Размер шрифта:     
Гарнитура:GeorgiaVerdanaArial
Цвет фона:      
Режим чтения: F11  |  Добавить закладку: Ctrl+D
Смотреть все книги жанра: Любовная фантастика
Показать все книги автора:
 

«Магическое королевство», Элла Саммерс

Глава 1

Магия заката

Воздух загустел от горячей, липкой магии. Алекс стояла спиной к огромному озеру, нежный бриз, свистевший над его зеркальной поверхностью, не очень-то рассеивал миазмы горящего сырого дерева и кислотный всплеск колоссального раздражения. Напротив неё огромный обветшалый амбар накренился под неестественным углом. Расщепившиеся деревянные балки, поддерживавшие его, выглядели так, будто один хороший порыв ветра без проблем их обрушит. Просто чудо, что шаткое старое здание ещё не обвалилось, но Алекс не жаловалась. Амбар был идеальной мишенью для сегодняшней магической тренировки.

Если бы только она могла заставить свою магию сотрудничать.

Черные подпалины украшали доски амбара — свидетельство её предыдущих девятнадцати попыток испарить здание. Алекс встряхнула руками, толчком пробуждая свою усталую магию. Она забурлила и запузырилась под кончиками её пальцев, давление мерно нарастало.

— Будем надеяться, что двадцатый раз будет счастливым, — пробормотала себе Алекс, затем выпустила магию.

Она вырвалась из неё потоком сладкого облегчения. Толстая огненная лента ринулась к амбару, поглощая его в аду оранжевого пламени. Треща и щелкая, пальцы пламени жадно лизали дерево.

— Это не работает, — прорычала она, взмахнув рукой, чтобы смыть огонь. Пламя протестующе плевалось, пока холодная вода его топила.

— В чем проблема, Паранормальная Мстительница? Слишком слаба, чтобы спалить старый амбар?

Алекс резко развернулась. Ассасин стоял в нескольких футах от края озера, его силуэт обрамлялся залитой закатом водой, окрашенной в оранжевые и красные оттенки. Он был одет исключительно в чёрное — начиная от ботинок с пряжками и заканчивая кожаной курткой, которая кричала о том, что он пришёл сюда, чтобы основательно надрать тебе задницу. Ледяная тьма сочилась из его ауры, холодная и бессердечная песня, обещавшая отсутствие милосердия. Алекс за свои восемь лет работы охотницей на монстров повидала немало пугающих оппонентов, но ни один из них не заставлял её пульс ускоряться так, как Истребитель.

— Я не слишком слаба, чтобы заставить тебя взять свои слова обратно, — сказала она ему, вытаскивая меч и позволяя губам изогнуться в хищной улыбке.

Рассмеявшись, он вытащил два кинжала.

— Я должен испугаться?

— Это зависит от того, действительно ли ты так умён, как думаешь.

Она замахнулась на него мечом в отличном, эффектном движении, которое несомненно привлекло его внимание. Когда он парировал её удар своими кинжалами, она активировала прямо под ним бомбу огненной магии. Гладкий как шёлк и быстрый как молния, он сумел увернуться от пламени и скользнул вперёд, чтобы надавить на её клинок своим. Сила его удара развернула их обоих. Проклятье, он был быстр — и силен. Он пнул её сзади по ногам в попытке подставить подножку. Алекс отпрыгнула, едва не приземлившись в пламя, которое устроила для него.

Он снова рассмеялся над ней.

— Осторожнее, не сожги свою хорошенькую одежду, любовь моя. И не уколись этим мечом, — добавил он с усмешкой.

Алекс утопила пламя в приливе водной магии, затем вернула усмешку.

— Я тронута твоей заботой обо мне, Истребитель. Определённо тронута. Но уверяю тебя, мне не грозит ни обжечься, ни порезаться.

— О? — его светлые брови приподнялись в порочном обещании.

Она прочистила горло.

— Довольно разговоров. Делай то, зачем пришёл сюда, — она ткнула в его сторону мечом. — Или боишься?

— Тебя, принцесса? — он фыркнул. — Умоляю, поверь в меня хоть немножко.

— Последний ассасин, который пытался меня убить, теперь всего лишь кучка пепла.

— Теневой Сталкер был дураком, — ответил он. — И он был не настолько хорош, как я. Кроме того, — сказал он, и его взгляд скользнул к дымящемуся амбару. — В данный момент у тебя, похоже, проблемы со сжиганием вещей дотла.

Она заскрежетала зубами.

