Размер шрифта:     
Гарнитура:GeorgiaVerdanaArial
Цвет фона:      
Режим чтения: F11  |  Добавить закладку: Ctrl+D
Смотреть все книги жанра: Любовная фантастика
Показать все книги автора:
 

«Борьба магии», Элла Саммерс

Глава 1

Лицо Смерти

У смерти множество лиц. Иногда она врывалась на место, зловеще хлопая по ветру кроваво-красным плащом, с расфуфыренными фанфарами пламени и взрывающихся зданий. Иногда она кралась за тобой в тени, как ассасин, холодная и расчётливая. А иногда она вальяжно подходила к тебе, закутавшись в милую невинность, пожимала тебе руку, вскружив голову безупречной улыбкой из рекламы жевательной резинки прямо перед тем, как пырнуть тебя в живот.

Мрачный Жнец относился к третьей разновидности. Его экстраординарный талант по разрушению цивилизаций за столетия заслужил ему это мрачное прозвище. Его настоящее имя — Алден, и он был самым могущественным и опасным магом в мире.

Мрачный Жнец не носил масок. Он не носил косу. Нет, он приходил под личиной пятнадцатилетнего мальчика, не представлявшего угрозы подростка, который мог постучать в вашу дверь с широко раскрытыми глазами и улыбкой до ушей, и попросить вас купить сладости, чтобы поддержать спортивную команду его школы. Все это ложь, конечно же. Когда появлялся Мрачный Жнец, он не приносил кексы и печенье. Он приносил смерть.

И если кто-то его не остановит, он разрушит мир и отстроит его заново в своём кровавом видении. Он покорит человечество и будет править над сверхъестественными как тиран. Он будет возвышаться на своём троне, сделанном из костей его врагов и позолоченном золотым блеском ложных обещаний.

— Сера, — позвал Кай.

Сера отвернулась от чемодана, который она должна была собирать, и посмотрела на него. Сегодня, как и в большинстве случаев, он был одет в пару темных джинсов (синих, с лёгким серебристым отливом) и футболку, которая облегала его торс как слой чёрной мерцающей нефти. Он имел высокое, массивное тело, созданное для единственной цели: наносить урон. Магия рябью прокатывалась по его ауре, сияя в блестящих темных волосах, пылая голубым пламенем в глазах. Его магия напоминала живой провод, хлещущий по магии Серы, обжигающий её вены словно дикая электрическая река, которая признавала лишь одного хозяина. Она вибрировала в жёстком и ровном ритме, похожем на хлопанье драконьих крыльев. Учитывая, что Кай был магом, оборачивающимся в дракона, это абсолютно уместное описание.

— Объявились Кристофер и Ариана Рейес, — сказал он, держа в руке телефон.

Кристофер и Ариана Рейес были парой мага и фейри, оба являлись членами Магического Совета — правительственного органа, управлявшего миром сверхъестественных. Буквально несколько дней назад их похитили с провалившегося саммита Магического Совета в Мюнхене. И не только их. Два других члена Совета все ещё числились пропавшими, и на Саммит нападали столько раз, что Сера сбилась со счета. Совет в итоге отменил Саммит. Они планировали заново собраться в Сан-Франциско в следующем месяце, но эта поездка все равно казалась провалом. Магический Совет должен быть могущественным и несокрушимым. Это одна из причин, по которым люди их боялись — ну и ещё потому, что они были знатными засранцами.

«Не все», — прокомментировала Амара в голове Серы.

«Кай особенный», — согласилась Сера.

Амара усмехнулась. «Не говори ему. Эго этого оборотня и так слишком раздуто на его же беду».

Амара была драконьей стороной Серы, другой её половиной. В данный момент она жила лишь в голове Серы. Да, Сера разговаривала сама с собой. Нет, она не сошла с ума — ну, не настолько. Будучи Драконорожденным магом, она имела две половины: мага и дракона. И если она сумеет нарастить достаточно магии, то сможет дать своей драконице тело, позволив ей отделиться от себя и сражаться бок о бок с ней.

«Это будет эпично», — прокомментировала Амара.

«Готова поспорить».

— Сера? — повторил Кай, и в его глазах мерцало веселье.

— Извини, просто болтала с Амарой.

Он кивнул. Тот факт, что он не считал её чокнутой, был одной из причин, по которым она его любила. Он просто «принимал» её, со всеми странностями, внутренними драконицами и прочим.

— Кристофер и Ариана сказали что-нибудь интересное? — спросила у него Сера.

— Они утверждают, что сбежали от Мрачного Жнеца.

