Размер шрифта:     
Гарнитура:GeorgiaVerdanaArial
Цвет фона:      
Режим чтения: F11  |  Добавить закладку: Ctrl+D
Смотреть все книги жанра: Городское фэнтези
Показать все книги автора:
 

«Грань магии», Элла Саммерс

Глава 1

Сверхъестественное Противостояние

Единственное, что хуже вампира — это вампирский эльф. А единственное, что хуже вампирского эльфа — это целая банда вампирских эльфов, каждый из которых взвинчен до ярости. У них имелась магия эльфов и кровожадный темперамент вампиров. Иными словами, этот вид представлял собой союз, заключённый в аду.

Но это было не первое путешествие Алекс в ад.

Она стояла в центре открытого зала главного вокзала Цюриха. Сотни приглушенных голосов эхом отражались от высокого потолка, смешиваясь со скрипом тормозящих поездов и гудением вращающихся двигателей. Зал пах свежеиспечёнными крендельками и сигаретным дымом — но в первую очередь он пах магией. Запахи магов и фейри были едва уловимыми, но стойкими, как фоновый шум близлежащей скоростной трассы. Их почти заглушал мощный парфюм вампирских эльфов, пахнущий цветами и кровью.

Буквально на расстоянии захвата они стояли ровной линеечкой, их красные глаза пульсировали яростью. Очевидно, они все ещё сердились из-за камней, которыми Алекс запустила в них из рогатки. Как будто чтобы подтвердить это, тот, что с толстым кольцом в носу, поднял руку и бережно потрогал свой затылок. Его пальцы вернулись окровавленными.

— Глупая человеческая женщина, — прорычал он, и его голос хрустел как шуршащий гравий. — Ты за это заплатишь, — он сунул кончик указательного пальца в рот и начисто облизал. Фу, гадость.

Обычно Алекс предпочитала меч, а не рогатку, но вампирские эльфы пустились в бегство, как только она припёрла их к стенке возле ювелирного магазина, который они грабили. Она каждый день тренировалась, но была не такой быстрой, как вампир или эльф. Потребовалось всего две минуты спринта с одышкой, чтобы она сама себе в этом призналась. Так что она переключилась на швыряние в них острых камешков.

Сложно игнорировать град камней, каким бы могущественным ты ни был. Они остановились. И Алекс тоже остановилась, оказавшись втянутой в сверхъестественное противостояние против банды гибридов-негодяев, прямо посередине одного из самых оживлённых вокзалов Европы. Ещё и прямо в пятичасовой час-пик.

Несколько любопытствующих пассажиров — туристов, судя по неуместному восторгу в их глазах — помедлили в сторонке, чтобы сделать фотографии на телефон. Одна из них, маленькая девочка с черно-розовым рюкзачком «Вампирская Принцесса» снимала видео с грацией и энтузиазмом матёрого кинорежиссёра.

Большинство остальных проходящих мимо людей слишком спешили или слишком испугались, чтобы присоединиться. Цюрих всегда был магической горячей точкой, но за последние несколько лет сверхъестественные существа прибывали сюда в рекордных количествах. Маги, вампиры и фейри буквально заполонили город. По большей части они вели себя хорошо; Магический Совет, правящий всем сверхъестественным сообществом, не терпел бесчинствующего поведения. Это вроде как делало их диктатурой… или олигархией. Или чем-то ещё.

В любом случае, вопреки всему этому, все равно находилось несколько мятежников. И сейчас Алекс смотрела на целую группу таких.

— Если ты развернёшься и побежишь, мы обещаем дать тебе фору, — сказал ей Кровавый Пальчик с безумной улыбкой. — Может, даже пять секунд.

— Ты совсем размяк, — сказала ему соседка слева, женщина с такими же острыми ушами, как и её клыки.

— Я просто пытаюсь сделать это поинтереснее.

