Размер шрифта:     
Гарнитура:GeorgiaVerdanaArial
Цвет фона:      
Режим чтения: F11  |  Добавить закладку: Ctrl+D
Смотреть все книги жанра: Исторические любовные романы
Показать все книги автора:
 

«Звёзды южного неба», Элизабет Хэран

Книга ПЕРВАЯ

Глава 1

Лондон июль 1954 года

Извини, что заставил тебя ждать, Эстелла, — сказал доктор Блэйк, возвращаясь в кабинет. — Анализы заняли чуть больше времени, чем обычно. Моя новая медсестра такая впечатлительная, а уж вид крови она вообще едва выдерживает. Даже не знаю, что с ней делать… — он закатил глаза.

— Доктор Блэйк! Пожалуйста! Скажите же мне результат!

Артур Блэйк видел, что Эстелле не терпелось услышать его ответ, поэтому сообщил ей новость без лишних разговоров.

— Предположения подтвердились. Ты беременна. Поздравляю!

К большому удивлению доктора Эстелла совсем не порадовалась его словам и даже опустила голову на грудь. Она понуро сидела на самом краешке стула с другой стороны его стола, положив руки на колени. Когда молодая женщина подняла на доктора большие задумчивые глаза, он увидел в них слезы.

— Даже не знаю, доктор Блэйк, уместны ли сейчас поздравления…

Артур Блэйк стал семейным доктором в ее доме еще до рождения Эстеллы и продолжал оставаться им до тех пор, пока ее родители не уехали из Англии. Именно он помог девочке появиться на свет, приняв роды у ее матери, поэтому теперь ему было очень тяжело видеть Эстеллу такой расстроенной, в то время как она, казалось бы, должна была сиять от счастья.

— В чем дело, Эстелла? Разве ты не хочешь ребенка?

Она кивнула, потом отрицательно покачала головой, и снова кивнула, чем совсем сбила врача с толку.

— Извините меня, доктор Блэйк, с некоторых пор я очень нервничаю и даже не всегда понимаю, что со мной происходит. Обычно я спокойная и рассудительная, но в последнее время плачу по малейшему поводу и постоянно спорю с бедным Джеймсом.

Подойдя к Эстелле, доктор взял ее за руку и мягко похлопал по ладони, как делал это всю жизнь.

— То, что с тобой творится, в подобных обстоятельствах вполне естественно, Эстелла. В твоем организме происходят значительные изменения.

— Вы хотите сказать, что я буду в таком состоянии все время беременности?

— Нет. Эмоции улягутся. Кстати, не волнуйся, если вдруг станешь немного забывчивой. Это тоже совершенно нормально. А тебя тошнит по утрам?

— Иногда подташнивает, но это бывает в самое разное время суток.

— Так называемая утренняя тошнота не всегда происходит только утром. Она может появиться днем или даже ночью. И твои вкусы могут измениться. Ты вдруг обнаружишь, что не переносишь даже запаха каких-нибудь блюд, которые раньше любила. Или наоборот — тебе ни с того ни с сего страшно захочется чего-нибудь такого, что никогда не нравилось, а…

— О, боже! Кажется, быть беременной просто ужасно… — снова заплакала молодая женщина.

— Хочешь верь, хочешь нет, Эстелла, но это будет прекрасно!

Она громко шмыгнула носом.

— Ты беспокоишься о том, как отреагирует Джеймс, когда узнает, что станет отцом?

Эстелла кивнула, и ее глаза снова наполнились слезами.

— Он к этому не готов.

Готов или нет, теперь этого не избежать. Но ты не должна расстраиваться. Это плохо и для тебя, и для будущего малыша. И прекрати волноваться по поводу Джеймса. Уверен, он будет в восторге, после того, как ты озвучишь свои мысли, — Блэйк протянул ей чистый носовой платок.

— Я… я в этом не очень уверена, — всхлипнула Эстелла. — Когда бы я ни начинала разговор на эту тему, он совсем не хотел ее обсуждать.

— Но ты же счастлива в браке, Эстелла. Разве нет?

