Размер шрифта:     
Гарнитура:GeorgiaVerdanaArial
Цвет фона:      
Режим чтения: F11  |  Добавить закладку: Ctrl+D
Смотреть все книги жанра: Научная Фантастика
Показать все книги автора:
 

«Что овладело мной?», Генри Каттнер

1

Бегущий по темному лесу человек дышал часто и тяжело, его легкие при каждом вздохе взрывались болью. Бежать приходилось по сплошному переплетению поваленных молодых деревьев, и он не раз падал, оступившись на скользком подгнившем стволе, но тут же вскакивал на ноги.

На то, чтобы закричать, не хватало дыхания, и человек лишь тихо всхлипывал на бегу, вглядываясь в темноту до рези в усталых глазах. Странные шорохи доносились сверху. Порой сплошной полог листвы на мгновение расступался, и тогда человек видел ослепительно яркие звезды на иссиня-черном небе. Оно было холодным и мрачным, и человек понимал, что находится не на Земле.

Они преследовали его даже здесь.

Приземистая желтая фигура с огромными глазами возникла на его пути — один из жителей болот Южной Венеры. Человек, размахнувшись, попытался нанести удар, но кулак попал в пустоту. Существо исчезло. Вместо него возник одноногий гигант-марсианин, разразившийся громоподобным смехом уроженца Красной земли. Человек споткнулся, сделал несколько неуверенных шагов и рухнул на землю. Однако тут же услышал тяжелую поступь, все ближе и ближе. Собрав последние силы, он попытался встать. Но не смог.

Марсианин подбирался все ближе, но теперь это был вовсе не марсианин. К человеку медленно полз землянин с мерзким лицом дьявола. Из его низкого лба росли рога, огромные клыки торчали изо рта. Тварь приблизилась, протянула руки с крючковатыми, увенчанными острыми когтями пальцами и сомкнула их на горле человека.

По лесу разнесся низкий протяжный звон гонга. От этого звука призрак рассыпался, как стекло от удара молотком. Человек остался один.

Глухо, по-звериному, зарычав, он с трудом поднялся на ноги и бросился на звон. Однако усталость брала свое — вскоре человек упал и уже не смог подняться. Его руки какое-то время еще двигались, потом замерли и они. Он заснул, но и во сне его лицо оставалось застывшей маской страдания.

Он услышал голос, доносившийся из бескрайней дали, вернее, два голоса. Голоса были нечеловеческими. И в то же время в них чувствовалось теплое биение жизни, затрагивавшее потаенные струны в его душе.

— Он прошел наше испытание, — произнес один голос.

Второй, более звучный и низкий, ответил:

— Другие тоже проходили испытания, но асы сразили их.

— У нас нет иного выхода. Мне кажется, этот человек… отличается от других. Он способен ненавидеть… он уже испытывал это чувство.

— Одной ненависти недостаточно, — возразил более низкий голос. — Даже если мы поможем ему. Времени мало. Лиши его воспоминаний, чтобы они не могли ослабить его…

— Пусть боги помогут ему в борьбе.

— Но он борется с богами. Единственными богами, которые известны людям в это смутное время…

Человек проснулся.

Череп звенел, словно по нему колотили молотком. Человек открыл глаза и тут же поспешно закрыл их, чтобы спастись от падавшего сверху зловещего красного света. Он лежал неподвижно, собираясь с силами.

Что произошло?

Он не знал. Осознав это, он едва не поддался панике. К тому же он понял, что не имеет представления, где находится. Где он?!

«Я — Дерек Стюарт, — подумал он, пытаясь взять себя в руки. — По крайней мере, потеря памяти не полная. Я знаю, кто я, но не знаю, где я».

Он снова открыл глаза и увидел над головой огромное дерево с широкими листьями. Сквозь листву и ветви просматривалось черное звездное небо, очень далекий, опоясанный кольцами диск Сатурна и ярко-алое свечение.

