Размер шрифта:     
Гарнитура:GeorgiaVerdanaArial
Цвет фона:      
Режим чтения: F11  |  Добавить закладку: Ctrl+D
Смотреть все книги жанра: Любовная фантастика
Показать все книги автора:
 

«Проблемы с репутацией», Эрик Стоун

Больше всего в вампирах и оборотнях меня раздражает хороший пиар. Не то чтобы я хочу возвращения ко временам крестьянских толп с вилами и факелами, но меня тошнит от всей этой романтической мишуры вокруг хищников, которые убивают и едят людей.

Когда маньяк-каннибал начал оставлять обглоданные кости своих жертв в общественных местах, разве журналисты назвали его вампиром? Нет. Оборотнем? Нет. СМИ прозвали его «Гулем из городского парка». Эти журналюги определённо никогда не слышали о проверке фактов.

Во-первых, мы, гули — падальщики, а не хищники. Гиены, а не волки. Нам, несомненно, нравится пировать человеческой плотью, но мы добываем уже мёртвые тела и поедаем их после того, как они начнут слегка протухать. По какой-то необъяснимой ¬причине люди, похоже, считают это худшим грехом, чем совершенное вампиром или оборотнем убийство.

Во-вторых, гуль бы не обгладывал кости, а съел их целиком. Помимо приятного хруста, они хороший источник кальция. Именно поэтому гули никогда не страдают от остеопороза.

У гулей плохая репутация, и серийный убийца её не улучшал.

Но что я мог поделать? Я всего лишь управляющий высотным жилым комплексом. Вампиры могут хоть до рассвета ныть, насколько отстойна их вечная жизнь, но на самом деле именно вампирам и оборотням достаются действительно клёвые рабочие места, вроде частных детективов или ведущих ток-шоу на радио. Мой опыт борьбы с преступностью ограничивался поимкой мальчишек Нельсонов из квартиры 4C за рисованием граффити, да и на радио я никогда не выступал — только слушал.

Именно этим я и занимался на следующее утро после того, как полиция нашла останки шестой жертвы: слушал радио, протирая шваброй пол вестибюля.

Я уже заканчивал, когда в подъезд зашла Ольга Красни из квартиры 8A. Она работала медсестрой в ночную смену, и как я слышал по радио, все жертвы серийного убийцы работали либо учились по вечерам. Каждая жертва пропадала в следующую ночь после того, как были найдены кости предыдущей, что означало, что новая ¬жертва будет похищена сегодня ночью.

— Мистер Ахсани, — позвала Ольга, — у меня кран на кухне опять прохудился.

Будь я вампиром или оборотнем, этот момент был бы полон сексуальной напряженностью. Ольга была бы стройной шведкой, а не крепенькой украинкой, а фраза: «кран на кухне опять прохудился», была бы эвфемизмом страсти и желания.

— Я посмотрю, как освобожусь, — пообещал я.

В данном случае прохудившийся кран означал всего лишь прохудившийся кран. В сорока восьми квартирах дома вечно где-нибудь что-нибудь ломалось. Вампиры и оборотни, я уверен, никогда не мыли лестничные пролёты и не ремонтировали краны.

К моему удивлению, кран Ольги вовсе не «прохудился». Нет, она не пыталась обольстить меня — просто ошибалась насчет источника протечки. Вода проникала через стену из кухни квартиры 8Б.

Я постучал к Харви Таннеру в 8Б. Харви выглядел милым, спокойным молодым человеком — именно так соседи серийных убийц описывают их репортерам после ареста. Разумеется, это ничего не значило. Мои соседи вероятно описали бы меня тем же образом, а я никогда никого не убивал.

Я постучал ещё несколько раз, но ответа не получил. Согласно условиям аренды, протекающие трубы позволяли мне воспользоваться мастер-ключом и зайти в квартиру без разрешения съемщика, что я и сделал.

Добравшись до кухни, я почуял слабый аромат гниющей человечины. Пусть мои чувства не настолько остры, как у вампира или оборотня, но мой гульский нос отлично вынюхивает потенциальную пищу.

На мгновение я задумался, не умер ли Харви, но затем вспомнил, что видел его вчера,¬ а то, что я чуял, разложилось сильнее, чем это возможно за неполные сутки.

Я подошел к раковине, открыл дверцу шкафчика под мойкой и перекрыл воду. Тут-то я и заметил кусочки на полу — три полосы примерно дюйм в длину и четверть дюйма шириной, слегка закругленные, словно сыр, пропущенный через терку. Я принюхался.

Пахло не сыром, но всё равно аппетитно. Возможно, хотя и сомнительно, Харви просто случайно порезался, готовя себе обед. К сожалению, я не подумал, что эти кусочки могли бы послужить уликами, прежде чем съел их.

Я рыгнул и задумался о том, что же делать дальше. Я не мог вызвать полицию без доказательств, и потому решил поискать скелет в шкафу Харви. Буквально.

У всех квартир в здании две спальни. Харви жил один и я задался вопросом, для чего он использует вторую. Я открыл дверь.

Окна были плотно зашторены и не пропускали свет. Я щелкнул выключателем и уставился на молодую женщину с кляпом во рту, привязанную к металлическому стулу посреди комнаты.

Она подняла голову и посмотрела на меня полным паники взглядом

Затем кто-то схватил меня сзади и прижал воняющую химией ткань ко рту и носу.

Один из самых нелепых вымыслов насчет гулей — тот, что называет нас нежитью. То, что мы болтаемся вокруг кладбищ, вовсе не значит, что мы нежить. Мы просто следуем за пищей. Разве называют итальянцами всех, кто тусуется вокруг пиццерий?