— Это прославленная Паранормальная Мстительница, — с презрительной усмешкой сказала Остренькая. — Большой плохой девочке вроде неё не нужно пять секунд.

Паранормальная Мстительница. Так человеческое население Цюриха окрестило Алекс. Она полагала, что имя было не лучше и не хуже остальных. Вообще-то, ей оно даже нравилось. С самого её приезда два месяца назад она разделалась более чем с достаточным количеством непослушных монстров.

— Это точно, — Алекс широко улыбнулась Остренькой. — Мне не нужно пять секунд. Я могу уложить всех вас за три.

Ладно, это не совсем правда, но большинство сверхъестественных существ ценило браваду — или хотя бы понимало её. И напротив, стоило выдать лишь малейший намёк на страх, и они затопчут тебя как стадо одержимых демонами пони.

— Устрой демонстрацию, — улыбка Остренькой стала ещё острее, когда она махнула остальным вперёд.

Один из них ринулся на Алекс. Он был быстр, но при этом туп как грязь. Она повернулась, очутившись за летящим идиотом, и крепко пнула его в спину. Его лицо врезалось в гладкий пол с треском и эхо. Напал второй парень. Алекс пригнулась, чтобы избежать кулака, просвистевшего над её головой, одновременно выставив ногу и опускаясь.

Этот вампирский эльф был не так туп, как предыдущий; он гладко перекатился в падении. Когда он вскочил на ноги, Алекс распустила свой кнут-цепь. Она дёрнула вампирского эльфа к его компаньону, который пытался отодрать себя от пола. Она вытащила два длинных кинжала и пришпилила мужчин друг к другу.

— Ты буйная психопатка, — сказала Остренькая, и её улыбка увяла.

— Паранормальная Мстительница, — Алекс указала на себя. — Это все часть работы.

Алекс постучала пальцами по рукоятке меча, затем поманила последнего вампирского эльфа. За исключением Остренькой он был единственным, кто ещё остался стоять. Мужчина был одет в мешковатые шорты, футболку с символом магической банды и бейсболку козырьком назад поверх лохматых волос. Он выглядел не старше семнадцати. Однако по её опыту ему могло быть две сотни лет. Вампиры и фейри были практически вечными.

— А теперь передайте мне сумку, пока я не перестала играть по-хорошему, — сказала Алекс.

Кровавый Пальчик выбрал этот момент, чтобы закашляться с болезненным стоном. Алекс вытащила ещё один кинжал и воткнула его в двух парней, просто чтобы наверняка. Мистер Бейсболка-Козырьком-Назад, вампирский эльф, держащий рюкзак, один разок взглянул на своих пришпиленных друзей, а затем начал спускать лямку по руке.

— Прекрати, — Остренькая поймала его за руку. — Не отпускай рюкзак. Нет, вообще-то, отдай его мне. Уронишь ещё.

Алекс нахмурилась. Она не знала, что они украли из ювелирного магазина, но знала, что это им не принадлежит.

— Уходи, — сказала ей Остренькая, забрасывая рюкзак за плечи. — Это не твоё дело.

В данный момент дело Алекс — выслеживать непослушных сверхъестественных существ города. Вот почему она прилетела в Европу из самого Сан-Франциско. А кража чего-то из здания, принадлежащего Лиге Фейри, определённо считалась плохим поведением. Если она не вернёт то, что украли вампирские эльфы, фейри сотрут свои кости в порошок. Это просто не лучший пиар — для кого угодно. Сверхъестественная система правосудия просто по-драконовски сурова, её наказания слишком шокируют человеческое население.

— Конечно же, это моё дело, — Алекс щёлкнула языком. — Вы нехорошо себя ведёте.