— Не делай этого, дорогая. На твоём хорошеньком личике появятся морщины.

— Меня достало с тобой разговаривать, — сказала Алекс, отшвыривая его назад ударом магии ветра.

Он кувыркнулся назад в воздухе, замедляя падение. Как только его ноги коснулись земли, он ринулся вперёд размытым движением, слишком быстрым, чтобы быть человеческим. Не успела она и моргнуть, как он выбил меч из её руки. Лишившись стали, Алекс обратилась к своей магии. Она попыталась вновь ударить его, но он уже обошёл её по кругу. Его руки сомкнулись на её туловище, прижимая руки к бокам. Его хватка была непреклонной, прочной как железная клетка. Алекс взяла в узду свою паникующую магию и выбросила её наружу. Она вырвалась из неё, распространяясь по коже обжигающей ударной волной электричества перед тем, как впиться в него. Его грудь задрожала у её спины, но железная хватка не дрогнула.

— Тебе придётся постараться получше, — прокаркал он.

Невероятно. Никто не может быть настолько устойчив к магии. Она ударила его очередным разрядом.

— Жёстче, — это слово ласкало её ухо, хриплое и жаркое.

— Мы дерёмся. Прекрати ко мне клеиться, — прорычала Алекс, перенося вес, чтобы ткнуть его плечом в грудь.

— Но тебе нравится, — его хватка сжалась крепче.

— Ты пытаешься меня отвлечь. Это не сработает, — сказала она, пнув его пяткой по голени.

Он убрал ногу прежде, чем она успела коснуться её.

— Посмотрим.

Алекс слышала улыбку на его губах. Он явно наслаждался происходящим. Она нацелилась на другую его ногу, но он вновь увернулся. Он действительно начинал выводить её из себя.

— Паранормальная Мстительница. Чёрная Чума, — шептал он её прозвища на ухо. — Ты не такая уж крутая.

— Просто подожди и увидишь.

Порыв ветра пронёсся над озером, жёстко ударив его в спину. Когда он пошатнулся вперёд, его хватка на ней расслабилась. Алекс оттолкнула его руки в стороны и выскользнула на безопасное расстояние — каким бы ни было это безопасное расстояние, когда твой оппонент являлся ассасином с физическими возможностями вампира, магической стойкостью фейри и выносливостью мага. Он замедлил падение руками и резко развернулся к ней лицом, вскочив обратно на ноги.

— Позёр, — отозвалась Алекс.

Остатки её ветряного заклинания ударили по амбару. Деревянная постройка издала последний обречённый протест, затем обвалилась лавиной расщепленных досок. Когда дерево дождём хлынуло вниз, Алекс кинулась к своему ассасину, повалив его на землю. Она быстро сотворила полосы огня на его запястьях и лодыжках, чтобы зафиксировать его.

Алекс уселась на него.

— Я же говорила, что я крутая.

Он дёрнулся в оковах, протестующе зашипев, когда магия опалила его кожу.

— Ага, может, тебе стоит быть поосторожнее, — сказала она ему. — Если будешь рваться из этого пламени, оно проест тебя насквозь.

Он уставился на неё, его глаза пылали зелёным пламенем.

— Когда я выберусь из этих оков… — он позволил голосу умолкнуть в многозначительной угрозе.

Алекс выгнула бровь.

— Что именно ты сделаешь? Чтобы сбежать, тебе придётся протолкнуться через эти обручи пламени, которые прорежут тебя как горячая пила. И хоть я не сомневаюсь, что ты достаточно безумен для этого, но как ты планируешь драться со мной без рук и ног? Даже с твоими способностями к исцелению я сумею десять раз надрать тебе задницу до того, как твои конечности отрастут.

— У тебя тёмный, чокнутый разум, — прорычал он.

— О, ну спасибо. Ты точно знаешь, как завоевать сердце женщины.

Грешная улыбка скользнула по её губам. Он натянул свои оковы, его мышцы затвердели от усилий. Огонь, вгрызавшийся в его запястья, должно быть, причинял адскую боль, но его лицо не выдавало ни единого признака. Оно оставалось совершенно безмятежным.

— Я уже завоевал твоё сердце, Алекс.

Его слова были мягкими как взбитое масло. Они взбудоражили что-то в ней — что-то первобытное, что-то тёмное. Её магия икнула. Огненные оковы испарились и рассеялись морем дыма. Не успела она и моргнуть, как он очутился сверху, пришпиливая её к земле.

