Размер шрифта:     
Гарнитура:GeorgiaVerdanaArial
Цвет фона:      
Режим чтения: F11  |  Добавить закладку: Ctrl+D
Смотреть все книги жанра: Научная Фантастика
Показать все книги автора:
 

«Венерианский кошмар», Форд Смит

ПО ПЛОСКОМУ, упругому простору слизкой земли осторожно, стараясь не поскальзываться, шли три человека. Они не могли остановиться ни на минуту, потому что почва под ногами тут же начинала засасывать — на самом деле, это была даже не почва в общепринятом смысле, а вязкая субстанция, более близкая к слегка подсохшей корке морского ила. Сначала Мортон и Довилл слегка паниковали, но Картер быстро их успокоил, указав правильное направление.

И теперь они брел и без остановки уже четыре часа, а остановиться — означало умереть.

Вокруг, насколько хватало глаз, не было ничего, кроме сырых широколиственных растений, покрытых отвратительным зеленым пухом и издающих ароматы гнили и распада. Только это зловоние и могло заглушить миазмы плоской Великой Топи Венеры.

Наверху же едва просвечивал сквозь мутные облака, постоянно застилавшие небеса, желтоватый диск солнца, значительно больше по величине, чем на Земле, но сияющий смутно, словно противотуманная фара сквозь густой туман.

Жара была потрясающей, словно душное одеяло, заставляющее сердце колотиться что есть мочи.

Картер, офицер Межпланетной Полиции, в сотый раз глянул на электронные часы-компас, чтобы убедиться, что они не сбились с пути. Он был без головного убора, и его светлые волосы прямо-таки пылали в жутком свете. Лицо было мрачным, голубые глаза глядели холодно.

Теперь на него навалились тройные обязательства — вытащить из неприятного положения двоих своих спутников, а затем расследовать причину необъяснимой аварии их корабля. И это не считая его основного задания.

— Если верить карте, — задыхаясь, сказал он, — нам осталось тащиться еще миль десять по этой топи до рудников Кроудера. Они находятся вон там, за низким холмом на горизонте. И нам нужно успеть туда до сумерек.

— Мы не переживем ночи в этом безумном месте, — тоже задыхаясь, ответил Мортон, пытаясь смахнуть пот, текущий с его соломенных волос по прежде приятному лицу. — Рано или поздно мы провалимся в этот кисель, который здесь называется почвой. И как только нас угораздило вляпаться сюда?

— А вы разве не помните? — со слабой иронией отозвался Довилл, третий человек в их небольшой компании, стройный, с копной упругих, как проволока, темных волос. — Мы же буквально выпросили это задание. Два отважных межпланетных репортера «Солнечного вещания» вызвались добровольцами, чтобы заснять весь процесс добычи руды иратрума на рудниках Кроудера и затем показать эту передачу всей Системе, если Межпланетная Полиция обеспечит им свободный радиоканал.

Мортон скорчил гримасу раздражения.

— Я не это имел в виду, — проворчал он, устало тащась за офицером МП и стараясь не наступать в следы Картера, которые быстро наполнялись слизистым илом и темной водой. — Мы оказались здесь посреди болота, без всяких припасов и, главное, без оборудования для передачи. Нам нужно было остаться на корабле и посылать световые сигналы в надежде, что их заметят в Венера-Сити и пришлют помощь.

— И постепенно утонуть в бездонном болоте вместе с кораблем, — добавил Картер, коротко пожав плечами. — Да мы меньше, чем через час, были бы похоронены там заживо. Пусть вам это кажется жестоко, парни, но у нас есть превосходный шанс выбраться из этой передряги, тащась пешком к месту вашего назначения. А свою историю вы можете рассказать по телевидению после того, как вернетесь в Венера-Сити.

— Без съемок сцен на натуре, интервью с работниками рудника и всего прочего, — проворчал Мортон. — Хорошенькая перспектива. А все же интересно, кто оставил открытыми топливные баки, желая похоронить нас здесь?