Остренькая сверлила её взглядом, на секунду застыв неподвижно. Затем она вскинула руки и швырнула в Алекс Пыльцу Фейри. Засияв, как радуга из рубиновой и бриллиантовой крошки, лента Пыльцы с треском пронеслась по воздуху. Алекс перекатилась, едва избежав дозы седативных прямо в лицо. Пыльцы отскочила от огромного циферблата над её головой и врезалась в здоровенное табло с расписанием, свешивающееся с потолка. Оно застонало предостерегающим хрипом — но удержалось. Пока что.

Остренькая выпустила в неё ещё один заряд. И ещё один. Алекс сорвалась на бег и выписала петлю, стаккато взрывов кроваво-красной Пыльцы гудело, следуя за ней по пятам. Удар с лязгом задел металлический мусорный бак, заставив его выблевать весь мусор. Смятые контейнеры из-под йогурта и почерневшие банановые шкурки вырвались взрывом вулканических пропорций. Алекс перепрыгнула через поток мусора, хлынувший вниз по эскалатору, затем перекатилась, чтобы избежать следующего удара. Его не последовало.

Её магия истощилась. Остренькая перестала палить. Когда вампирская эльфийка встряхнула руками, пытаясь перезарядиться, Алекс скользнула пальцами к ножу на её бедре. Она подняла его…

Боль пронзила её шею. Алекс потянулась назад, пытаясь отбросить от себя Бейсболку-Козырьком-Назад. Его клыки погрузились глубже, держа как собака, которая вцепилась в свою косточку. Яд хлынул по венам, воспламеняя кровь и вызывая онемение рук. Алекс ударила его сильнее, но он все равно отказывался двигаться с места. Пурпурные и жёлтые точки затанцевали перед глазами Алекс. Мышцы ног конвульсивно сократились.

Магия просвистела мимо её уха, жужжа электрической энергией. Бейсболка-Козырьком-Назад разжал хватку. Алекс повернулась и увидела, как он пошатнулся назад, на его груди потрескивали щупальца красно-золотой молнии, которые вскоре погасли. Он один раз взглянул на мага позади себя, затем кинулся прочь.

— Алекс, — неодобрительно произнёс голос с резким британским акцентом.

Она обернулась через плечо. Её друг Марек стоял там, кончики его колючих черных волос покрылись красно-золотыми молниями как инеем. Он был одет в чёрную кожаную куртку с шипованными лацканами и дюжиной молний. Его белёные джинсы содержали почти столько же молний — большинство из них декоративные — а количеству шипов на его черных армейских ботинках позавидовал бы и дикобраз. На пальцах, открытых кожаными перчатками без пальчиков, красовалась дюжина колец. Он одевался как настоящий панк, но разговаривал как лорд.

— Где другая? — спросила Алекс, оглядываясь по сторонам в поисках Остренькой.

— Она удрала, пока её приятель пировал твоей кровью.

Алекс поднесла руку к ране. Марек мелодраматически вздохнул, кладя руку на бедро.

— Ты сумасшедшая. Просто сумасшедшая, — говоря это, он взмахнул другой рукой, вызывая в воздухе огненные узоры. Позёр. — Почему ты всегда ищешь проблем?

Марек был наполовину британцем, наполовину японцем и на сто процентов — старой магией. Его семья была одной из самых могущественных в магическом сообществе.

— У меня работа такая — искать проблем, — сказала Алекс. — За это Гаэлин платит мне деньги. И даже не притворяйся, что занимаешься не тем же самым. Ты тоже работаешь на Гаэлина.

— Нет, дорогая. Я не работаю на него. Я связан с ним договором, пока не отработаю ту услугу, которую моя дорогая мамуля ему задолжала.

— Как долго это займёт?

Он пожал плечами.

— Мама считаешь, что это займёт не больше одного-двух десятилетий.

— Десятилетие? Или два? Что такого Гаэлин сделал для неё?

— Полагаю, это как-то связано с уничтожением армии огров. Или это были тролли? — его медово-ореховые глаза задумчиво посмотрели вверх. — Никак не запомню. На самом деле, это неважно. Есть и худшие способы отрабатывать услугу, чем выполнять поручения самого известного в мире бессмертного филантропа.