Сера чувствовала скептицизм, звучавший в его магии.

— Ты им не веришь.

— Нет, но у меня нет доказательств. Магические детекторы Совета просканировали их, и все чисто. Согласно тестам, они не врут.

— Машины не заменят живого Нюхача магии, — сказала Сера. Они с Каем оба могли чувствовать магию. Эта способность, окрещённая нелестным термином Нюхач, являлась редким даром среди магов.

— Даже у нашей магии есть лимиты, Сера. Особенно когда дело касается Мрачного Жнеца.

Когда сверхъестественные существа врали, тон их магии менялся. Некоторые научились успокаивать свою магию, прикрывать рябь лжи, но это удавалось лишь небольшому проценту сверхъестественного населения. А теперь Алден изменил правила игры. После инцидента с Финном в Сан-Франциско Алден адаптировал свою тактику. Он знал, что Сера и Кай могут определить ложь по магии личности. Поскольку его план подразумевал тихую вербовку сверхъестественных, его это не устраивало. Он обладал такой мощью, что мог стабилизировать магию своих последователей так, чтобы они могли солгать даже Нюхачу магии. Алден, может, и злыдень, но дураком он точно не был.

— Что насчёт других похищенных членов Совета? — спросила Сера.

— Соня Завоевательница так и не появилась, — ответил он, имея в виду вампиршу из Совета, чьи родители возлагали на неё большие надежды.

— А призрак?

Кай покачал головой.

— Барт тоже все ещё числится пропавшим.

— Мы должны найти Алдена, — сказала она. — Он вербует людей прямо у нас под носом. А мы даже не знаем, кто они.

Она села, и матрас прогнулся под её весом. Кровать являлась одним из тех больших шедевров с балдахином, явно изготовленных для короля. Резьба замысловатых цветочных узоров покрывала толстые столбики из вишнёвого дерева. Драпировки были золотыми, шёлковые простыни — красными, а подушки и одеяла до отказа набиты пушистым гусиным пухом.

Сера посмотрела на открытый чемодан на кровати, который она должна была собирать. И все же она не добилась никакого прогресса, хоть у неё и было мало вещей для упаковки. Они пробыли в Мюнхене всего несколько дней. Она все ещё не полностью распаковала вещи. Это должно быть просто.

Но оказалось непросто. Правда в том, что она не хотела отправляться в Нью-Йорк. Они месяцами преследовали мага смерти, бегая из одного места в другое, но ничего не достигая. Они сидели в первых рядах, наблюдая конец известного им мира, и это просто повергало в депрессию.

Кай получил зацепку на Алдена в Нью-Йорке. Это была первая настоящая зацепка за недели. Они обязаны были поехать туда, хоть Сере и больше всего хотелось улететь обратно в Сан-Франциско. Она скучала по дому, который делила там с братом и сестрой. Она скучала по пробежкам вдоль берега. Она скучала по Магическим Смузи. Она скучала по другим наёмникам в «Хаосе». Черт, да она скучала даже по Симмонсу, скупердяю, который возглавлял гильдию.

Вздохнув, Сера прыжком встала на ноги.

— У меня такое чувство, будто мы просто гоняемся за хвостом Мрачного Жнеца. Он всегда на десять шагов впереди. Он вербует людей направо и налево, а мы ничего не можем сделать, чтобы его остановить. И теперь он в Нью-Йорке? Там я встретила его в первый раз, когда он подстроил для меня ловушку.

— И теперь ты задаёшься вопросом, а не шагаем ли мы снова прямиком в ловушку, — сказал Кай.

— Да.

Кай положил руки на её плечи и посмотрел ей в глаза.

— Если это ловушка, мы разберёмся с этим. Вместе. Я не выпущу тебя из поля зрения, когда Алден преследует тебя, пытаясь превратить в мальчика на побегушках.

— Тогда хорошо, что я женщина, — сказала она, усмехаясь.

Кай фыркнул.

— Действительно.

Он бросил ей узкий прозрачный сосуд из стекла, который поразительно походил на те крохотные бутылочки алкоголя, которые можно найти в мини-баре. Но он не был заполнен любым из известных Сере видов алкоголя. Вместо этого внутри бурлила искрящаяся синяя жидкость.

— Что это? — спросила Сера. Напоминало это красивый тюбик клея с блёстками.

— Это кое-что новенькое из исследовательского подразделения моей компании. Это должно расслабить оковы твоей магии.

Сера заглянула в бутылочку, и блёстки зашевелились, точно живые. Фу, прямо фильм ужасов. Начнём с атаки монстра из блестящей слизи.