Значит, он не на Земле. На спутнике Сатурна? Нет, тогда Сатурн закрывал бы большую часть неба. Может, в поясе астероидов?

Он немного повернул голову и увидел красную луну.

Асы!

Мысль подействовала, как команда, отданная напрямую мышцам и уж потом поступившая в мозг. Стюарт отреагировал мгновенно, его сильное тренированное тело напряглось, перевернулось на живот, и в следующее мгновение он уже был на ногах, чуть присев, как перед прыжком, его рука метнулась к поясной кобуре, а глаза принялись всматриваться в окружавшую темноту леса. Не было слышно ни звука, не видно ни малейшего движения.

Стюарт нетерпеливо смахнул рукой выступившие на лбу капли пота. На загорелом лице появилось выражение безысходного отчаяния. Бластера при нем не было. Впрочем, это не имело значения. Оружие на Асгарде бесполезно.

Он понял все, едва увидел красную луну. Только у одной планеты в Солнечной системе есть красный спутник, и ни один человек еще не попадал на этот искусственный астероид по доброй воле. Люди оказывались здесь только для того, чтобы стать проклятыми и обреченными. От Венеры до Каллисто астронавты говорят об Асгарде боязливым шепотом, — на этом астероиде живут асы, правящие миром людей.

Ни один космический корабль никогда не стартовал с Асгарда, кроме обтекаемых черных кораблей, которыми управляют жрецы асов. Ни одному человеку не удалось вернуться с этого астероида.

Стюарт невесело усмехнулся. Жизнь многому научила его, вот только он так и не намотал на ус ее уроков. Он всегда был уверен, что сможет перепить любого, кто примерно одинакового с ним веса и роста. И тот тощий мужик с усталыми глазами, с которым он схлестнулся в «Поющей звезде» в Нью-Бостоне, при обычных обстоятельствах должен был вырубиться раньше Стюарта.

Значит, обстоятельства были не совсем обычными. Его подставили. Подставили красиво, ничего не скажешь, потому что он не вернется, чтобы отомстить. Никто еще не возвращался с Асгарда.

Стюарт поежился и настороженно огляделся. Конечно, об асах ходило много легенд. Как и о хранителях, которые непрестанно наблюдают за астероидом. Говорили, что они — роботы. И служат асам. Впрочем, люди тоже служат им. Все до единого.

Ни малейшего звука. Ни малейшего движения. Только зловещий красный свет.

Стюарт проверил одежду. Обычный костюм из летероида, в каких ходят все астронавты. Спасибо, хоть его оставили, кто бы они там ни были. Он не помнил ничего после пятого стакана, выпитого с человеком с усталыми глазами. Смутно припоминал, что бежал куда-то, видел каких-то странных существ, слышал два странных, нереальных голоса. Но стоило ему попробовать сосредоточиться, воспоминания мгновенно ускользали.

Ну и черт с ними. Он на Асгарде. А это, если верить легендам, означает, что его ожидает нечто более неприятное, чем смерть. Вполне логичное завершение неправедной жизни в эпоху всеобщего смирения и законопослушности.

Стюарт поднял с земли толстую ветку — сойдет в качестве дубинки. Пожав плечами, он стал пробираться сквозь лес на запад. Не было смысла сидеть на месте и ждать, когда появятся хранители. По крайней мере, он может драться, как дрался всегда, сколько себя помнил.

В последнее время такие бойцы, как он, были не в почете. По крайней мере, у асов. Конечно, в мире существовали страны и их президенты, но главы государств были лишь марионетками, которые безропотно подчинялись любым приказам, поступавшим с окутанного тайной астероида, болтавшегося на орбите рядом с Марсом, — крошечного искусственного мирка, который правил Солнечной системой уже несколько тысяч лет.

Асы. Бесчувственные таинственные создания, которые, если верить легендам, когда-то были людьми. Стюарт нахмурился, пытаясь вспомнить все, что знал о них.