Верно. Сверхъестественные существа в большинстве своём были довольно нервными и чувствительными, но Гаэлин был крайне благодушным. Возможно, это последствие его возраста. Ходят слухи, что ему больше шести тысяч лет.

— Ты играешь с огнём, Алекс, — сказал Марек. — Я могу призывать драконов и управляться с мощью стихий, — он щёлкнул пальцами, и вспыхнуло пламя. — Ты полагаешься на протыкание монстров мечом.

— И?

— И что если они вырвут тебе руки и проткнут тебя в отместку? — спросил он. — Тебе нужно иметь в запасе орудие нападения издалека, когда ты сражаешься с созданиями быстрее и сильнее тебя.

— У меня есть рогатка.

Он фыркнул. Надо отдать должное, это было очень аристократическое фырканье.

— В любом случае, что ты тут делаешь? — спросила Алекс. — Я думала, тебе пора на самолёт.

— Пора, но потом я услышал, что тебе опять взбрело в голову творить глупости. Мне нужно было спасти тебя от себя самой. Ты человек, а не маг.

Это он так думал.

— И ты все равно верила, что можешь уложить банду вампирских эльфов одним своим мечом? Против магии надо сражаться магией.

— Магии типа той, которая есть у мага-заклинателя первого уровня вроде тебя?

— Естественно, — его улыбка казалась более скромной, чем он есть на самом деле. — Хорошо, что я пришёл сюда и спас тебя, не дав стать вампирским перекусом.

— Я все контролировала, — она покачнулась.

— Алекс?

Она попыталась заговорить, но слова выходили искажёнными. Пот пропитал её лицо, скатываясь по шее, где обжигал сквозь кровь, пузырящуюся из раны. Световое шоу из жёлтых и пурпурных точек вернулось с удвоенной яростью, а затем весь мир почернел.

Глава 2

Паранормальная Мстительница

Издалека шёпотом доносилось лёгкое журчание воды по камням, солнечный свет согревал щеку Алекс. Она приоткрыла глаз. Мир перестал кружиться — по большей части. Черные пятна приобрели форму взъерошенных колючих волос. Марек стоял над ней, облегчение на его лице быстро ожесточилось до раздражения.

— Ты выжила из своего проклятого ума, — сказал он, вскидывая руки. — Ты это знаешь, верно?

Земля зашевелилась под ней как миска с желе, когда Алекс попыталась сесть. Она заставила себя полностью открыть глаза. Она лежала на водяной кровати в гостевой комнате Гаэлина. Старый бессмертный часто ударялся в лирику по поводу восстанавливающей магии воды. Вот почему у него был дом на озере, а в гостевой комнате стояла водяная кровать. Рано или поздно все, кто на него работал, получали ранения.

— Ты нёс меня всю дорогу досюда? — спросила Алекс у Марека.

— Я нёс тебя до поезда. Ты тяжелее, чем кажешься.

Алекс села.

— Это все мышцы.

— Да, Чудо-Женщина. Я знаю. Я как-то раз допустил ошибку и тренировался с тобой.

Она подмигнула ему.

— Что случилось на поезде?

— Я усадил тебя на сиденье рядом со мной. Некоторые пассажиры спрашивали, что случилось с тобой. Я ответил, что ты вырубилась в связи с тем, что мертвецки пьяна.

Пьяна до заката? Супер.

— Спасибо.

— К сожалению, одна из пассажиров опознала в тебе «Паранормальную Мстительницу», — он медленно и выразительно закатил глаза. — Она была весьма восторженной. Она даже захотела твой автограф. Её визг привлёк остальных. Они тоже захотели твой автограф. Некоторые потыкали тебя наудачу.

Так вот почему ей снилось, будто её жмякают как пакет с булками в супермаркете.