— То есть это успокоительное? — переспросила она, снимая крышку, чтобы принюхаться. Пахла жидкость как чистый сахар и горелая резина. Парням в лаборатории Кая надо серьёзно поработать над тем, чтобы сделать вкусы их продуктов приятными.

— Не совсем успокоительное, — сказал Кай, когда она снова закупорила бутылочку. — Это тебя не усыпит. Это всего лишь ослабит твой контроль над магией, заставив её хлынуть наружу.

Сера сморщила нос.

— Звучит потрясающе.

— Твоя проблема в том, что ты борешься со своей магией, не выпускаешь её. Ты всегда пытаешься затолкать её обратно. Даже когда ты используешь магию, половина тебя занята борьбой с ней.

Она вздохнула.

— Я знаю.

— Твоя магия — это часть тебя, Сера. Прекрасная и изумительная часть тебя. Прими её. Только тогда ты сможешь по-настоящему ей овладеть.

Сера обречённо посмотрела на крохотную бутылочку в своих руках.

— Сколько мне нужно выпить?

— Видишь пипетку?

Она откупорила бутылочку, в этот раз полностью сняв крышку. Действительно, к её низу крепилась пипетка.

— Принимай по пять капель каждые два часа, — сказал он.

— Что случится, если принять все это разом?

— Не делай этого, Сера. Твоя магия может переполнить твоё тело и убить тебя.

— Не волнуйся, — Сера подмигнула Каю. — Я не настолько беспечна.

Он наградил её тяжёлым взглядом — взглядом, который Сера окрестила его «щитом от лапши на уши».

— Обычно нет. На самолёте мы проведём ритуал, чтобы выпустить твою магию. К тому времени, когда мы приземлимся в Нью-Йорке, дело будет сделано.

— Ты говоришь так уверенно.

— Конечно. Я же тебя знаю. Ты слишком упрямая, чтобы потерпеть неудачу.

Она подняла пипетку, уставившись на неё.

— Ты начинаешь сомневаться? — спросил Кай.

Сера слабо рассмеялась.

— Насчёт того, стоит ли ломать своё сознание? Ну нет, конечно.

Она капнула пять капель жидкости себе на язык. На вкус все было точно так же, как и на запах: чистый сахар и жжёная резина. Ням-ням. Подавив желание тут же выблевать эту гадость обратно, она убрала бутылочку в карман кожаной куртки.

Кай обвил её руками и поцеловал в лоб.

— Все будет хорошо. Ритуал ломания разума мага для освобождения истинного магического потенциала — стародавняя традиция.

— Наряду с гильотиной и вешанием людей на виселице, — пробормотала она.

Накрыв ладонями её щеки и прижавшись лбом к её лбу, Кай посмотрел ей в глаза.

— Я буду рядом все время. Тебе не придётся проходить через это одной.

Сера прижалась к нему, её вздох выражал безмолвное «спасибо» за то, что он просто рядом. Она бы лучше выпила десять бутылочек этого отвратительного лекарства вместо того чтобы проходить через ритуал, чтобы сломать её разум. Что если после этого она не сумеет взять себя в руки?

— Когда все это закончится, ты станешь ещё сильнее, — сказал ей Кай. — Я знаю, что ты можешь это сделать.

Ну, у неё не особенно был выбор. Она должна была это сделать. Она должна стать сильнее, спустить её магию с цепи и полностью связаться со своей драконьей стороной. Только со всей её магией — и мага, и дракона — у неё будет шанс победить Мрачного Жнеца. Одной из уникальных способностей Драконорожденных магов являлась способность ломать любую магию. Если бы она сумела сломать магию Алдена, они бы запросто смогли остановить его раз и навсегда.

— Когда с Алденом будет покончено, мы берём отпуск, — заявила Сера. — Настоящий отпуск.

— Я отвезу тебя в любое место, куда тебе захочется, — пообещал он.

— Я поймаю тебя на слове, — сказала она, широко улыбаясь и настраиваясь собрать чемодан до конца. — Куда-нибудь в тропики. Где абсолютно нет монстров. Или других людей. Только мы двое.

— Я это организую.

Сера повернулась назад, чтобы мягко поцеловать его, затем продолжила упаковывать дюжину джинсов и маек. Может, ей стоит задуматься о некотором разнообразии в своём гардеробе.

— А когда мы вернёмся, ты уволишься из «Хаоса», — сказал Кай.

