Размер шрифта:     
Гарнитура:GeorgiaVerdanaArial
Цвет фона:      
Режим чтения: F11  |  Добавить закладку: Ctrl+D
Смотреть все книги жанра: Приключения: прочее
Показать все книги автора:
 

«Последнее логово динозавра», Генри Фрэнсис

Иллюстрация к книге

Майское солнце ярко освещало самую большую из комнат квартиры в одном из оксфордских колледжей. По ней расхаживал взад и вперед человек лет пятидесяти, время от времени поглядывая на висевший на стене рисунок. Он изображал какое-то допотопное существо, наполовину рептилию, наполовину животное, название и описание которого, безусловно, невозможно было найти ни в одном современном труде по естественной истории.

Рисунок был выполнен согласно всем доступным источникам и представлял живого динозавра таким, каким он вставал в воображении художника.

Оуэн Гриффит, художник и обитатель квартиры, университетский профессор медицины, был в свое время хорошим стрелком и конным охотником и прекрасным спортсменом. Но он также с большим увлечением раскапывал землю, извлекая из нее сведения о птицах, зверях и рыбах, живших в далекие эпохи, когда человека, вероятно, еще не существовало.

Дверь комнаты открылась, и вошел молодой человек по имени Лайал Сомерс. Он только что получил диплом, с отличием закончив научный факультет, и пришел обсудить с профессором предполагаемую экспедицию в Южную Африку. Они собирались искать окаменелые останки давно вымерших животных, а также надеялись привезти, если повезет, шкуру и скелет одной очень редкой антилопы, которую вскоре могли уничтожить дальнобойные винтовки европейских охотников.

Профессор и его ученик когда-то быстро подружились: оба, каждый по-своему, были атлетами и питали неутолимую страсть к научной работе.

Они решили отплыть из Англии в июне на пароходе, направлявшемся в Кейптаун, и провести в путешествии шесть месяцев, взяв с собой ружья, припасы и все прочее, что необходимо для длительной экспедиции по центральной Африке, затеянной ради их любимых занятий — геологических исследований и спорта.

Плавание к Мысу Доброй Надежды прошло без каких-либо примечательных происшествий, и в начале июля они высадились в Карру, в Капской колонии. Здесь они исследовали скальные слои, нашли немало окаменелостей вымерших животных и, к своей величайшей радости, узнали от зулусов и прочих, что в области к северу от Кхамы имеется место, где «каменные кости», как называют их готтентоты, во множестве лежат в каждой пещере, а дичь водится в изобилии.

Путешественники, не задерживаясь долго, выступили к этому раю геологии и спорта. Оба они были людьми крепкими, и их не страшили тяготы пути. Каждый был ловок и силен для своего возраста, оба мечтали о новых открытиях. Оуэн Гриффит не брился с тех пор, как покинул Оксфорд, но Сомерс оставался предан бритве и отрастил лишь усы над верхней губой. Они были одеты в спортивном стиле, вооружены винтовками и необходимым запасом амуниции; правда, профессор не расставался со своей мягкой войлочной шляпой.

Пройдя через Мафекинг и территорию Кхама[?], они оказались в изрезанной, холмистой местности; судя по всему, она находилась недалеко от истоков реки Вааль[?]. Здесь они обнаружили крааль старого африканского вождя, который отнесся к англичанам с чрезвычайным дружелюбием. Он обещал помочь им добраться до мест с многочисленными окаменелостями и обильной дичью, но настаивал на том, что следует избрать обходной путь, так как прямой лежит через долину, населенную демонами и духами необычайных видов и форм. Спастись от демонов и духов, убивавших все живое вокруг, не мог ни один человек.

Дружелюбный старый вождь выделил экспедиции носильщиков-негров, еще раз напомнил путешественникам о необходимости избегать «Долину смерти» и обитающих там жутких чудовищ и попрощался с англичанами.