— Да… но Джеймс в душе по-прежнему еще мальчишка, — она посмотрела на Артура Блэйка чуть ли не извиняющимся взглядом.

Доктор улыбнулся, а в его глазах проскочила веселая искорка.

— Боюсь, это вряд ли изменится, пока у Джеймса не появится настоящая ответственность. Вы женаты почти год, и все это время вас было только двое. У него не оказалось серьезной причины, чтобы повзрослеть. Умерен, что его адвокатская практика — очень серьезная работа, но вы оба наслаждались свободой и возможностью принимать участие во всех мероприятиях, которые может предоставить Лондон с точки зрения светской жизни.

— Да, это верно. Джеймс, правда, очень любит бывать в обществе. Не думаю, что он захочет от этого отказаться… Да и я вряд ли справлюсь с ролью матери, если буду посещать вечеринки так часто, как это происходи с сейчас. Даже если нам будут помогать дома.

— Послушай, Эстелла. Посмотри, какой прекрасный день! Почему бы тебе не собрать корзинку для пикника и не устроить Джеймсу сюрприз? Поезжай к нему в офис и пригласи на природу. Отправляйтесь в Гайд-парк, и там ты сообщишь ему эту новость. Думаю, ты сразу поймешь, что волнуешься совсем зря.

Эстелла поднялась со стула и попыталась взять себя в руки.

— Конечно, он должен об этом узнать… раньше или позже.

— А что ты сама можешь сказать по этому поводу? Ты счастлива, что у тебя будет ребенок?

Эстелла положила руку на живот и попыталась представить крошечного человечка, который рос внутри нее. На ее красивом лице появилась широкая улыбка. Артуру Блэйку нравилось наблюдать за лицами будущих матерей, видеть на них осознание чуда. В определенной степени именно благодаря подобным моментам он так любил свою работу.

 

Эстелла Лофорд не торопясь шла по пассажу «Берлингтонская аркада». Ее внимание привлек красивый твидовый костюм — юбка-карандаш длиной до середины икры и узкий, довольно длинный пиджак, который так хорошо смотрелся бы на ее стройной фигуре. Но тут молодая женщина вспомнила, что скоро ее формы изменятся, и с сожалением улыбнулась. Эстелла постоянно думала над одним и тем же: готова ли она к изменениям, которые происходят в ней?

Эстелла открыла дверь в офис мужа, находящийся в одном из зданий на Гросвенор-сквер, и застыла от удивления. Она ожидала увидеть робкую и миниатюрную мисс Фроубишер, помощницу своего супруга, но вместо нее перед ней предстала совершенно другая женщина.

— Извините. А где мисс Фроубишер?

— Кто такая мисс Фроубишер? — очень нелюбезно спросила женщина.

— Помощница моего мужа. Она… она заболела?

— Я работаю у мистера Кука, и вы определенно не его жена, — ответила дама, оглядев Эстеллу с ног до головы пронизывающим ледяным взглядом.

Раньше Эстеллу рассердило бы такое обращение, и она нашлась бы что ответить, но сейчас ей захотелось просто развернуться и убежать.

— Я… я миссис Лофорд и не знаю никакого мистера Кука.

— А я не знаю никакого мистера Лофорда, — холодные голубые глаза превратились в щелочки, и женщина встала со стула. Она шагнула к Эстелле, и той даже показалось, что эта матрона собирается бесцеремонно выставить ее за дверь.

— А вы не ошиблись офисом, миссис Лофорд? — спросила женщина с явными нотками нетерпения в голосе.

— Я знаю, где работает мой муж, — ответила Эстелла, бросив взгляд на матовое стекло двери кабинета, слева от стола секретарши.

К своему удивлению она увидела, что оттуда исчезла табличка с надписью «Джеймс Лофорд — адвокат». Эстелла неожиданно для самой себя расплакалась. Она понимала, что это глупо, но остановить слезы была не в состоянии. Как же она могла забыть, где работает ее муж?!

В одно мгновение секретарша превратилась в заботливую мать.