Сера помедлила, держа в руках свою единственную чёрную мини-юбку. «Хаос» был её нынешним местом работы — старейшей гильдией наёмников в Сан-Франциско. А ещё хаос — её естественное состояние, которое она учиняла всюду, куда бы ни отправилась. Но она сомневалась, что Кай имел в виду этот хаос. Она сможет перестать творить хаос не раньше, чем перестанет дышать. Это её натура — в её крови и её магии. Владычица Хаоса. Хмм, а звучит неплохо. Алекс окрестили Паранормальной Мстительницей. Сере давно пора тоже обзавестись прозвищем.

Кай остановил взгляд на юбке, его губы подёргивались.

— Ты собираешься её надеть?

Сера усмехнулась.

— О, ну я не знаю. Может, попозже и надену, если будешь себя хорошо вести, — она уложила юбку в чемодан.

— А после увольнения из «Хаоса» ты придёшь работать на меня, — сказал Кай, и его слова искрили удовлетворением.

Он её дразнил. Или нет? Он пытался уговорить её работать на него практически с самого первого дня, ещё до того, как у них зародились отношения. Сера должна была признать, что его предложение было привлекательным. В Драхенбург Индастриз она получила бы свой офис и свою личную оружейную. Она также смогла бы работать с бойцами, которые являлись ходовыми агентами Кая для разборок со сверхъестественными беспорядками. Не говоря уж о том, что они были просто крутыми парнями. Ну и самое главное, она смогла бы больше времени проводить с Каем — когда он свободен от совещаний. Быть главой подразделения семейного бизнеса в Сан-Франциско означало много совещаний. Кай ненавидел совещания почти так же сильно, как она ненавидела овощи в пицце.

Сера только-только вернулась к работе в «Хаосе» после того, как её силой вынудили уехать и пройти оценку её магического потенциала. Вот что случалось, когда большую часть жизни скрываешь свою магию. Магический ранг определял, сколько тебе платили в бизнесе наёмной охоты на монстров. Её боссу, Симмонсу, было все равно, хватало ли ей хоть на три лапши быстрого приготовления в день. Он склонен забывать, что люди были, ну, людьми. Он видел в них инструменты. Оружие. Не в злобном смысле, просто в совершенно практичном и наёмном смысле. Вот почему он управлял одной из самых успешных гильдий наёмников в мире. Он знал, как использовать людей. Клиентами «Хаоса» были чванливые богатые люди из старейших магических династий мира. Лучшие работы доставались наёмникам с самым высоким магическим рейтингом, потому что такая клиентура желала лучшего.

Теперь, когда Сере присвоили звание мага первого уровня, одного из немногих в «Хаосе», она зарабатывала побольше, но на самом деле Симмонс в первую очередь остался в выигрыше. «Хаос» мог брать больше высокопоставленных клиентов, что означало больше денег для гильдии. Маги первого уровня выполняли эксклюзивные работы для богатых клиентов. Прямо-таки поразительно, какие деньги некоторые люди готовы платить за то, чтобы отряд первоклассных наёмников очистил их дворики от безвредных монстров вроде садовых гномов или шёлковых пауков.

Как только Сера вернулась к работе, Кай нанял её для эксклюзивного задания. Но он нанял её не для того, чтобы охотиться на гномов или пауков. Он хотел, чтобы она помогла ему выяснить, что Алден затеял в Мюнхене. Пока что они выяснили только то, что сверхъестественное сообщество находилось ближе к грани бунта, чем все они думали.

— Не думаю, что Симмонс меня отпустит, — сказала Сера Каю. — Он слишком наслаждается своей долей. Я видела выражение его лица, когда ты в последний раз встречался с ним, чтобы нанять меня для работы. Он почти улыбался.

— Должно быть, это моя поразительная личность.

Сера застегнула молнию чемодана.

— Или поразительная сумма денег, которую ты оставил на его столе.

— Не на столе, милая. Это было бы грубо. Я перевёл деньги на банковский счёт «Хаоса».

— Как это сделал бы любой уважающий себя маг, который превращается в большого страшного дракона?

— Именно.

Весёлая улыбка Серы растаяла, сменяясь серьёзностью.

— Алден — угроза для всех нас. Ты же знаешь, что я помогла бы тебе бесплатно.

— Знаю, — Кай поцеловал её в макушку. — И именно поэтому тебе вечно не хватает денег.

Сера врезала ему по руке.

Он ответил спокойной улыбкой.

— Это должно было причинить боль?

Она скрестила руки на груди.

— Да, — отозвалась Сера, подавляя желание побаюкать свою ноющую ладонь.

Его улыбка даже не дрогнула.

— Сера, ты хороший боец и хороший человек, но когда дело касается денег, ты не очень хорошая наёмница.