Июль в Южной Африке — время зимнее, и два спортсмена наслаждались охотой. Окрестности кишели дичью, к тому же днем им удалось добыть образчик редкой антилопы, о которой они мечтали, тем самым выполнив одну из задач экспедиции.

Вечером они разбили лагерь у ручья и пересчитали свой отряд. Англичане привели с собой двух зулусов из Карру, а старый вождь выделил им старшину и двенадцать носильщиков; таким образом, отряд состоял из семнадцати человек. По пути они застрелили нескольких канна, бубалов, спрингбоков и других антилоп, и в этот поздний час по всему лагерю разносился манящий запах жареной дичи.

Поужинав, Гриффит и Сомерс растянулись с подветренной стороны костра: дым немного спасал от москитов. Молодой человек спросил своего спутника:

— Что вы думаете, профессор, по поводу рассказа старого вождя о необычайных и опасных животных?

— Не знаю, что и думать, — ответил профессор. — Я весь день размышлял о его словах. Он сказал, что этот зверь, дух или демон (ведь он называл его многими именами) передвигается быстро, прыжками, словно кенгуру, однако способен перепрыгивать через деревья — что, конечно, является естественным в таких случаях преувеличением. Динозавры доисторических времен, вероятно, передвигались таким же способом, о чем говорят глубокие отпечатки их задних ног в песке и глине, ставшими песчаником. Однако эти ящеры жили очень давно и уже много веков как вымерли.

— Но почему? — возразил Сомерс. — Как я понимаю, они должны были во всем походить на дракона, которого убил святой Георгий не так много столетий назад. Вы сами об этом говорили.

— А вы считаете, Сомерс, что святой Георгий когда-либо существовал? — насмешливые губы профессора чуть изогнулись, выражая недоверие.

— Легенда о святом Георгии, по всей вероятности, правдива. Скульптурные и живописные изображения вымерших «драконов» можно найти в половине музеев мира, — воскликнул Сомерс.

— Покажите мне ископаемые останки святого Георгия, и я дам вам определенный ответ, — с надменным видом ответил Гриффит, в промежутках между словами выпуская изо рта табачный дым.

— Ладно! Некоторые без ума от окаменелостей. Не скажу, что вы один из них, но у вас на уме одни динозавры. Для некоторых, опять же, они создания ума, то есть вымысла. Но если мы исходим из того, что подобные животные существовали, почему бы им не сохраниться в неисследованных областях земного шара? Недаром говорят, что на Мадагаскаре может все еще прятаться птица додо.

— Я в это не верю, — важно прервал профессор.

— Не вы ли как-то сказали, что в морском змее нет ничего невероятного? — парировал Сомерс.

— Но это совсем другое дело — совершенно другое! — оживленно вскричал профессор, сев на любимого конька. — На земле некогда водились чудовищные звери, гигантские создания, плотоядные и травоядные. Это доказывают их кости, которые мы находим по всему миру. В море также могли водиться и могут до сих пор жить гигантские чудовища; беда в том, что мы не можем спуститься на дно моря, чтобы это подтвердить. Условия жизни на суше и в море разнятся. Кости наземных животных сохранились под слоями песка, глины, камня или вулканического пепла. Но вода — иное дело. Океаны не хоронят своих обитателей, останки морских змеев и чудовищ не найти в воде. По моему мнению, все свидетельства говорят в пользу того, что они существуют и поныне.

— Пойду-ка я спать, — сонно пробормотал Сомерс и вскоре забыл и о чудовищах, и обо всем прочем. Профессор подбросил веток в костер и последовал его примеру.

На следующее утро отряд приготовился продолжать путь. Путешественники решили было держаться берега речки, на которой стоял лагерь, но сразу же столкнулись с непредвиденными затруднениями. Большинство носильщиков старого вождя отказались тронуться с места, уверяя, что эта дорога ведет прямиком в «Долину смерти», откуда еще никто не возвращался. Подобно дружелюбному вождю и почти в тех же словах, они описывали какое-то отталкивающее, яростное, прожорливое существо, чудовище размером с дом, чье логово находилось где-то в долине, прямо там, куда несла свои воды река.