Энтропический ускоритель, вот как называлась эта штука. То ли устройство, то ли метод, позволяющий невероятно ускорить эволюцию. Так было положено начало тирании. Машиной, которая могла ускорить развитие человека на миллионы лет…

Некоторые люди использовали ее и стали асами — существами, продвинувшимися в эволюционном развитии настолько, что даже отдаленно перестали напоминать людей. Многое просто растворилось в тумане прошлого. Однако Стюарт смог вспомнить, что асы когда-то были людьми, а потом перестали ими быть, и что уже несколько тысяч лет они железной рукой правят Системой со своего «запретного» астероида, названного Асгардом в честь легендарного жилища скандинавских богов.

Возможно, человек с усталыми глазами был жрецом асов, охотником за жертвами. По крайней мере, никто другой не посмел бы посадить корабль на Асгарде.

Стюарт продолжил путь, разглядывая пустое небо. В нем против воли росло странное воодушевление: по крайней мере, перед смертью он узнает, кто такие эти асы. Скорее всего, он получит от этого не удовольствие, а удовлетворение. И это удовлетворение будет более полным, если ему удастся двинуть кулаком по физиономии какого-нибудь жреца — а лучше самого аса…

А почему бы и нет? Ему терять нечего. Он обречен, обречен с того самого мгновения, как его ноги коснулись поверхности Асгарда. Но в одном Стюарт был абсолютно уверен — он не позволит вести себя, как агнца на заклание. Он не умрет без борьбы.

Лес поредел. Стюарт заметил далеко впереди какое-то движение и замер, крепче сжав дубинку и напряженно вглядываясь в темноту.

Между стройными и гладкими, как колонны, стволами деревьев парило светящееся облако. Его очертания были четко видны на фоне лиловых теней. От облака во все стороны расходились тонкие лучи света, такие яркие, что у Стюарта заболели глаза, когда он слишком пристально стал рассматривать это… существо.

Бестелесная, неосязаемая, мерцающая звездная сеть над его головой всколыхнулась. Сотни сверкающих крохотных огоньков мигали так быстро, что казалось, будто в застывшем темном воздухе плетется причудливая паутина из лучей света, паутина Норн…[?]

Каждая мерцающая звездочка наблюдала. Каждая была глазом.

И когда это существо зависло над Стюартом с пугающе человеческой нерешительностью, из самого его звездного сердца послышалось глухое гудение.

Звездочки задрожали от этого звука, который становился все более громким и угрожающим.

Словно спрашивал!

Неужели это один из хранителей? Неужели один из них?

 

Вдруг существо оставило сомнения и бросилось на Стюарта. Он машинально взмахнул дубинкой и нанес сокрушительный удар, едва удержавшись при этом на ногах, потому что не встретил ни малейшего сопротивления. Тварь была неосязаемой, как воздух.

И в то же время она была реальной. Ослепительная паутина света окутала Стюарта, как плащом. По его коже сразу побежали мурашки, и он задрожал от страха. Тварь, возможно, была бестелесной, но она была опасной, беспредельно опасной!

Стюарт чувствовал давление со всех сторон, неустойчивое, постоянно изменяющееся, как зыбучие пески. Страшный холод проникал в его плоть и кости, колючие льдинки вонзались прямо в мозг. Задыхаясь от ужаса, Стюарт попытался вырваться. Он выронил дубинку. Попробовал ее поднять, но ничего не смог рассмотреть из-за мерцающей пелены крохотных бриллиантов, вихрем кружившейся вокруг него.

Снова послышалось гудение, на этот раз в нем звучало злорадное торжество.

Проклиная все на свете, Стюарт попытался сделать шаг вперед. Звездный плащ не отпустил его. Стюарт хотел схватить его, сорвать с себя, но не мог. Тысячи крошечных глаз смотрели на него с нечеловеческим восторгом, питаясь его жизненной силой и разгораясь все ярче.