— Единственная, о ком я могу подумать, это та амазонка из «Юнивокса», — задумчиво протянул Довилл. — Она явно взволновалась вчера вечером, когда узнала, что мы прилетели на Венеру, чтобы показать историю Кроудера. Я отнес ее волнение к переживаниям после космического перелета. Но она здесь с тем же заданием от «Юнивокс Вервис».

— Мириам Монтес не амазонка, — тут же возразил Мортон. — Вы не должны порочить ее только за то, что она не обращала внимание на вашу уродливую физиономию в присутствии моей ослепительной красоты. Но предположить, что она попыталась стреножить нас только для того, чтобы опередить с передачей о рудниках Кроудера? Как ты только мог придумать такую…

— Если наши топливные баки были опустошены специально, — мрачно перебил его Картер, — то это сделано не для того, чтобы, как вы выразились, «стреножить» нас. Если бы мы упали чуть ближе к центру этой адской трясины, у нас вообще не было бы шансов выбраться отсюда живыми.

— Значит, это был агент Кроудера? — задумчиво предположил Мортон.

— Но зачем Кроудеру избегать известности, которую мы могли бы ему дать? — не согласился Довилл. — Это же самые большие разработки иратрума во всей Системе со времени появления Лунных шахт. Наряду с методом извлечения металлического иратекса быстро и просто, минуя процесс Бандерсона, это сделало бы Амоса Кроудера самым знаменитым человеком во всех колонизованных мирах.

— Если там все на самом деле так, — вставил Картер. — Но сейчас для нас самое главное — как можно быстрее добраться до рудников Крудера. Нам еще повезло, что в этих местах не водится опасных хищников. А то у меня только ручной лучевик, который даже человека не собьет с ног на расстоянии больше двадцати шагов. Ваши охотничьи ножи — более грозное оружие при данных обстоятельствах.

— А почему здесь нет никаких опасных животных? — спросил Довилл.

— Никто не может жить на Великой Топи. Любое существо или вещество тонет здесь в ту же минуту, как перестает двигаться. Вся фауна Венеры избегает этого кладбища, походящего на огромное море плывуна.

— Вы много знаете о Венере, верно, Картер? — спросил с любопытством Мортон. — И что вообще такое эта Великая Топь?

— Это моя обязанность, — ответил офицер МП. — Я провел здесь большую часть своей жизни. Никто ничего не знает о Великой Топи. Открытая в две тысячи пятьсот восемьдесят седьмом году Теодором Вурхисом, одним из ранних пионеров-исследователей Венеры, Великая Топь занимает область около сотни миль в ширину и двести в длину. Она состоит из мягкой, слизистой, студенистой массы сульфатов. Ее поверхность — тонкая корка подсохшего болотного ила — может выдержать лишь специфичные ползучие растения, содержащие наркотическое вещество, подобное гашишу, — индику. Топь никогда не исследовалась зондами. О причинах ее образования ученые лишь строят гипотезы. По легендам венериан, планета — живое существо, а Топь — его глаз. Но независимо от того, что это такое на самом деле, ни один человек, — ни землянин, ни венерианин, — никогда не пересекал и не исследовал ее… во всяком случае, не оставался в живых, чтобы об этом рассказать. Мы будем униками, если доберемся до твердой земли.

Мортон содрогнулся.

— Надеюсь, вы не верите местным легендам?

— Честно говоря — нет. Но Венера — большая, зловонная зеленая планета, поверхность которой исследована меньше, чем на десять процентов. Никто не знает, какие ужасные тайны скрывают пышные джунгли, моря и плотные облака. Она приблизительно того же возраста, что Земля и Марс, но охлаждалась гораздо медленнее, чем Земля. И насколько Марс остывал быстрее Земли, настолько же и Земля остывала быстрее Венеры. Когда-нибудь, когда я выйду в отставку, то собираюсь заняться исследованиями Венеры.

 

ОНИ ШЛИ и шли, заставляя работать усталые мышцы. Один раз Довилл ступил на более мягкое место и тут же погрузился до пояса. Картер и Мортон успели вытащить его лишь по чистому везению.

Они буквально тряслись от усталости и напряжения, но все же приближались к гряде низких холмиков, отмечающих начало твердой земли. У них уже не было сил разговаривать, они молча стремились к спасению.