Англичане заспорили, указывая на свои чудесные ружья; Сомерс красноречиво ссылался на двухунцевый дульнозарядник, с помощью которого накануне, к восторгу туземцев, уложил канну с расстояния в 800 ярдов — но все было напрасно. Лишь четверо согласились идти в долину вместе с нашими спортсменами; было решено, что остальные обогнут окружавшие долину холмы и встретят англичан там, где река вытекает из этого обиталища ужаса и жутких тварей.

В последний момент один из негров передумал, и маленькая кавалькада, сопровождавшая путешественников, сократилась до трех человек. Они двинулись гуськом — впереди проводник, за ним два оксфордских джентльмена, а позади два носильщика с одеялами и походной кухней. Несколько миль дорога шла вдоль реки, по голой, лишенной деревьев и поросшей чахлой травой местности; затем отряд приблизился к узкому ущелью между двумя холмами. Через некоторое время ущелье внезапно расширилось, и удобная дорога закончилась. Речка, вдоль плавных излучин которой они шли, низвергалась здесь со скал сверкающим каскадом и падала в расстилавшуюся внизу широкую долину. Предстоял трудный и опасный спуск с крутого утеса.

Иллюстрация к книге

Но вид, открывшийся глазам путешественников, был по-истине чудесным. Долина тонула в великолепии тропической растительности. Тут и там виднелись зеленые травянистые саванны; посреди их текла река, а вокруг этих природных лугов и до самых скалистых утесов, обрамлявших пейзаж, темнели первобытные леса с такой плотной и густой листвой на деревьях, что солнечные лучи не в силах были проникнуть в их чащи. В голубеющей дали вырисовывалось обширное озеро, дымившееся от полуденного зноя; оно раскинулось на самой границе поля зрения, указывая, что там или где-то поблизости река вытекала из долины.

Путешественники стали медленно спускаться с утеса. Босые туземцы уверенно ставили ноги на камни, но обутым в походные ботинки европейцам приходилось вести себя с большой осторожностью: иначе легко было поскользнуться и покатиться вниз по гладкому склону, где зацепиться оказалось бы не за что.

В конце концов они достигли дна и, усталые после спуска и дневного перехода, поставили свою маленькую палатку на полянке у подножия утеса. Сомерс вскипятил чайник и начал готовить ужин, а Гриффит, вооружившись ружьем, отправился на разведку. Он вернулся и сообщил, что в долине, очевидно, водится какое-то крупное животное: отпечатки его ног напоминали следы слона, а на дне протока и вдоль берегов, параллельно реке, видны были вытоптанные животным тропки.

— В сумерках я не мог различить следы на дне, но если здесь бродит слон-отшельник, он скорее всего устроил засаду у воды и убивает всякого, кто приближается к реке. Это может объяснить истории о чудовищах.

В ту ночь в лагерный костер положили большие поленья; люди легли спать ногами к огню. Ночь прошла спокойно. Все было тихо, не считая криков какого-то животного далеко в лесу и журчания небольшого водопада.

Ближе к утру один из негров потянулся и привстал, собираясь подбросить дров в костер, как вдруг его схватило и потащило в лес какое-то дикое животное.

Иллюстрация к книге

Негр отчаянно звал на помощь, разбудив весь лагерь.

— Что это? Что случилось? — воскликнул Гриффит, вскакивая и нашаривая в палатке ружье. Сомерс был уже снаружи. Двое оставшихся негров спрятались за спинами белых.

Было понятно, что один из чернокожих пропал. В лесном тумане растворялась, пробираясь к воде, какая-то большая и темная масса. Слышались лишь крики и стоны несчастной жертвы и хруст веток на пути загадочного чудовища. Путешественникам оставалось только дожидаться, когда станет светлее.