Он чувствовал, что жизнь уходит из него. В тело все глубже проникал ледяной холод, шум в ушах становился все громче и триумфальнее.

Стюарт услышал свой голос, хрипло выкрикивающий страшные ругательства. Его глаза болели от напряжения, вызванного ослепительным блеском. А потом…

«Сердце хранителя! Раздави его сердце!»

Эти слова громом раздались в его голове. Кто-то произнес их? Нет… потому что этот приказ был одновременно и посланием. Мысль прозвучала в его мозгу, словно он получил телепатическое предупреждение. От кого?

Он напряженно всмотрелся в ослепительную пелену и увидел в самом центре более яркое пятно, которое оставалось неподвижным, пока звездное облако плело свою убийственную сеть. Пятно света, которое…

Стюарт протянул руку, пятно попыталось ускользнуть… На онемевших ногах он бросился вперед и почувствовал, как под подошвой сдвинулся камень. Уже падая, Стюарт ощутил, как пальцы сомкнулись вокруг чего-то теплого и живого, отчаянно пульсирующего в кулаке.

Гудение переросло в пронзительный крик — испуганный… предостерегающий…

Стюарт сжал кулак крепче. Он лежал неподвижно, глаза его были закрыты. Но он чувствовал, как ледяные щупальца звездной твари хлещут его тело, пьют его человеческое тепло, стараются проникнуть жадными пальцами в мозг.

Он чувствовал, как теплый комок пытается проскользнуть сквозь пальцы. И сжал кулак что есть силы…

Тишину расколол страшный вопль, полный нечеловеческой муки.

И резко оборвался.

В руке Стюарта ничего не было.

Он открыл глаза. Ослепительные звездочки исчезли. Вокруг был все тот же мрачный и тихий лиловый лес.

Стюарт медленно поднялся на ноги и сглотнул комок в пересохшем горле. Значит, прислужники асов не такие уж неуязвимые. По крайней мере, для того, кто знает их слабые места.

Но как он узнал?

Чей голос говорил в его голове? Сейчас, когда Стюарт вспомнил этот голос, он показался ему странно знакомым, чего просто быть не могло. Но Стюарт испытывал такое ощущение, что где-то его уже слышал.

Провал в памяти…

Стюарт попытался вспомнить, но не смог. У него возникло непреодолимое желание идти на запад. Почему-то он был уверен в том, что найдет асов именно там.

Он сделал один неуверенный шаг, потом другой. И с каждым шагом в его душу украдкой просачивалась ничем не объяснимая уверенность. Словно кто-то разрушил дамбу в сознании, и дух неповиновения неистовым потоком затопил разум.

Это было неразумно. Это было опасно. Но, определенно, менее опасно, чем сидеть здесь, на Асгарде, и ждать, пока не появится очередной хранитель, чтобы уничтожить его. Здесь были опасности и пострашней звездных хранителей, если, конечно, верить легендам.

Стюарт продолжил путь, и волна неповиновения захлестывала его сознание все больше и больше. Это было странное, опьяняющее чувство чистой, безумной самоуверенности, совершенно неуместное для человека, который находится на населенном опасными призраками астероиде.

Стюарт попытался поразмышлять на эту тему, но не смог — он был слишком переполнен уверенностью в себе. Он просто перестал сомневаться.

«Да пошли к черту эти асы!» — подумал он.

Он вышел из леса. Прямо у его ног начиналась дорога, которая тянулась по бескрайней равнине к лиловому горизонту. В конце дороги была виден столб света, который, подобно башне, уходил в темное небо.

Там были асы…

2

Всякий астронавт интуитивно чувствует направление, В древние времена, когда парусные суда бороздили моря Земли, любой капитанянки верил только в палубу под ногами и звезды. Южный Крест или Полярная звезда подсказывали им, в каких широтах они находятся. Даже в незнакомых водах у них по-прежнему был надежный киль и знакомые звезды над головой.

