Рэйнор вспомнил вдруг символ, который видел на талисмане.

Знак Василиска!

Только инстинкт спас ему жизнь.

Он знал, что взглянувший на чудовище должен умереть. Лишь на мгновение мелькнул перед ним василиск, а затем Рэйнор отвернулся, закрыв глаза руками. Сквозь стиснутые веки в глубочайшие закоулки его сознания вторглись ледяной холод и смертельный страх.

Ничего не видя вокруг, Рэйнор сделал несколько шагов; голова его раскалывалась от боли. Зацепившись ногой за что-то мягкое, он споткнулся и повалился на камни. Все вокруг расплылось в благословенном мраке.

3. Знак Чёрного Цветка

Рэйнор пришел в себя. Лучи солнца пробивались сквозь кроны высоких дубов, а чей-то грубый голос монотонно ругался сразу на нескольких пограничных диалектах Гоби. Принц понял, что его несут на спине, а грубый голос принадлежит Эблику.

Рэйнор высвободился и соскочил на землю. Нубиец быстро повернулся, на его уродливом лице отразилась радость.

— Слава богам! — воскликнул он. — Значит, ты жив, да?

— Как видишь, — сухо ответил Рэйнор. — Что случилось?

— Откуда мне знать? Когда в замке Мальрика погас свет, я заблудился в темноте и вышел из зала, а когда вернулся, Дельфии не было, а ты лежал носом в пол, и на голове у тебя была шишка с утиное яйцо. Я забрал тебя и двинулся на восток.

— Почему на восток? — удивился Рэйнор. — Конечно, я тебе благодарен, но лучше, пожалуй, было остаться в замке. Дельфия…

— Она тоже на востоке, — буркнул Эблик. — По крайней мере в этом направлении. Я забрал с собой одного из людей Мальрика. Этот пес пришел в себя час назад, и я выбил из него кое-какие сведения. У Гхиара есть крепость в лесу Мирак, где-то там. — Он махнул рукой в сторону восходящего солнца. — Ты сквозь сон проклинал колдуна, так что я все понял. Что теперь?

— Идем в крепость Гхиара, — ответил Рэйнор. — Ты хорошо поступил, Эблик. — Принц быстро рассказал, что с ним случилось. — Где наши лошади?

— Шайтан их знает. Испугались и убежали. Но это недалеко.

— Да? Я начинаю понимать, Эблик. Гхиар использовал меня для своих целей, хотя по-прежнему неясно, как он это сделал.

Рэйнор задумался. Гхиар, несомненно, похитил девушку, но почему он не сделал это с помощью магии? Зачем ему понадобился Рэйнор? Может, он не мог войти в замок Мальрика, покуда кто-то не откроет ему ворота?

Принц слышал о существах, которые не могли войти в дом, если их не перенесут через порог, или не могли перейти через текущую воду. Возможно, это амулет дал Гхиару силу материализоваться внутри замка.

Вспомнив о талисмане, Рэйнор сунул руку за пояс и достал металлический диск. Он оглядел его с новым интересом — искорка в черном камне горела ярким светом.

— Значит, на восток, — решил Рэйнор. — Пошли.

Без лишних слов он двинулся вперед свободным, размеренным шагом, без особого труда поглощая мили. Нубиец не отставал от него и все помахивал большим топором, словно готовился к бою.

Дубовый лес расстилался перед ними до горизонта. Солнце пекло все сильнее, заливая землю потоками света, которые будут жечь пустыню Гоби, даже когда последние упоминания об Империи изгладятся из памяти людей. Через несколько часов деревья поредели, и путники остановились на вершине холма, у подножия которого плескались темные воды озера.

Посреди озера был остров, а на нем — крепость Гхиара.

Цитадель тьмы! Каменная громада, темнее мрачного залива Абаддона, вздымалась в небо — одинокий огромный отполированный прямоугольник черноты, чью угрюмую монотонность не разнообразили ни башня, ни окно. И конечно, не было никакого моста.

Озеро было серо-стальным и казалось холодным, как полярные моря.

Землю вокруг крепости покрывал саван темноты, и ее природа оставалась загадкой. Это не было тенью, потому что время от времени поверхность ее волновалась порывами ветра.

Крепость стояла в глубине долины, и повсюду царила сонная, неземная тишина. Только шепот ветра нарушал извечное молчание, но даже он был странно приглушен.

Это напоминало легендарные Елисейские Поля, где усопшие, испив воды из Леты, блуждали без цели среди вечной тишины страны теней.