— Успокойтесь, прошу вас. Что с вами такое?

— Я не знаю, что со мной, — сквозь слезы пробормотала Эстелла.

— Через пару недель все будет в порядке, уверяю нас.

В приемную зашел какой-то мужчина средних лет, на ходу снимая пиджак.

Как сегодня тепло, — сказал он, поворачиваясь к столу секретарши. Когда мужчина увидел плачущую Эстеллу, его глаза округлились от удивления. — Что здесь происходит, Эдвина?

— Все в порядке, мистер Кук. Эта женщина ищет своего мужа. Она просто ошиблась дверью…

— Я была уверена, что пришла именно туда, куда нужно, — заявила Эстелла. — Это же Фоули-билдинг, так ведь?

— Да.

— И номер шесть на двери… Значит, это офис моего мужа.

— Мы здесь уже около месяца… Миссис… Лофорд, правильно?

Эстелла кивнула.

— Прошу прощения… Ваш муж — Джеймс Лофорд, адвокат?

— Совершенно верно! — воскликнула Эстелла с облегчением.

— Здесь действительно когда-то располагалась его контора. А у меня раньше был офис в другом конце коридора.

— О! А где мой муж, мистер Кук? Вы поменялись офисами?

Кук явно замешкался.

— Нет, миссис Лофорд. У вашего мужа больше нет офиса в этом здании.

Эстелла буквально оторопела.

— Вы хотите сказать, что он… перенес свой офис в другое здание?

— Ну… думаю, что так.

— А почему… почему он переехал?

Брайану Куку стало жаль молодую женщину.

— Думаю, он сделал это по… экономическим соображениям.

— Да? — Эстелла подумала, что Джеймс нашел офис побольше и получше. Он уже как-то говорил ей, что хочет работать в более современном здании. — А вы не знаете, где его новый офис, мистер Кук?

— Боюсь, он не оставил нам адреса, миссис Лофорд, — ответил Брайан Кук, а про себя подумал: «Только несколько неоплаченных счетов!» Он видел, что Эстелла была совершенно сбита с толку. Брайан бросил взгляд на корзинку для пикника в ее руках, и выражение его лица смягчилось. — Может быть… может быть, он вам говорил об этом, а вы просто запамятовали. Я сам постоянно все забываю…

— Вряд ли я могла забыть о чем-то настолько важном. Но, с другой стороны, мой врач только что сказал мне, что сейчас забывчивость — нормальное состояние.

Адвокат украдкой бросил взгляд на Эдвину, и та прошептала:

— Она ждет ребенка.

Эстелла посмотрела на мистера Кука и по его лицу поняла, что тот старается помочь ей избежать неловкости. Но было уже слишком поздно: она никогда еще не чувствовала себя такой униженной.

— Я чувствую себя такой глупой, — Эстелла направилась к двери. — Извините, что побеспокоила вас.

— Все в порядке, миссис Лофорд, — ответил Кук, провожая ее в коридор.

Совершенно сбитая с толку, Эстелла, как в тумане, вышла на улицу.

Молодая женщина даже не знала, что ей думать. Уж конечно, она никак не могла бы забыть такое важное событие, как переезд мужа в другой офис! Но, с другой стороны, в последнее время она чувствовала себя очень уставшей и забывчивой… Она ведь только сегодня, наконец узнала, почему это с ней происходит. Снова подумав о будущем ребенке, Эстелла улыбнулась, но ее улыбка быстро растаяла.

Эстелла шла по улице, глубоко задумавшись о своем состоянии, переживаниях и чувствах. Неожиданно она наткнулась на какую-то беременную женщину, которая, судя по размерам живота, была уже на девятом месяце. Эстелла тут же извинилась, укорив себя за невнимательность. Мягко улыбнувшись, будущая мать пошла дальше. И вдруг за ее спиной Эстелла увидела своего мужа, который вышел из «Гросвенора» и остановил такси. Она только-только успела подумать, почему это у Джеймса такой немного растрепанный вид и куда он вообще направляется, как увидела, что к нему подошла Давиния, ее кузина.