— Теперь, когда ты именно там, где мне хочется, Мстительница, — сказал Логан, и его аура бурлила под ледяной рекой хладнокровного контроля. — Что же мне с тобой делать?

 

*  *  *

 

Алекс лежала рядом с Логаном на одеяле для пикника, пушистый красный флис мягко касался её кожи. Над ними последние остатки заката гасли в темно-синей бездне. Поблизости вода тихо лизала каменистый берег, её ритм успокаивал. Улыбнувшись, Алекс перекатилась, чтобы ударить Логана кулаком по руке.

Он усмехнулся.

— Это должно было причинить боль?

Она наградила его суровым взглядом.

— Ты назвал мою магию «слабой».

— Я пытался вызвать твоего внутреннего дракона.

— Дразня меня?

— Мы думали, что твоя злость может быть спусковым крючком, — он взглянул на гору дерева, которая буквально полчаса назад называла себя амбаром.

— Я должна была испарить его драконьим пламенем, а не сшибить посредственным бризом.

За этим они и пришли сюда, на это давно забытое озеро за пределами Мюнхена. Алекс нуждалась в уединённом месте, чтобы попрактиковать свой недавно открытый навык драконьего огня, пурпурного пламени, которое мгновенно сжигало свою цель дотла. Но с той ночи, когда она связалась со своей драконицей, Алекс так и не сумела призвать эту силу вновь.

Алекс была Драконорожденной, той, кто имеет половину мага и половину дракона. Драконорожденные маги были редкостью, в основном из-за того, что Магический Совет, орган, который держал в ежовых рукавицах все сверхъестественное сообщество, объявил их выродками и охотился на них до почти полного истребления. Приговор за существование Алекс — смерть, так что она не особенно распространялась на эту тему. Логан выяснил все сам. Он действительно такой умный, каким себя считает.

Ей нужно было овладеть своей магией — сейчас как никогда. Месяц назад в Лондоне, в ту же ночь, когда она наконец связалась со своей драконьей стороной, они с Логаном разрушили планы Конвикционитов по использованию Сферы Крови, могущественного магического артефакта — ну или они так думали. Как оказалось, организация ненавистников сверхъестественного все подстроила, чтобы заманить их в гущу кровавой бани. И видеосъёмка той кровавой бани, ночи, которую СМИ окрестили Кровавой Пятницей, распространилась по интернету быстрее драконьего пламени. Будучи наёмной охотницей на монстров и ассасином, Алекс и Логан и до той ночи обладали не лучшей репутацией. После Кровавой Пятницы их популярность среди людей — и людское мнение о сверхъестественных в целом — резко упало.

— Я должна освоить эту магию, — сказала Алекс Логану. — Мне она понадобится, если мы хотим иметь какие-то шансы одержать верх над Конвикционитами. Люди толпами валят на их посыл ненависти. У них слишком много последователей, слишком много оружия, и они всегда на шаг впереди нас.

Он накрыл её руки ладонью.

— Мы их достанем.

Она переплела их пальцы.

— А когда мы встретимся с ними лицом к лицу, мне понадобится моё драконье пламя. Хотелось бы мне знать, почему я не сумела вновь призвать его.

— Может, эта сила сводится не к власти или адреналину, — сказал Логан. — Может, дело в том, чтобы находиться на пределе своих сил. Это как финальный супер-удар. Последнее средство, особенная магия, прибегнуть к которой можно только в конце. Когда ты прежде использовала драконье пламя, ты была серьёзно ранена.

— То есть ты предлагаешь избить меня почти до смерти в надежде, что это даст мне доступ к той магии?

— Нет, — его голос стих до ледяного шёпота. — Я слишком много раз причинял тебе боль прежде, когда не имел контроля над своим телом, когда меня контролировали Конвикциониты. Больше никогда.

— Тому времени пришёл конец, — напомнила ему Алекс.

Конвикциониты накачали Логана магией ещё в детстве, превратив его в своего солдата против сверхъестественных. К сожалению для них, у него нашлась своя точка зрения, и он покинул их, чтобы вести свою жизнь, но поскольку они его создали, им были известны все его рычаги управления. Несколько месяцев назад они настроились на его «магическую частоту», как называла это Дейзи, пикси-подруга Алекс, и использовали это, чтобы управлять им как машинкой на пульте. Алекс и Логан сместили его магическую частоту, связавшись древним ритуалом Магии Крови. Это означало, что теперь Логан — её пара, связанная магией и кровью, и Конвикциониты больше не могли его контролировать.

Алекс наклонилась и мягко поцеловала его.