— Я напомнил им, что ты без сознания. Они настаивали. Затем я сказал им, что если они не отвалят и не оставят тебя в покое, я их подожгу.

— И поджёг?

— Мне не пришлось. Оказывается, они умнее, чем кажутся.

— Ты слишком жесток к людям, — сказала Алекс.

— Когда люди перестанут влезать в разгар дуэли магов или снимать видеоклипы для своих стримов на YouTube — или собирать мусор с поля сражения для своих коллекций барахла — вот тогда я не буду к ним так жесток.

— Они не влезли в разгар моей драки с вампирскими эльфами, — заметила Алекс.

— Чудо эпических масштабов, — он положил руку ей на лоб. — У тебя жар.

— Это вампирский яд, — сказал Гаэлин, подкатывая к кровати столик.

Одетый в бежевые одеяния и подходящую шляпу, прикрывавшую его длинные белые волосы, старейший в мире бессмертный отлично сохранял вид «услужливого и доброго старого волшебника»; возможно, он и изобрёл этот образ изначально каких-нибудь шесть тысяч лет назад. Кончик его бороды до талии был заправлен за ремень, с которого свешивался зазубренный кинжал, кажущийся скорее декоративным, нежели практичным. Алекс не хотелось бы пытаться отпилить вампиру голову этой показушной штукой.

— Тебя отравили, Александрия. Вот почему ты потеряла сознание, — сказал он, протягивая ей чашку апельсинового сока. — Выпей это. Ты потеряла много крови.

Алекс поднесла руку к шее. Её пальцы потёрли засохшую кровь, но рана исчезла. Она удивлённо посмотрела на него.

— Да, твои раны сами затянулись. Не было необходимости исцелять тебя магией.

Марек наклонился, чтобы посмотреть поближе, и зашипел, увидев её шею.

— Она превращается в вампира? — он отстранился, вытягивая руки и разминая их. Розовые молнии заискрились на кончиках его пальцев.

— Нет, — сказал Гаэлин. — Я так не думаю, — его взгляд переместился к Алекс. — Насколько я могу сказать, твоё тело, кажется, борется с вампирской инфекцией. Оно пожирает её, а не наоборот. Удивительно.

— Я никогда о таком не слышал, — сказал Марек, и тон его магии менялся с его настроением.

Магия была забавной штукой. Для таких, как Алекс — тех, кто мог чувствовать магию — её можно было увидеть, услышать, ощутить её запах. Её можно почувствовать и даже попробовать на вкус. Каждый тип сверхъестественных существ обладал своей магической песней. Вампирская магия, например, хлопала и грохотала как тяжёлый пульс. Она была горячей и холодной. Она скользила и поглаживала как река кровавого шелка. Было в ней нечто соблазнительное, но в то же время отталкивающее.

По крайней мере, это относилось к вампирам-оборотням и вампирам с демоническими силами. Каждый из этих двух видов обладал магией, резонирующей несколько иначе, чем у других. С другой стороны, третий тип вампиров — так называемые «обычные» вампиры — были едва ли чем-то большим, чем просто монстры, лишь пустые оболочки прежних версий себя. Они служили пешками вампирской элиты и воняли разложением и смертью. После каждого столкновения с ними обычно испытываешь внезапное и неотложное желание принять душ.

— Что ты такое? — спросил у неё Марек. — Ты заявляешь, что ты человек. Но ни один человек не может пережить такой укус и снова встать. По крайней мере, встать живым, — подозрение заполонило его магию.

Марек был магом: заклинателем и стихийником. Его магия твёрдо держалась на первом уровне, среди самых могущественных. На данный момент его ранжировали как № 29 среди стихийников по всему миру и № 14 среди всех заклинателей. № 14 — потому что он мог призывать драконов — больших, размером со здание. Немногие маги-заклинатели были на это способны. Это считалось вершиной магии призыва.