Затем они пошли по следам. Они вели к лесной прогалине, где глазам исследователей предстало ужасное зрелище. На скале, нависшей над протоком примерно в двухстах ярдах от них, рвало на куски и пожирало их убитого товарища ужасное чудовище с телом колоссальной крысы, хвостом крокодила, змеиной шеей и головой питона.

Иллюстрация к книге

Сомерс тщательно прицелился и выстрелил в существо, которое лишь подняло голову на шум. Будто негодуя, оно сжало в зубах тело несчастного негра и соскользнуло со скалы, погрузившись в заводь у ее основания.

— Какой жуткий зверь! — ахнул Сомерс, побледневший от тревоги и волнения. — Его туловище больше, чем у слона!

— Это динозавр, хищный динозавр, — чуть не задохнувшись от научного восторга, вскричал профессор. — Не может быть никаких сомнений. Внешний вид во всех деталях соответствует описаниям и рисункам динозавров в музеях Америки и Европы.

Профессор еще долго продолжал бы восторгаться открытием, но молодой человек прервал его.

— Мы должны убить эту тварь! Мне все равно, как она выглядит. Давайте лучше подумаем, как с нею покончить.

Они посоветовались и решили выследить существо, подобраться к нему поближе и стрелять с близкого расстояния.

— Полагаю, пуля из моего ружья чуть позади плеча решит вопрос, — заметил Сомерс, перезаряжая оружие. — Это никакой не демон, не сверхъестественное создание, а существо из плоти и крови. Мы сумеем его убить, стоит лишь захотеть.

И они приступили к поискам динозавра. Внимательный осмотр реки не помог обнаружить зверя, и путешественники предположили, что он, наевшись, прячется в какой-либо подводной пещере или в темной чаще леса.

После бесплодных поисков они вернулись в лагерь и развели огромный костер. Проведя беспокойную ночь и наскоро позавтракав, спортсмены вскинули на плечи ружья и направились к реке, готовые следовать по берегу до самого озера, если проклятый хищник скрывается так далеко.

Больше по привычке, чем по необходимости, на несколько ярдов впереди отряда шел один из негров. Отряд осторожно пробирался по долине. Местность отличалась чарующей красотой. Над берегами порхали дивные птицы и бабочки, показывая разноцветные крылья и перелетая с куста на куст. Зеленые перья бамбука и широкие листья диких банановых деревьев смыкались друг с другом. Но сама река служила свидетельством жестокой натуры полурептилии, облюбовавшей этот райский уголок. Существо, очевидно, устраивало засады на животных, приходивших на водопой, и пожирало их; речные отмели часто напоминали окровавленные полы скотобойни.

Отряд долго двигался вдоль реки, вниз по течению, но следы динозавра так и не были обнаружены. Решили возвращаться; шли опять по берегу, так как джунгли отступали от воды и идти здесь было не в пример легче. Когда они поравнялись с каменистой насыпью, поросшей кустарником и травой, динозавр вдруг выскочил из-за нее; изогнув шею, как змея, он одним гигантским прыжком покрыл невероятное расстояние по меньшей мере в двадцать ярдов, набросился на негра, шедшего впереди, мгновенно охватил голову несчастного челюстями и раздавил череп зубами. В тот же миг профессор выстрелил из ружья, заряженного высокоскоростной пулей, целясь в глаза и голову чудовища; зверь бросил негра и ринулся к Гриффиту, и тот снова выстрелил. Тем временем Сомерс выпалил из обоих стволов в бок чудовища, но пули отскочили, словно шкура существа была стальной.

Однако выстрелы профессора, как видно, не прошли для динозавра даром — зверь опустил голову и одновременно дохнул из пасти таким жутким, гнилостным и удушающим зловонием, что обескураженные спортсмены сочли за лучшее поспешно отступить. Оставшийся в живых негр со всех ног побежал за ними.

Отбежав на триста-четыреста ярдов, англичане с облегчением остановились и вдохнули чистый воздух, вымывая из легких отравленное дыхание рептилии. После они поторопились перезарядить свои ружья.