— Я рада, что мы связаны, — прошептала она ему в губы.

Он порочно выгнул бровь, взглянув на неё.

— Я серьёзно, Логан.

— Я тоже, — сказал он, садясь. — Мы вместе, Алекс. Мы разберёмся с твоей магией. Но в данный момент тебе нужно поесть, — он подтянул её лицом к себе. — Магия требует энергии. Поджечь амбар двадцать раз требует много энергии.

— Как и сражение с коварным ассасином.

— Я полностью готов взять за это ответственность. И за то, что случилось потом, — добавил он с усмешкой.

Она фыркнула.

— Как щедро с твоей стороны.

Логан склонил голову, его усмешка не угасала.

— Конечно.

Он открыл верх плетёной корзинки для пикника. Под крышкой, на чёрной тканой подкладке разместились аккуратно уложенные тарелки, столовые приборы и два термоса. Внутри корзинки лежал ассортимент хлеба, фруктов и сыров. Алекс оторвала кончик багета и размазала по нему щедрую порцию чесночного масла. Единственное, что могло сделать этот день ещё лучше — это шоколад.

Как будто прочитав её мысли, Логан выудил из корзинки маленькую коробку шоколада.

— Вот. Я знаю, как ты любишь есть десерт перед ужином.

— Или вместо ужина, — ответила Алекс, забыв про хлеб, чтобы взять коробку шоколадных шариков. Они были почти такими же темными, как одежда Логана. Идеально.

Она сумела съесть только два, прежде чем зазвонил её телефон. В настоящее время он редко звонил с хорошими новостями.

— Привет, Гаэлин, — ответила она, взглянув на экран.

Гаэлин, старейший в мир бессмертный и крупнейший филантроп сверхъестественного сообщества, все ещё находился в Цюрихе, прячась за высокими стенами и обширной охраной. Хоть ему и было несколько тысячелетий, его магия с годами ослабла. У него было много денег и почти ноль силы, чтобы защитить себя, так что хорошо, что он не поехал на саммит Магического Совета в Мюнхене. Ему безопаснее там, где он есть.

— Александрия, — сказал он голосом спокойным, как спящее озеро. — Как твои дела? Наслаждаешься видами Мюнхена?

По правде говоря, она была слишком занята охотой на монстров и зачисткой сверхъестественных беспорядков, чтобы наслаждаться видами города. Это первый день, когда она отправилась в поездку, не вызванную срочным звонком.

— Сегодня наслаждаемся, — сказала Алекс Гаэлину. — Впервые за долгое время все тихо.

— Затишье перед бурей.

— Несомненно, — сказала Алекс. Она не думала, что он намеренно раздавал мрачные предсказания, но за ним определённо не водилось привычки приукрашивать вещи.

— Как продвигается твоё новое партнёрство с Магическим Советом?

— Пока это ничем не отличается от работы на тебя. Я убила много монстров и пошлёпала по рукам многих непослушных сверхъестественных.

— Конвикциониты нанесут удар.

Вот почему Магический Совет нанял их с Логаном и послал в Мюнхен. Начиная с завтрашнего дня, все члены Магического Совета — дюжины магов, фейри, вампиров и иномирных, которые правили четырьмя столпами сверхъестественного общества — встречались в городе, чтобы обсудить их общие проблемы. Один из шпионов Совета выяснил, что Конвикциониты что-то предпримут в это время. Такое смутное предупреждение — это все, что сумел выдавить шпион перед тем, как умер.

— Да, Конвикциониты нанесут удар, — согласилась она. — Они никогда не разочаровывают.

— Александрия, я полностью уверен в твоих способностях, — сказал Гаэлин. — Однако я позвонил не для того, чтобы обсудить Конвикционитов. Я позвонил, потому что беспокоюсь о твоём благополучии. Расскажи мне о своих кошмарах.

Алекс не ответила. Что она могла ответить на это? Откуда ему вообще известно об её кошмарах?

— Кошмаров не стало меньше с тех пор, как ты связалась с Логаном?

— Откуда тебе об этом известно? — спросила она.

— Это я подкинул Дейзи идею.

Ого. Очевидно, его ум вовсе не канул в лету, как она думала.

— Я почувствовал, что ты сомневаешься, стоит ли говорить со мной об изменениях в своём сознании и магии, — продолжил он. — Так что я побеседовал с твоей подругой Дейзи. Я решил, что с ней ты будешь говорить более охотно, чем со мной. Надеюсь, связь помогла успокоить твоё сознание.