Так же и с астронавтами, которые дрейфуют между Плутоном и темной стороной Меркурия, доверяя только металлическим корпусам своих кораблей, которые удерживают атмосферу и защищают от безбрежной бездны межзвездного пространства. Когда приходится выходить в открытый космос, один короткий взгляд на звезды сообщает умелому астронавту, где он находится. Только крепкие, тренированные люди могут заниматься нелегким трудом межпланетных перевозок и остаться в живых. На Меркурии всегда видна на горизонте огненная корона Солнца, на облачной Венере в небе порой появляется зеленая звезда — Земля. На Ио, Каллисто и Ганимеде можно сориентироваться по гигантской материнской планете — Сатурну или Юпитеру, а в поясе астероидов небо пересекает причудливая череда похожих на фонарики миров, одни из которых едва светятся, а другие ярко сияют, отражая свет Солнца. В какой бы уголок Солнечной системы ни забросила тебя судьба, небо — твой друг…

Только не на Асгарде. Юпитер был слишком далеким и маленьким, Марса почти не было видно, а пояс астероидов выглядел не шире Млечного пути. Непривычные размеры планет не оставляли никаких сомнений в том, что Стюарт находился на неизведанной территории. Он лишился надежного якоря, на который полагались все астронавты, и остро чувствовал свое одиночество.

Но безрассудная самоуверенность не ослабевала. Более того, становилась все сильнее, пока он шел по дороге и его мускулистые ноги с легкостью отмеряли милю за милей. Ему не терпелось быстрее добраться до цели. Он не испытывал ни малейшего желания встретиться со стражами асов, его интересовали только сами хозяева!

Башня света становилась все выше. Стюарт уже мог рассмотреть, что это не одно здание, а несколько стоящих вплотную цилиндрических сооружений гигантского диаметра и высоты и что свечение, холодное и не отбрасывающее теней, исходит от самого камня или металла, из которого они были сделаны. Дорога вела прямо к основанию самой высокой башни.

Она проходила между светящихся столбов, обозначающих ворота, и терялась в серебристой дымке. Эта крепость не нуждалась в стенах, защищающих от непрошеных гостей!

Холодный ветерок сомнения на мгновение охватил Стюарта. Он остановился в нерешительности, пожалев, что у него нет с собой бластера. Он был совершенно безоружен — даже дубинку потерял в лесу.

Стюарт огляделся.

Красная луна клонилась к горизонту. На равнину наползала густая тьма. Стюарту показалось, что он заметил танцующие звездочки вдалеке. Еще один хранитель?

Стюарт поспешил вперед.

Исполинская башня нависала над ним, как занесенный сверкающий меч. Серебристая дымка не позволяла рассмотреть ничего по ту сторону ворот.

Стюарт сделал шаг вперед, вошел в затянутое светящейся пеленой пространство между стройными колоннами ворот и тут же лишился способности видеть.

Он прошел шагов двадцать и остановился, обнаружив впереди бесформенную тень. Яма, прямо под ногами.

В полумраке Стюарт не смог разглядеть дна, но слева, всего в нескольких шагах, через провал был переброшен мостик. Стюарт прошел по нему и снова ощутил под ногами твердую землю.

Он вздрогнул от неожиданности, когда над ним раздались оглушительные раскаты издевательского, наглого хохота. Хохот гулко разносился по зданию.

Казалось, он звучал со всех сторон и становился все громче, эхом отражаясь от стен. Смех богов оглушал Стюарта.

Светящаяся пелена постепенно исчезала, втягиваясь в яму. Скоро дымка пропала совсем, словно испугавшись этого чудовищного хохота.