Несмотря на спокойствие, их нынешнее положение было ужасно опасным, и все трое знали об этом. Если ноги их откажутся идти дальше, и они упадут, или если их настигнет на Топи ночь — они погибнут.

Без еды и воды они уже восемь часов шагали без остановки и совершенно выбились из сил. Странный дневной свет уже медленно угасал, уступая место мраку, когда они выбрались на твердую почву. И тут же почувствовали какие-то ритмичные, механические удары, а мягкая земля задрожала у них под ногами.

Впереди они увидели силуэты нескольких выпуклых низких строений и свалку отходов от переработанной руды между ними. За ними виднелась крутая эстакада и магнитная дорожка конвейера. Но возле добывающего лагеря не было видно ни единой живой души.

— Смотрите! — воскликнул вдруг Мортон, тыча рукой вперед. — Что это вон там, на открытом месте?

— Ракета! — закричали одновременно Довилл и Картер.

— Наверное, это Кроудер, — добавил Картер. — Идемте, но будьте настороже. Я не имею права рассказать, зачем меня послали с вами, но это правда, что туземцы обеспокоены, и существует опасность восстания. И мне предстоит узнать, почему.

Они подошли к ракете и погладили гладкий иратрекс ее обшивки.

— Это не корабль Кроудера, — объявил Картер. — Здесь над регистрационным номером стоит знак отличия — Солнце, звезда и полумесяц. Это, случайно, не эмблема «Юнивокса»?

— Мириам Монтес! — закричал Довилл. — Значит, эта распутная девка обставила нас!

— Но где же она? — с тревогой спросил Мортон. — Где вообще люди?

— Пойдемте, — велел Картер, вытаскивая лучевик и направляясь к центральному куполу. — В этом здании должен находиться главный ствол шахты.

Войдя в купол, они не столкнулись ни с друзьями, ни с врагами. Они увидели круглое помещение, освещенное криптоновыми лампами на потолке, и одновременно обнаружили источник ритмичного шума.

Здесь была электростанция лагеря, негромко трещала динамо-машина. А звуки ударов исходили, казалось, из шахты лифта. Клеть лифта была наверху, пустая и неподвижная.

А на ее полу Мортон увидел затоптанный белый кусок материи. С криком он рванулся вперед и схватил то, что оказалось порванным женским жакетом в стиле «болеро».

— Мириам! — закричал Мортон. — О, Боги Космоса! Что тут произошло?

— Здесь много что произошло, — мрачно ответил Картер. — Похоже, венериане покинули лагерь. Давайте, спустимся вниз.

Оба телерепортера поглядели друг на друга, а затем единодушно последовали за полицейским в клеть лифта. Картер осторожно нажал кнопку спуска, и лифт начал плавно спускаться по стволу шахты… Но куда?

Пройдя не меньше пятисот футов, клеть остановилась. Они уже начали думать о том, не продлится ли их спуск вечно, когда щелкнуло автоматическое реле, и лифт опустился на дно шахты. Справа от них тянулся освещенный криптоновыми лампами коридор, пробитый в сплошной стене. Оттуда и доносились удары.

— Постойте! — приказал Картер, когда Мортон двинулся было к коридору. — Если мои сведения верны, он направляется прямо в Великую Топь. Через сто ярдов скала должна кончиться, и начнется слизистое море ила.

— Если бы так было, туннель был бы затоплен, — возразил Мортон. — Я хочу узнать, что случилось с Мириам.

— Спокойней, — предостерег его Картер. — Нам лучше держаться всем вместе.

Они медленно и осторожно прошли почти триста футов по прямому туннелю. Удары становились все громче. Внезапно туннель открылся в высеченную в скале пещеру. В стенах сверкали нити руды иратриума.

В дальнем конце пещеры, погруженный в горизонтальный канал, автоматически работал гигантский бур. Вокруг него лежали груды неубранной руды.

 

НО ПРЕЖДЕ всего их взгляды приковало к себе зрелище полураздетой Мириам Монтес, едва прикрытой изорванными остатками белого костюма из пластекса. Привязанная веревками к каменной колонне, девушка с прекрасными темными волосами, спадающими на плечи, с ошеломленным ужасом глядела на них.