— Ну…

— Тебе не нужно бояться говорить со мной, Александрия. Я лишь присматриваю за тобой. Я хочу убедиться, что с тобой все хорошо.

— Окей.

— Так кошмары ушли?

— Я в порядке, — соврала она.

Гаэлин вздохнул.

— Логан, твоя пара, кажется, не в настроении для откровенного разговора. Пожалуйста, удостоверься, что с ней все хорошо.

Логан наклонился, чтобы сказать в её телефон.

— Обязательно.

— Спасибо, — ответил Гаэлин. — Теперь я должен идти. У меня важная встреча через несколько минут. Александрия, береги себя.

Логан пристально наблюдал за ней, пока она убирала телефон в куртку.

— Кошмары никуда не делись, ведь так?

— Нет.

— Ты ворочаешься и разговариваешь во сне.

— Что я говорю? — спросила она.

— Ты сама на себя не похожа. Ты грозишь жестокими и ужасными смертями и маниакально хохочешь.

Ледяные мурашки пробежались по её шее.

— Кошмары на какое-то время ушли. А потом они вернулись. Теперь они другие. Более ужасные. До нашей связи мне снились сны о распитии крови и убийстве вампиров в приступе жестокости. Теперь мне снится, как я сжигаю людей дотла, убиваю их могущественной магией, — она посмотрела на свои руки. — Люди говорят, что Драконорожденные — монстры. Что, если они правы? Что, если я монстр?

— Это всего лишь сны, Алекс. Твой разум вновь тебя мучает. Ты использовала могущественную магию, чтобы убить опасных людей, и теперь ты боишься, что ты монстр, — он взял её за руки. — Но ты не монстр. Вовсе нет.

— Но что, если это правда? Я игнорировала свои кошмары, упрямо подталкивала себя вновь обрести магию драконьего пламени, чтобы мы могли победить Конвикционитов. Но что если мне вовсе не стоит пытаться обрести ту магию вновь? Может, никто не должен иметь такую силу.

— Алекс, послушай меня, — Логан накрыл ладонями её щеки, всматриваясь в глаза. — Эта магия — часть тебя. Притворяться, будто это не так, и не делать все в своих силах, чтобы овладеть своей магией, только с большей вероятностью приведёт к тому, что ты утратишь контроль и превратишься в личность из твоих кошмаров. Ты можешь это сделать, — он поцеловал её в лоб. — И ты не должна делать это в одиночку.

Она вернула поцелуй, её губы слились с её губами.

— Спасибо, — сказала она, отстраняясь. — Спасибо, что остаёшься со мной, хоть я наломала столько дров.

— Ненавидящая магию организация накачала меня магией, чтобы они могли использовать меня как оружие против сверхъестественных, — ответил Логан. — Я и сам немало дров наломал.

— Ну, ты хотя бы не слышишь голоса в своей голове.

«Я притихла, чтобы дать вам двоим несколько часов наедине, — сказала её драконица в её сознании. — Но если ты предпочитаешь, чтобы я организовала твоему медовому зайчику голоса в голове, я с радостью подчинюсь».

«Ты говорила с Логаном?»

«Да, после того как ты предположила, что это может сработать благодаря вашей связи, я почтила его сознание потрясающим даром своего присутствия».

Алекс рассмеялась.

— Что такое? — спросил Логан.

— Моя драконица говорит, что разговаривала с тобой.

Его лицо сделалось тщательно нейтральным.

— Да.

— Она была слишком безбашенной?

— Нет, она была очаровательна.

Драконица Алекс широко улыбнулась в её сознании.

— О чем вы говорили? — спросила Алекс у Логана.

— О тебе, конечно. И об имени для неё.

— Ты дал ей имя?

«Я сама себе дала имя, благодарю покорно, — чопорно заявила её драконица. — Однако твой ассасин внёс несколько хороших предложений. Я остановилась на Нова».

«Мне нравится».

«Конечно, ты разделяешь мой безупречный вкус, — Нова усмехнулась. — Мы две стороны одной и той же монеты, я и ты, Алекс».

«Да, так и есть».

— Нова подбадривает тебя, — заметил Логан.

— Да, — сказала Алекс, улыбаясь ещё шире. — Она заставляет меня забывать обо всех моих проблемах. Ну, хотя бы на время.

— Ты беспокоишься о Гаэлине.

— Ты знаешь меня так же хорошо, как она, — сказала Алекс. — Что я должна сказать Гаэлину?

— Ты подумываешь рассказать ему о том, что ты Драконорожденная?