Маги первого уровня обычно имели эго под стать своей магии, но Марек большую часть времени был вовсе неплох. Однако, как и любой член элитной магической династии, он склонен подозрительно относиться к вещам, которые не мог объяснить. А то, что тело Алекс перекусило вампирским ядом, даже сама Алекс не могла объяснить.

— Меня и раньше кусал вампир, — сказала она.

— Серьёзно? — по кровати прошлись волны, когда Гаэлин присел на край. Он сложил руки вместе, глаза смотрели заинтригованно. — Когда это было? Что произошло?

— Это было пару лет назад. Мы с моей сестрой Серой выполняли задание для «Хаоса». Гнездо обычных вампиров устроилось в здании старой фабрики. Мы вошли, чтобы выгнать их. Где-то в разгаре сражения один из них меня укусил. Он продержался недолго. Я тут же сбросила его. Но это действительно обжигало.

— У тебя был жар? Теряла сознание? — спросил Гаэлин, его вопросы хлынули рекой.

— Жар — да. Обморок — нет.

— Восхитительно. Возможно, та небольшая доза яда помогла твоему телу выработать какой-то иммунитет к нему. Как вакцина.

Или, возможно, её кровь Драконорожденной, которую Магический Совет окрестил выродком, сделала её невосприимчивой к вампирскому яду. Существовало не так уж много книг, которые содержали важные детали о Драконорожденных магах, а те, что имелись, были спрятаны в библиотеках за миллионом знаков «запрещено». Единственный способ прочесть те книги — получить разрешение от Магического Совета. Да, разрешение. Как будто они в грёбаных старших классах.

Алекс не собиралась спрашивать их разрешения. Это намекнёт им на то, кем она была. А потом они казнят её просто за преступление появления на свет.

— Ага, вакцина, — сказала Алекс. — Может быть. Представь, а вдруг ты найдёшь способ выдавать вакцину против укусов вампиров.

— Воистину. Мы могли бы сделать столько добра этим бедным человеческим жертвам, — лицо Гаэлина напоминало отчасти лицо безумного учёного, отчасти радостного ребёнка. — Мне нужно взять несколько образцов твоей крови, чтобы я смог подробнее это изучить, Александрия.

— Эм…

— Да, сделай одолжение, возьми образцы, — проскрежетал Марек. — Почему бы тебе не пригласить глав всех близлежащих фармацевтических компаний, чтобы взглянули на это? Как будто у нас уже нет кризиса на руках!

— Кризиса? — переспросила Алекс, изо всех сил цепляясь за отвлечение. Гаэлин был стар, и если ей повезёт, он к концу разговора забудет об образцах крови. «Известный бессмертный, изучающий её странную кровь» равнялось «спецназ Магического Совета, вламывающийся в её дверь».

— Да, кризис, — сказал Марек. — Кто-то хочет истребить каждое сверхъестественное существо в городе.

Глава 3

Сферы Сущности

Алекс подумала, что с её стороны ужасно беспечно перекусывать, когда город в опасности, но девушке нужно питаться. Эта необходимость удваивалась для девушек, которые готовились выслеживать криминальных гениев. Судя по её восьмилетнему опыту работы наёмницей, к концу для она, вероятно, будет забрызгана кровью и по пояс в слизи монстров.

— Ладно, — сказала она, усаживаясь за бар напротив кухни Гаэлина.

Они перенесли свою маленькую вечеринку в огромную открытую гостиную. Свет лился через окна от пола до потолка, располагавшиеся на каждой стене, и купал её в тепле. Ощущалось это приятно, как зарываться в мягкое пушистое одеяло.

Если солнце все ещё было её другом, вероятно, Алекс не превращалась в вампира. Хорошо. Она и без того была достаточно невезучей, чтобы добавлять к этой смеси ещё и вампиризм.

— Выкладывайте, парни, — сказала она, откусывая краешек круассана. — Кто хочет уничтожить каждое сверхъестественное существо в городе, и как они это сделают?