Эстелла была абсолютно уверена в том, что муж ей предан и никогда не обманет ее. Она спокойно шла к ним по тротуару с приятным чувством, что у нее никогда не было даже малейшего повода ревновать своего супруга… но тут увидела, как Джеймс обнял Давинию.

Эстелла замерла, с изумлением заметив, как ее муж страстно поцеловал двоюродную сестру жены в губы… Они не замечали ни перешептываний, ни взглядов прохожих и, конечно же, не видели Эстеллу, стоявшую от них буквально в десяти шагах; так как были погружены в тот особенный мир, права на который, по твердому убеждению миссис Лофорд, принадлежали только ей.

Сердце Эстеллы пронизала острая боль, когда она увидела, как Давиния, сев в такси, улыбнулась Джеймсу через заднее стекло машины. Предательница! Глаза молодой женщины наполнились слезами, а ее муж все стоял на краю тротуара, неотрывно следя за машиной, влившейся в поток других автомобилей, будто никак не мог оторвать взгляд от Давинии. Эстелла была готова развернуться и убежать, но ноги ее не слушались. Если бы она могла навсегда стереть из памяти эти последние несколько мгновений и вернуться в то время, когда еще не знала об измене мужа… Эстелла подумала о своем будущем ребенке, и ее сердце чуть не разорвалось от отчаяния. «Как же ты мог, Джеймс?» — прошептала она, почувствовав прилив ярости оттого, что он так публично выражал любовь к чужой женщине. Ее рука опустилась на живот, а по щекам ручьями побежали слезы. Она прошептала: «Почему? Почему именно сейчас, когда ты больше всего мне нужен?», и отчаяние вдруг превратилось в злость.

Джеймс продолжал смотреть вслед такси, увозящего Давинию, пока оно не скрылось за двухэтажным автобусом. Подойдя к мужу, Эстелла молча встала рядом, в буквальном смысле слова трясясь от гнева. Почувствовав на себе чей-то взгляд, Джеймс оглянулся.

— Эстелла!

Он побледнел как полотно, а жена будто читала его мысли. По выражению ее лица Джеймс понял, что она была свидетельницей его прощания с Давинией.

— Так ты все-таки помнишь меня, Эстеллу Лофорд — женщину, с который ты обвенчался меньше года назад? — она встала прямо перед Джеймсом. — Не могу, конечно, утверждать, что я долго страдала, поскольку всего секунду назад и понятия не имела, что мой супруг, совершенно не таясь, крутит роман с моей легкомысленной, пустоголовой сестрицей.

Последние слова Эстелла уже почти кричала. Это очень обеспокоило Джеймса, ведь они привлекали внимание других посетителей гостиницы, ожидавших такси у подъезда.

Он попытался взять жену за руку и отвести ее в сторону, но она вырвалась.

— Эстелла, мы не могли бы пойти куда-нибудь, чтобы обсудить все это как цивилизованные люди?

— Минуту назад тебя совершенно не заботило, что вас видит столько народу. Как ты мог так унизить меня? Я только что была в твоем офисе и выглядела как последняя дура, узнав, что ты там больше не работаешь… уже месяц с лишним…

Джеймс опустил глаза.

— Я все время собирался тебе это сказать…

— Неужели? А я-то кляла себя, что забыла… И ты, наверное, хотел мне сказать о том, что у тебя роман с Давинией?

— Эстелла, пожалуйста, говори тише! — прошипел Джеймс.

— Это еще почему?

— Давай поедем домой и поговорим.

— Ты хочешь сказать, что нам еще есть о чем говорить?

Эстелла повернулась и зашагала прочь, ослепленная слезами, задыхаясь от злости и волнения.

Мистер Лофорд пошел следом за женой. Он попытался взять ее под локоть, когда она оступилась, нечаянно столкнувшись с каким-то прохожим, двигавшимся навстречу, но Эстелла отмахнулась от руки мужа, бросив на него взгляд, полный ненависти.