У ее ног лежало тело Амоса Кроудера. На геолога было страшно глядеть. Его голова была буквально расплюснута в лепешку.

— Венериане восстали! — воскликнул Картер. — Но, во имя Космоса, куда они подевались?

— Джек Мортон! Карл Довилл! — закричала очнувшаяся от замешательства девушка. — Слава Богу, вы прилетели!

Оба репортера «Солнечного вещания» рванулись вперед, чтобы освободить работницу «Юнивокса». Картер же быстро оглядел пещеру, но не заметил ничего подозрительного. Тогда он прошел вперед, чтобы осмотреть колонну, к которой была привязана девушка.

— Да это же венерианский обелиск, — изумленно пробормотал он. — Но как он здесь очутился?

— Шахтеры туземцы восстали, — несколько истерично ответила девушка. — Они оставили меня здесь в качестве жертвы Глазу. Они же убили доктора Кроудера. А потом они убежали.

— Сколько же времени вы пробыли здесь? — спросил Мортон, перерезая ее веревки.

— Много часов, — рыдая, ответила девушка. — Нападение произошло совершенно неожиданно. Туземцы убили всех помощников Кроудера, затем приволокли его и меня сюда. Я плохо понимаю венерианские диалекты, но мне показалось, что они что-то бормотали о том, что шахта вторглась в гнездо Большого Глаза.

Довилл, перерезая веревки с другого бока, неприязненно глядел на пленную журналистку «Юнивокса».

— Выходит, у вас не было времени сделать передачу о Кроудере, верно? — злорадно спросил он.

— Я не успела даже настроить свое оборудование, — призналась девушка.

— А может, это она убила Кроудера и сама привязала себя здесь? — настойчиво продолжал Довилл. — Она ведь считала, что уже расправилась со мной и Мортоном из «Солнечного вещания»… Не так ли, предательница из «Юнивокса»?

— Не сейчас, Довилл, — рявкнул Мортон. — Давайте сначала освободим ее.

— Да черт с ней! — прорычал Довилл. — Взгляни на меня, Монтес! Я по пояс покрыт слизью! Я чуть было не расстался с жизнью в том ужасном болоте! Это ведь ты испортила вентили наших топливных баков, не так ли? Мы лишь чудом выбрались из Великой Топи!

— О, мне так жаль! — воскликнула девушка. — Я не знала, что это настолько опасно! Я просто хотела оказаться здесь первой. Я только хотела задержать вас, мужчин!..

— И вы чуть было не погубили себя, юная леди, — мрачно сказал Картер. — Людям, которые не знают условий на чужих планетах, нечего там делать. Если бы я встретил вас вчера вечером, то посоветовал бы вам немедленно улететь. Здесь вовсе не место для женщин.

— Я не верю своим ушам! — негодующе воскликнула девушка. — Я всегда считала, что мужчины и женщины должны на равных заниматься опасной работой, чтобы развивать и дальше нашу цивилизацию!

— Давайте оставим это на потом, — оборвал ее Картер. — Прежде всего мы должны выбраться отсюда и сообщить в Венера-Сити о восстании. Наши личные разногласия мы можем уладить позже. Но сначала нужно как-то отключить этот проклятый бур.

Довилл вдруг рухнул на колени с придушенным криком.

— Стойте! — заорал он. — Смотрите, что там творится!

С ужасным грохотом весь дальний конец пещеры, где работал бур, вдруг обвалился, похоронив установку под грудой обломков. И тут же, точно взрывная волна, в пещеру хлынул поток зеленоватого ила и слизи, неся перед собой отвратительную вонь гнилой рыбы.

Но прежде, чем полужидкая субстанция успела наполнить пещеру, она была остановлена десятками взвывших от натуги водяных насосов.

 

А ЗАТЕМ, из зияющего отверстия, пробитого к Великой Топи на глубине пятисот футов, появилось создание с ужасным ликом. Пылая зеленым светом в огнях криптоновых ламп, коронованное извивающимися щупальцами, на концах которых скалили зубы змеиные челюсти, лицо свирепо впилось взглядом в пещеру.