— Нужно снова атаковать существо, — сказал профессор. — Стрелять в туловище бесполезно. Кажется, я попал в глаз, если не выбил его, но ваши пули отскочили от спины зверя: несмотря на весь шум, я расслышал, как они просвистели в воздухе. Я всегда считал, что шкура на боках этих животных была особенно толстой и…

— Сейчас это не так важно, Гриффит, — буркнул Сомерс. — Оставьте рассуждения для университетской лекции. Давайте решим, куда и как стрелять — и будем придерживаться плана. Предлагаю держаться поближе к боку динозавра. Я выстрелю из обоих стволов в туловище, в то место за маленькими передними ногами, где у всех животных кожа тоньше. Когда он вскинется, всадите скоростную прямо в пасть. Я заметил, что он все время держал пасть открытой — и в прыжке, и когда схватил беднягу чернокожего.

Обсудив план действий, они вернулись обратно по своим следам. Динозавр не двинулся с места: придавив передней частью тела труп негра, он размахивал головой и терся поврежденным правым глазом о землю.

Сомерс, шедший впереди, решил этим воспользоваться и очень медленно и осторожно стал подбираться к существу, забирая вправо. От динозавра исходила ужасающая гнилостная вонь, но спортсмены, преодолевая тошноту, постепенно продвигались вперед. Наконец Сомерс оказался так близко, что почти мог притронуться к шкуре динозавра дулом ружья. Молодой англичанин тут же выстрелил из обоих стволов. Отдача отбросила его назад, однако динозавр успел быстро обернуться и вскочить на задние ноги; изгибая длинную шею, он с тупым звуком обрушил челюсти на голову Сомерса. К счастью, тропический шлем спортсмена был проложен изнутри сталью, наподобие охотничьей шляпы; хотя зубы животного прошли сквозь сталь и причинили Сомерсу серьезные ранения, в зубах у выпрямившегося чудовища остался один только шлем. Гриффит, не медля, выстрелил по глазам чудовища. Динозавр выплюнул шлем и возобновил атаку. Он был тяжело ранен, но все же снова дернулся вперед, изогнул шею и схватил профессора пастью за правое плечо. Кости Гриффита хрустнули в зубах рептилии, ружье выпало у него из рук. Но в эту, хоть и краткую, секунду Сомерс успел оценить положение. Он подхватил упавшее ружье, приблизил дуло к левому глазу динозавра и нажал на спуск. Зверь выпустил руку профессора, с пугающим шипением взвился в воздух, упал в поток и медленно поволок свое тело по дну к озеру в устье долины.

Правая рука Гриффита была выведена из строя, Сомерс также был ранен, однако путешественники двинулись за динозавром. Вода в потоке была красной от крови, вытекавшей из ран в боку чудовища.

— Он получил четыре унции доброго свинца в сердце или в легкие, — мрачно произнес Гриффит, когда они на минуту остановились, глядя на лужу пенистой крови в том месте, где динозавр недолго отдыхал на берегу.

Профессор не ответил. Он ослабел от ран, нанесенных зубами рептилии, голова у него кружилась. Спортсмены устало плелись за своей добычей. Кровавый след в конце концов вывел их в к озеру, которое они видели с утеса. Следы динозавра обрывались на берегу: там он бросился в озеро и исчез.

Обессилевшие от ран и преследования спортсмены повалились на землю, не в силах пошевелиться.

Иллюстрация к книге

Вскоре к ним присоединился и последний негр с выпученными от страха глазами. Англичане не могли встать на ноги и послали его вперед за носильщиками, ждавшими их где-то поблизости. Он вернулся со старшиной; любезный посланец старого вождя предварительно разыскал в багаже флягу с бренди. Несколько глотков оживили страдальцев, и они молча кивнули, показывая, что готовы покинуть долину.

В надлежащий срок путешественники, оставив на время поиски окаменелых останков динозавров, возвратились в Кейптаун, а оттуда в Оксфорд, где поправили изображение динозавра, висевшее на стене в комнате профессора.