Конечно, не быть нежитью в данном случае причиняло скорее неудобство, поскольку после краткой борьбы я потерял сознание.

Очнулся я, сидя на стуле в той же комнате. Во рту — кусок полотенца, удерживаемый обернутой вокруг головы тканью. Запястья туго связаны за спинкой стула, а ноги прикручены к его ножкам.

Женщина смотрела на меня со своего стула. Освободиться, не демонстрируя свою истинную природу, было бы затруднительно — я боялся, что могу её испугать. С другой стороны, её похитил серийный убийца. Разве может что-либо напугать сильнее?

Следует уточнить: тот факт, что я умею превращаться в гиену, не делает меня «вер-гиеной». Мы, гули, гордимся древней традицией превращения в гиен. (Можете прочесть об этом в Википедии, правда статья содержит множество неточностей). И в отличие от ликантропов, мы не ¬заразны. Я действительно не понимаю, чем эти оборотни гордятся? Любой может стать оборотнем, всего лишь будучи укушенным. По существу, ликантропия распространяется как бешенство. Зато мы, гули размножаемся нормальным человеческим путём. Моя семья может проследить своё происхождение вплоть до древней Персидской Империи.

Должен скромно заметить, что способность становиться гиеной не особо внушительна. Приносит пользу, потому что гиеньи челюсти достаточно сильны, чтобы прокусить кость, но гиен никто не уважает. Взять, например, «Короля Льва»: гиены даже не достойны быть главными ¬злодеями, они там просто подпевалы у злого льва. Голливуд продолжает увековечивать стереотип, что статус падальщиков ниже, чем у хищников.

Подёргавшись несколько минут в своих путах, я решил, что другого выхода кроме превращения у меня нет. Оставалось только надеяться на то, что если женщине расскажет обо мне кому-нибудь, то люди припишут её историю истерике.

Я обернулся в форму гиены. Веревки ослабли, поскольку она меньше человеческой и я выпутался, а затем превратился назад в человека.

Женщина полузадушено кашлянула от удивления.

Я опустился на колени перед её стулом и принялся развязывать её.

— Не волнуйтесь, я вас освобожу.

Но прежде, чем я закончил, отворилась дверь. Я встал на ноги, и повернулся к Харви и его пистолету, нацеленному на меня.

Единственная вещь, которую не преувеличивала людская молва насчет вампиров и оборотней — чудесное устойчивость к повреждениям. Я им завидовал. Чтобы убить меня, не требовались кол в сердце или серебряная пуля: достаточно было бы обычного свинца. Я поднял руки вверх.

— Сожалею, мистер Ахсани, — заявил Харви, — но я не могу позволить вам пойти в полицию. У людей может сложиться неправильное впечатление.

— У людей уже сложилось неправильное впечатление, — возразил я. — Они называют вас гулем, в то время как на самом деле вы серийный убийца. Это очень большой урон для репута…

— Я охотник на вампиров, а не серийный убийца, — заявил Харви, по прежнему целясь в меня.

— Что?

Он шевельнул дулом в сторону женщины:

— Проверьте ее пульс.

Я прижал кончики пальцев к её горлу. Неподвижному, прохладному на ощупь горлу.

— Так ты ¬вампир, — произнёс я.

Она впилась в меня взглядом:

— И что? Ты…

Я запихнул кляп обратно ей в рот и попятился в сторону Харви и двери:

— Почему вы до сих пор её не убили?

— Не хочу, чтобы мясо испортилось, — ответил он. — Оно вкуснее, когда отрезаешь свежее.

Я не стал выражать несогласие вслух. О вкусах не спорят.

— К счастью, — продолжил Харви, — вампиры остаются в живых намного дольше, чем люди, после того, как начинаешь отрезать от них по кусочку.

— И каковы они на вкус?

— Гораздо лучше цыпленка, — с улыбкой признал он.

На мгновение, пока мы с Харви стояли и смотрели на вампиршу, мне подумалось, что мы могли заключить кулинарную договоренность. Я мог бы съедать оставшиеся после него кости, по крайней мере. Возможно, менталитет серийного убийцы заставлял его насмехаться над полицией, разбрасывая останки в людных местах, но по сути это было не слишком умно.

Однако, не успел я открыть рот, как он добавил:

— Плоть вампира больше не является человеческой, так что я не какой-то там гуль.

Высокомерное презрение от серийного убийцы стало соломинкой, переломившей спину гуля. Единым слитным движением я трансформировал свою голову в гиенью и вырвал Харви горло.

Возможно, гули и не охотятся, но это не значит, что нас можно безбоязненно провоцировать.

Я освободил вампиршу и мы посмотрели на труп Харви.

— Наверное, мне следует вызвать полицию или типа того, — предложил я, — дать им знать, что серийный убийца мертв.

— Да ты шутишь? — удивилась вампирша, — Брось его тут и пошли отсюда.

Если оставить тело на несколько дней в запертой комнате, то оно отлично дозреет. И в отличие от моей обычной пищи, у мяса не будет привкуса формальдегида. У меня аж слюнки потекли от предвкушения трапезы.

— Пошли, — согласился я.

Когда мы вышли в гостиную, она схватила меня за руку и притянула к себе. Моё сердце забилось чаще.

— Я слышала, будто оборотни отличные любовники, — шепнула она.

Я собирался уже выразить своё раздражение от очередного примера распиаренной репутации оборотней, когда до меня дошло, что она имеет в виду. И несмотря на то, что она была достаточно глупа для того, чтобы спутать гиену с волкой, она была весьма красивой.

— Да, — ответил я, заключив её в объятья, — Так и есть.