— Медуза! — с ужасом прошептал Довилл. — Венерианская Медуза!

К счастью, Мортон не смотрел на него, как и девушка. Разрезав последнюю веревку, привязывающую ее к обелиску, Мортон подхватил Мириам на руки.

С мрачным, искаженным страхом лицом Картер присел за каменной колонной, поднял свой лучевик и пустил поток смертоносной энергии электронов прямо в клыкастую красную пасть чудовища.

— Все к лифту! — закричал он. — Если мы немедленно не уберемся отсюда, то останемся тут навсегда!

Иллюстрация к книге

Оба репортера помчались к лифту, Мортон с девушкой на руках. Картер медленно отступал, продолжая стрелять из лучевика. Шипение и свист чудовища Великой Топи становилось все громче, постепенно превращаясь в почти человеческий крик.

Один когтистый плавник, отдаленно напоминающий человеческую руку, отчаянно ухватился за край дыры, стараясь расширить ее. Не считая того, что лучевик слепил это существо, он производил эффект не больше, чем детский водяной пистолет.

Картер бросил последний, полный ужаса взгляд на когтистый плавник, уже практически пролезший в пещеру вместе с потоком пузырящейся зеленой слизи, затем бросился к лифту. Довилл нажал кнопку подъема.

Лифт верещал, как безумный, поднимаясь вверх, а снизу его словно бы подталкивала волна ужасного серного зловония. Что-то ударило в стенку шахты так сильно, что клеть лифта затряслась. Но, к частью, динамо, электростанция и барабаны с кабелями находились наверху, поэтому клеть не остановилась.

К тому времени, как они достигли поверхности, все уже взяли себя в руки.

— Что… что это было? — дрожащим голосом спросила девушка.

— Плохо, что вы все пропустили, — злорадно ответил Довилл. — Это была тварь, которой вы чуть было не скормили нас троих. Венерианский вариант Медузы, очаровательного чудовища из древнегреческой мифологии Земли.

— Как вы думаете, оно полезет за нами по шахте? — спросил у Картера Мортон.

— Понятия не имею, — признался полицейский. — Хотя думаю, что едва ли. Верх шахты находится выше уровня Великой Топи.

Но опасность еще не миновала. Внезапно земля под ногами конвульсивно вздыбилась и опала, пока они бежали к кораблю «Юнивокса». Вокруг них рушились здания. Почва содрогалась в муках землетрясения.

Все в синяках и ушибах от бесчисленных падений, они добрались до корабля. Картер бросился в рубку управления. Как только корабль оторвался от трясущейся земли и ринулся в небо, из шахты лифта ударил вверх мощный гейзер зеленой слизи, и стал бить в ночное небо, словно в последней отчаянной попытке достать ускользающую добычу.

— Прощай, Кроудер и его секрет нового метода обогащения руды, — вздохнул Довилл, пристально глядя на экран. — Но, по крайней мере, мы узнали точно, что Великая Топь вовсе никакой не глаз. Она — море слизи, полное ужасных монстров.

— Возможно, еще не все потеряно, — сказала Мириам, застегивая пояс нового костюма. — Кроудер дал мне для сканирования свои записи, как раз перед тем, как нас схватили туземцы. И я думаю, будет правильно, если я передам их вам, людям, которые спасли мне жизнь.

— Что?! — воскликнул Мортон, выхватывая из ее руки блокнот и поспешно листая его. — Клянусь Юпитером, вы правы, Монтес! Включайте телепередатчик, Довилл! Мы все вместе сделаем эту передачу. А этот метод, если он действительно так хорош, компенсирует Системе потерю рудников Кроудера. Мириам, вы — отличный товарищ!

— Не забудьте рассказать и о Картере, — напомнила девушка. — В конце концов, именно он убил Медузу.

— Никого он не убил, — бросил через плечо Картер. — Но за меня не волнуйтесь. Я еще вернусь сюда. Хочу добыть ее голову со змеями, как только закуплю нужное оборудование.