Она надула губы.

— Мне не нужны финансовые советы от такого, как ты.

Кай приподнял брови, развеселившись.

— От того, кто управляет многомиллиардной компанией?

— Нет, от того, для кого переговоры — это превратиться в дракона и перепугать всех до усрачки, пока не сделают, как сказано. А если это не сработает, превратиться в дракона и растоптать их.

— Все вовсе не так.

— Ну ладно, иногда ты просто снимаешь рубашку, — сказала Сера, широко улыбаясь.

Кай наградил её сердитым взглядом.

— Женщины слишком отвлекаются и не могут думать, — добавила она.

Он наклонился вперёд, его мышцы натянули тесную как вторая кожа футболку.

— Ты тоже слишком отвлекаешься и не можешь думать, Сера? — его голос был тихим, мягким, но содержал в себе достаточно мощи, чтобы поджарить слона на электрическом стуле.

«Не смотри, не смотри», — сказала она себе.

Амара умирала со смеху в её голове. Будь у неё тело, она бы уже каталась по полу.

— Неа, тут не от чего отвлекаться, — быстро сказала Сера, изгибая губы, чтобы остановить неизбежное слюнотечение. — Я все равно обычно мало думаю.

— Ты снова это делаешь, — Кай подался вперёд.

Мир внезапно сделался очень маленьким.

— О?

— Притворяешься тупой грубиянкой. Но ты не такая. У тебя огромный ум. И огромное сердце, — он положил руку на её грудь. — И это делает тебя сильнее, чем ты думаешь. Ты сражаешься не только за себя. Ты сражаешься ради всех. И за это я люблю тебя.

— Не за мой острый язычок? — поддразнила она, пока её сердце грохотало под её рукой.

Кай провёл пальцем по её губам, касаясь легонько, как пёрышком.

— Ну, этот ротик я тоже люблю. Когда мы вернёмся в Сан-Франциско…

Он остановился, повернувшись к двери. Сестра Серы, Алекс, стояла в открытом дверном проёме, упираясь руками в оба косяка. Поза подчёркивала подтянутые мышцы её голого живота, открытого черным укороченным топом. Её джинсы низко сидели на бёдрах, подчёркнутые ремнём из такой же коричневой кожи, что и её ботинки. Сегодня Алекс распустила свои тёмные волосы. Прямые и блестящие, они опускались на её грудь, прикрывая больше кожи, чем скудная маечка. Хоть они с Серой были близнецами, двумя Драконорожденными магами, Алекс гордо именовала себя порочной сестрой. Сера не могла с этим спорить. Один лишь взгляд на этот наряд заставлял её краснеть.

— Эй, медленные упаковщики. Отвлеклись немного, да? — Алекс подмигнула Каю, затем Сере.

Сера схватила чемодан и сумку.

— Мы готовы.

Они спустились по лестницам. За деревянными перилами, прикрученными к стене, через витражные окна лилось позднее утреннее солнце, освещая нарисованные на витражах сверхъестественные сцены.

Они вышли в главный холл, просторное помещение с запредельно высокими потолками. Дом, где они остановились, имел все замашки маленького замка, старого и готического, но по-прежнему хорошо обставленного.

Снаружи стоял Логан вместе с Наоми и Макани. За ними на круговой подъездной дорожке стояли припаркованные три машины: серебристый родстер, чёрный обтекаемый Мазерати и большой внедорожник. Родстер принадлежал Наоми — привет от её семьи в Европе. Гладкая ассасинская спортивная машина принадлежала Логану, который действительно был ассасином. А танк, маскирующийся под внедорожник, принадлежал Каю.

Алекс отошла от Серы и Кая, важно подойдя к Логану. Ассасин пристально следил за каждым её шагом, упиваясь каждой деталью, точно она была сделана из чистого золота. Алекс остановилась прямо перед ним, закинула руки ему на плечи и одарила его долгим глубоким поцелуем.

— Готов победить злобную организацию ненавистников сверхъестественного? — спросила Алекс, когда наконец оборвала поцелуй.

В Логане словно сработал переключатель, обожание в его глазах померкло, на его смену пришёл холодный ассасин.

— Если они все ещё будут там, когда мы доберёмся до Парижа.

Сера обняла Наоми.

— Не встревай в проблемы, пока нас не будет.

Наоми ответила подмигиванием ресниц, посыпанных блёстками.

— Нее, я никогда не ищу проблем.

— О, правда? Это говорит та, которая отправилась в сам ад? — Алекс присоединилась к обнимашкам.