— Не трогай меня! — чуть не завизжала она, чем привлекла к ним еще больше внимания. — И впредь никогда не смей прикасаться ко мне!

Эстелла снова зашагала по тротуару, а Джеймс слегка отстал от нее, решив держаться на некотором расстоянии.

 

Эстелла вошла в парк через северо-восточный вход и тут же почувствовала, что ей дурно. Она не знала, была ли это та самая утренняя тошнота, о которой говорил доктор Блэйк, или на сей раз, причина крылась в том, что она узнала об измене мужа, но это едва ли имело значение. Единственное, о чем молодая женщина теперь могла думать, так это о том, как защитить своего будущего ребенка. Идя по парковой дорожке, Эстелла на секунду остановилась, чтобы отдать какому-то бездомному корзинку для пикника, которую готовила так тщательно и заботливо. Когда старик-бродяга заглянул в корзинку, и Эстелла увидела на его лице восторг, она осознала иронию произошедшего. Ведь подобное выражение она надеялась увидеть на лице своего мужа, когда собиралась удивить его этим неожиданным обедом в парке и столь важной для них обоих новостью. Она хотела сделать Джеймсу сюрприз, но, как оказалось, сюрприз ждал ее, причем очень неприятный.

Эстелла нашла скамейку у озера и села, заставив себя несколько раз глубоко вдохнуть. Ей обязательно нужно было успокоиться, хотя бы ради будущего малыша. Было довольно тепло, но Эстеллу знобило, и, чтобы согреться, она обхватила плечи руками.

— Эстелла, — послышался за ее спиной голос Джеймса, — я понимаю, что ты сейчас в шоке, но нам все-таки нужно поговорить.

Муж накинул ей на плечи свой пиджак. Какое-то мгновение Эстелла в упор смотрела на него, и сердце Джеймса вдруг сжалось от той боли, которую он увидел в ее зеленых глазах. Он понимал, что поступает как эгоист, но совсем бессердечным назвать Джеймса Лофорда было нельзя.

— Поговорить… Мне нужно с тобой развестись! — воскликнула Эстелла.

Ее сердце вновь учащенно забилось, а по щекам побежали слезы.

Джеймс сел на дальний конец скамейки и из-за этого расстояния между ними показался Эстелле холодным и бесчувственным, отчего ей стало еще больнее. Муж протянул ей свой носовой платок, и молодая женщина взяла его. Она подумала о том, как хорошо он выглядит для своих двадцати восьми лет, да и ведет себя совсем как подросток, которого застали за какой-то шалостью, а не как взрослый мужчина, тайно изменивший жене и застигнутый на месте преступления… Эстелле было горько, но она не хотела признаться себе, что по-прежнему считала Джеймса самым красивым мужчиной из всех, кого знала.

— Да. Развод будет для нас самым лучшим выходом, — сказал Джеймс тихо, нервно проведя длинными пальцами по своим темным волосам.

Эти слова буквально ошарашили Эстеллу. Она не могла поверить, что муж даже не пытается сохранить их брак. Молодая женщина подумала о том, как изменилось бы его настроение, если бы он узнал о ее беременности… Но она была твердо убеждена, что не желает, чтобы Джеймс оставался с ней только из чувства долга. Ей хотелось быть уверенной в том, что он любит ее.

— Завтра с утра я пойду к адвокату, — сказала Эстелла, надеясь, что это отрезвит его или, по крайней мере, заставит почувствовать раскаяние и отчаяние от возможности потерять жену.

— Это будет простой формальностью, — заметил Лофорд, чем еще больше поразил жену.

— Что происходит, Джеймс? Неужели ты… неужели ты действительно любишь Давинию? Конечно, она моя кузина и мне не следует говорить о ней дурно… Но, если честно, эта женщина вздорна и непостоянна, как… как карусель. К тому же она настоящая истеричка и старше тебя почти на десять лет.

— Разница в возрасте нас не смущает, — оборвал жену Джеймс с такой интонацией, будто защищал Давинию и себя.

— Нас… — повторила Эстелла в ужасе.