Стюарт стоял в зале, который, вероятно, занимал основание гигантской башни. За его спиной зияла бездна. Далеко впереди колебалась пелена света, закрывавшая все, что находилось за ней. Вокруг, между гигантских колонн, стояли троны, черные троны не меньше пятидесяти футов высотой.

А на тронах восседали великаны!

Стюарта окружали титаны в сверкающих кольчугах, и он мгновенно вспомнил древние полузабытые легенды… Асгард, Ётунхейм, царства богов и великанов. Тор и Один, коварный Локи и Бальдр — они все были здесь, и от их хохота сотрясался зал.

Они наблюдали за человеком с высоты…

Потом Стюарт поднял голову, и великаны показались ему не такими уж и большими…

У зала не было потолка. По крайней мере, Стюарт его не видел. Колонны уходили вверх вдоль увешанных огромными гобеленами стен и сходились в одной точке на безумной высоте. От гигантских размеров здания у Стюарта закружилась голова.

А хохот все гремел. И вдруг прекратился…

По залу разнесся низкий звучный голос, голос аса:

— Это — человек, братья!

— Да! Это человек, причем безумный, если посмел явиться сюда!

— Посмел войти в зал асов!

Рыжебородый великан наклонился и ледяными синими глазами уставился на Стюарта.

— Раздавить его?

 

Стюарт отскочил назад, когда на него обрушилась огромная, как могучее дерево, рука великана. Человек машинально попытался нашарить кобуру на ремне, и рыжебородый разразился хохотом. Другие асы подхватили его смех.

— А он смелый!

— Даруй ему жизнь!

— Да! Даруй ему жизнь! Он развлечет нас на какое-то время…

— А потом?

— А потом — в яму, к остальным.

К остальным? Стюарт незаметно опустил взгляд. Серебристая дымка рассеялась, и он увидел, что бездна не была бездонной. Дно находилось в футах пятидесяти от поверхности, на которой он стоял, и на дне он разглядел несколько фигур.

Они стояли неподвижно, как статуи. Дородный землянин в одежде из кожи, которого, вероятно, похитили с какого-нибудь рудника на Плутоне. Стройная полураздетая земная девушка с синими волосами, в расшитом блестками костюме танцовщицы из таверны. Приземистый венерианец с сутулыми плечами и серой кожей. Грациозная марсианка ростом не меньше семи футов, с лицом неземной красоты и зачесанными к макушке вытянутого черепа волосами. Еще один землянин — тощий и бледный, с виду — обычный клерк. Белокожий уроженец Каллисто, красивый, как Аполлон, и, подобно всем свои соплеменникам, скрывающий под маской красоты дьявольскую жестокость.

Их было не меньше дюжины, со всех уголков Системы. Стюарт вспомнил, что сейчас время сбора десятины, иными словами, обычного жертвоприношения. Раз в месяц необъяснимо исчезало несколько человек, не слишком много, — и черные корабли жрецов возвращались на Асгард с пленными мужчинами и женщинами на борту.

Никто не поднял головы. Неподвижные, как изваяния, люди стояли в яме и чего-то ждали.

И снова раздался хохот. Рыжебородый наблюдал за Стюартом.

— Смелость оставила человека, — загремел он. — Говори правду, землянин. Хватит у тебя мужества предстать перед богами?

Стюарт упрямо не желал отвечать. У него возникло странное, ничем не оправданное чувство, что все это — часть какой-то сложной игры и за издевками кроется нечто серьезное.

— Сейчас он смелый, — раздался голос другого великана. — Но всегда ли он был таким? Неужели ни разу за всю свою жизнь он не терял присутствия духа? Отвечай, землянин!

Однако Стюарт слушал другой голос, тихий и бесконечно далекий, который снова возник в его мозгу. Этот голос шептал: «Не отвечай им!»

— Пусть он пройдет наше испытание, — приказал рыжебородый. — Если не выдержит, ему конец. Если выдержит, отправится в яму, чтобы пройти по Длинной Орбите.

Великан наклонился.