Он сказал о себе и Давинии «нас»! Она не могла поверить тому, что услышала. То, что Джеймс волочился за Давинией, уже было ей отвратительно, но мысль о том, что он питал к ней настоящее чувство, буквально разрывала сердце Эстеллы.

— Вспомни о том, что она три раза была замужем! Ее третий супруг, я уверена в этом, непременно развелся бы с ней, если бы не умер от сердечного приступа.

Два первых мужа Давинии были пожилыми мужчинами, поэтому их смерть никого не удивила, но третьему не исполнилось еще и пятидесяти лет. Казалось, у Давинии был талант выбирать богатых мужей с больным сердцем. И если все, что сейчас сказал Джеймс, правда, подумала Эстелла, то он ее кузине совсем не подходит.

— Он оставил твоей двоюродной сестре огромное состояние, — тихо сказал Джеймс.

— Может, и так… но…

Джеймс вскинул на Эстеллу свои голубые глаза, и она вдруг оцепенела под его холодным, каким-то расчетливым взглядом. Эстелла никогда раньше не видела у мужа такого выражения лица, как сейчас. Она замерла от удивления, когда поняла, на что он намекает.

— Эстелла, у меня совсем нет денег, — сказал Джеймс, будто читая ее мысли.

Молодой женщине показалось, что она ослышалась. Она была уверена, что их финансовое положение прочно, как всегда.

— Я вижу, ты мне не веришь, но это правда. У нас нет денег. Поэтому, если ты намерена нанять дорогого адвоката, это вряд ли получится. У нас долги, и они только возрастут. Видит Бог, мы и без того почти нищие.

— Этого не может быть! Ведь ты много работал, возвращался домой так поздно… Ты всегда говорил мне, что твоя адвокатская практика очень успешна.

— А почему, по-твоему, я переехал из Фоули-билдинг?

— Думаю, ты хотел перебраться в более просторный и современный офис…

Джеймс слегка покраснел.

— Нет. Дело в том, что я просто не мог позволить себе такую высокую арендную плату за тот офис. И уж точно я не зарабатываю столько, чтобы содержать дом в Мейфере[?] и вести тот образ жизни, какой ведем мы. Развлекаться с богатыми друзьями стоит очень дорого.

— Но почему же ты об этом ничего не говорил? Мне совсем не нужна роскошь! Я могла бы довольствоваться намного более простой жизнью.

— Роскошь необходима мне, Эстелла, — Джеймс потупил взор и опять стал робким и застенчивым. — И… и с Давинией я бы смог жить так, как мне хочется.

Эстелла не отрываясь смотрела на своего мужа, удивляясь тому, как смогла прожить с человеком почти год, совершенно не зная его.

— Значит, ты хочешь развода, чтобы жениться на ней?

Эстелла была уверена, что Джеймс ответит «нет». Сама эта мысль казалась ей сумасшедшей.

— Да, так будет лучше всего.

У молодой женщины перехватило дыхание.

— Лучше для кого? Я люблю тебя, Джеймс. Боже, мы же с тобой даже говорили о том… о том, чтобы в семье был малыш, — она чуть не сказала: «У нас же будет ребенок».

— Об этом говорила ты, Эстелла. Но ребенок не вписывается в ту жизнь, какая мне нужна. Ты же знаешь… я был… очень осторожен.

Эстелла сидела, словно пораженная громом, и слезы снова навернулись ей на глаза. Молодая женщина не могла поверить в то, что ее муж не желает ребенка, которого она уже носит под сердцем. Ей хотелось закричать: «Не так уж ты был и осторожен!» В ней разгорался материнский инстинкт, и рука непроизвольно легла на живот.

— Почему ты… почему ты женился на мне, Джеймс?

— Я любил тебя, Эстелла.

— Любил!

— Я и сейчас люблю… но не настолько, чтобы жить в нищете. Ты же знаешь, я ценю светское общество, мне очень нравятся приемы и вечеринки. Я там налаживаю связи… Извини, но я таков, каков есть… А Давиния может познакомить меня с нужными людьми…